,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Все дороги ведут в Пекин
  • 19 января 2010 |
  • 21:01 |
  • temp |
  • Просмотров: 52045
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Россия по-прежнему слишком сильно интересуется тем, что происходит на Западе, и очень мало внимания уделяет «восточным событиям». Так, в нашей стране практически не замеченным оказалось открытие в январе 2010 года зоны свободной торговли в Восточной Азии, в которую вошли КНР и 10 государств Ассоциации стран Юго-восточной Азии (АСЕАН).

По количеству населения входящих в нее государств — 1,9 млрд человек – это крупнейшая зона свободной торговли в мире и третья по масштабам экономики после ЕС и Североамериканской НАФТА. Общий валовой внутренний продукт — почти $6 трлн, объем торговли — $4,5 трлн. Такой вот восточный «Черкизон».

Идея зоны свободной торговли достаточно проста. С 1 января КНР и 6 наиболее развитых стран АСЕАН – Сингапур, Малайзия, Индонезия и другие – полностью отменяют таможенные пошлины во взаимной торговли на 90% товаров. На остальные 10%, в том числе на текстиль и некоторые виды электроники, которые считаются «чувствительными» товарами, снижение тарифов пойдет медленными темпами. Для Вьетнама и трех других менее развитых стран АСЕАН отмена пошлин произойдет к 2015 году. Кроме того, участники соглашения предоставляют взаимные преференции в инвестиционной деятельности, на рынке услуг и в других сферах экономического сотрудничества.

Выгода очевидна. Китай открывает свой необъятный рынок для сырья и сельскохозяйственной продукции из АСЕАН, поставляя туда свои дешевые промышленные товары. Однако это только вершина возникшего экономического айсберга. Зона свободной торговли призвана создать серьезные импульсы для роста экономики КНР и стран АСЕАН и обезопасить их от мировых экономических катаклизмов, подобных нынешнему.

Собственно идея создания зоны свободной торговли возникла после азиатского экономического кризиса 1997-1998 годов. Тогда в Восточной Азии и созрело понимание того, что только региональная экономическая интеграция способна защитить от будущих кризисов, — считает У Цзяньминь, президент Шанхайского института международных исследований. Уже тогда была создана «Азиатская цепь поставок», способствовавшая росту торговли и инвестиций внутри АСЕАН в связке с Китаем, Японией и Южной Кореей (так называемая группа 10+3). А в 2002 году АСЕАН и КНР по инициативе Пекина подписали соглашения о создании зоны свободной торговли, которую они и открыли торжественно 7 января 2010 года в Нанкине. Но и до этого срока уже вступали в силу договоренности, частично облегчавшие взаимную торговлю.

Сегодня она составляет 58% общего объема внешней торговли стран региона, что почти на 3% больше, чем соответствующий показатель для НАФТА и лишь на 7% меньше, чем внутри ЕС.

Это значит, что КНР и страны АСЕАН, жестко привязанные к рынкам США и ЕС, переориентируются на региональный рынок, избавляясь и от жестких западных стандартов торговли. А также от угрозы протекционистских мер со стороны заокеанских партнеров и от влияния последствий экономического кризиса в этих странах.

Соответственно, это создает и предпосылки для ухода от доллара в региональных расчетах. Китай уже частично снял запрет на использование юаня во внешнеторговых расчетах с АСЕАН, и это, с учетом перспектив расширения объемов взаимной торговли – до $200 млрд в 2010 году, явный шаг к превращению юаня в международную валюту.

В результате страны АСЕАН и, особенно, Китай продемонстрировали в кризисном 2009 году впечатляющий рост экономики. Только в КНР рост ВВП по итогам года составил около 10%. Если так дело пойдет и дальше, то похоже, что уже в нынешнем году Китай обгонит Японию по объемам ВВП (об этом уже прямо говорят в Токио) и станет второй экономикой мира после США, а вновь созданная зона свободной торговли окажется сопоставимой по совокупным объемам экономики и внешней торговли с ЕС.

Неудивительно, что при таких масштабах экономика тесно соседствует с политикой. Сразу бросается в глаза то обстоятельство, что вновь созданная структура является крупнейшим экономическим объединением стран, причисляемых к развивающимся. Ключевая фигура в ней – Китай, который с все возрастающей активностью позиционирует себя как лидер государств, находящихся вне пределов «золотого миллиарда».

Китаю есть что предложить развивающимся странам. Это и экономическая помощь, и техническое содействие, и собственный необъятный рынок, и защита политических интересов (как постоянный член СБ ООН), и, не забудем, альтернативная западной модель успешного экономического развития и политической стабильности. Да и себя КНР относит к развивающимся странам, призывая обращать внимание не только на колоссальные масштабы экономики, но и на печальную статистику уровня бедности в стране. Неформальное лидерство в системе региональной экономической интеграции только укрепляет позиции Пекина среди развивающихся стран.

С другой стороны, выступая ядром вновь созданной зоны свободной торговли, Китай начинает решающим образом влиять на положение дел в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР).

С 1 января вступило с силу аналогичное соглашение о зоне свободной торговли между АСЕАН и Южной Кореей. Похожий документ Япония-АСЕАН вступит в силу в 2012 году. Параллельно таким мощным проявлениям экономической интеграции в регионе начинают устанавливаться и политические связи. Уже состоялись два трехсторонних саммита КНР-Япония-Южная Корея. На последнем в Пекине стороны затронули и идею создания Восточноазитского сообщества.

Ее продвигает вновь избранный премьер-министр Японии Юкио Хатояма. Правда, Япония, начавшая Вторую мировую войну в Азии под лозунгом создания «Великой восточной сферы сопроцветания», вряд ли сможет претендовать на политическое лидерство в новой структуре. О результатах «сопроцветания» в Азии стараются не забывать. Однако создать в АТР, куда смещается центр мировой экономической активности, противовес ЕС, возможно, с аналогичными координирующими функциями, что позволит также несколько дистанцироваться от США, – дело соблазнительное.

Реакция Китая по-восточному обтекаема. Но примечательно, что, как утверждает китайская печать, помощник госсекретаря США по восточноазиатским и тихоокеанским вопросам Курт Кэмпбелл заявил о желании Соединенных Штатов присоединиться к Восточноазиатскому сообществу. При этом он отметил, что (это особенно примечательно) любые механизмы обеспечения безопасности в Азии должны принимать во внимание роль Соединенных Штатов. Заявление это было сделано не в Токио, а в Пекине — перед визитом туда Барака Обамы. Похоже, что в Азиатско-тихоокеанском регионе все больше дорог ведут в Пекин.

То, что центр деловой активности сместится из Атлантики в Тихоокеанский регион, предсказывал еще Карл Маркс. А «столицей» АТР становится Китай, о чем свидетельствуют и начавшиеся там процессы экономической интеграции, всегда имеющие больший или меньший политической привкус. И игнорировать это было бы ошибкой.

Росбалт



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх