,


Наш опрос
Как поступить с Трибуном SERGANT888?
Забанить нах...
Лишить права комментировать
Пусть живёт-мне он не мешает


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинское поле экспериментов
  • 21 декабря 2009 |
  • 21:12 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 28733
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Украинское поле экспериментов



Уже сколько лет простым украинцам приходится наблюдать парад человеческих пороков. Триллер «украинская политика» во всех красе раскрывает нам все низменные человеческие страсти. Уже, кажется, не осталось ни одного греха, который нам не продемонстрировали бы представители украинской правящей элиты. Разве что, пока не слышно обвинений в каннибализме. Но ведь должна же сохраняться интрига и предчувствие того, что самое мерзкое правители Украины нам ещё не продемонстрировали. Как ещё привлечь внимание толпы?

Причем многие грехи, в которых обвиняют друг друга различные властные группировки, потом подтверждаются прямо или косвенно. Что, впрочем, не влияет существенно на рейтинг той политической силы, чьим приверженцем оказался подозреваемый в резонансном преступлении. На всякого «луценко» есть свой «шуфрич». Второй десяток лет в правящих кругах нашей страны слышны постоянные оскорбления, в которых меняется только некоторые фамилии и состав преступления. Хотелось бы подчеркнуть: претензии любой оппозиции к существующей власти являются не критикой той или иной стратегии экономического или политического развития страны, а жёстким и однозначным обвинением в разнообразных извращениях, злоупотреблениях и преступлениях.

Складывается впечатление, что украинская система управления изначально испорчена как морально, так и организационно. И любые политические команды, даже усиленные не только жадными политиками-бизнесменами, но и какими-никакими профессионалами, всё равно используют убогий, недолговечный, но по-своему эффективный метод самореализации. А он один на всех – воровать, используя ложь как прикрытие. Разумеется, воровство в данном случае - это обобщение. Под ним стоит понимать и коррупцию, и кумовство, и злоупотребления, и непрофессионализм. Ведь непрофессионал, занимая чужое кресло, ворует у общества ресурсы, предназначавшиеся более достойному.

В производственной сфере непрофессионализм рано или поздно становится явным, и незадачливого лжеца просто игнорируют, так происходит естественный отбор. Там, где эффективность нельзя измерить в штуках ситуация принципиально иная. Поскольку продуктом политического действия является сложный комплекс многих взаимосвязанных факторов - экономических, политических, культурных, то однозначной оценки результатов действия политической силы при власти нет. Обычно такой является субъективное переживание граданами страны большего уровня комфортности, чем раньше или меньшего уровня дискомфорта. Происходит ротация, власть меняется, предвыборные обещания приходится выполнять. Но, судя по украинским реалиям, наше общество попало в жёсткую воронку.

Испытывая очевидный дискомфорт, оно пытается вытолкнуть с властного Олимпа «калифов на час» с помощью той силы, которая обещает радикально улучшить порядок вещей. Постепенные изменения уже мало кого устраивают. Хочется всё и сразу. Многие помнят «Покращання життя вже сьогодні». Используется классическая разводка: сыр в мышеловке, light стиль. Сначала дается немного сыра - маленькая, но ощутимая порция счастья, затем удар по хребту. И тогда уже не до сыра. Затем новая политическая сила доверительно шепчет о справедливости, за которую стоит бороться, и тоже дает свою порцию сыра, и конечно же, соответственно - порция боли. И вот уже новая обещанная порция маячит впереди. И разве так уж важно какого сыра, российского или голландского? Удар будет родной, украинский. Бессмысленный и беспощадный.

Таким образом, имеется два главных агента действия: власть, понимаемая обобщенно, куда входит и правящая политическая сила и оппозиция. Эту власть иногда тихо, иногда громко ненавидит другая часть нашего общества, которую можно назвать народом. Вроде бы первые однозначно злодеи, а вторые - потерпевшие, а, значит, хорошие. Но так ли всё однозначно?

Будет ли решены все или большинство украинских проблем, если на место власти поставить представителей народа? Предполагается, что настрадавшись и осознавая беды своих соотечественников, новые люди во власти могут и должны будут в течение короткого периода существенно трансформировать существующий порядок. Это – по логике. А по жизни не всегда такие схемы бывают истинными. Зная наш народ, можно предположить, что при замене действующей, зажравшейся украинской элиты простыми людьми из трудового народа ничего не изменится. Для подтверждения этого вывода рассмотрим один эксперимент, проведенный психологом Филиппом Зимбарто из Стэнфордского университета.

Эксперимент начался 14 августа 1971 года в Калифорнии. Суть его заключалась в том, что были искусственно воссозданы условия тюрьмы и отношения между «заключёнными» и «надзирателями». Из 75 добровольцев были отобраны 10 «заключенных» и 10 «надзирателей». Это были наиболее стойкие и психически, и физически люди, не склонные к асоциальному поведению. Большинство из них были студентами из небогатых семей (важный момент для нас). По «легенде» действия проходили в Стэнфордской окружной тюрьме (на самом деле – в подвальных помещениях Стэнфордского Университета). Планируемое время эксперимента – две недели, но его пришлось прекратить через шесть дней после его начала. И вот почему.

Сначала всё шло достаточно рутинно, каждый играл свою роль как мог. На второй день в «тюрьме» вспыхнул бунт: «заключенные» срывали одежду, выкрикивали ругательства в адрес «надзирателей», забаррикадировались в камерах. Бунт был подавлен. Как наказание, права заключенных превратились в привилегии. На следующий день у одного из «заключенных» появились симптомы нервного расстройства (несвязная речь и плач), его пришлось выпустить. На четвертый день ещё двое были вынуждены прекратить участие ввиду явных симптомов сильного эмоционального расстройства.

С каждым новым днем «надзиратели» стали получать явное удовольствие от демонстрации своей власти. Это притом, что сопротивление «заключенных» всё время уменьшалось, они стали постоянно сутулиться и прятать глаза. Хотя существовал запрет на применение физической силы, «надзиратели» его часто игнорировали и использовали силу не только как наказание, но и как демонстрацию своей власти. Из дневников, ведущихся во время эксперимента, можно было заметить, как происходила трансформация мышления. Сначала был низкий уровень вовлечения, но с каждым днем у участников эксперимента возрастало чувство власти. Один из «надзирателей» писал в первый день, что он пацифист и не представляет себе, как может ударить другого человека. А вот строки из записи на пятый день. «Я решил силой его заставить есть, но он отказывается. Я вылил ему суп на лицо… Я ненавидел себя за то, что силой его заставляю есть, но ещё больше я ненавидел его за то, что он отказывается есть».

У трети «надзирателей» стали провялятся откровенно садистские склонности. При этом заключенные со временем становились всё пассивнее, осознавая, что изменить ситуацию нельзя.

Вот комментарий на этот эксперимент реального заключенного: «Единственный способ поладить с начальниками – это уйти в себя, и физически тоже - в буквальном смысле сделаться как можно меньше. Они хотят, чтобы ты и дышал незаметно».

По мотивам Стэнфордского эксперимента был снят фильм немецкого режиссера Оливера Хиршбигеля «Эксперимент», где были отражены основные коллизии описываемых событий.

Какие же выводы мы можем сделать на основании описанного эксперимента? Прежде всего, такой, что многие культурные нормы и правила являются достаточно условными понятиями. В относительно жёстких ситуациях никакое образование и прочитанные тома литературы не изменят базовые человеческие инстинкты: нападать или прятаться. То, что участниками этого эксперимента были студенты, одна из самых активных и прогрессивных групп общества, особого влияния на ситуацию не оказало. Разве что вовлечение в происходящее происходило медленнее. Рамки «тюрьмы» быстро нивелируют социальный статус и уровень образования. Переходя на обобщение, что «Дания – тюрьма», да и весь мир – тюрьма, напрашивается вывод: какими бы мудрыми и добрыми не были претенденты на царство, попадая во властные коридоры, они начинают действовать по шаблону.

Ведь наверняка среди борцов с «кучмизмом» было немало романтиков, искренне думавших, что смещение одиозного президента всё поставит на свои места. Но у жизни своя логика. И сев кресло, новый король и его сановники становятся рабами своих должностей. Этот процесс проходит так органично и незаметно, что самим участникам процесса кажется, что ничего не произошло, и они те же борцы за правду, что были вначале.

Допустим, как и в эксперименте Зимбарто, около трети наших правителей является людьми, получающими удовольствие от страданий других. Там было около трети, в нашем обществе, вероятно, столько же. Свежий одиозный пример – охотник на людей Лозинский, который, по сути, был современным феодалом. У него было всё, а самое главное – власть, дающая право обогащаться до тех границ, пока это не мешает обогащению другого олигарха. Но ведь ему ёще хотелось покуражиться, показать свою абсолютную власть, взять на себя право Творца – играть с людскими жизнями. С депутатами-педофилами та же история.

Но ведь остальные две трети нашего политикума - это люди с вполне здоровой психикой и умеренными взглядами на мир. У них, если была бы возможность расспросить искренне, не на публику, окажутся вполне человеческие желания. Чтобы был дом и в доме, чтобы дети были здоровыми и счастливыми, чтобы у друзей тоже было всё хорошо. Повсеместно проклинаемый Ющенко, готовящийся к своему забвению, по сути, обычный, мелкий малороссийский чиновник. Не очень интересный, как человек, но вполне полноценный член общества. Увлекающийся пчелами (весьма конструктивное хобби, это ведь не пивные крышечки собирать), растящий пятерых(!)детей, , посадивший не одно дерево и построивший (пусть и не своими руками) не один дом. Да, у него не всё получается на работе, но ведь люди - не ангелы?

И тот же судья Зварыч вполне вписывается в образ среднего чиновника, пусть и со слабостями. А новый судья, что стал на место Зварыча, он ведь тоже в эту судебную систему вошел без скрипа и скандалов, сидит, дела разбирает. «Они» - обычные люди. «Они» - это мы. А значит, собака лает, караван идет.

Тотальный уровень коррупции власти нашел свое подтверждение как в ежедневном опыте наших граждан, так и в оценке международных институтов. Да и власти уже не скрывают это невеселое состояние и даже пытаются как-то реагировать и что-то делать. Но это больше похоже на акцию «пчёлы против мёда».

Впрочем, у населения тоже выбор небольшой. Находясь в статусе «заключенных», они могут только ожидать подачек со стороны «надзирателей» и возможности избегать наказаний. А для этого нужно не выделяться. Даже если и произойдет бунт, и он окажется удачным, то приведет он скорее только к смене ролей. Кто был ничем, тот станет всем, и наоборот. Конечно же, не все «заключенные» из народа получат бонусы, а только те, кто готов идти на риск. Хотя в случае неудачи протестных акций они тоже первыми и пострадают.

В том, Стэнфордском эксперименте, выбор кем стать - «заключенным» или «надзирателем», был случайным. Во многом случайным было и распределение ролей в проекте «Украина». Потом, с течением времени, иногда на роль «надзирателей» приходили люди из лагеря «заключенных». Но не они меняли систему, а система меняла их. Вообще-то, вряд ли кто-то из пополнивших ряды «рулящих» искренне желал, попав во власть, реально что-то изменить. Но даже если бы и захотел, как он бы это сделал? В математической логике есть теорема Гёделя о неполноте, говорящая, что невозможно полностью описать систему, находясь в рамках самой системы. Это возможно только через в рамках другой системы, более сложной.

Для нашего случая это значит, что единственным способом разрушить действующую порочную систему власти можно только через создание таких форм управления, которые были бы сложнее действующих. А все иные способы будут реализовываться в рамках существующего порядка вещей, а это значит, что реальных изменений не стоит ждать. Как это не печально звучит, но фраза из пьесы Шварца: «единственный способ избавиться от драконов — это иметь своего собственного», верна. Единственным оправданием фундаментальных политических перемен может быть только тот случай, когда у нового «дракона» будет не три головы, а одна. А это значит, «заключенным» будет оставаться больше похлёбки и дворик для прогулки станет шире.

Источник

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх