,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Страна снесенных «крыш». Итоги Украинской «Оранжевой пятилетки» глазами психиатра
  • 3 февраля 2010 |
  • 19:02 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 14123
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Страна снесенных «крыш». Итоги Украинской «Оранжевой пятилетки» глазами психиатра


Каждое общество обладает рядом сдерживающих правил и законов, которые эволюционно сформировавшись, составляют своеобразный каркас, предохраняющий указанное общество от разрушения. Если рассмотреть этот каркас на уровне государства, то главенствующую роль играют законы, традиции, привычки, религиозные нормы, причём чем государство старше, тем большую роль играют именно традиции и религиозные нормы, а законы в таком государстве являются зачастую лишь юридическим выражением таковых.

Хорошим примером могут являться государства исламского мира и законы шариата. Шариат определяет и организует жизнь мусульман на пространстве от Марокко до Филиппинских островов и от Центральной Азии до Нигерии и Занзибара. Соответственно, если сдерживающий фактор ослабевает, а новые «рамки» ещё либо не существуют, либо не являются эффективными – то автоматически следует реакция в виде волнений и нарастания агрессивности в обществе, причем этот эффект тем сильнее, чем более жесткими были ограничения.

При этом следует различать две большие разницы, как сказали бы в Одессе. Существует естественное изменение законодательной базы и обычаев под воздействием объективно непреодолимых событий. Так, в нашем мире, в результате глобализации ставшем в течении нескольких десятков лет крайне маленьким и тесным местом, соблюдать все буквы и дух государственных законов и обычаев становится невозможным. Девушка из России совершенно спокойно может выйти замуж за японца, а украинский студент – жениться на своей подруге из Уганды (примеры из жизни, кстати). И процесс превращения Земли в эдакую «мировую деревню», по мнению многих политологов, будет только развиваться. Если, конечно, не случится еще одной мировой войны.

Другое дело, когда возникает течение, которое либо в силу своей радикальности, либо по причине «чужеродности» (парад вашингтонских назначенцев от Саакашвили до Карзая тому примером). В таком случае возможны весьма нехорошие последствия. Наиболее ярким примером из не совсем недавнего прошлого может служить Исламская революция 1978-79 гг. в Иране. Обе стороны не стеснялись в средствах и выражениях: на стороне шаха были Збигнев Бжезинский, не склонная к гуманизму тайная полиция и ЦРУ, зато аятолла Хомейни пользовался поддержкой верующих, составлявших основную массу населения страны.


Жертвы социальных потрясений

Если поискать примеры чуть ближе к границам Родины, то можно припомнить классический «оранжевый» переворот на Украине в 2004 году и события в Киргизии в марте 2005 года. Если на Украине произошла вполне себе тихая передача власти к нужным Вашингтону людям, то попытка протолкнуть тот же вариант в Киргизии закончилась форменным шабашем. За две ночи в Бишкеке были уничтожены почти все крупнейшие универмаги (в первую очередь те, которые, согласно народной молве, принадлежали членам семьи президента), некоторые рынки; тяжело пострадали попавшиеся на пути разъярённой толпы должностные лица, либо те, кого разъярённая толпа за них приняла.

Как говаривал Макиавелли: государства с наследственной властью захватить трудно, но удержать легко, государства без укорененного в них государя захватить легко, но удержать трудно.

Учитывая то, что мир стал меньше и «открытее», допускать в своих пределах масштабные революционные изменения, особенно странам, занимающим выгодное положение с точки зрения ресурсов, – весьма чревато. Мировая история показывает, что при ситуации ослабления центральной власти сразу же находится масса желающих данным обстоятельством воспользоваться. Это и интервенция на юге России в период нашей Гражданской войны, и неведомо как окрепшие апологеты независимой Ичкерии уже совсем в недавнем прошлом. По странному стечению обстоятельств, националистические течения на территории России подпитываются из-за рубежа именно в районах, богатых нефтью (или алмазами).

Однако есть ещё одна черта революций и общественных потрясений. Эта черта не особенно видна, но именно поэтому и следует подойти к вопросу более серьезно.

XX столетие с его каскадом революций и войн заставило психиатров всерьёз задуматься о том, как социальные изменения разной интенсивности влияют на психическое здоровье. Исследование этих проблем в значительной мере стало «точками роста» самой психиатрии и определило её авторитет в медицине и в обществе в целом, до этого психиатрия была просто «свалкой фактов». Постепенно психиатрия сделала своей главной задачей не только лечение психической болезни, но и её предотвращение, то есть сохранение психического здоровья. Психологи и психиатры всё чаще обращались к изучению воздействия на большие группы населения макросоциальных стрессовых ситуаций, связанных со сменой ориентиров и переустройством общества.

В 1906 году русский специалист Ф. Е. Рыбаков выступил на заседании Московского общества психиатров. Он обратил внимание коллег на связь между политическими событиями того времени (революция 1905 года) и психическими расстройствами. По наблюдениям Рыбакова, погромы, забастовки, принудительное участие в стачках вызывают тревогу, страх, подавленность в действиях и другие расстройства, особенно у людей, «пассивно участвующих в политическом движении». В дальнейшем у них же наблюдалось и изменение характера, и множество соматических (телесных) заболеваний.

Многочисленные варианты психических нарушений «интимно переплетаются с распространением нервности, а нервность стала массовой в «нервный век», который совпал с развитием социально-экономических отношений...» – отметил в своём докладе на II Всероссийском совещании по вопросам психиатрии и неврологии в 1923 году известный отечественный психиатр А. М. Розенштейн. Он предложил называть невротические расстройства социальной болезнью и впервые ввёл понятие «невропсихиатрия».

Позже оно вошло в официальное название создававшихся в России невропсихиатрических диспансеров, которые, по мысли А. М. Розенштейна, должны были помогать «приспособиться к тому темпу, которого могут потребовать войны и революции». То есть, уже тогда было понятно, что модное в последние годы слово «стресс» несет вполне реальную угрозу. Мир меняется, ускоряется и нужно прилагать определенные усилия, чтобы не «сгореть», не выдержав напряжения. С развитием ТВ и интернета, любой интересующийся, допустим, политикой человек находится под неизмеримо большим информационным прессом, чем его прадедушка, слушавший вести о какой-то заварушке в Петербурге в пересказе третьих лиц с четвертого полустанка.

Известный немецкий мыслитель Карл Ясперс проанализировал изменения психического состояния населения Германии после её поражения в Первой мировой войне. Он сопоставил их с психическими явлениями в неспокойные времена среди населения других стран: после эпидемии чумы в XIV веке в Европе, во время Великой французской революции, а также после революции 1917 года в России. Ясперс пришёл к заключению, что наблюдаемые в такие периоды глубокие эмоциональные потрясения касаются всех. Другими словами, они более глубинны и интегральны. Они «воздействуют на людей совершенно иначе, чем потрясения сугубо личного свойства». В первую очередь происходит «девальвация ценности человеческой жизни. Это выражается в равнодушии к смерти, снижении чувства опасности в угрожающих ситуациях, готовности жертвовать жизнью без всяких идеалов». Наряду с этим, Ясперс отмечает «неуёмную жажду наслаждений и моральную неразборчивость». К жажде наслаждений мы вернемся ниже.

Другим примером непосредственного влияния социальных факторов на психическое здоровье больших групп населения стал так называемый американский невроз (состояние раздражительной слабости). Это описанная в США в 20-х годах XX века, в период Великой депрессии, неврастения.

На территории СНГ имеет место быть особая группа так называемых социально-стрессовых расстройств, возникающих под воздействием важных для большого числа людей экономических и политических ситуаций. У многих в условиях социальных изменений в постсоциалистическом обществе в последующие годы развились состояние психической дезадаптации (растерянности, тревожности), невротические и психосоматические (от греч. psyche – душа и soma – тело) расстройства. Постсоциалистический период привёл к изменению общественного сознания, к смене жизненных ориентиров десятков миллионов людей, все большей обособленности частной жизни от государства. Массовые проявления состояний психоэмоционального перенапряжения и психической дезадаптации, по существу, стали следствием «коллективной травмы». То есть, воздействием на всё население. Такие расстройства обусловлены индивидуальным нарушением психического здоровья, но они всегда в силу вызывающих их обстоятельств отражают состояние общественного психического здоровья.

Социально-стрессовые расстройства отмечаются у большинства жителей при изменении укоренившегося массового сознания, образа жизни, привычных стереотипов поведения. В отличие от посттравматических расстройств (после тяжёлой личной драмы) и острых стрессовых реакций жизненная катастрофа в этих случаях, как правило, растягивается во времени, необходимом для осознания происходящего. Расстройства, связанные с социальными переменами, становятся основой для развития собственно неврозов и различных телесных заболеваний (гипертонии, язвы, диабета, глаукомы и многих других).

Для интереса можно сравнить статистику подобных заболеваний в эпоху, допустим, так называемого брежневского застоя и наших дней. Уверяю вас, результаты любопытны. При этом материальные затруднения и бедность оказывают меньшее влияние на снижение качества жизни человека и на развитие социально-стрессовых расстройств, чем душевное неблагополучие.

Именно с нарушением духовного состояния общества в последние годы в России и в других постсоциалистических странах можно связать рост пограничных психических расстройств. К примеру, человек реагирует на окружающее более бурно, чем требует даже незначительная травмирующая ситуация. Нередки и другие серьёзные проявления нарушения психики.

Со стрессом можно связать значительный рост в 1990-е годы частоты самоубийств. По данным специальных исследований, она увеличилась с 26 случаев на 100 000 человек в 1990 году до 42 – в 1994-м, но уменьшилась до 31 случая в 2004 году. Итого – практически в два раза выросла за 4 года. Слава Богу, тенденция постепенного снижения этих цифр наблюдается и сейчас. Такая динамика отражает происходящие в стране изменения общественной ситуации, перемены в уровне жизни и социальной защищённости людей. Наиболее высокие показатели распространённости самоубийств зарегистрированы у мужчин. Частота самоубийств среди женщин оказалась существенно ниже и мало зависела от изменений социальной ситуации. Тут нет особенных загадок, основную тяжесть по обеспечению семьи несет все же мужчина, во всяком случае, в нашем государстве. Неврозам по поводу недостаточной самореализации мужчины также подвержены чаще.


Пограничные психические расстройства

Каковы же основные причины социально-стрессовых расстройств? Во-первых, это последствия длительного господства системы, воспитавшей несколько поколений людей на общегуманных принципах («всем всё поровну»). Эти принципы просто исчезли в изменившихся общественных отношениях, в условиях свободного рынка и эпохи первичного накопления капитала. Во-вторых, наступил экономический и политический хаос, породивший безработицу, миллионы беженцев, значительное расслоение по уровню материальной обеспеченности. В-третьих, локальные гражданские войны обострили межнациональные конфликты.

Эти причины, а главное, затянувшийся характер негативных социальных процессов привели к распаду привычных социальных связей, множеству мелких конфликтов внутри человека и при общении с другими членами общества. Переживания личного опыта каждого человека сформировали общую картину общественного неблагополучия. Переосмысление жизненных целей и крушение устоявшихся идеалов и авторитетов способствовало утрате привычного образа жизни, потере многими людьми чувства собственного достоинства. Отсюда – тревожная напряжённость и развитие «кризиса идентичности личности».

Некоторые специалисты видят причину подобных событий в изначальной негибкости. Человек не в силах изменить намеченную раньше программу своих действий. А условия жизни – уже другие, они объективно требуют перестройки стереотипов поведения при меняющихся общественных отношениях и экономической ситуации. Дарвин, хоть и не касался психики, сформулировал крайне точный закон: выживает тот, кто наиболее способен изменяться и приспосабливаться. Как ни странно, это на самом деле люди твердых принципов, «соль земли», сохраняющие главные ориентиры – семья, взаимопомощь, порядочность – и именно поэтому проявляющие чудеса устойчивости, в том числе через адаптацию. Но при изменении внешних условий на уровне, говоря языком Маркса и Энгельса, «надстройки» над этими людьми на виду нередко оказываются те, кто не имеет каких-либо рамок вроде «моральных принципов». Революции и социальные потрясения опасны ещё и этим.

Выделяют три возможных варианта последствий, которые проявляются при «перегрузке» психики стрессами, новостями о терактах, маньяках, атипичной пневмонии и глобальном потеплении. Первый выражается в апатии, отчуждённости, социальной отгороженности. Это вызывает чрезмерную тревожность, астенические (психическую слабость) или депрессивные расстройства. Второй вариант сопровождается аффективной (раздражительной, взрывчатой) неустойчивостью, разрушительной, направленной вовне агрессией, снижением терпимости к факторам, неприятно влияющим на человека. Ослабляется его контроль за своим поведением. Третий вариант – развитие магического мышления с зачастую бредоподобными идеями мистического, иррационального содержания.

Все три варианта в полной мере проявились на просторах СНГ. Достаточно посмотреть на количество газетных объявлений о всяких потомственных целительницах с дипломами о высших магических степенях и новости, в которых сообщения о стрельбе и проявлениях экстремизма мелькают чаще, чем в советское время приветствия передовикам производства. А господа Ющенко и Саакашвили кажутся вообще жертвами социально-психологического стресса, вознесёнными чьей-то заботой на политический Олимп.


Памятник Захер-Мазоху

Выше упоминалась описанная Карлом Ясперсом «жажда наслаждений». Этот тезис в последнее время подтвердить не просто легко, а очень легко. Достаточно запастись терпением и проанализировать количество пользователей на сайтах, посвященных таким скабрезным вещам, как гомосексуальные встречи, садо-мазо, групповой секс, да и просто знакомство ради интима. В общем, всё то, к чему согласно заветам просвещённой Европы следует относиться толерантно. Не могу сказать, что владею полной статистикой, однако можно констатировать резкий скачок интереса к нетрадиционным забавам в начале 2000-х годов (интернет как средство коммуникации творит чудеса). В настоящее время продолжает наблюдаться плавный рост. Речь, кстати, не идет лишь о пресыщенных людях средних лет, семейные пары в поисках приключений возрастного диапазона 20-25 лет становятся обыденным явлением. Что самое интересное – с началом финансового кризиса осенью 2008 года был замечен ещё один небольшой «всплеск», в настоящее время Украина, несмотря на меньшее население, уверенно обогнала Россию на большинстве сайтов, посвященных разным интересным знакомствам. Более того, есть ещё одно интересное наблюдение.

Давно, ещё со времен Французской революции зафиксирована связь между, скажем так, сексуальной свободой, вольнодумством, эпатажным творчеством и страстью к потрясанию общества, как на локальном, так и на глобальном уровне. Тут речь не в сексуальной ориентации как таковой, а в отсутствии рамок мышления, безотносительно к их положительной или отрицательной роли. Так вот – до 2007 года, включительно, нетрадиционное население Украины по данным, пардон, гей-форума Украины поддерживало главного «пассионария» Украины Юлию Тимошенко. С потерей пассионарности ушла и поддержка, теперь эту неоднозначную поддержку имеет Сергей Тигипко.

Скоро с этим вопросом тоже что-то придется делать, демографическая ситуация на необъятных просторах и так далека от совершенства.

Украина, в силу большей подверженности влиянию Запада и народных выступлений, которые вполне могут полагаться достаточно значимым потрясением социума, может быть представлена в качестве примера интересных процессов. Следует оговориться сразу, что вовсе не ставится цель нарисовать жуткую изначальную бездуховность и склонность ко всяческому пороку. Просто на территории Украины сформированы ментальные (и экономические) условия, которые крайне благоприятны для развития определенного ряда процессов.

Ну, например, – с чего бы вздумалось жителям Львова ставить памятник Захер-Мазоху? «Бронзовое изваяние изображает Захер-Мазоха в натуральный рост (1 м 70 см.). Пикантность памятника – не только в эпатажной личности героя, но и в неприличной интерактивности монумента. Он отлит таким образом, что через левый карман можно залезть в штаны Захер-Мазоха и пощупать его за «мужское достоинство» на счастье. Кроме того, чуть выше уровня груди Захер-Мазоха вмонтирована лупа, через которую можно рассматривать эротические картинки».

Утверждается, что памятник данному писателю (который в полном соответствии с базисной теорией достиг своего «расцвета» во время масштабных буржуазных революций) поставлен оттого, что тот «популяризировал галицкую культуру». Однако какое отношение к «галицкой культуре» имеет экскурсионная дыра в штанах и спецприспособление для рассматривания картинок – непонятно. Кроме того, отчего именно Захер-Мазох, а не Станислав Лем, который тоже львовянин и куда как более талантливый автор и футуролог?

Идём дальше. Опять-таки, уточню, нет цели выискивать моральные дефекты по национальному признаку, подобные проблемы настигают все без исключения государства на определенных уровнях развития. Это комплексное состояние, рождающееся в результате взаимодействия множества факторов: слабости экономики, отсутствия действенного влияния религиозных конфессий, общая для всего постсоветского пространства проблема детского воспитания в деидеологизированных условиях, и, наконец, та самая, высвобожденная «демократическими переменами» «жажда наслаждений», которая «разрешает» то, что внутренне было неприемлемо ранее, и еще много всего.


Украинский экспорт

«Глава МВД Израиля Эли Ишай высказался против введения безвизового режима между Израилем и Украиной, так как, по его словам, «именно из этой страны в Израиль прибывают все проститутки и торговцы женщинами», сообщает израильское информагентство cursorinfo.co.il.». Вряд ли господин Ишай является пособником Кремля и тоталитарной пропаганды.

Взгляд из Европы, куда так стремился господин Ющенко: «Я прочитал об Украине в интернете. У вас красивые и доступные девочки. У нас час стоит около 80 евро, у вас же в пересчете на наши деньги – 50-60 евро. Так что экономия налицо, – рассказал голландец Вим, который вместе с другом приехал на Украину. – У меня многие знакомые на Украину едут. Причем даже не к проституткам. Они просто через интернет знакомятся с вашими девочками, и договариваются о встрече. Большинство сразу идут на контакт».

Вряд ли эта та самая интеграция, о которой кричали в 2004 году. Хотя стадию такого сближения с Европой можно было предполагать смело, без этого не обходится, голландец Вим далеко не самую низкую ценовую нишу назвал. Противодействия какой-либо из властей Украины не замечено. Уже года два как по ночным клубам Киева ходят специальные разговорники для знакомства с украинскими девушками, которые наряду с датскими, русскими и черногорскими действительно считаются в Европе самыми красивыми. Кто не знает, как знакомиться с девушками, тому авторы разговорника предлагают следующие варианты: «Ja tebja hochu! U tebja est prezervativ? Poehali so mnoj», – такую фразу предлагалось произнести иностранцам после того, как они отужинали в ресторане с киевлянкой и покружились с ней в танце. Поскольку такой вариант беседы явно показал себя неэффективным, чай не Сомали, а Европа, в обновленном(!) варианте разговорника появилась трогательная лирика.

«Tvoi formy mogli by vdohnovljat’ samogo Mikeladzhelo na sozdanie znamenitoj Afrodity Vatikanskoj» – это для эстетических барышень, так же как и «Na vyhodnyh ja by hotel priglasit’ tebja v muzej izobrazitel’nyh iskusstv». Если же девушка попадается воспитанная в национально-патриотическом ключе и знать не знает каких-то афродит, следует использовать вариант: «Ja hotel by poprosit’ tebja poznakomit’ menja s tvorchestvom Tarasa Shevchenko».

В качестве неотразимого финального аккорда, после которого девушка готова на всё и даже больше, приводится следующая комбинация: «Pered snom ja budu chitat’ tebe «Iliadu» Gomera v originale» и «Ya by hotel svozit’ tebya v Parizh, chtoby ty uvidela original «Anzhelus» Fransua Mille, hranjashijsja v Luvre». Делайте выводы сами, отчего-то ни в России, ни в Казахстане подобной литературы не было замечено. Напомню – это не ехидство, а описание проблемы современной Украины, которую надо решать.

Таким образом, формирование стабильного общества очень тесно связано с формированием здоровой психики и наоборот. В нашем случае, очевидно, что придётся начинать со второго. А тут нужны верные ориентиры. Конечно, вопрос выборов этих ориентиров тоже непростой, однако радует, что в последнее время, по крайней мере в России, наметился некоторый просвет в области, в которой мы до сих пор безнадёжно проигрывали западным партнёрам – в области кино и телевидения. При просмотре редких светлых фильмов вроде «Мы из будущего» и «Черная Молния» впервые за долгие годы возникает мысль, что за воспитательную работу все-таки взялись, появились фильмы, демонстрирующие уважение к своей истории, к семейным ценностям и принципам взаимопомощи.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх