,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Экономические итоги «оранжизма»
  • 21 января 2010 |
  • 17:01 |
  • нах... |
  • Просмотров: 10638
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Естественно, наибольший интерес подавляющей части населения Украины в настоящее время сосредоточен вокруг второго тура выборов Президента страны. Однако, это ни в коей мере не может лишать нас возможности подвести экономические итоги последних пяти лет (тем более, что 23 января как раз исполняется пять лет со дня инаугурации В.А.Ющенко).

Понимаю, что читателя всерьез интересуют такие сугубо прикладные, чрезвычайно важные для каждого из нас показатели, как уровень цен, заработных плат, состояние обменного курса. Даже динамика ВВП, платежного баланса, объем иностранных инвестиций – все это тоже интересно. Однако, во-первых, об этом уже столько написано, что повторяться не хочется. А во-вторых, многие из цифр, характеризующие эти показатели, мы регулярно ощущаем «на собственной шкуре», то есть знакомы с ситуацией не понаслышке. Поэтому предлагаю поговорить о нескольких важнейших аспектах макроэкономической политики, которые определяли развитие нашей страны.

Итак, что можно сказать о бюджетной деятельности власти за прошедшие 5 лет? Отмечу сразу, в цивилизованных странах бюджет не выполняет роль Коммунистической партии Советского Союза, то бишь - роль «руководящей и направляющей силы» экономического развития. Для этого существует экономическая и инвестиционная политика. Бюджет же перераспределяет полученные налоговые поступления в социальные блага населению. Для тех, кто может себя прокормить сам – эти отчисления находятся на минимально необходимом уровне. Для тех, кто этого не может – выплаты гораздо масштабнее.

Пенсии и стипендии из государственной казны платить могут, финансировать науку и культуру могут. Оборону – тоже могут. Но, прямая адресная поддержка тех или иных предприятий осуществляться не может. В то же время, проповедуемая за последние пять лет властью политика оказания инвестиционной поддержки некоторым отраслям промышленности (например, авиапром или сельское хозяйство) и конкретным предприятиям – это фактически финансирование частных компаний за счет граждан Украины. Вам, уважаемый читатель, это нравится? Вы согласны за свой счет содержать производителей куриных окорочков или даже самолетов?

Подобное есть прямое следствие двух причин. Первая – активно поддержанное госуправленцами желание представителей исполнительной и законодательной власти адресно перераспределить налоговые поступления, но не гражданам, а отдельным предприятиям. Вторая – экономическая философия нашей «любимой» власти, оставшейся в своем экономическом мировоззрении на уровне политэкономии социализма и индустриальной эпохи, которая в самых слабых из по-настоящему развитых стран завершилась 30-35 лет назад.

Каждый раз, когда я на протяжении «пятилетки» анализировал очередной годовой бюджет, у меня возникал вопрос – какой же импульс отечественной экономике должен придать разработанный государственный бюджет на «очередной» следующий год? Мы будем развивать современные высокотехнологичные отрасли с большим объемом добавленной стоимости? Мы попробуем отвоевать какую-то часть европейского рынка судостроения или самолетостроения? Или по-прежнему будет гнать на экспорт чугунные болванки и железорудный концентрат, а также минудобрения? Получалось второе. Следствием этого стало то, что падение цен на продукцию украинского экспорта привело к резкому ухудшению торгового и платежного балансов, девальвации гривны, сокращению поступлений в бюджет

В общем, на протяжении 5 лет мы регулярно получали очередной бюджет «проедания», который раз в год «подкидывал» по 70-100 гривен в месяц рядовому работнику государственных органов. Почему властям предержащим так и не удалось понять, что Украина – не Норвегия, которая за счет продажи нефти за несколько десятилетий сформировала финансовый резерв, способный прокормить население этой страны на протяжении как минимум полувека? Уразуметь, что Украина – не Саудовская Аравия, которая в силу наличия той же нефти может себе позволить социально ориентированное государство. Ответ читайте двумя абзацами выше.

В нашей ситуации надо заниматься не планированием подачек, а созданием условий для того, чтобы люди могли эффективно работать и за счет своего труда себя обеспечивать. В этой связи хочется задать лишь один вопрос – очередной госбюджет, разрабатывался на основе действующего налогового законодательства? Ответ – да. Тогда какой деловой климат может в Украине, если нынешнюю фискальную систему все уже много лет признают главным препятствием для развития предпринимательской инициативы? Почему же власть все это время говорит о необходимости качественной трансформации фискальной системы, но дальше разговоров дело не идет? Не потому ли, что именно при наличии «удушающей» налоговой системы власти проще «разговаривать» с предпринимателями?

Перейдем к вопросам государственного долга, который за прошедшие 5 лет ощутимо увеличился. Возникает логичный вопрос – для чего производились эти заимствования? Если верить тем высказываниям, которые периодически делали представители власти, то денег в госбюджете – хоть завались. Даже для осуществления щедрых предвыборных социальных выплат их хватает с избытком. Может быть, привлеченные средства Кабмины направляли на осуществление грандиозных инвестиционных проектов? Тогда покажите их! Показывать нечего. Тогда, извините, за сугубо парламентский язык – на фига нам нужно было увеличивать госдолг?

Исходя из принятых в мирохозяйственной практике критериев (отношение государственного внешнего долга к ВВП, годовому экспорту, а также его обслуживания к годовому экспорту и доходам госбюджета), Украину сегодня следует отнести к «среднезадолжавшим» странам. Мы имеем не самое неблагоприятное соотношение внешнего долга и ВВП: у нас оно составляет 52%, при критическом уровне в 60%. Ситуация не радостная, но, пока что отнюдь не критическая. Вот только не удержусь от вопроса – ради чего Украина залазит в долги? Логичного ответа на этот вопрос не существует.
Во всем цивилизованном мире госдолг используется как инструмент проведения стабилизационой, антициклической, перераспределительной политики, стимулирования или сдерживания темпов экономического роста. При этом стратегия управления государственным долгом и адекватная ей стратегия финансирования дефицита государственного бюджета выступают элементами, балансирующими всю схему бюджетной стратегии в целом. Но, в нашей ситуации, при существующей едва ли не рекордной в мире частоте смены правительств Украины, рассчитывать на то, что какой-либо состав Кабмина будет разрабатывать, например, стратегию стимулирования роста ВВП за счет привлечения внешних инвестиций, оформленных как государственный долг Украины, не просто наивно, а даже смешно!

В зависимости от цели заимствований, двумя основными эффектами политики государственных заимствований являются: отрицательный эффект, если целью займов является решение краткосрочных экономических проблем, как то: «латание» бюджетных дыр или покрытие расходов на функционирование экономики (поскольку полученные займы не направляются на модернизацию промышленности и, соответственно, не способствуют ускорению экономического роста) или положительный эффект, если, напротив, политика государственных заимствований направлена на инвестиционные цели.

Что мы имеем в Украине за прошедшие 5 лет? К сожалению, едва ли не полностью отрицательный эффект от политики государственных заимствований. Вам доводилось слышать, чтобы за счет размещенных государством облигаций был модернизирован, например, какой-либо украинский нефтеперерабатывающий завод? Или, может быть евробонды украинского правительства стали средством привлечения капитала в техническое перевооружение машиностроительных предприятий? В то же время, за обозреваемую пятилетку «проедались» заемные деньги с исправностью, достойной лучшего применения. Говорит ли это о том, что нужно срочно сворачивать заимствования? Нет, конечно же, нет – очевидным является тот факт, что необходимо наводить порядок в использовании привлеченных средств.

Зато с внутренним долговым рынком власти в этот период времени творили все, что хотели. То на протяжении 1,5 лет вообще практически не размещали ОВГЗ. Потом доходность по ОВГЗ составляла около 6,5% годовых, что было существенно ниже инфляции, которая была раза в 2 выше доходности внутренних заимствований. Интересно сами руководители страны вложили бы в 2006-2007 годах личные средства в гривне под такие проценты? Нынче же Украина впала в другую крайность – доходность ОВГЗ составляет 27-29% годовых. Видимо сильно «припекло» и потребность в деньгах по-настоящему остра. По этому поводу замечу следующее: брать в долг для погашения разницы расходов бюджета над доходами - это невероятно перспективное занятие! Эффективность подобных заимствований крайне высока! Ну, разве что эффективнее глотать пыль с мокрого асфальта. Я почему-то раньше считал, что лучше занять средства для масштабного внедрения энергосберегающих технологий. Видимо, ошибался. В конце концов, правительству виднее.

И все же не удержусь от разговора о самом больном, о ценах. Основные направления экономической политики «оранжевой» власти были сосредоточены на борьбе с инфляцией и выполнении данных ею предвыборных социальных обещаний. Для борьбы с ростом цен были избраны два главных метода. Первый – ревальвация национальной денежной единицы, проведенная дважды. Но, ревальвация в любой, а тем более в переходной экономике приводит к невозможности дальнейшей экспортной деятельности предприятий с низкой рентабельностью. К таковым у нас относятся машиностроение и высокотехнологичные наукоемкие отрасли. Таким образом, экономика еще больше сдвигается в сторону сырьевых отраслей, что противоречит интересам любой страны, а тем более европейской ориентации. Нынешняя власть крайне мало сделала для улучшения условий функционирования прогрессивных отраслей экономики.

Однако, этим не ограничилось. От произведенного дважды неожиданного и неоправданного усиления национальной валюты сильнейшим образом пострадали главные экспортные отрасли – черная металлургия и химия. К неоправданным действиям курсовым шалостям Кабминов под управлением Ю.Тимошенко и НБУ добавилось существенное ухудшение конъюнктуры рынков стали и химии.

Да, они, скорее всего не зачахнут окончательно. Но выживут сырьевые отрасли, в первую очередь в силу того, что являясь природными монополистами, могут компенсировать курсовые колебания ростом цен для внутреннего украинского рынка. И тут получается классический вариант из серии – за что боролись, на то и напоролись. Хотели обуздать цены, но на деле добились их роста. Ревальвационная борьба с ростом цен однозначно была обречена на провал – инфляция, что в 2005, что в 2008 годах носила явно монетарный характер, обусловленный усиленным выбросом денег в экономику через масштабные социальные выплаты.

Кстати, ведь этим можно было воспользоваться в «мирных целях». Известно, что классическая кейнсианская теория гласит – умеренная инфляция может и должна быть использована для оживления внутреннего спроса. Результатом этого должно быть увеличение темпов роста ВВП. Но, именно в периоды премьерства Ю.Тимошенко темы роста ВВП в Украине замедлялись.

Это является результатом второго магистрального направления борьбы с инфляцией в исполнении «оранжевых правительств» – обвального снижения большинства импортных тарифов. Снижение тарифов или полностью беспошлинный ввоз некоторых товаров для борьбы с инфляцией допускается только в условиях высоко конкурентной экономики на определенный срок в пределах выделенных квот. Это позволяет уравнять спрос и предложение на конкретные группы товаров, не ухудшая базовые условия развития отечественного производителя. В украинских реалиях протекционизм по отношению к иностранным товаропроизводителям в исполнении двух правительств Тимошенко привел к тому, что ВВП уверенно перешло в «отрицательную зону».

В данном случае утверждение власти о защите потребителя - это экономический примитивизм. Правительству не может быть все равно, чем покрывается товарный дефицит - внутренним производством или импортом. Это приводит к совершенно разным экономическим последствиям. Власть обязана знать и прогнозировать, сможет ли страна и в дальнейшем импортировать товары в заданных объемах. Ведь чтобы импортировать нужно экспортировать. И отсюда пресловутая защита и помощь экспортерам и барьеры на пути импорта в любой стране. Но не в Украине. Откуда у нас такая уверенность в будущем нашего экспортера? Останавливаются металлургия и химия, не развивается экспорт в машиностроении. Чем в таком случае мы планируем покрыть критический импорт? Итогом всех этих действий помимо малейших успехов в борьбе с инфляцией, снижения темпов прироста ВВП стало резко нарастающее отрицательное сальдо внешнеторгового баланса страны. С последующей девальвацией гривны.

Кстати, анализирую итоги деятельности власти в сфере экономики, ничего принципиально нового я для себя не открыл. Из известных мировой экономической науке экономических укладов наша страна прочно застряла в третьем «индустриальном». В то время как цивилизованные и развитые страны уже переходят от пятого к шестому – от «информационного» а «постинформационному». Дело в том, что цивилизованный мир прекратил «отрабатывать» наиболее передовые инновации преимущественно в военно-технической сфере более тридцати лет назад. Полагаю, что говорить о нанотехнологиях или биотехнологиях в присутствии членов украинского правительства не стоит – не поймут, обозлятся, заподозрят в возможном предательстве высоких идеалов ускоренного развития угледобычи, производства чугуна и тяжелого машиностроения.

Часто приходится слышать вопрос - что мы можем заимствовать из западного опыта для реального и эффективного внедрения политики ускоренного экономического развития? Ничего, потому что они ушли от нас едва ли не на полвека вперед. Понимает ли это украиская власть? Практически уверен, что нет. Она видит опережающее развитие в увеличении объемов выплавки стали и усиленном производстве минудобрений.

Украине требуется совсем другая, новая модель опережающего развития. Из международного, да и отечественного опыта следует: только вложения в человека способны помочь уйти от экономики ресурсной и индустриальной к экономике знаний, к экономике ежедневной технологической революции. А развитие потенциала личности напрямую зависит от доступности и качества образования, здравоохранения, информации, коммуникаций. Все это создается внутри страны. Началом этого может служить создание условий для развития внутриориентированного бизнеса, который со временем начнет предъявлять спрос на образование и здравоохранение, научные разработки и коммуникационный сервис. А дальше - ускоренное развитие с упором на построении экономики знаний, а не экономики «чугуна» и «угля». Способны ли осознать наши власти предержащие?

Человечество неотвратимо вступает в эру экономики знания. Недавние приоритеты устойчивого развития, национального богатства и личного благополучия: природные ресурсы, индустриальные гиганты, прежняя транспортная инфраструктура, вещи, строения, электроэнергия и даже, казалось бы, вечные деньги постепенно отступают перед могучей поступью новых властелинов мира - интеллекта и информации. Но, не для Украины. И, как видно, дело вовсе не в фамилии премьера или названии партии, которая за ним стоит. Так уж сложилась, что ментальность подавляющего большинства людей при власти основана на том, чтобы «вариться» в производстве или «наваривать» в торговле. То есть, будем в самом лучшем случае опережать Бразилию по объемам выплавленной стали, и Индию по количеству выпущенного аммиака. Вот только можно ли считать такую модель экономики моделью развития? У каждого свой ответ на этот вопрос.

Петр Сквозняков

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх