,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЗАГОВОР: ОБЪЯСНЕНИЕ УСПЕХОВ И ПРОИСХОЖДЕНИЯ "ПАРАНОИДАЛЬНОГО СТИЛЯ"
  • 20 декабря 2009 |
  • 19:12 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 37993
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Иными словами, отличение реального заговора от воображаемого (говоря принятыми в этой книге терминами, заговора от теории заговора) - это субъективный процесс. Хотя некоторые аналитики полагают, что в данной области различие между истинностью и ложностью не является решающим 3, оно все же немаловажно. Нельзя ставить на одну доску предупреждения Уинстона Черчилля о нацистском заговоре в 1930-е годы и относящийся к тому же времени бред Гитлера о заговоре еврейском. Как читателю, так и автору нужны признаки, отличающие твердую почву факта от трясины фантазий, поскольку именно внешняя обыкновенность позволяет конспирологии распространяться из маргинальных групп в массы.

Возникает много вопросов: существуют ли заговоры в реальности? Как отличить обоснованный страх перед заговором от выдуманного? Какие книги на эту тему заслуживают доверия?

Отличение реальности от фантазии

Общих правил здесь быть не может; правило у историка должно быть одно: уметь распознать в ходе людских судеб действие случайного и непредвиденного.

Герберт Э. Л. Фишер 4

Высшая ступень в изучении истории - это историческое чувство, то есть интуитивное знание, чего не может произойти.

Льюис Б. Намьер 5

К счастью, для выявления теорий заговора инструменты имеются. В их число входят здравый смысл, знание истории и умение распознавать характерные для конспирологии схемы. Но важнее всего, видимо, понимание предпосылок, лежащих в основе этого типа мышления.

Здравый смысл. Не во все логически возможное разумно верить. Не всякий враг мечтает о власти над миром; несчастные случаи действительно происходят; церкви, тоннели метро и кресла в Сенате не являются орудиями убийства; католики, евреи и демократы не прибегают к подобным методам. По выражению одного логика, "вводя гипотезу, чтобы что-то объяснить, мы действуем не в вакууме. У нас есть широкий контекст фонового знания - убеждения, принципы и теории, в поддержку которых у нас накоплено множество свидетельств" 6.

Здравый смысл предпочитает простые объяснения; теории заговора, напротив, вносят усложняющие элементы. Они предполагают схему обмана настолько сложную, интеллект настолько мощный и сообщников настолько многочисленных (и молчаливых), что вся их конструкция рушится из-за собственного неправдоподобия. Рассмотрим пример с убийством Джона Ф. Кеннеди. Невозможно, чтобы за Ли Харви Освальдом стояла какая-то неизвестная сила, поскольку такой заговор потребовал бы огромного числа участников. Даже для одного только размещения Ли Харви Освальда в Техасском книжном складе с удобной позицией для стрельбы по кортежу Кеннеди потребовались бы согласованные усилия четырех заговорщиков; а во всем заговоре должны были бы участвовать несколько сот человек 7. Это принцип простоты, или экономии: "при прочих равных, данная гипотеза вероятнее другой, если включает меньшее число новых допущений" 8.

Отсюда два вывода: заговоры случаются только в определенном контексте (убийства, вероятные в Москве, невероятны в Вашингтоне); чем изощреннее предполагаемый заговор, тем с меньшей вероятностью он существует. Планировать государственный переворот имеет смысл; планировать Французскую Революцию - нет.

Знание истории. Знание прошлого убеждает в том, что большинство заговоров проваливаются. Планы нарушаются случайными обстоятельствами, участники дезертируют, интриги настораживают противника. Говоря вообще, чем изощреннее заговор, тем менее он осуществим. Никколо Маккиавелли, свидетель многих интриг, отмечает, что "трудностям, с которыми сопряжен заговор, нет числа", и напоминает, что, "как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко" 9. Философ Карл Поппер добавляет: "Во-первых, они случаются не очень часто и не меняют характер общественной жизни. Предположим, что заговоры прекратятся, - все равно мы столкнемся с принципиально теми же проблемами, какие стояли перед нами всегда. Во-вторых, я утверждаю, что заговоры очень редко удаются. Достигнутые результаты, как правило, сильно отличаются от имевшихся в виду (вспомните нацистский заговор)" 10. Наряду с провалом нацистов, провалился по всем линиям и другой великий заговор ХХ века - коммунизм. То же самое и в США: историк Дэвид Брайон Дэвис указывает на пропасть между "жалким бессилием и некомпетентностью большинства [реальных американских] заговорщиков и склонностью многих американцев верить в то, что мощная, монолитная и фактически не допускающая ошибок организация собирается уничтожить Республику" 11. Грандиозные конспиративные усилия европейских, израильских и американских лидеров на Среднем Востоке большого успеха не имели; более того, все они обернулись против самих организаторов. По тайному соглашению Сайкс-Пико британское и французское правительства поделили сферы влияния на Среднем Востоке, но быстро влияние утратили; в деле Лавона израильские агенты пытались свалить вину за антиамериканские акции в Египте на Гамаля Абделя Насера, но были уличены; в скандале "Иран-контрас" американцы тайно продавали Ирану оружие и попались. Так же обстоят дела и по всему остальному миру.

Характерные схемы. Конспирологические теории очень разнообразны. Фашистская и ленинистская идеологии различаются по большинству вопросов, и у болтовни об убийстве Кеннеди мало общего с идеями Луиса Фаррахана. Но если отвлечься от деталей и посмотреть на основные черты, то станет ясно, как много общего у разных теорий заговора. От общепринятого мышления они отличаются двумя главными характеристиками: критериями доказательности и принципиальными предпосылками. Характерные черты их доказательств суть следующие:

- Малоизвестность. Исходя из предпосылки, что видимость обманчива, они отвергают обычную информацию и ищут экзотические и малоизвестные версии. Склонность к невероятному и эзотерическому сообщает их данным характерный, легко отличимый оттенок.

- Нежелание разглашать источники информации. Обычно оно выступает в виде безличных и неопределенных оборотов ("известно", "сообщается"), но иногда принимает более открытую форму: "Чтобы оградить имена возможных фигуристов, я решила пока что не раскрывать моих источников" 12.

- Доверие к фальшивкам. Они занимают среди свидетельств очень большое место. Страх перед тамплиерами был выстроен кирпич за кирпичом с помощью подделок, и кульминацией этого процесса стала публикация в 1877 году "Латинского правила", якобы шестисотлетней давности, согласно которому они совершали тайные (и непристойные) обряды. В 1614 году иезуит-ренегат издал трактат, в котором разоблачал уловки и задачи Общества Иисуса 13. В 1811 году Наполеон издал так называемое "Завещание Петра Великого", написанное будто бы в 1709 году, в котором царь излагал планы установления в Европе русского господства и предсказывал случившиеся после его смерти события со сверхъестественной точностью. В 1890-е годы Американская Охранительная Ассоциация распространила множество поддельных документов, самым важным из которых была энциклика [так! - пер.] папы Льва XIII американским католикам, призывающая их истребить всех еретиков (то есть некатоликов). Все дело против капитана Альфреда Дрейфуса в 1894 году было построено на документах, подделанных вышестоящими офицерами. Но самой громкой подделкой стали так называемые "Протоколы Сионских мудрецов", состряпанные во Франции и России на основе нескольких текстов, в том числе откровенно беллетристических.

- Противоречия. Конспирологи повторяют одни и те же утверждения, с легкими вариациями и откровенными противоречиями. В течение полувека одна правая американская группа за другой поднимала тревогу по поводу того, что на американо-мексиканской границе сосредоточены вражеские войска. Во время Второй мировой войны лидер одной такой группы писал: "На мексиканской границе стоят 200 000 евреев-коммунистов, собирающиеся войти в нашу страну. Если их впустить, они изнасилуют всех женщин и детей, оставленных без защиты" 14. В 1962 году Ополченцы забили тревогу по поводу войск коммунистического Китая, стоящих на мексиканской границе и готовых к вторжению. Годом позже Общество Джона Берча придало угрозе большую конкретность: тридцать пять тысяч китайских солдат в Мексике планируют напасть на Сан-Диего. В 1980-е годы борющаяся против налогов группа Posse Comitatus превратила эту армию в тридцать пять тысяч вьетконговцев, прячущихся в южном Техасе. Позже появились рассказы о накапливающихся в Мексике русских войсках. Евреи, китайцы, вьетнамцы, русские: страх перед угрозой важнее, чем имя этой угрозы. Такая небрежность в обращении с фактами свидетельствует о параноидальном стиле мышления.

- Псевдо-факты в избыточно-ученом антураже и педантичные ссылки. Конспирологи словно хотят утопить скептиков в потоке имен, дат, фактов. Доказывая, что ЦРУ участвовало в продаже кокаина уличным бандам Лос-Анджелеса, Гари Уэбб приводит ошеломляющие подробности о стольких лицах, что читатель уже не в силах следить за его доказательствами 15.

- Нагромождение теорий заговора. Пробел в одной теории заговора (например, отсутствие в теле Джона Ф. Кеннеди лишних пуль) объясняется новой теорией заговора (их тайком извлекли врачи).

- Объявление противоречащих данной теории свидетельств признаком заговора. Конспиролог начинает с выводов и находит основания, чтобы отбросить все неудобные данные. Помощник Джима Гаррисона, главного разоблачителя убийства ДФК, так объясняет его методы расследования: "Сперва вы разбираетесь с фактами, а потом строите свои теории. Но Гаррисон строил теорию, а потом разбирался с фактами. А если факты не подходили, он говорил, что их подделало ЦРУ" 16.

- Неразборчивое использование любых аргументов, указывающих на заговор. С одной стороны, британский антисемит К. Х. Дуглас объявил Гитлера незаконнорожденным потомком Ротшильдов; с другой, Линдон Ларуш заявляет, что марионеткой Ротшильдов был Уинстон Черчилль. Противоречие? Отнюдь нет. Луис Фаррахан, опираясь на свободную логику конспирологии, приходит к синтезу: Ротшильды "ссужали деньгами обе стороны конфликта, потому что им было в сущности все равно, кто победит, а кто проиграет" 17. Это очень типично.

- Невнимание к ходу времени. Сменяются века и поколения, но все остается по-прежнему. Самый крайний пример - тамплиеры, воинствующий христианский орден, возникший около 1119 года и уничтоженный французским королем в 1314 году: никто не видел ни одного тамплиера уже почти семь веков, но загадка этого долгожителя среди тайных обществ по-прежнему жива. Баварские иллюминаты, исчезнувшие уже более двух веков тому назад, тоже обладают поразительной жизнестойкостью в умах конспирологов. Фашистская организация "Матери США" обвинила Синедрион - прекративший существование в 66 году н. э. совет раввинов - в том, что он подтолкнул Гитлера к нападению на Польшу (чтобы тем самым Гитлера скомпрометировать).

- Бесцеремонное обращение с фактами. Иногда конспирологи берут факты прямо из воздуха. Розенкрейцеры "проникли повсюду, благодаря тому обстоятельству, что они не существовали" 18. Идея этой организации восходит к трем фантастическим книгам, вышедшим в 1614, 1615 и 1616 годах и объявлявшим о ее существовании, в результате чего многие читатели, особенно в Германии и Англии, пытались в нее вступить и обрести в ней знание древних тайн. В последующие века шарлатаны и начинающие конспираторы - такие, как Филиппо Буонарроти, Элифас Леви, мадам Блаватская и Анни Безант, - каждый в своих целях, называли себя загадочным именем розенкрейцеров. В 1915 году Древний Мистический Орден Rosae Crucis [Розы-Креста] был основан в Сан-Хосе (Калифорния), наконец-то превратив призрак в каменные постройки и протоколы собраний. Примечательны и те случаи, когда конкретные свидетельства оказываются чистой фантазией. Чтобы придать "Октябрьскому сюрпризу"* убедительности, Гэри Сик сообщал поразительно точные подробности о никогда не происходивших событиях. Например, рассуждая о встрече (которой не было) заговорщиков в Мадриде 27 июля 1980 года, он добавляет такую деталь: "Разговор дважды прерывался, когда гостиничные официанты приходили подать кофе" 19.

Наконец, в теориях заговора содержатся несколько регулярно встречающихся предпосылок.

Главная цель - власть. Все остальное - иллюзия. Согласно безотрадному представлению конспирологов о человечестве, жажда власти отбрасывает все прочие мотивы в сторону. Набожность - это обман: франкмасоны делали вид, что принимают христианство, лишь "ради того, чтобы его уничтожить" 20. Согласно антисемитской подделке, "каждый человек стремится к власти, каждый человек стал бы диктатором, если бы мог, и более того - очень немного найдется людей, которые не согласились бы принести в жертву благополучие всех, чтобы обеспечить собственное благополучие" 21. Двумя главными выгодами власти обычно считаются богатство и сексуальное удовлетворение. "У них нет иного Бога кроме Маммоны" 22.

Филантропия - замаскированная форма алчности. Если кажется, что один человек оказывает другому услугу, то на самом деле он преследует собственную выгоду. После Второй мировой войны правительства империй предоставили своим колониям независимость - вроде бы на благо населению колоний; на самом деле, "могущественные международные экономические интересы" выиграли от этой преждевременной самостоятельности и от скачка бывших колоний к социализму. Воспоследовавший крах их экономик оградил бывшие колониальные державы от конкуренции и, более того, обеспечил им дешевые источники сырья. Иностранная помощь - на самом деле механизм по укреплению зависимости, а займы бедным странам - способ "господства и контроля" над ними 23. Другие формы великодушия и щедрости - такое же коварство: евреи помогали черным в борьбе за гражданские права, имея в виду коммерческую выгоду.

Выгода - доказательство руководства. Кто выиграл от события, тот, значит, его и подстроил. Если вы знаете выигравших, вы знаете и заговорщиков. Спросите: Cui bono? ("Кому выгодно" по-итальянски [так! - пер.]), и ответ приведет вас к заговорщику. Французская революция дала евреям гражданские права, значит, ее устроили евреи. А может, и Наполеон был евреем? От империализма больше всего выигрывают деловые круги, нуждающиеся в новых рынках, значит, они и были движущей силой Британской империи. На роль устроителей заговора по убийству Кеннеди претендуют почти тридцать кандидатов, и всякий раз причина обвинения - предполагаемая выгода от его устранения. Если Советы выиграли от вторжения Саддама Хусейна в Кувейт, значит, Москва подтолкнула его к этому шагу; другие считают США выигравшей стороной, а значит - и подстрекателем. Борис Ельцин выиграл больше всех от попытки переворота в 1991 году; значит, он его и организовал.

Заговоры - двигатель истории. Другие силы не имеют значения. Будет ли событие незначительным, как неурожай, или грандиозным, как Первая мировая война, причина его - закулисные силы. Обычные объяснения исторических перемен летят за борт. Идеологический энтузиазм, экономический упадок, победа на войне - все это не причины, а симптомы. Подлинная причина - то, что Неста Уэбстер описывает как "великолепную организацию и необъятные финансовые ресурсы" в распоряжении заговорщиков 24. Великаны истории, вроде Наполеона и Ленина, становятся всего лишь пешками, а их место занимают ничтожные или даже несуществующие фигуры (масонский Великий мастер в Чарльстоне, Южная Каролина, - это антипапа 25, а вымышленный "Раввин Айнхорн" - глава еврейского заговора). В этом перевернутом мире самые могущественные личности оказываются самыми слабыми: "Папа - всего лишь узник в Ватикане точно таким же образом, как президент США - узник в Белом доме, английская королева - узница в Букингемском дворце, а Хрущев - узник в Кремле" 26.

Одни считают, что всей историей человечества управляет еврейской заговор: евреи многочисленны, вездесущи и хорошо организованы. Другие возлагают всю ответственность на тайные общества. По словам одного американского журналиста, "история теорий заговора - это история тайных обществ. История тайных обществ - это история заговоров. И такова вся человеческая история" 27.

Важные события происходят только за кулисами, куда попадают только посвященные. Профаны могут считать, что они что-то решают, но это не так: "подлинная власть, избирающая президентов и премьер-министров, скрыта от глаз - она за кулисами" 28. Возьмем Французскую революцию. Стандартное изложение анализирует факторы, которые привели к 1789 году, и рассматривает революцию как грандиозное, лишенное жестких связей целое, как совокупность конфликтующих личностей и конкурирующих идеологий. Версия конспирологов выявляет планы тайных обществ и встречи малоизвестных личностей. Выборы и демократическая политика - это мистификация; говоря словами американских нацистов, демократия - всего лишь "лозунг, под которым американскую систему управления готовят к деспотизму" 29.

Конспирологическая картина прошлого радикально отличается от стандартной академической науки. Наука учитывает множество факторов, чтобы объяснить исторические изменения; конспирологи нашли единую теорию или "монистическую систему" 30, объясняющую все. "Отличительная черта параноидального стиля, - пишет Ричард Хофштадтер, - не в том, что его носители повсюду в истории находят заговоры, а в том, что они считают "огромный" или "гигантский" заговор движущей силой исторических событий. Сама история - это заговор" 31.

Нет ничего случайного или глупого. Случай в расчет не принимается. Для конспиролога все происходящее в обществе, пишет философ Карл Поппер, - "результат целенаправленных действий некоторых могущественных индивидуумов или групп" 32. По мнению Пэта Робертсона, "политические события, вопреки тому, что нам обычно внушают, - это не случайности или совпадения. Они запланированы" 33. Уильям Гай Карр выражается конкретнее: "Чем больше мы изучаем методы, к которым прибегают стоящие за международной политикой Тайные Силы, тем очевиднее становится, что они придают убийствам вид случайности или самоубийства; саботаж подают как небрежность, ошибку, промах, допущенные в извиняющих обстоятельствах" 34. Место совпадений занимает причинно-следственная связь: "где есть следствие, всегда есть и причина" 35. Место человеческой слабости занимает механика. Конспирологи питают поразительную веру в способности своих врагов. Член правой американской группы E pluribus unum объясняет: "У Правительства ничто не происходит случайно. Если что-то происходит, знай - так и было запланировано" 36.

В основе сталинских показательных процессов и Большого террора лежало предположение, что сбои в советской экономике (а их - благодаря курсу на быструю индустриализацию в сочетании с презрением к человеческой жизни - было немало) были вызваны умышленно: "не может быть речи о каких-то случайных происшествиях" 37. Отсюда Сталин сделал вывод, что миллионы саботажников помогают империалистическому врагу, и покарал их чуть ли не всех. СПИД не мог возникнуть сам по себе, а был создан злыми силами в лаборатории с расчетом убить миллионы или даже миллиарды людей. Конспирологи ищут тайный умысел даже за такими природными явлениями, как землетрясения, ураганы и необычно теплая погода.

Видимость обманчива. Жизнь - это инсценировка. "Чтобы быть эффективным, заговор должен маскировать себя и свои подлинные цели и прикидываться своей противоположностью" 38. Выигрыши - на самом деле проигрыши; проигрыши - на самом деле выигрыши. Жертвы сами навлекают на себя мучения, а палачи невиновны. "Явное не реально; а реальное - это злой умысел" 39. Добропорядочный семьянин, честный бизнесмен, патриот оказываются злоумышленниками и двурушниками. Для рассудительного человека отсутствие доказательств означает, что никакого заговора нет, но для конспиролога "лучшее доказательство - отсутствие доказательств" 40. Так, когда Ленину не удалось отыскать направленный против его нового государства заговор, "его подозрения и страхи усилились до такой степени, что стали непроницаемы для рациональных доводов" 41. Безобидность означает саботаж: Сталин считал, что "внешне безобидное" положение означает "скрытую войну против Советской власти" 42.

Предпосылка, что видимость обманчива, ведет к четырем главным ошибкам: к поискам враждебности, сговора, иерархий и свободы там, где их нет.

- Те, кто кажутся врагами, - на самом деле друзья. Евреи создали антисемитизм и его эксплуатируют; по словам мнимых Сионских мудрецов, "антисемитизм нам необходим для руководства меньшими братьями" 43. Антисемиты тоже работают на еврейский заговор. Та же посылка - злые силы сотрудничают за кулисами - относится и к секретным обществам. Иезуиты - не враги иллюминатов, а их тайные союзники; иезуиты составляют ядро масонства (несмотря на регулярные выступления Ватикана против масонов).

Многие правые считают, что Маркс был не убежденным врагом капитализма, а его агентом. Неста Уэбстер, видная британская фашистка, пишет, что он "не был искренен в своих обличениях капиталистической системы" 44. Известный историк Освальд Шпенглер пошел дальше и уверял, что западные банкиры основали и контролируют коммунистическое движение: "Все пролетарские движения, включая и коммунистов, действуют (хотя идеалисты в их руководстве этого и не осознают) в интересах Денег [то есть финансовых сил], выбирая угодный Деньгам курс на угодный Деньгам срок" 45. Альфред Розенберг, нацистский идеолог, включил эту идею в идеологию Третьего рейха. Она продолжает находить отклик среди правых, особенно в Обществе Джона Берча. В 1966 году основатель этой группы заявил, что "коммунизм, вопреки его претензиям, - отнюдь не движение угнетенных масс, поднявшихся против эксплуатирующих их правящих классов. Он - прямая противоположность этого" 46. Четверть века спустя Пэт Робертсон выдвинул теорию заговора даже более поразительную, обвинив банкиров Уолл-стрита в том, что они "с энтузиазмом финансировали" большевизм, рассчитывая "навязать потенциально богатому Советскому Союзу абсолютно убыточную и неэффективную систему", которая поставила бы его в зависимость от этих самых банкиров 47.

- Те, кто кажутся друзьями, - на самом деле враги. Эта предпосылка, хотя и встречается реже, чем обратный тезис, тоже распространена широко. Соединенные Штаты вступили в обе мировые войны не по своей воле, а лишь в результате британских заговоров, проведенных агентами Британии, особенно на Уолл-стрит. Широкая помощь, которую американцы и европейцы оказали еврейскому государству, ничего не стоит в глазах двух произраильских авторов, которые утверждают, что "тайное предубеждение западных правительств против евреев было и остается единственным серьезным препятствием на пути к миру на Среднем Востоке" 48.

Соединившись, две эти иллюзии привели к почти сюрреалистическому разговору между Гитлером и сталинским наркомом иностранных дел, Вячеславом Молотовым, в ноябре 1940 года. Не обращая внимания на американскую помощь Великобритании, немецкий диктатор утверждал, что на самом деле американцы зарятся на Британскую империю и уже начали ее захватывать. Рузвельт, сказал Гитлер Молотову, "просто отщипывает от ее обанкротившегося имения самые подходящие для США кусочки" 49. Конечно же, англо-американский союз остался прочным, а сам Гитлер напал на своего советского союзника полгода спустя. А предсказание Гитлера, что "когда-нибудь Англия и Америка начнут войну между собой, и вестись она будет с максимальным ожесточением" 50, в точности применимо к его войне с Россией.

- Отсутствие организованности свидетельствует об организованности. В течение почти двух тысячелетий, с 70 г. н. э. до 1948 г., у евреев не было центральной власти. Но конспирологи утверждают, что сионские мудрецы на протяжении столетий контролировали евреев, пытаясь достичь всемирного господства. Конспиролог игнорирует знаменитую еврейскую несговорчивость (как сказано в известной шутке, где два еврея, там три синагоги) и превращает евреев в послушных пехотинцев какого-то всевластного политбюро; расхождения он считает всего лишь хитрым прикрытием для обмана наблюдателей. Евреи-атеисты и евреи, отвергающие свое еврейство, - такая же часть заговора, как и религиозники. "Нееврейские евреи" вроде Троцкого могут отрицать свое еврейство словом и делом, но это лишь доказывает их реальную покорность еврейским властям.

Масоны заявляют, что вступают в ложи с гражданственными и благотворительными целями и могут выйти когда угодно. Не верю, отвечает конспиролог. Однажды вступив, выйти они уже не могут. Он напоминает о деле Уильяма Моргана, бывшего масона, которого 11 сентября 1826 года похитили из Батавии (Нью-Йорк) и якобы убили, чтобы помешать ему издать книгу, разглашающую масонские секреты. Так же обстоит дело и с Советом по внешней политике. Пусть кажется, что он всего лишь патронирует мероприятия и публикации по внешней политике, но конспиролог усматривает здесь "очень высокую" степень влияния на членов 51 и, главное, власть строить и разрушить их карьеру. Конспирологи смотрят на высокое положение членов Совета и ошибочно полагают, что оно - следствие их членства; на самом же деле, отношение обратное. В обоих случаях безобидная общественная деятельность ошибочно изображается как заговор.

Капитализм - не конкурентная система, какой он кажется, но им управляют сверху; бизнесмены вынуждены выполнять распоряжения политиков. При всей своей внешней слабости, ООН контролирует выборных американских деятелей. Совершенно безобидная Федеральная ассоциация по чрезвычайным ситуациям, правительственное агентство, вступающее в действие во время катастроф и стихийных бедствий, - на самом деле готовится осуществлять военное положение в США. Во всех этих случаях конспиролог придает добровольным учреждениям принудительную власть диктатуры.

- Организованность свидетельствует об отсутствии организованности. Когда дело доходит до диктатур, конспиролог делает обратную ошибку и не видит вполне реальных иерархий - например, в тоталитарных режимах Германии, России, Китая, Вьетнама и Ирака. В этих случаях он не замечает подчинения партийной линии, видит конфликты ("умеренные" против "экстремистов") там, где никаких конфликтов нет, преуменьшает число жертв этих жестоких государств и не замечает их заговорщических акций. Возьмем советский случай. Конспирологи были готовы поверить, что украинское крестьянство или британское правительство вовлечены в грандиозные акции саботажа против сталинского эксперимента. Так, Беатрис и Сидни Вебб, лидеры британских социалистов, писали после поездки в СССР, что нехватка продовольствия в СССР в 1932-1933 годах была вызвана "группами населения, безусловно виновными в саботаже" 52. Точно так же они поверили и в показательные процессы, которые они сравнивали с английским судами не в пользу последних 53. Один автор пятидесятых годов дошел до того, что счел Сталина "всего лишь агентом международных банкиров, которого поставили управлять Россией". Гитлера он называет сторонником "умеренной фашистской политики", попавшим под контроль группы, которую он называет "нацистские военные магнаты" 54.

Позже некоторые конспирологи не верили, что Советское государство прибегает к заговорам как в своей текущей политике (например, устраивая антиамериканские кампании по дезинформации), так и в своих конечных целях (править миром). Они считали такие тревоги вымыслом взбудораженных американских умов. Луис Халле, политолог и ученый-естественник, презрительно объявляет этот страх фантазией: "Запад поддался мифу о едином заговоре по завоеванию мира, направляемом из Кремля сатанинской бандой, которой по всему миру слепо подчиняются все называющие себя коммунистами" 55. Говоря о Вьетнамской войне, специалист по массовой культуре утверждает, что "если бы не широко распространенные идеи теории заговора, мы [правительство США] никогда бы не втянулись в столь неразумную войну в столь маловажном со стратегической точки зрения районе мира" 56. И доходя уже до крайности, автор истории антикоммунизма пишет, что "миллионы невинных убиты, целые страны разорены, мощное [американское] рабочее движение выхолощено, политическая культура Соединенных Штатов заморожена в реакционном состоянии - и все ради победы над коммунизмом" 57.

Странным образом, конспирологи склонны недооценивать могущество государств, намного более крупных и сильных, чем евреи или тайные общества. Правые считают Советский Союз орудием в руках евреев или финансистов, а Вашингтоном управляют тайные силы, по мнению и правых и левых. Это соответствует схеме "видимость обманчива": незначительным (как масоны) или второстепенным (как еврейство) силам приписывается намного большее значение, чем таким могущественным институтам, как американское или советское правительство.

Короче говоря, "видимость обманчива" - верный путь к ошибке. Конспирология превращает бессильные и гонимые группы (евреев, масонов) в самые могущественные; превращает гуманные правительства (британское, американское) в самые ужасные. Этот страх перед безобидными и гуманными явлениями делает конспирологов слепыми по отношению к тоталитаризму, и поэтому они видят деспотизм в нью-йоркских головах, но не в сталинистской России. Короче говоря, конспирология ведет к фундаментальной нехватке рассудительности; трудно вообразить более извращенное понимание событий.

Взятые в целом, эти характерные схемы доказательств и аргументации составляют механизм, по которому мы можем отличить настоящий заговор от теории заговора.



Даниэль Пайпс

З.Ы. небольшой отрывок из книги
"Теория заговора. Тайны и сенсации" / Под ред. К. Такетт; Пер. с англ. И. В. Гаврилова




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх