,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Светлое будущее диктатуры
  • 23 декабря 2009 |
  • 22:12 |
  • MozGoPrav |
  • Просмотров: 19196
  • |
  • Комментарии: 25
  • |
0
Светлое будущее диктатуры


Как заявила премьер и кандидат в президенты Юлия Тимошенко во Львове 13 декабря, она выступает за внесение в Конституцию изменений, которые бы укрепили президентскую ветвь власти. «Нам необходимо избавиться от этого хаоса, беспомощности и глупости в политике. И мы это сделаем», — сказала она. Прежде всего, указала она, нужна «такая Конституция, которая даст сильную президентскую четкую консолидированную власть в Украине». А ее пресс-служба уточнила, что «подобные изменения в Конституцию возможны лишь путем принятия их на всенародном референдуме» («Интерфакс-Украина»).


14 декабря Юлия Владимировна развила свою мысль про «сильную президентскую четкую консолидированную власть в Украине». Оказывается, она появится даже без конституционных изменений, буквально «за 3 минуты» — в случае «позитивного завершения» президентских выборов. Полагаю, не ошибусь, если скажу, что таким «позитивным завершением» президентской гонки Тимошенко видит свою победу. Так вот в случае избрания Тимошенко, по ее же собственным словам, произойдет следующее: «Весь этот бульон в парламенте — депутатский корпус, он шатается, куда идет большинство власти, туда и шатается. Поэтому не надо будет никаких выборов, довыборов... Если президентские выборы закончатся успешно, то большинство в Раде будет создано за 3 минуты, и будет идти в том направлении, которое укажет (новоизбранный) президент». Хочу напомнить, что именно под соусом борьбы с указанными «шатаниями» депутатского корпуса, еще это именовалось «политической коррупцией» и «нарушением воли избирателей» — с подачи как раз Тимошенко — в 2007 г. был неконституционно разогнан парламент и назначены незаконные внеочередные выборы. Более того, никто из политиков в этой стране так не отстаивал жесткий императивный мандат, как Тимошенко, — и именно для противодействия «шатанию» депутатского корпуса как акту предательства избирателей.

Но теперь Юлия Владимировна сама ратует за то, с чем якобы боролась до недавнего времени, так что вполне может на своем предвыборном знамени начертать: «Даешь политическую коррупцию!». Никакого «большинства» в ВР ныне действующий Основной Закон не предусматривает, тем более идущего в направлении, которое «укажет» президент. При этом образовать такое большинство в парламенте — состоящем из сил с отличающимися, порой кардинально, программами, — можно только либо посредством подкупа депутатов (т. е. политкоррупции), либо через давление и запугивание (т. е. через беззаконие). Украинские политики, за редким исключением, большие мастера менять свои «стойкие убеждения» — на 180 градусов! — в зависимости от политической конъюнктуры и собственных шкурных интересов текущего момента. Юлия Владимировна в ряду этих флюгеров — безусловный лидер. Чего стоит только ее отношение к политической системе Украины — быть ей президентской или парламентской республикой. За 5 лет Тимошенко успела 5 раз сменить свои установки на прямо противоположные. Что было выгодно лично Юлии Владимировне и что сулило ей больше власти — то она и объявляла «интересом страны»!

Начинала Тимошенко с резкого неприятия политреформы, проголосованной в момент «оранжевого» шабаша в декабре 2004-го, превращавшей Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику. Изменения, как мы знаем, касались и принципов формирования правительства, и выдвижения премьер-министра. Согласно Конституции 1996-го кандидатуру премьера определял президент, в соответствии с политреформой это право переходило к парламентской коалиции. Но у Юлии Владимировны в кармане лежало тайное соглашение с Ющенко, согласно которому Виктор Андреевич гарантировал ей премьерский пост в случае его избрания президентом. В феврале 2005-го она продавила свое премьерство. И ей вовсе не хотелось, чтобы с 1 января 2006 г. вступила в силу политреформа, а по итогам парламентских выборов в марте-2006 ей пришлось бы оставить кресло главы правительства, отдав на откуп парламенту кандидатуру премьер-министра. Соответственно, Тимошенко (рассчитывавшая, видимо, на 5-летнее премьерство «при Ющенко») боролась за сохранение «сильного» президента, ибо только в этом случае Ющенко мог исполнить данные ей гарантии.

В начале 2005-го БЮТ даже сподобился насобирать 61 депутатскую подпись под представлением в КС относительно отмены политреформы. Но команду — подать представление в Конституционный Суд — Тимошенко давать не спешила, выжидала, как будут развиваться политические события, и что ей будет выгоднее (в итоге, как известно, представление так и не было подано — конъюнктура изменилась). В интервью «ЗН» 16 апреля 2005. Юлия Владимировна уверяла: «Читая собрания аналитических материалов прессы, я узнала о том, что теперь мне как премьер-министру выгодна политическая реформа и из ее противников я перешла в лагерь тех, кто реформу поддерживает. Я могу сказать: это совершенно не так.

Потому что мое отношение к модели устройства государственной власти определяет не занимаемый мною пост... Если реформа вступит в силу, это будет большая проблема для страны. Независимо от того, буду я на посту премьер-министра к тому времени или нет... Мое мнение о предлагаемых конституционных изменениях осталось прежним. И я не собираюсь менять его даже в виде реверанса левым».

Прошло каких-то 4 месяца, и появилась возможность убедиться — действительно ли позицию лидера БЮТ не определяет занимаемый ею пост, и насколько ее «принципы» соотносятся с «буду я на посту премьер-министра к тому времени или нет». 8 сентября 2005-го Ющенко отправил Тимошенко в отставку. Это означало, что «оранжевый» «пакт Молотова—Риббентропа», в котором содержались гарантии премьерства Тимошенко при президенте Ющенко, дезавуирован. И Юлия Владимировна... тут же стала самой горячей поклонницей политреформы! Да такой горячей, о каких говорят «святее Папы Римского»! Т. е. даже большим сторонником политреформы, чем те, кто ее готовил и долгое время лоббировал. Прошел всего... день (!) после отставки Тимошенко с поста премьера, и она во всеуслышание заявила, что одобряет политреформу. В эфире телеканала «Интер» 9 сентября она сообщила, что раньше была противницей политреформы, ибо «возлагала большие ожидания, что приход президента, новой команды сможет дать стране, и без изменения Конституции, мощный импульс", но теперь «я вижу, что происходит... И сегодня нужно просто выбирать между плохим — политической реформой, и очень плохим — тем, что происходит во власти».

О том же в интервью «УП» (20.09.2005): «Выход из кризиса — корректировка баланса между ветвями власти, что предусмотрено изменениями в Конституцию... Я верю, что через нормальные выборы и политреформу можно восстановить гармонию и порядок". Сторонники Тимошенко стали требовать ускорения (!) вступления в силу конституционных изменений от декабря 2004-го. Мол, зачем ждать 1 января 2006 г. — даешь политреформу с 1 октября 2005-го! В частности, 17 сентября (через 10 дней после отставки Тимошенко с поста премьера) тогдашний ее соратник С. Гавриш заявил, что БЮТ будет пытаться внедрить политреформу с 1 октября 2005-го. 19 сентября другой на тот момент член команды Юлии Владимировны — А. Волков — подтвердил в интервью УНИАН, что ряд фракций будут предлагать принять закон 3207–1 с переходными положениями, в соответствии с которыми политреформа вступит в силу не 1 января 2006 г., а с 1 октября 2005-го. А Д. Выдрин (тогда также «тимошенковец») в тот же день обосновал данные намерения следующим образом: «Есть в знаменитой песне — помните: «Стрелять — так стрелять, лечить — так лечить, любить — так любить». Этот принцип относится и к политическим процессам: если процесс политически нужен и неизбежен, то чем быстрее он вступает в действие, тем он эффективнее, полезнее для общества. Поэтому, если будет возможность быстрее ввести закон, это будет выгодно для всех: и для политикума Украины и — главное — для украинского общества». Г-н Полохало (ныне депутат от БЮТ) указывал: «Надо признать, что у нас уже есть институт парламентаризма, который по политическому весу впервые оказался мощнее, эффективнее института президентства. Заканчивается время президентско-полуавторитарной республики» (22.09.2005, «Без цензуры»)... И т. д. и т. п.

После того, как летом 2006-го у Тимошенко случился «облом» с премьерством ввиду формирования антикризисной коалиции и назначением главой правительства Виктора Януковича, Юлия Владимировна опять меняет свою позицию относительно политреформы.

11 ноября 2006 г. в ходе второго этапа III съезда НСНУ было принято решение «Об усовершенствовании конституционной реформы в Украине», содержавшее пункт об обращении в КС с инициативой отмены политреформы. И Тимошенко выражает готовность поддержать эту инициативу, о чем неоднократно заявляет публично. В частности, 23 ноября 2006-го в Берлине лидер БЮТ подчеркнула, что будет действовать «совместно с „Нашей Украиной“ в плане обжалования политреформы в Конституционном Суде» (www.pravda.com.ua). В тот период она то помагает антикризисной коалиции принять закон о rабмине, который усиливал правительство и ослаблял влияние президента на исполнительную власть, то подбивает президента «отстаивать» свою власть перед «наступлением» Януковича.

В ходе антиконституционных внеочередных выборов-2007 Тимошенко опять начинает «съезжать» с конкретики. Она берет тактическую паузу, не говоря ни «да», ни «нет» ни президентской, ни парламентской форме правления. Для этого придуман такой ход, как необходимость всенародного референдума относительно политической системы Украины — пусть-де народ скажет, какую республику он хочет — президентскую или парламентскую. Референдум БЮТ обещает в «самые ближайшие сроки». Само собой, в реальности никакого референдума никто проводить и не думал — ни в «ближайшие» сроки, ни в более отдаленные. К нынешнему моменту о нем уже все и позабыть успели. По итогам неконституционных выборов-2007 Тимошенко вновь уселась в премьерское кресло. И... правильно: ее позиция в который раз меняется на прямо противоположную — она опять стала сторонницей парламентской формы правления! Одно время она даже видела себя канцлером — так сказать на германский манер.

С весны 2008-го Тимошенко и БЮТ разворачивают агитацию за парламентскую республику. Главный аргумент — «европейский опыт». 16 апреля 2008 г. Тимошенко выступает в Страсбурге перед Советом Европы: «На Украине сегодня пришло время менять Конституцию. Время делать Конституцию сбалансированной, гармоничной, которая отвечает европейским принципам... Нам нужно провести перераспределение функций власти и сделать Украину традиционной парламентской республикой, как это принято в Европе... Конституция с изменениями будет принята. И это значит, что Украина пройдет еще один этап пути к демократии". В тот же день на брифинге во Дворце Европы она еще раз подтвердила эту свою «принципиальную позицию» делегатам ПАСЕ: «Мне не надо вам пояснять, что парламентская республика имеет преимущества перед любыми мощными монополизированными системами власти". (17.04.2008, «УП»). Интересно, как теперь она будет «пояснять» европейцам, что все-таки президентская республика с «монополизированными системами власти» (а Тимошенко мечтает именно о монополизации власти с «выстраиванием» парламента) имеет «преимущества перед любыми» демократическими парламентскими республиками?

В интервью «УП» Юлия Владимировна убеждала, что это решение — переход к парламентской республике — с ее стороны глубоко продуманное: «Корр:Ваше заявление о том, что вы выступаете за превращение Украины в парламентскую республику — это была ваша домашняя заготовка перед поездкой с тем, чтобы объявитьэто именно в Страсбурге? Тимошенко: Парламентская республика, учитывая сегодняшние политические реалии на Украине — это адекватная позиция. Корр: Когда вы для себя решили, что поддерживаете парламентскую республику? Накануне вечером перед выступлением? Тимошенко: Когда внимательно изучила все «за» и «против» парламентской формы правления". Главным «за», очевидно, являлся находившийся в ее руках премьерский пост. Ныне же главным «против» (парламентской республики) есть перспектива заполучить президентское кресло.

Наконец, 20 апреля 2008 г. в интервью ICTV Тимошенко поясняла: «Есть две модели — президентская и парламентская форма правления... Именно поэтому, понимая, что на сегодняшний день во всем мире большим преимуществом пользуется парламентская форма правления и то, что сегодня в парламенте набрать большинство можно исключительно под парламентскую форму правления, то именно так нужно проводить изменения». Более того: «Я считаю, что конституционная реформа поставит точку в нынешнем хаосе и парламентская форма правления наконец приведет к порядку в стране». (21.04.2008, «Урядовий портал»). Именно парламентскую республику предусматривал проект конституционных изменений, разработанный БЮТ совместно с Партией регионов. Именно за парламентскую республику, с переносом выборов президента в ВР, ратовали партнеры по ПРиБЮТ совсем недавно — что еще у всех, полагаю, свежо в памяти...

Теперь все наоборот. Прочь европейский опыт! В сторону демократия! Юлия Владимировна намерена «наводить порядок» совсем иными способами. Оно и понятно: для столь беспринципного политика «наведение порядка» — не более чем ширма, за которой скрывается желание заполучить как можно больше власти. Как говаривал Станиславский, «Умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве». Но это трудно. И не каждому дано, в т. ч. в таком искусстве, как политика. Тем более деятелю с задатками политикана. Юлия Владимировна всей своей политической биографией доказывает, что является сторонницей прямо противоположного принципа: «Любить себя в политике», «Любить себя в политической системе». Какая политсистема может принести более дивидендов — та и хороша!..

В заключение заметим: тот «бульон», который предлагает Тимошенко, — это не порядок. Ибо порядок — это в первую очередь верховенство права, торжество Конституции и законов. Но никак не сколачивание непонятного «большинства» из «шатающихся» депутатов в ансамбль песни и пляски под президентскую дудку. Это не порядок — это форменная диктатура. Если Тимошенко действительно жаждет «сильного» президентского института — она вправе предложить соответствующие изменения к Конституции. Но эти изменения должны вноситься в строгом соответствии с разделом XIII Основного Закона. И без Верховной Рады никак не обойтись. При этом вряд ли в ВР найдется 300 голов, которые согласятся проголосовать за «гильотину» на свою выю. Поэтому провести через парламент — конституционным способом — «хотелки» Тимошенко практически нереально (чему доказательством соответствующие пятилетние потуги Ющенко). Только через прямую узурпацию власти.

На данный момент Тимошенко, очевидно, уверовала в свою победу, под которую и готовит общественное мнение к «сильному» президенту под аккомпанемент «наведения порядка». Но будет весьма интересно понаблюдать за Тимошенко — в случае, если президентом станет Виктор Янукович. Останется ли у нее желание усилить президентский институт, и как она отнесется к тому, чтобы ее вместе с фракцией БЮТ новоизбранный президент «сварил» в том самом «бульоне»?

Сергей Лозунько, «Газета 2000», Украина



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх