,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мишико - маменькин сынок
0
4 декабря прошлого года, бывший до недавнего времени президентом Грузии, кандидат в президенты от правящей партии Михаил Саакашвили выступал перед студентами Тбилисского госуниверситета. Говорил, как всегда, много и страстно, обещал, как всегда, много и быстро. Впрочем, интересна не сама его речь, а то, что произошло после встречи.

Когда Саакашвили выходил из здания университета в сопровождении своей охраны, его взгляд напоролся на группу студентов, устроивших неподалеку от входа акцию протеста. Вообще-то, протестовали они против того, что их не пустили на встречу с «отцом нации» (то есть, пообщаться с экс-президентом, видимо, они все-таки хотели), но то ли что-то в юных головах перемкнуло, то ли захотелось побольнее отомстить за нанесенные обиды…

Словом, произошел конфуз: когда Саакашвили уже усаживался в ожидавший его лимузин, один из манифестантов громко выкрикнул: «Бадри – президент!». Для тех, кто не знает: Бадри Патаркацишвили был тогда одним из главных оппонентов действующего президента, грузинский олигарх, владелец запрещенной властями телекомпании «Имеди», избегая репрессий, скрывался в Израиле.

Для Саакашвили упоминание его главного врага, да еще в таком контексте, видимо было сравни пощечине. По крайней мере, моментально изменившийся в лице «демократ», скрипя зубами, бросил своей охране: «Уберите отсюда этого еврейчика!». Вот такой интересный случай произошел…

Не учел при этом Михаил Николозович, что к тому времени одна из телекамер еще не была выключена, и этот инцидент был документально запечатлен. А дальше все было, как всегда: поздним вечером эта запись появилась на одном из Интернет-сайтов, но просуществовала она недолго – уже утром, 5 декабря, обнаружить ее не удалось. Видимо, соответствующие спецслужбы постарались локализовать распространение скандальной новости.

Но было уже поздно: эта фраза про «еврейчика», брошенная в сердцах Михаилом Саакашвили, вызвала в журналистских кругах нездоровый интерес. Мягко говоря, удивительно услышать такое из уст ярого западника и «демократа»! А ведь известно, хороший журналист – как охотничья собака: стоит учуять запах жаренного, будет бегать кругами, рыть землю, но отыщет то, что надо…

Слов нет, побегать нам пришлось. Побеседовали с множеством людей, перерыли кучу архивов, подключили все свои знакомства. И в результате, истина открылась нам во всей своей простоте и неприглядности.

Впрочем…

Давайте будем разбираться вместе. История эта началась много лет назад.

Итак. Михаил Николозович Саакашвили родился в Тбилиси 21 декабря 1967 года в семье грузинской интеллигенции. Правда, слово «семья» в данном случае может быть употреблено весьма относительно – еще до рождения Михаила его отец, известный тбилисский доктор Николоз Саакашвили, бросил находящуюся в «интересном положении» жену и ушел к другой женщине.

О той, другой, многого выяснить не удалось. Но соседи, проживавшие на «Вере» (это район старого Тбилиси, где рос будущий президент), вспоминают, что мать Михаила Саакашвили, Гиули Аласания, довольно часто в присутствии маленького Миши на чем свет стоит кляла «проклятую еврейку», уведшую ее мужа из семьи. И, видимо, материнские настроения передались и сыну: мальчик затаил лютую обиду на женщину, лишившую его родного отца.

Впрочем, это не так важно. Семья Саакашвили интересует нас исключительно с точки зрения национальных корней будущего президента. Родовая фамилия «Саакашвили» явно выдает армянское происхождение его носителя. В книге С. С. Мамулова «Армяне в Грузии» рассказывается о деде будущего президента Грузии, М. Г. Саакяне, ректоре Тбилисского медицинского института, который в молодости был членом армянской националистической партии «Дашнакцютун». Тем не менее, сам Михаил Николозович всячески опровергает свое родство с соседним народом и не перестает оправдываться: «я – грузин». Материнский род «Аласания», кстати, также армянского происхождения. И тот, и другой кланы переселились в Грузию сравнительно недавно, в 17-18 веке.

Так что, чтобы там не рассказывал о себе сам Саакашвили, грузинских корней у него как раз и нет. Тем не менее, он продолжает самоидентифицировать себя как грузин-менгрел. Даже заставил жену-европейку выучить менгрельский язык, ощутимо отличающийся от грузинского, для доказательства своей полной «менгрельскости».

Тут надо бы объяснить, почему именно к менгрелам предпочитает причислять себя наш герой. Дело в том, что менгрелы считаются не только древнейшим и коренным населением Грузии, но и самой «чистой» нацией – они никогда не были ни под турками, ни под кем-либо еще, не вступали в браки с иноплеменниками.

Но это так, для справки. Хочет быть Михаил Саакян-Саакашвили стопроцентным грузином-менгрелом – его право. Вот только это стремление позиционировать себя «чистокровным арийцем» кое-что напоминает, согласитесь…

Но вернемся к биографии будущего президента. Следующий интересный момент относится к 80 годам. Михаил Саакашвили учится в 51-ой тбилисской школе и совместно с другими старшеклассниками организовывает свой первый бизнес. В принципе, об этом уже писали, но для непосвященных кратко расскажем.

Группа подростков, используя имеющуюся у одного из них видеокамеру, снимала порнофильмы с собственным участием, а затем предприимчивые юнцы продавали их на видеокассетах. Неплохой бизнес и сладкая жизнь продолжались до тех пор, пока отец одной из девиц, в приобретенном по случаю любительском фильме, не узнал собственную дочь. Скандал грянул громкий. Отец девушки был не последний в городе человек, героине киноленты и другим «актрисам» еще не было 18-ти, как, впрочем, и мужской половине киногруппы. Именно поэтому, наверное, никого не посадили, но отцы девиц зверски выпороли всю компанию. Досталось и Мише, хотя непосредственно в кадре он не светился, работал больше по части сценария и на кассе.

Словом, скандал потихоньку замяли, но когда окончивший школу круглый отличник Миша Саакашвили пришел поступать на юридический факультет Тбилисского госуниверситета, в приемной комиссии он нос к носу столкнулся с матерью одной из своих «киногероинь», являвшейся председателем этой самой комиссии…

Будь на месте этой женщины любая другая – результат был бы тот же. Но судьбе было угодно, чтобы дверь университета перед носом будущего президента наглухо захлопнула… еврейка. Причем сделала она это настолько решительно, что даже Мишина мама, профессор-историк, несмотря на обширные связи в вузовской среде, не смогла устроить сына ни на один из факультетов.

Единственное, что оставалось профессору Аласания – это гневно расписывать своим приятельницам, как «злопамятные евреи» рушат судьбу ее мальчика. Мальчик, естественно, от мамы не отставал… На помощь пришел дядя Михаила по материнской линии Тимур Аласания, использовавший все свои связи для определения «племянничка» в Институт международных отношений Киевского университета имени Т. Шевченко.

Кстати, Киевское ИМО закончили почти все «патриархи» современного украинского национализма, убежденные и непримиримые «западники» – Геннадий Удовенко и Борис Тарасюк, оба ставшие лидерами националистического «Руха-1», Антон Бутейко – нынешний идеолог народной партии «Рух», Олександр Моцик – убежденный антисемит, русофоб, националист и автокефалист, сторонник создания Единой украинской поместной церкви под главенством Константинопольского патриарха, многие другие.

Именно в среде украинской интеллигенции, дети которых, главным образом и стали сокурсниками Михаила, давно зрели ростки махрового национализма. Покрыть последними словами «жидов» и «москалей» в тусовке будущих украинских дипломатов-международников считалось хорошим тоном и само собой разумеющейся жизненной позицией. Михаил жадно, как губка, впитывал слова и атмосферу киевского бомонда середины 80-ых.

Грузино-менгрело-армянина Саакашвили украинские националисты восприняли благосклонно, поскольку он стопроцентно не был ни «жидом», ни «москалем». А его душещипательные рассказы о страданиях, причиненных ему евреями, довольно быстро снискали ему славу «своего парня». А Миша старался понравиться, старался изо всех сил… Так старался, что даже начал принимать участие в деятельности националистического кружка. Итог известен: уже на первом курсе, прямо перед экзаменами второй сессии, его исключили из комсомола. Сам Саакашвили уверяет, что исключили его за «политику», но говорит он об этом крайне туманно, якобы, участвовал в каком-то «движении» (названия не называет), распространял какие-то «диссидентские» издания (опять-таки, без конкретизации)…

На самом деле все очень просто: нам удалось раздобыть фотокопию той «самиздатовской» брошюры, на распространении которой и попался студент Михаил Саакашвили. Даже беглое ознакомление дает понять: антисемитский бред, да еще и неграмотно написанный. Впрочем, содержания этого «трактата» хватило для того, чтобы даже на Украине (не особо жалующей евреев) у Миши красную книжицу члена ВЛКСМ отобрали.

Фактически, это ставило крест на всей дальнейшей карьере. А тут еще и в процессе разбирательства выплыли следы тбилисского «видео-порно-скандала». Так что впереди у нечистоплотного и аморального студента Саакашвили реально замаячило отчисление из вуза.

Вмешались могущественные друзья дяди, подсказали выход: позор надо смыть службой в армии. Они же и помогли хорошо устроиться: прослужил Саакашвили два года писарем в штабе одного из погранотрядов на полюбившейся Украине. Там же он и восстановился в комсомоле, начал проявлять активность, избирался в комитет комсомола части, вел политинформации… На том «служба» и кончилась.

После армии, возмужавшего и полностью реабилитированного комсомольца и активиста гостеприимно принял родной ВУЗ – снова постарались дядины друзья. А в это время страна уже полным ходом перестраивалась и захлебывалась от гласности, поднимали голову национальные и националистические движения, молодежь бурлила дискуссиями и упивалась свободой…

Саакашвили еще учился в Киевском ИМО, когда в Грузии «Военный совет» и «Мхедриони» истребляли сторонников Гамсахурдиа и приводили к власти Шеварднадзе. Грузинскую столицу 1992 года сотрясало от войн, политических убийств и экономической разрухи. Вернувшись в родной город, Михаил Николозович быстренько убедился, что ничего хорошего его там не ждет, и с помощью все того же всесильного дяди быстро уехал из кипящего Тбилиси в тихий и спокойный Страсбург, в Международный институт по правам человека.

И там Миша тоже сумел произвести впечатление. Где нужно – поддакнуть, где необходимо – глубокомысленно промолчать (хотя, с этим выходило гораздо сложнее). Кроме того, он нашел свою нишу – живописал международной демократической общественности грузинские страсти. Благо, никто о Грузии ничего толком не знал, в Европе и слыхом не слыхивали о политологических исканиях неоднократно судимого Джабы Иоселиани и ему подобных крупных грузинских политиков того времени.

Свободный треп Мыши на тему «грузинской демократии» пользовался известной популярностью, благодаря чему он смог довольно долго кочевать из одного кампуса в другой, подъедаясь на бесплатных харчах. В 1993 году, едва подержав в руках диплом Страсбургского института, он убыл для обучения в Колумбийском университете (США), где получил в 1994 году степень магистра права (еще раз спасибо дядя Тимуру). Далее – в 1995 году получил степень доктора в Университете Дж. Вашингтона, затем стажировался в Академии европейского права во Флоренции и в Гаагской академии международного права в Голландии.

Была ли во всем этом хоть какая-то польза для самого Миши? Несомненно. Свободно балагуря, он завел полезные знакомства, пообтерся в приемных различных западных солидных учреждений, научился непринужденно держать себя на фуршетах и званных благотворительных ужинах, а главное – окончательно убедился в «тоталитарности еврейских капиталов». «Во всех адвокатских конторах – одни евреи», - пишет Саакашвили в письме одному из своих приятелей осенью 1994 года. – Никуда не берут, если ты не такой. Какой закон не возьми – его или придумали, или пропихнули еврейские юристы. Начинаю понимать, почему все деньги у них».
Но это он так на грузинском пишет, в интимных письмах друзьям. А штудируя американскую и европейскую юриспруденцию, о своих непростых отношениях с евреями Миша благоразумно предпочитает помалкивать, понимая, что стоит всего раз испортить репутацию – и все сразу закончится, раз и навсегда.

Тем не менее, мысли о богатстве и вездесущести евреев полуголодному 34-летнему «доктору права», не имеющему постоянной работы, покоя не дают. И в этот момент происходит самое, пожалуй, непонятное событие в жизни Михаила Саакашвили. На страсбургских курсах по правам человека он случайно знакомится с начинающей сотрудницей одного из юридических подразделений Международного Красного Креста Сандрой Эдуардовной Руловски, девушкой из еврейской семьи, эмигрировавшей в Голландию из Чехословакии. И когда выяснилось, что у Сандры есть солидные шансы на неплохое наследство (ее дядя, не имеющий собственных детей - владелец преуспевающей ювелирной конторы), молодой грузинский юрист решился броситься во все тяжкие…

Говорят, мать Саакашвили, Гиули Аласания, была совершенно не в восторге от этого романа. Но близкие к их семье люди утверждают, что в телефонном разговоре сын сумел убедить маму в необходимости и перспективности такой связи. Как бы там ни было, но в далеком Страсбурге молодой человек, действуя по-грузински настойчиво, добился-таки благосклонности Сандры.

Дело было сделано. Женитьба на еврейке открывает безработному юристу двери в мир «еврейской» юриспруденции. Практически сразу после свадьбы он устраивается на работу в Норвежский институт прав человека в Осло, а затем перебирается в Нью-Йорк в юридическую фирму «Patterson, Belknap, Webb & Tyler», специализирующуюся на правовом обеспечении деятельности солидных американских кампаний в так называемых «рисковых» странах.

«Паттерсоны» работали едва ли не во всех «горячих точках» современности от Сьерра-Леоне и Заира в Африке до Узбекистана и Туркмении в Азии. Фирма известна редкой «закрытостью» в плане предотвращения утечки информации и готовностью браться за самую грязную работу. В 90-х «Паттерсоны» уже имели офис в Москве, входили в корпоративные члены Американской торговой Палаты в России и активно работали на телекоммуникационном рынке, сотрудничая с такими акулами раннего российского капитализма как В. Гусинский, Б. Березовский и иже с ними.

За все проекты «Паттерсонов» в постсоветских странах отвечает некий Роберт Скотт Хортон, тоже, кстати, еврей. Именно он взял под свое крыло юного юриста-международника Мишу. О влиятельности и обширных связях Хортона говорит следующий факт – он фактически ногой открывает двери в президентские дворцы дюжины государств. Кстати, это тот самый Хортон, который выступал в роли официального адвоката бежавшего в США майора Службы безопасности Украины Николая Мельниченко, вывезшего и передавшего своим новым хозяевам аудио-стенограммы секретных совещаний у Кучмы.

Словом, «Patterson, Belknap, Webb & Tyler» давно и плотно связаны с интересами ряда американских бизнесменов, «играющих» на рынках постсоветских государств, прежде всего, с маститым филантропом Дж. Соросом. И так уж случилось, что именно «Паттерсоны» стали юридическим партнером движения «Кмара» («Довольно!»), которое стало зачинателем грузинской «бархатной революции» и привело к власти в Грузии скромного хортоновского ассистента – Михаила Саакашвили…

Но это будет потом, значительно позже, а пока Саакашвили свели с генеральным секретарем «Союза граждан Грузии» Зурабом Жвания, серым кардиналом в свите Эдуарда Шеварднадзе. Михаил Николозович ненадолго возвращается на родину и, получив статус депутата грузинского парламента, становится доверенным лицом Шеварднадзе в США. И тут происходит еще одна интересная история.

Старавшийся поддерживать свои студенческие связи, Саакашвили на одном из приемов в Конгрессе США сталкивается со своими давними знакомыми по институту. Украинские «реформаторы» выполняют здесь ту же миссию, что и сам Саакашвили – выпрашивают кредиты под «развитие демократии».

Но давние знакомые с Мишей общаются очень холодно, причина – его женитьба на еврейке. В отличие от мамы, украинским националистам объяснить всю подноготную такого шага не удается. Кстати, они же открывают Михаилу Николозовичу глаза на еврейское происхождение его нового друга и патрона, Зураба Жвании. До этого момента Саакашвили и не подозревал, что мать Жвании, имевшая к тому времени паспорт на имя Заказан Антонян-Жвания, ранее звалась несколько иначе – Римма Голдбаум. Свидетели той беседы утверждают, что этой новостью Саакашвили был просто огорошен…

Совпадение это или нет, но через несколько недель жена Саакашвили меняет свою фамилию на «Рулофс». С этого момента во всех официальных биографиях Сандру называют голландкой, хотя фактически голландским у нее является только приобретенное гражданство.

Вообще-то, странно это все. Пытаясь разобраться в отношении Михаила Саакашвили к «еврейскому вопросу» мы все время наталкивались на абсолютно противоречащие друг другу факты. Как только мы начинали убеждаться, что Михаил Николозович окончательно, вроде бы, смирился с «вездесущностью евреев» - тут же находили доказательства все возрастающего антисемитизма в его делах и поступках.

Судите сами. 2001 год. Практически ежедневно Саакашвили тесно общается с бизнесменом Бадри Патаркацишвили, не скрывающим своего иудейского вероисповедания. Более того, по утверждению депутата грузинского парламента Джемала Гогитидзе, во время поездки в Великобританию Саакашвили посещал синагогу, стремясь угодить все тому же Патаркацишвили и его деловому партнеру Борису Березовскому. И в том же 2001 году он, возглавляя грузинский Минюст, устраивает в своем ведомстве тотальную чистку, заявляя: «Устроили из министерства еврейскую контору!» В итоге: среди уволенных сотрудников больше половины – евреи или имеющие еврейские корни. В том же году Саакашвили выступает против приезда в Грузию Владимира Жириновского, заявляя, что «этого полу-еврея принимают только в Багдаде».

Конечно, такое поведение не осталось без внимания общественности. Примерно в это же время, в газете азербайджанской диаспоры Грузии появились интересные материалы о корнях Саакашвили. Дед Михаила по материнской линии, оказывается, служил в грузинском НКВД и деятельно помогал Лаврентию Павловичу Берии «разбираться» с еврейской и азербайджанской интеллигенцией.

Саакашвили, прочитав все это, очень расстроился. А тут еще, как говорят, его необдуманные высказывания вызвали недовольство и со стороны заокеанских партнеров. По крайней мере, в течение нескольких следующих лет он «еврейской» темы не касался.

Следующий интересующий нас момент произошел уже в июне 2004 года. Саакашвили к тому времени стал президентом Грузии и обстановка в зоне грузино-осетинского конфликта начала накаляться с каждым днем. МВД, возглавляемое Ираклием Окруашвили, только и ожидало повода для развязывания крупномасштабной агрессии против «непокорной» Южной Осетии. Осетины старались такого повода не давать, поэтому и решились в Тбилиси на отчаянный шаг – постараться спровоцировать «сепаратистов»…

Честно говоря, нам так и не удалось выяснить, кому принадлежала эта идея – отправить в грузинское село, расположенное в самом сердце Южной Осетии, первую леди страны. Согласившийся побеседовать с нами бывший высокопоставленный сотрудник грузинских спецслужб напрямую ничего не сообщил, но дал понять, что такое решение президенту Саакашвили подсказали. Интересно другое: как отреагировал Михаил Николозович на это предложение. Любой уважающий себя мужчина в ответ на подобную идею – отправить свою жену в «бандитское логово» – дал бы, наверное, такому советчику по морде. Но наш герой повел себя совершенно иначе: он моментально согласился!

Пару лет назад в печать уже просачивалась информация, что тогда, в июне 2004 года, сопровождавшие Сандру лица заранее были подготовлены к возможному нападению на кортеж первой леди, причем готовились они не отстреливаться... а фотографировать! Даже с зарубежными СМИ предварительно договорились: оставьте место на первых полосах – ждите сенсационных доказательств патологической кровожадности «цхинвальских сепаратистов».

Уже тогда все заговорили о низости Саакашвили, подставляющего родную жену ради собственных имперских амбиций. Но нам сейчас интересно другое. Все тот же источник, ранее входивший в высшее руководство грузинских спецслужб, сообщил нам, что нашелся всего один чиновник, попытавшийся тогда, в 2004 году, отговорить президента от этой авантюры. И когда этот, судя по всему, порядочный человек, объяснял Саакашвили, что его жена может погибнуть во время этого визита, в ответ он услышал из президентских уст: «Ну и что?! Надоела мне уже эта еврейская сука!»

Это теперь весь мир знает о семейных проблемах грузинского президента. Это сегодня каждый гражданин Грузии знает, кто такие Алана Гаглоева, Инга Григолиа, Марика Верулашвили (так же, как и каждый американец знает про Монику Левински). Это сейчас всем известно, что былая любовь Саакашвили остыла тогда же, когда он научился обходиться без богатых родственников жены и их зарубежных связей. Но тогда, в 2004-ом, продемонстрировать такое презрение к собственной жене, пусть даже давно тебе надоевшей? Это, пожалуй, слишком…

…Вот такой он, Михаил Николозович Саакашвили - армянин, пытающийся казаться чистокровным грузином. Человек, ненавидящий евреев и при этом готовый носить их на руках, если это сулит ему какие-то выгоды. Человек, вчера изображавший скорбную мину при посещении Освенцимского мемориала, а сегодня одобрительно похлопывающий по плечу мальчишку, рисующего уродливую свастику на стенах домов в микрорайоне Вадисубани…

От редакции. Такие аспекты личности Михаила Саакашвили раньше не попадали в поле нашего внимания, поэтому в представленной на ваш суд статье отражены лишь отдельные, разобщенные факты. Все, что мы смогли за такой короткий срок обнаружить – преподносим нашим читателям. Но тема на этом не закрыта. При поступлении в редакцию новых документально подтвержденных свидетельств антисемитского или ультра-националистического поведения Саакашвили – разговор обязательно будет продолжен.

Денис ТАРНОПОЛЬСКИЙ,
Александр КОДОШВИЛИ
(Источник - ИА ОСинформ)

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх