,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Чикагский мальчик» Гайдар и команда Милтона Фридмана.
0
От всякого правителя остается в истории какая-то фраза. Или запомнившаяся деталь, в которой сконцентрирована вся суть его деятельности. От Калигулы, к примеру, осталось только то, что он ввел в сенат свою лошадь. От Наполеона фраза: «Сначала нужно ввязаться в серьезный бой, а там видно будет». От Ленина: «Дайте нам организацию революционеров и мы перевернем Россию». От Сталина: «Какой уклон лучше – правый или левый? Оба они – хуже». Или еще лучшая «сталинская фраза» в изложении Анатолия Рыбакова «Есть человек – есть проблема. Нет человека – нет проблемы».

Что останется от Ельцина? Какая фраза? Какое деяние? «Великая Россия поднимается с колен» (во время присяги на первое президенство)? "Лягу на рельсы, если цены будут повышены". «Не так сидим»? « Я хочу попросить прощения. За то, что нам казалось просто, оказалось мучительно тяжело».

Предвыборный рок-н-ролл накануне инфаркта? Пьяное справление малой нужды в заграничном аэропорту на шасси самолета?

Это пока неизвестно. Пока пишут много и разное в двух полюсах: от в целом очень хвалебных (это в официозах) до жутких проклятий.

Пишут как бы и взвешенно: было, мол, и то и другое. То – спас страну от гражданской войны. Сохранил свободу слова. Пустил экономику по рыночным рельсам. Другое – стрельба по парламенту. Отдал страну на разграбление олигархам. Дефолт. Война в Чечне... Нет, не буду перечислять. Много.

Итак, к примеру, Минкин пишет взвешенно:


«Восемь с половиной лет он был президентом России и ни разу (как странно!) не душил свободу слова. Не он ее дал нам, но он ее сберег. Благодаря этому сегодня есть возможность публиковать то, что думаешь. Злая судьба: всё, что он затевал, получалось наоборот. Он хотел сделать богатыми всех, а обогатил немногих. ... Он думал, что поручил экономику России молодым реформаторам, а это были молодые махинаторы.
У него была личная, понятная и простительная для России слабость. И не она погубила его авторитет, а война и приватизация (не теоретическая, а та, которая получилась у нас на практике).
Люди, окружившие его, оказались недостойны своей исторической миссии. Они торопливо и жадно занимались личной карьерой, личным богатством; а их слова о народе, о России были только ритуальной формой. Они не щадили ни человека, который дал им всё, ни даже его престиж, необходимый им, чтобы оставаться у власти, кое-как вытягивать выборы. В субботу он, с их слов, клялся, что рубль будет стоять как скала, а в понедельник мир узнал о дефолте».

Ему вторит другой автор МК, Александр Хинштейн:

«Главный талант его заключался в несомненной удачливости, фарте: Ельцин всегда оказывался в нужное время и в нужном месте; впрочем, разве не в этом заключается суть любой гениальности — в пересечении времени, пространства и собственного “я”.
Не было в СССР конца 1980-х политика популярнее Ельцина. Он стал первым истинно народным лидером, даже его недостатки (в особенности один, исконно русский) безоговорочно воспринимались нами как достоинства».
Московский Комсомолец от 25.04.2007

«Один недостаток, исконно русский» , который есть «понятная и простительная для России слабость» - может быть это останется и от Ельцина, и от его эпохи? Я 10 лет назад писал:

«Просматривая литературу о сектах, вдруг с удивлением увидел, что в конце прошлого века (19-го) возникла в России секта трезвенников, которую основал,- какова гримаса истории, - некто Михаил Горбачев! В то время ее посчитали изуверской.

Год назад газета "Завтра" вышла с огромным анонсом на первой полосе: "Пьяный Ельцин позорит Россию". О святая простота! Надо ж так не знать свою страну. Возьми да напиши: "Трезвый Ельцин позорит". Это бы, может, сработало».

Нет, любопытно все-таки: И удачлив Ельцин как политик, и одно время невероятно популярен... Но, уходя, просил прощения, или, как писал злобный Проханов, молил о пощаде.

Да вот и слова Александра Проханова:

«Как наваждение ада, он захватил великое государство. Самодур, невежда, бражник, бессмысленный и злой истукан оживлялся на мгновение лишь тогда, когда уничтожался очередной ломоть жизни, — погибал Советский Союз или истреблялся Черноморский флот, или горел под пушками Парламент, или погибал под бомбами Грозный. Он — уродство истории, ее вывих и опухоль. Он — извращение человечества, погубил свою Родину-мать, казнил свой народ, который в каждый год ельцинского ига уменьшался на миллион человек».
Завтра 4-1-2000

Не будем сейчас гадать, что именно останется памятником Ельцину. Уж никак не отказ фракции КПРФ в Думе вставать для почтения памяти первого президента России. Об этом недурно выразился журналист Кутузов (Николай Троицкий)

«Смешно, конечно. В первых выборах в Думу в 1993 году принимать участие не отказались. Ни от одной из подачек из рук "антинародного режима" не отказались.
Бывает "бунт на колениях". А это - "бунт на собственных задницах". Жирных откормленных депутатских задницах».

Я ниже просто выберу кое-какие места из того, что публиковалось у нас при его жизни и при его власти.

Гайдаровская реформа (при Ельцине) имела следующую идею: освобождение цен на все виды продукции. Тогда, по замыслам наших монетаристов, подзуживаемых "чикагским мальчиком" Джефри Саксом, который был в то время экономическим советником президента Ельцина (потом вместе с Гайдаром покинул свой пост), начнется настоящий рынок. Цены будут определяться в конкурентной борьбе за потребителя между производителями и это быстро заставит их снижать непомерно вздутые цены. Наивность этого подхода поражала уже тогда.

Каким же образом нерыночная экономика может реагировать на сугубо рыночные, притом поверхностные для нее монетаристские ухищрения типа освобождения цен? Теперь это видно каждому и даже премьеру: так как каждое производство монопольно, то оно весьма произвольно просто поднимает цену на свою продукцию. А так как это делают все 14 тысяч главных монополистов, а за ними следует всякая шушера, то общим результатом является дикий рост цен и увеличение массы наличных денег. И этот рост цен ни в какой степени не есть следствие "перехода к рынку", а есть результат двух факторов, доставшихся нам от большевистского марксизма: монопольной экономики и безналичного рубля. Плюс нынешняя деятельность "предпринимателей". Пытаться монопольную экономику сделать рыночной за счет манипуляций с деньгами - это все равно, что заставить рожденного ползать летать, сбрасывая его со скалы. Он полетит, но только в одном направлении: сверху вниз. Именно это движение и проделывает российская экономика.

За 1993 год инфляция достигла около 1000%, то есть цены выросли в десять раз. И это считалось успехом, ибо за 1992 год инфляция составила 1354%, то есть рост цен почти в 14 раз - таковы были официальные цифры (см.Коммерсант Daily за 25 декабря, статью "Вот и все что было. Экономика России в 1993 году"). Итого за два года цены в среднем выросли в 140 раз! А по отдельным видам ходовых товаров- до тысячи раз! Зарплата между тем выросла в среднем в 70 раз. Следовательно, жизненный уровень (опять же в среднем) понизился в два раза. Причем я беру официальные цифры, которые как всегда представляли дела в более оптимистическом виде. К 1997 году цены выросли до 15 тысяч раз (если взять только транспорт, то билет в метро подскочил от 5 копеек до 1500 рублей, то есть в 30 тысяч раз, в то время как средняя зарплата выросла в 8 тысяч раз (со 100 рублей до 800 тысяч), то есть опять-таки осталось зримое и стабильное понижение уровня жизни в два и более раз. Спад производства в 1994 году составил около 20% , в предыдущем он был еще больше. К 1997 году спад производства достиг более 50 процентов и продолжается ! Правда, история знает значительные падения экономики, которые быстро удалось преодолеть. Например, в США в годы Великой депрессии спад промышленности достигал 40 %, но ведь там был до этого кризис перепроизводства. И преодолен он был как раз благодаря рузвельтовскому "новому курсу", предполагающему необычный для Америки контроль за экономикой со стороны государства. В России же еще большее падение производства связано с перманентным дефицитом (например - энергии) и слабым государством!

Что следовало делать рыночникам в первую очередь? Из сказанного ясно: создавать (с помощью государства) альтернативную монопольной экономику. И начинать, конечно же, с сельского хозяйства- обрабатывающие предприятия, дороги, склады. Небольшие заводы по выпуску малогабаритной сельхозтехники, по производству ширпотреба...

Существует в экономике так называемый индекс Джини. Он демонстрирует распределение доходов. Чем равномернее это распределение, тем он ближе к нулю; чем резче разница между низкими и высокими доходами, тем он ближе к единице. Так вот, всего за три года индекс Джини вырос в России с 0,26 до 0,41. Для сравнения - в 1905 году индекс Джини равнялся (в России) 0,35, а в 1916 году - уже 0,39. Хорошо известно, что после этого наступил 1917 год. Таков был социальный эквивалент экономического показателя Джини. Сейчас он в смысле социальной напряженности хуже, чем накануне революции- разница между низкими и высокими доходами (только официальными) почти тридцатикратная! Такого нет ни в одной стране мира.. И только большим историческим уроком и долготерпением россиян можно объяснить сравнительное спокойствие масс - "основной движущей силы истории".

Сейчас (в марте 1997 года) Ельцин делает последнюю попытку путем реорганизации правительства и введения в него "молодой провинциальной крови" вытащить экономику из прорыва монетаристских экспериментов. И поручает Борису Немцову обуздать "естественные монополии" (так они стали называться в официальных документах). Правда - не говорит как. Наверное, "обуздывать" будут опять монетаристскими трюками. Не думаю, что из этого что-то получится. Потому что единственный способ обуздать эти "естественные монополии" - построить альтернативную немонопольную экономику.
[Валерий Лебедев ЭТА ЗАГАДОЧНАЯ РОССИЯ]

Я ниже приведу самые резкие высказывания о положении в России, почти прокламации, выбранные из разных мест выступления Ельцина начала 1997 г. . Прямо-таки сам себе диссидент:

  • "Исчерпаны все ресурсы людского терпения".

  • "Власть обрастает жиром".

  • "В обществе подрывается вера в способность власти остановить натиск преступности".

  • "Все сложнее обеспечивать самым необходимым Вооруженные Силы".

  • "Медлить нельзя".

  • "Один из главных пороков российской власти на всех уровнях – коррупция».

  • "У нас не должно быть неприкасаемых фигур. Если следы преступления ведут в высокие кабинеты, вы должны действовать решительно и строго по закону».

  • "Хватит!"


Если бы он хотя бы прочел только - куда ни шло. Но эти прокламации перемежались кисельными рассуждениями и пожеланиями.

Вяло, общо, ни о чем. Нужно навести порядок. Усилить контроль, повысить ответственность. Глухо упомянуты какие-то комбинаторы. Обещано выплатить, выдать, обновить. Закончить начатую работу. Начать новое, продолжить начатое, покончить со старым.

Нет, ребята, все не так, все не так, ребята. Взор не горит, а голос не дрожит от негодования. Неплохо выучил урок, сдал нормы ГТО третьей ступени. К труду и обороне будь готов! Насчет того, чтобы в третий, это мы всегда за милую душу.

Стоял Борис Николаевич на танке, смотрелся хорошо. И приказывал открыть огонь из танков по строптивому Верховному Совету. Тоже вышло неплохо - и летели наземь депутаты под напором стали....

Осенью 1999 г. западные правительства (главное - американское) решили списать Бориса Николаевича, как матроса торгового флота за пьянку на берег. Ну, не за пьянку ныне, то дело прошлое. Видимо, рейтинг его настолько низок, враждебность самых разных групп настолько сильна, что вроде как невыгодно больше держать Ельцина на плаву. Да и дорого это стоит.

Министр финансов США Ларри Саммерс 1 сентября 1999 г. заявил газете " USA Today, "что нет никакого смысла давать России дальнейшие кредиты, ибо их участь заранее известна. Дословно: "Соединенные Штаты не будут поддерживать предоставления России следующего транша без адекватных гарантий того, что ранее предоставленные средства были использованы правильно".

2 сентября 1999 г. появилось сообщение итальянской газеты "Стампа":

Слухи о том, что Ельцин готовиться заявить о своей отставке. Это может произойти 8 или 9 сентября. В ближайшем окружении Ельцина прорабатывается вариант ухода с поста, с передачей всей полноты власти Путину в обмен на гарантии от преследований со стороны новых российских властей. Из хорошо информированных источников известно, что окончательное решение делать заявление или нет Ельцин примет 7 сентября. Эти сведения упорно муссируются в последнюю неделю в околокремлевских кругах.

А вот это писал Валерий Сердюченко сразу после ухода Ельцина из власти.

Масштабы личности Ельцина поражают. Такого правителя еще не знали палаты Кремля. Он заполнял собою каждый квадратный метр их площади, они трещали под напором его кесарской мощи и в конце концов были перестроены - "под Ельцина". "Вот это да, вот это да", - якобы восклицал американский президент, влекомый Павлом Бородиным по этому неслыханному великолепию.

Ельцин выполнял ту генетическую программу, которая в него была заложена Богом и природой, а эта программа исчерпывалась стремлением быть главой, кесарем, Первым. Репутация непредсказуемого была создана ему теми, кто оценивал его поведение головой, Ельцин же думал, если можно так выразиться, инстинктом. Поэтому он ни разу не ошибся в борьбе за власть. Было бы неудивительно, если бы он принял магометанство, а настоящими русскими объявил татар. В сознании властителей ельцинского масштаба это означало бы остроумный властный ход, выгодную "рокировочку". "Да он атомную бомбу ни с того ни с сего бросить на Америку может!" - ужасался один из думских депутатов. Американцы понимали это и предпочитали называть Ельцина "другом Борисом".

Пространство ельцинской власти беспрерывно сужалось. Но, сужаясь, она делалась более концентрированной. Россия превращалась в Великую Пустошь, от нее отваливались куски территорий, рушилась экономика, рушилось все - дворцовый режим крепчал.

Даже свою добровольную отставку Ельцин бессознательно списал с короля Лира. Он слетал в Иерусалим и объявил себя святым президентом. Есть еще одна, более близкая параллель: вот так же триста лет назад оставлял Кремль другой терминатор власти, Иван Грозный, чтобы насладиться растерянностью и паникой среди подданных.

Но в отличие от Грозного, Ельцина не позовут обратно. Он надоел всем. Под конец он топтался уже на судьбах ближайшего окружения. Тасовались премьеры, олигархи, кабинеты министров, члены собственной семьи - Ельцин неотвратимо утопал в том византийском водовороте, который создавал вокруг себя сам. Последние месяцы его правления - это уже трагифарс, "Куклы" Виктора Шендеровича.

Коридоры Кремля заполнили конквистадоры, бойцы, люди из железа. Они в точности повторяли своего патрона. Культ интеллигентности сменился культом силы и способности ломать противника через колено. Борьба велась ради нее самой и приносила ее участникам радости, недоступные нам, простым смертным. Трещали репутации и лбы, торжествовал черный пиар, и выживали сильнейшие. "Я выздоровел и готов к борьбе" - делился Ельцин на третий день после операции. "К борьбе с кем?" - изумлялись подданные. Неважно - дышал римской мощью Ельцин. - Бороться значит жить.
Валерий Сердюченко «После Ельцина»

А это сразу после смерти Бориса Николаевича написал обозреватель АПН Андрей Ашкеров :

Смерть Ельцина трудно назвать концом чего бы то ни было. Звёзды не упали с неба, солнце не закатились, луна не поменяла орбиту. И не тешьте себя надеждами о том, что подуют свежие ветры, — они исполнили своё мрачное дело ещё во времена перестройки!

Мало кто помнит о том, что по иронии судьбы не только Горбачёв, но и Ельцин, являлись выдвиженцами Юрия Владимировича Андропова, который по прошествии времени всё больше выглядит как таинственный гэбистский архитектор «новой России» .

В отличие от кремлёвских политиков сталинской школы (назовём эту версию 1.0), политики послевоенного поколения (вер c ия 2.0) были способны на коммуникацию с народом и разговор «без бумажки» (что на фоне лепечущего Брежнева стало считаться высшим политиче c ким шиком). Основным достоинством Ельцина, которое оценил Андропов, было умение «держать зал» независимо от состава и количества присутствующих.... Все они во главе с Горбачёвым поставили на «гласность» и «диалог», выболтав и пустив по ветру тайны молчаливого единения с народом.

Благостная на первый взгляд игра в демократию обернулась практикумом по усвоению новых политических нанотехнологий, проникнутых той же логикой, что и пресловутые «связи с общественностью». Целью усвоения этих нанотехнологий явилась утрата властью какой-бы то ни было идейной нагруженности: резко понизился статус идей, ради которых нужны были властные возможности — в качестве цели власти теперь без стеснения стала осознаваться сама власть .

Поставив на ЕБН, великий в прошлом советский народ вступил в фазу деградации, убрал все внешние и внутренние скрепы, мешавшие ему превратиться из нации победившего пролетариата в нацию безродных пауперов.

Политический стиль Ельцина — варварство, единственная его стратегия — в постоянной игре на понижение . Варвар не может создавать, варвар не строит, варвару претит сложность. Получив в распоряжение непонятный по своему назначению предмет, варвар использует его по своему разумению. Варварское разумение подсказывает только одно: ломать и крушить. Варвар — это тот, кто забивает гвозди микроскопом и не желает делать это чем-либо другим. То, что не доступно для понимания варвара, попирается в правах на существование. На непонятное налагается запрет, сложное предаётся анафеме.

Заплывшая жиром самодурства, покрытая коррупционными складками, налитая кровью подковёрного бунта физиономия Ельцина — пострашнее Горгоны. Посмотришь и не успеешь оглянуться, как обратишься в варвара. И дело не в том, что варварством легко инфицироваться, что оно передаётся подобно заразной болезни. Дело ровно в другом: легко не узнать себя в Ельцине, однако это есть прямой путь к варварству, которое нельзя вытравить именно тогда, когда пытаешься заклясть его в ненавистном ЕБНе.

Не стоит переоценивать Ельцина — Ельцин только символ отуплённо-мятежной, упивающейся собой воли к варварству. Это воля обкуренного футбольного фаната, громящего витрины, воля выслужившегося ничтожества, подсидевшего вчерашнего покровителя, воля медвежьего угла, знать ничего не желающей о существовании центра, коллективная воля трамвайного хама, фарцовщика, взяточника, кидалы, барыги, фраера, шлюхи, обобщённая воля шныря и пахана, номенклатурщика и вора в законе, шестёрки и СББ (самого большого босса).

Перекошенный лик ЕБНа — лишь зеркало, в котором отражается особенный человеческий тип: homo postsoveticus — меряющий добродетели по курсу валют, куражащийся над слабыми, раболепно-дисциплинированный перед носителями власти. Homo postsoveticus — это существо с локтями, заточенными под ближнего. С животной страстью отдаётся оно секс-досугу и конкуренции, да и вообще преисполнено вожделением ко всему животному. Измерением кривизны ельцинского зеркала можно пренебречь: искривлению в нём подвергается само пространство русской истории. При этом не существует никакой идеологии ельцинизма, есть лишь его антропология. Ельцинская власть действительно является «демократической», поскольку отвечает антропологическим характеристикам жующего и снующего большинства».

Вот так грубо написал молодой Андрей Ашкеров. Комментарии к его статье и вовсе оскаленные. Так и нацелены на яремную вену. Причем пишет молодежь. Точно также, как и в большинстве ЖЖ. И все с отвращением о Ельцине. Дескать, осиновый кол ему в могилу. Так и кажется, что это о некоем исчадии ада, жутком злодее, о Гитлере. Или хотя бы о Сталине. Нет, все о нем, о новопреставленном Борисе. Лучшая запись звучит так: «Дожил до 38 лет без телевизора; сегодня понял что ситуацию надо менять; очень хочется посмотреть его в гробу».

Может быть, лучшей фразой Ельцина останутся слова: «Вот такая, панимаш, получилась загогулина!».




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх