,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Ревизионизм...
  • 30 ноября 2009 |
  • 13:11 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 18268
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Почему это важно

Как человек, ассоциирующий себя с конфуцианской культурой, я привык относиться к истории с особым вниманием, ибо в отличие от западной научной традиции, где история воспринимается практически так же, как и другие разделы науки, на Дальнем Востоке истории отводилось особое место и придавалось практически сакральное значение. Будучи набором прецедентов, дидактически иллюстрирующих то, как должно или не должно поступать правителю и его подданным, история рассматривалась связующим звеном между реальной политикой, с одной стороны, и этикой и моралью, с другой.
Историческая традиция народа и связанные с ней «государственные мифы» («миф» в данном контексте означает «легендизированный» вариант истории, а не миф как небылицу) представляются мне чрезвычайно важными для воспитания правильного национального/патриотического самосознания. Важность исторического мифа для массового сознания, думаю, понятна. Исторический олицетворяет ту историю, которой ты гордишься и в которую хочешь верить. Славные предания, которые питают твой патриотизм и твою самоидентификацию как члена общности, которая является носителем этой истории.
Понятие «государственного мифа» очень хорошо объясняется на примере преподавания истории детям (или, если угодно, написанием курса истории «для чайников» вообще). На том этапе, когда ценности патриотизма и национальной гордости закладываются в сознание молодого поколения, оно бывает еще не способно воспринимать историю как непрерывный поток событий и тенденций. Непрерывный процесс преобразуется в последовательность неких знаковых событий, каждое из которых четко отпечатывается в памяти и является своего рода примером национальной гордости или тяжкого испытания, которое страна/нация с честью преодолела.
На ниве выстраивания государственного мифа трудятся обычно лучшие представители исторической науки. Так, господин Карамзин, похоже, обогатил российскую историю как минимум тремя знаковыми мифами: приставкой «Мудрый» к имени Ярослава, сражением Александра Невского с псами-рыцарями НА ЛЬДУ Чудского озера и подвигом Ивана Сусанина, ставшего «примером патриотического поведения» с его подачи.
Понятно, что государственная трактовка истории почти всегда несколько отстоит от реальных фактов, так как являет собой версию события, причесанную официальной пропагандой. Особенно это касается школьных учебников, которые закладывают основы мировоззрения.
Конечно, рано или поздно человек знакомится с неканоническими точками зрения, и тогда у него появляется выбор – верить или не верить официальному мифу и если верить, то - в каком объеме. Но к этому времени его мировоззрение как гражданина уже в основном сформировано. Не беда, если человек потом узнает, что Ивана Сусанина не было. Все равно, в его сознании будет присутствовать символ человека, который пожертвовал собой ради блага страны.

Ревизионизм есть для меня ПОПЫТКА ПЕРЕПИСАТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МИФ, причем нередко новый миф оказывается куда менее связанным с реальностью. Такую попытку не следует смешивать с достаточно распространенной ситуацией, когда общепринятая ранее научная концепция сменяется другой. Разница в том, что обычно такое кардинальное и безусловное изменение канонов науки в оценке того или иного события связано не с победой альтернативной точки зрения «в войне идей» или на поле интерпретации известных фактов, а с появлением каких-то новых доказательств, введение которых в научный оборот однозначно подтверждает или опровергает ту или иную точку зрения.
Именно поэтому я очень жестко отделяю попытку историка установить объективную истину и пересмотрев некие исторические стереотипы, вернуться от мифа к реальности, от стремлений, жонглируя фактами, заменить один миф на другой.

С точки зрения конфуцианца-государственника, «покушение на историю государства» есть серьезное покушение на его идейные основы. Как сказал Мао, «сознание врага и политическая воля его лидеров является гораздо более важной целью, чем тела его солдат». Деструктивное влияние ревизионизма в этом вопросе очень велико, поскольку мифы, которые служат объектом покушения, как правило, являются краеугольными камнями той или иной идеологии или знаковыми примерами, которые служат для воспитания национальной гордости.
Между тем, можно обратить внимание на то, что ни один из ревизионистских мифов, касающихся современной истории России и СССР, не является позитивным: они разрушают старые конструкции, но при этом не выстраивают ничего взамен. И потому, с точки зрения «теории заговора» деятельность Резунов и Фоменко можно расценить как целенаправленное воздействие на разрушение исторической памяти и ослабление патриотических чувств.

Поясним. Наблюдая в преддверии 60-летия Победы наплыв фильмов, статей и телематериалов вполне определенной направленности, человек, не знакомый с историей войны очно, окончательно свыкнется с мыслью, что победой нам гордиться нечего, - режим был кровавый и ужасный, Гитлер, конечно, был хуже, но совсем немножко, так как хотел убить всех евреев вообще, а Сталин уничтожал только самых талантливых представителей своего народа и его интеллигенции; армия могла побеждать, только закидывая врага своими трупами (и вообще, все победы были одержаны только штрафбатом, в спину которого стрелял заградотряд); на оккупированной территории советские войска были хуже фашистов, не уступая им в насилии и мародерстве. Между тем, на фоне отсутствия у нас до сих пор государственной идеологии победа в войне является одним из наиболее важных знаковых событий, служащих источником патриотизма. Когда же каждое из подобных знаковых событий дискредитируется, у нас получается страна, которую не хочется и незачем защищать. Что в ней было и есть такого, что достойно сохранения?
Эта тенденция усиливается в работах Фоменко, которые как бы размывают чувство исторической преемственности, превращая историю в своего рода «слоеный пирог» или клоунаду, из которой выясняется, что Батый, Ярослав Мудрый и Александр Невский – это, оказывается, одно и то же лицо.
Не случайно на Дальнем Востоке ревизионизму дают бой даже «на чужой территории». Например, в Корее деятельность государства, направленная на «правильное понимание» истории, отражается не только на создании индоктринирующей школьной программы, в которую включены все «государственные мифы», но и внедрение именно этой концепции корейской истории за рубежом как попыток навязать эти мифы всему международному сообществу вне зависимости от того, есть ли у «государственного мифа» чужой страны собственная трактовка событий.
В этом смысле интересным примером подхода к мониторингу истории является кампания по формированию правильных представлений о Корее за рубежом (Хангук паро аллиги), которую проводят Академия корееведения и Институт по развитию образования в РК, являющийся головным учреждением РК по вопросам формирования учебной политики. Выполняя анализ учебников истории, активисты кампании не только указывают на ошибочные, с их точки зрения, представления о Корее, но и выдвигают предложения о том, как должно описывать тот или иной момент истории, призывают к контактам с корейскими образовательными учреждениями и распространению справочной литературы о Корее за рубежом.
Любое «искажение истории» в зарубежной учебной литературе, задевающее тот или иной «государственный миф», немедленно вызывает всплеск бурного негодования и организованное сверху «возмущение народа». Проблема считается настолько важной, что во время последнего скандала по поводу японских школьных учебников премьер-министр РК Ли Хэ Чхан открыто заявил, что «Корея рассматривает допущенные Японией искажения истории как покушение на свой суверенитет».
ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх