,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Александр Чалый о «малой Антанте», «холопской подтанцовке» и других аспектах нашей внешней политики
0
Александр Чалый о «малой Антанте», «холопской подтанцовке» и других аспектах нашей внешней политики

Вторую тему тоже связывали с именем Чалого.

Строились предположения: почему именно в то самое время, когда в Вашингтоне находилась правительственная делегация во главе с вице-премьером Григорием Немырей, в столицу США прилетел и Александр Александрович?

Одна из версий: Чалого попросили помочь вести переговоры с МВФ, поскольку он может использовать свои личные связи.

В пользу этой версии даже выдвигали аргумент: коль уж его жена член фракции БЮТ в Киевсовете, то и он, оставив службу у Ющенко, теперь работает на Тимошенко.

Выяснить из первых уст — что есть правда, а что нет, оказалось не так просто: по телефону всего не скажешь, а в конце декабря застать Чалого в Киеве было проблематично.

Только на Рождество он оказался в зоне досягаемости. Поэтому я благодарна собеседнику, что он предпочел праздничному столу интервью в редакции.

Поехать послом, чтоб отдохнуть

— Информация по поводу ротации послов. Ну не может быть, чтоб вы ничего не слышали!.. Скажите, все эти хитросплетения — правда?

— Да, информация близка к действительности.

— Но если в ближайшие недели начнут менять послов, разразится же скандал! Кто на такое надоумил Виктора Андреевича? Вы ж хорошо знаете «президентскую кухню».

— Вопрос с заменой возник потому, что действительно у многих послов срок ротации на исходе. Но последние пять лет в МИДе была заведена традиция, в соответствии с которой смена послов осуществлялась летом. Так было легче для семей дипломатов, особенно тех, у кого дети учатся.

Что касается сегодняшнего момента, то уже со многими послами в ряде ключевых стран обсуждается предложение уехать до окончания президентских выборов. На мой взгляд, такая практика крайне нежелательна. Поскольку можно предположить: иностранные государства с большой неохотой дадут агреман новым назначенцам. Если вообще дадут. А без согласия принимающей страны новый посол приступить к работе не сможет.

Все понимают, что в Украине будет новый президент. И только он как глава государства в соответствии с международной практикой и украинской Конституцией имеет прерогативу назначать послов. Поэтому было бы крайне нецелесообразно с точки зрения престижа страны, дипломатической стабильности делать какие-либо ротации за месяц-два до окончания выборов.

— Тем более непонятно — с какой стати Виктор Андреевич захотел именно сейчас устраивать ротацию?

— Возможно, тут не так президент хочет, как его окружение. Многие же понимают, что после выборов для них будет трудно найти место в дипломатической службе, которое соответствовало бы их сегодняшним амбициям. Думаю, именно они сами и стимулировали вопрос, чтоб ускорить ротацию. Это один из вариантов. Кроме того, в некоторых министерствах есть ряд заместителей министров, которые тоже понимают, что после выборов уйдут с должностей. Но и они хотели бы оставаться в госчиновниках. А посольства — как раз тот вариант, где можно было бы продолжить госслужбу.

— Ничего себе! Неудивительно, что некоторые наши послы не только не владеют ни одним из иностранных языков, но у них даже с английским алфавитом проблемы. Ну понятно: не на дипломатов учились, если вообще учились... Но вернемся к нынешним скандальным планам на ротацию.

— Что значит «к планам»? В некоторых странах наши послы уже получили в той или иной форме уведомления о том, что завершают миссию. МИДу даны указания разослать ноты с просьбой выдачи агремана на того или иного человека.

— Даже так? Но за пару дней до Нового года я спрашивала об этом у министра иностранных дел. Петр Алексеевич заверил, что это неправда.

— У министра, безусловно, больше информации. Хотя... Вот, к примеру, наш посол в Словакии. Дипломат высокой квалификации. Полгода назад было дано четкое указание: ротация произойдет летом. У посла малолетний ребенок, который там учится в школе... Сегодня посол сидит «на чемоданах» и собирается в Украину. Кстати, на его место предлагается кандидатура абсолютно некадрового дипломата.

— Назовите государства, кроме Словакии, где такие замены намерены сделать.

— Список достаточно обширен. Есть там и стратегические партнеры, а есть и такие страны, куда кто-то, вероятно, просто хочет поехать отдохнуть.

— «У Чалого есть подтверждающие документы». Это так?

— У меня есть информация, поскольку дипломатический мир очень тесен... Но дело даже не в этом. А в том, что у страны, которой предлагается новая кандидатура украинского посла, причем во время президентской избирательной кампании, нет уверенности — получит ли потом этот дипломат поддержку нового Президента Украины.

Вашингтон: эксперты за закрытыми дверями

— Так случайно вышло, что ваша поездка в Вашингтон в декабре по времени совпала с поездкой туда соратников Юлии Владимировны?

— Что значит «соратников»? Это была правительственная делегация.

— Вас не просили посодействовать на переговорах с МВФ?

— Нет.

— Как говорит зам секретаря СНБО Дмитрий Выдрин, «все считают, что МВФ — могущественная структура-функция. Но Тимошенко знает тайну: МВФ — это кучка деятелей с такими же соблазнами, как у простых смертных». А в Международном валютном фонде вы многих знаете. Может, с кем-то надо было свести представителей главы Кабмина? Там тоже много чего по знакомству делается.

— Я был приглашен в Вашингтон для участия в двух неправительственных конференциях. Их проводили Институт демократии и сотрудничества, а также Никсоновский центр.

— «Эксперты США, России и Украины за закрытыми дверями пытались понять, что принесут итоги выборов в Украине», — вот такие сообщения появились в иностранных СМИ насчет этих форумов. Хотя изначально заявленные темы Украины не касались.

— То, чем я сейчас занимаюсь, — отработка концепции новой внешней политики Украины. Поэтому, используя давние контакты в дипломатическом мире, стараюсь не упускать возможности поприсутствовать на подобных конференциях. В последнее время побывал в ключевых столицах мира — Париже, Берлине, Брюсселе, Москве. И Вашингтон в этой связи был логическим продолжением темы. Туда нужно было поехать, чтобы понять: как воспринимают внешнюю политику Украины, ее политику безопасности? Каким видят новый формат отношений?

К сожалению, в Украине мы очень мало обсуждаем и почти не используем при принятии важнейших политических решений стратегические изменения, что происходят в глобальном мире. Например, никак ведь не учитывается такой ключевой момент, как перезагрузка отношений США и России. Вспомните, как болезненно реагировала Восточная Европа, прежде всего Польша и прибалтийские страны, об Украине вообще не говорю, — на визит Обамы в Москву. Так вот мне кажется, что курс на «перезагрузку» в американо-российских отношениях — не временный. Наоборот, думаю, это и есть стратегическая линия внешней политики США на следующие десятилетия.

Что еще важно, на мой взгляд? Соединенные Штаты приняли окончательное решение: они «уходят» из Европы. Иными словами, в их внешней политике Европа отходит на второй план. Приоритетное место теперь займет Юго-Восточная Азия, в первую очередь — Китай. В этом меня убедили выводы дискуссий, которые состоялись в Вашингтоне.

В частности, показательно заявление одного высокопоставленного представителя США, который на приеме в польском посольстве в Вашингтоне сказал: «Прошло то время, когда восточноевропейские страны спрашивали: что Америка может сделать для них? Настало время, когда вы должны спрашивать: что вы можете сделать в вашем регионе вместо с нами?»

— Некоторые персоны, участвовавшие в вашингтонских конференциях, как то экс-посол США в Украине Стивен Пайфер, ныне представляющий Брукингский институт... Думаю, и экс-замгоссекретаря США г-н Крамер из Фонда Маршалла... И уж точно — Джон Хербст, который не так давно уехал из Украины. Все они ведь возлагали надежды на «помаранчевую революцию» и лично Виктора Ющенко. Теперь сожалеют? Вы разговаривали с ними об этом?

— В Америке действительно идет поиск новой формулы взаимоотношений со странами Центральной и Восточной Европы. И особое место занимает Украина. Да, прежние подходы в решении «украинской повестки» оказались нереализованными в полной мере. Поэтому понятно, что со старым подходами реализовать ключевые темы, такие, как безопасность Украины, ее адекватная внешняя политика, уже невозможно.

— То, что у нас неадекватная внешняя политика, было понятно давно. И когда говорит глава державы, что страна «уникальная», — думаю, он «має рацію». Потому что только «уникальная страна» способна получить «дивиденды от МВФ», как сказала г-жа Тимошенко. И это сильно повеселило кое-кого из лидеров крупных держав. Были в прессе их комментарии.. Просто МВФ — не коммерческий банк. И дивидендов не платит. Но, может, Юлия Владимировна оговорилась?

— Нет, она не оговорилась.

— «В 2010-м и 2011-м Украина должна будет выплатить МВФ по 230 млн. долл., но в 2012 г. — 3,7 млрд., а в 2013-м — свыше 5,5 млрд. И только с 2014 г. объем выплат сократится до 2 млрд.». Вот такие цифры я выписала — по поводу «дешевых кредитов» под «минимальные проценты», как рассказывал стране Кабмин в прошлом году. Так о каких еще «дивидендах» речь? Это ж вроде как «поощрение» за баснословный заем в 2008-м и 2009-м?

— Поскольку мы являемся страной— учредителем МВФ, то в таком случае правомерно поставить вопрос, чтобы часть средств получать из той прибыли, которую Международный валютный фонд имеет в результате своей деятельности.

— А он имеет прибыль? «Международный валютный фонд не платит дивидендов, потому что это не коммерческая организация», — цитирую вашего бывшего коллегу по Секретариату — г-на Шлапака. Он экономист. Ему виднее.

— Страна-учредитель имеет право взять некие средства на краткосрочный период. Но при этом в той или иной части они должны возвращаться. Вопрос же в том, что Украина впервые воспользовалась механизмом такого заимствования. Что дало возможность совершенно оригинальным способом частично удовлетворить финансовые потребности страны.

Даже смешно вспоминать

— Лет семь-восемь назад нам обещали вступление в ЕС в 2011 году. Потом — в 2013-м. С приходом новой власти даты «ускорились». Уже был и «октябрь 2005-го», и «декабрь» того же года. В 2006-м пророчили — «со дня на день» примут в Евросоюз. Даже смешно вспоминать.

— Сегодня абсолютно всем политикам и дипломатам ясно, что ЕС не способен предложить Украине перспективы членства в организации.

— Зачем же обещали?

— Проблема не наша, а Евросоюза. Огромная заслуга Леонида Кучмы в свое время состояла в том, что своей внешней политикой страна доказала: Украина — не Россия. Если подвести итог достижений внешней политики периода Ющенко, то он доказал: Украина — не НАТО и не ЕС.

То есть впервые после этих двух периодов нам предстоит начать новый этап, когда придется прежде всего себе доказывать, что Украина — это Украина. И сосредоточиться на стратегических целях, отвечающих нашим национальным интересам. Так вот Евросоюз сегодня не может предложить перспектив членства. Вместо этого он дает суррогаты — «политика соседства», «восточного партнерства»...

—... и «вечно открытых дверей».

— К сожалению, ряд политиков стран ЕС все-таки хотят держать Украину на коротком поводке эмоциональных ожиданий. Частично это делается в определенных политических целях, частично — я бы сказал, в силу «евроромантики». Такие же «евроромантики» есть и в Украине. Мне кажется, это очень опасные заблуждения. Потому что порождают иллюзии. А ничто так не страшно во внешней политике, как иллюзии.

— У нас теперь «курс на ЕС» сворачивается? Или как?

— В этом вопросе моя позиция неизменна: страна должна продолжать европейскую интеграцию, понимая ее как трансформацию украинского общества на европейских стандартах и ценностях. Для этого надо приближаться к ЕС, принимать его стандарты. Но принимать не «гамузом» лишь потому, что кто-то чего-то наобещал принять, не понимая сути, а избирательно: только то, что усиливает Украину в отношениях с Евросоюзом.

Главное — не делать трагедию из того, что перспектива членства в ЕС для нас практически закрыта на неопределенный период. Просто мы должны иметь другой путь интеграции в Евросоюз. Существуют же аналоги: Норвегия, которая десятилетиями строит отношения с ЕС на политике нечленства. Или Швейцария.

— Один из наших высокопоставленных чиновников сказал, дескать, мы б в ЕС уже были, если б не Германия. Она как «локомотив» в Евросоюзе охладела к нам из-за непредсказуемости Виктора Андреевича. Поэтому теперь Украина им неинтересна.

— Внешнюю политику Евросоюза в первую очередь определяет «локомотив» из двух стран — Германии и Франции.

— Кстати, и Франции Украина тоже неинтересна. Президента нашего Саркози принимать с визитом не хотел.

— Что касается причины, как вы говорите, «охлаждения к Украине», то в первую очередь дело не только и не столько в Викторе Андреевиче. И об этом я говорил в конце 2004-го в Германии, когда у меня спрашивали: какой будет внешняя политика, когда к власти придет либо Ющенко, либо Янукович?

«Если придет Ющенко, он будет самым неудобным для вас партнером, — говорил я тогда. — Януковичу вы можете сказать, дескать, есть недостатки в демократизации Украины. И найдете удобный excuse, как говорят дипломаты, оправдание своей неспособности дать Украине перспективы членства в ЕС. Но если придет Ющенко, то он будет демонстрировать четко, что Украина сделала решающий шаг на пути к демократии. И экзамен сдала на «отлично». Поэтому вам будет колоссально сложно ему сказать «нет».

— Но ведь сказали же. И не единожды.

— Еще раз говорю: тут вопрос не в Украине. Проблемы в отношениях с Евросоюзом — в невозможности ЕС сказать «да». Но он не хочет говорить и «нет». Это ставит Украину в положение неопределенности. С другой стороны, неопределенность в нашей внутриполитической жизни, непредсказуемость уже привели к тому, что и многие западные лидеры не увидали в Украине адекватных политических партнеров, с кем могли бы вести даже краткосрочный диалог.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх