,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Мы,татары,даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!"
0
"Мы,татары,даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!"


«Весь татарский народ ежеминутно молится и
просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром.
О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души,
от всего нашего существа, верьте нам!
Мы, татары, даем слово бороться
со стадом евреев и большевиков
вместе с германскими воинами в одном ряду!»


Газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым») от 10 марта 1942 года


Бытует мнение, и оно весьма прочно укоренилось в сознание современников, что депортация народов или части населения есть исключительно советское ноу-хау. Обыватель, привыкший слушать правдунов-демократов разинув рот и отключив рудименты мозгов, уверен, что во время Второй мировой войны власти Советского Союза творили уникальный в мировой истории правовой беспредел.

Депортация – мировая практика

Но, конечно, приоритет в насильственном переселении отнюдь не за Союзом, а за европейцами. Не будем слишком углубляться во тьму веков, напомним лишь события из недалекого прошлого «свободного мира».

Когда случалась война, Западные государства обычно опускались до гнусностей, не идущих ни в какое сравнение с действиями большевиков. В Первую мировую войну власти Австро-Венгерской империи осуществили массовые перемещения русинов. Причем депортацию австрияки совместили с расстрелами и повешениями. Из 3,5 млн. русинов, подданных Австро-Венгрии, было расстреляно, повешено, замучено в концлагерях более 160 тыс. (из них 3 тыс. православных священников). Количество погибших во время принудительного переселения вглубь империи не поддается учёту, но, во всяком случае, речь идет о нескольких десятках тысяч человек: детей, стариков, женщин. Потери русинов эквивалентны 10 млн. чел. для 180 млн. Российского государства того времени. Это в 4 раза больше, чем Россия потеряла погибшими за три года Первой Мировой войны.

Царь-батюшка Николай Второй тоже не отлынивал от переселения в глубь своей державы неблагонадежного элемента. Хотя, конечно, зверств подобных австрийским не допускал. В 1914-1916 гг. из западных районов России налегке выселили примерно 200 тысяч немецких колонистов. «Немцы-колонисты… подлежат обязательному выселению за собственный счет в местности вне театра войны… Недвижимое имущество колонистов подвергается секвестру и передается в ведение Главного управления землеустройства и земледелия…», – гласил один из пунктов Постановления Особого совещания при штабе Верховного Главнокомандующего.

Бескомпромиссным характером в таких случаях отличалась родина гимна свободы Марсельезы. В 1915 году, когда немцы приблизились к Парижу на расстояние орудийного выстрела, французы без судебных проволочек вывезли из Парижа в Венсенский форт всех заключенных тюрем и тех, на кого указали агенты парижской полиции. Там во рвах у стен форта всех зеков покрошили из пулеметов. И перед началом боевых действий во Второй мировой войне французскими властями всех немцев, а не только тех, кто проживал в приграничных районах, арестовали и препроводили в лагеря.

Как только в 1940 году первые немецкие бомбы упали на территорию Англии, власти без тяжких раздумий повязали 74 тысячи выходцев из государств, находящихся в состоянии войны с Великобританией, к ним добавили около 20 тысяч членов политических партий, сочувствующих нацистам (до этого эти организации легально работали в стране), и посадили их на лагерную пайку. А ведь землю Туманного Альбиона не топтал сапог солдата Вермахта. Чуть прижало островитян, и они без угрызений совести предали забвению все либерально-демократические ценности.

Не отставали от Британии и жутко демократичные США. Янки, после того как проспали Пёрл-Харбор (хотя есть все основания считать, что руководство США специально, с целью получить повод для вступления в войну, подставили японцам под удар базу), совершили «мужественное» деяние. По всей стране без всяких обвинений были арестованы граждане Америки японского происхождения, включая тех, кто в своих жилах имел хотя бы 1/4 японской крови. Арестованных препроводили в концлагеря, где эти жертвы продвинутой демократии работали в рудниках. И таких несчастных набралось вместе с детьми 112 тысяч. Американцы очень опасались японского десанта. С перепугу им почудилось, что самураям высадить мощный десант за 5 тысяч миль от берегов Японии так же просто, как ковбою помочиться по ветру. «Демократичное» водворение сограждан за колючую проволоку подкрепили вакханалией в «свободной» прессе под лозунгом: «Гадюка остается гадюкой, где бы она не снесла яйцо».

Ну а после освобождения европейских стран от оккупантов начиналась эпидемия внесудебных расправ над коллаборационистами. После вступления на плечах союзников войсковых частей генерала Де Голля в Париж, Франция заполыхала массовыми самосудами. Так всегда бывает, когда трус начинает замаливать грехи. Во Франции в годы оккупации на путь коллаборационизма встала значительная часть общества, о чем до сих пор не любят вспоминать.

Прекрасная Франция засверкала десятками тысяч лысин своих проституток, обслуживавших «дойче зольдатен» (на кой ляд понадобилось стричь наголо путан, не могу взять в толк. Может быть, чтобы пользоваться их сервисом на халяву?), в расправах без суда и следствия погибло порядка 100 тысяч заподозренных толпой в сотрудничестве с оккупантами. А общее число попавших под горячую руку плебса, вдруг открывшего в себе патриотизм, доходило до миллиона. Случалось, что массы коллаборантов гнали на минные поля (в Люксембурге). Известны случаи, когда детей немецких военнослужащих травили в газовых камерах.

По данным книги германского историка В. Брокдорфа «Коллаборационизм или сопротивление» (1968), в Италии партизаны в ходе послевоенных самосудов уничтожили от 200 до 300 тысяч лиц, сотрудничавших с немцами и тех, кто активно работал на режим Муссолини.

В Советском Союзе не допустили самосудов над предателями. Все, до кого дотянулись руки правосудия, были осуждены по закону и получили по заслугам. Причем очень многие предатели избежали крупных сроков и дожили до глубокой старости, рассказывая бредни про сталинские лагеря. Наиболее яркие их фантазии облекли впоследствии в литературные формы, которые перекочевали в демократический кинематограф. Но это тема другого разговора.

Примеры европейского беспредела можно перечислять и дальше, но перенесемся на наши евразийские просторы.

История крымско-татарского вопроса

С 1475 года, когда Менгли Гирей, правитель Крымского ханства, признал себя вассалом Османской империи, осколок «Золотой орды» под крышей султана с удвоенной энергией продолжил совершать грабительские вылазки из Крыма на территории Малороссии и Московского царства. За вторую половину XVI века в пределы Московской Руси 48 раз вторгались «мирные» гулямы Гиреевой орды с гуманитарной миссией пограбить, проредить народонаселение и увести в рабство побольше русичей. За первую половину XVII века крымские «гуманитарии» угнали в полон более 200 тысяч поданных русского царя. И это при населении Московского царства в пределах 5-6 млн.

Ещё крепче доставалось малороссийским землям, входившим в состав Польши. С 1605 по 1644 год совершено не менее 75 результативных набегов, с точки зрения крымских «пацифистов». Если Левобережье польской Украины кое-как защищалось ватагами запорожцев, то Правобережье Польшей оборонялось спустя рукава. Потому к концу XVII века эта территория почти обезлюдела. Основой благополучия крымского ханства была работорговля и труд славянских рабов. Посланник польского «круля» пан Броневский, близко наблюдавший жизнь туземцев, писал в 1578 году: «Народ этот хищный и голодный… живет грабежами и постоянною изменчискою войною».

К концу XVIII века, когда Россия налилась силушкой, естественно встал вопрос о ликвидации на южных рубежах империи разбойничьего гнезда. В 1783 году в результате русско-турецких войн Крымское ханство было ликвидировано, а полуостров включен в состав Российской империи. Екатерина Великая имела полное право поступить с татарами так же, как поступали в то же время с индейцами американские власти – частью истребить, частью загнать в резервации. Но подобное «человеколюбие» не могло прийти в голову матушке-государыне «диких» московитов.

Указом Екатерины Второй в 1784 году местным предводителям разбойничьих шаек были предоставлены все права и привилегии русского дворянства. Более того, мусульманское духовенство освобождалось от налогов, а на татарское население не распространялась воинская повинность. Хотя если татарин желал послужить новой отчизне, то это приветствовалось. Не жизнь, а малина! Живи под сенью русских штыков, возлежи в тени обильных садов, щёлкай урюк, кури кальян, забавляйся мирной джигитовкой и от души размножайся. Однако, обеспечив местным авторитетам пансион, государыня вынула у них душу. А душа томилась от жажды набега, ведь кривая сабля и резвый конь сулила крупный навар за одну ходку в славянские земли. Потому многовековая страсть к грабежу периодически вырывалась наружу. Особенно в то время, когда империя давала слабину.

Так было в Крымскую войну 1853-1856 гг. Стоило англо-франко-турецким войскам десантироваться в сентябре 1854 года под Евпаторией, как мгновенно случилась «значительная перемена в пользу неприятеля». Ладно бы крымские татары приняли участие в боевых действиях на стороне коалиции, так ведь нет. Не про них подставлять лбы под русские пули, а брюхо под русский штык-молодец, штурмуя с интервентами Малахов курган и добывая свободу. Мирное татарское население приступило к привычным занятиям – всеохватному грабежу и убийствам русского населения. Тогда впервые встал вопрос о выселение крымских татар из прибрежной местности в Мелитопольский уезд. Император Николай Первый дал согласие князю Меншикову провести депортацию изменников: «Я разрешил твоё представление о переселении прибрежных татар, к чему вели приступить, когда удобным сочтёшь…». Но внезапная смерть императора и скорое заключение мира с европейской коалицией положили конец приготовлениям к высылке. Как говорится, Бог миловал.

На службе у Адольфа-солнцеподобного


К началу Великой отечественной войны татарское население Крыма составляло 218,18 тысяч человек – менее 20% от всего населения Крыма (русских около 50%, украинцев 13,7%).

На территории Крымской АССР (в составе РСФСР) государственными языками являлись русский и татарский. На полуострове функционировали национальные сельсоветы в количестве: русские – 207, татарские – 144, немецкие – 37, еврейские – 14 и т.д. О дискриминации по национальному признаку не могло быть и речи.

Но грянула война, и татарское население дружно приняло сторону фашистской Германии. Призванные в Красную армию крымские татары массово дезертировали. «20 тысяч крымских татар (практически весь призыв с начала войны. - авт.) дезертировали в 1941 году из 51 армии при отступлении её из Крыма», – отмечалось в докладной записке замнаркома внутренних дел СССР Серова на имя наркома внутренних дел, члена Государственного комитета обороны (ГКО) Лаврентия Павловича Берии.

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн: «…большинство татарского населения Крыма была настроена весьма дружественно по отношению к нам. …Татары сразу же встали на нашу сторону… Ко мне прибыла татарская депутация. Принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар «Адольфа Эфенди».

По сведениям Главного командования германских сухопутных войск от 20 марта 1942 года, для службы в Вермахте завербовали около 10 тыс. добровольцев. К тому же: «По данным татарского комитета старосты деревень организовали ещё 4000 чел. для борьбы с партизанами. Кроме того наготове около 5000 добровольцев для пополнения сформированных воинских частей… можно считать, все боеспособные татары учтены».

Но на этом приток татарских добровольцев не иссяк. В ноябре 1942 года немцы начали дополнительный набор добровольцев в ряды германской армии. К весне был сформирован охранный батальон – «Шума» (Schutzmannschaft Bataillon) и еще несколько батальонов находилось в состоянии формирования. Таким образом все, кто дезертировал из Красной армии, оказался в рядах Вермахта и активных пособников фашистов. Более 20 тысяч военнослужащих из числа 200 тыс. населения считается нормой всеобщей мобилизации.

Не было татарской семьи, чей бы мужчина призывного возраста не служил делу Адольфа-эфенди. Причем, служил с благословения своих старших родственников. И по-другому не могло быть в патриархальных семьях татар. В татарской газете «Азат Крым» («Свободный Крым»), издававшейся в годы оккупации, хвастливо утверждалось, что не 10%, а 15% крымских татар являются активными помощниками новых властей.

Известен трагикомичный случай с семьёй дважды Героя Советского союза летчика Амет-Хана Султана. Этот алупкинский татарин (хотя по отцу он лакец) – легендарная личность. Бюст знаменитому летчику до сих пор стоит в центре Алупки. После войны он служил лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института в Жуковском, Московская область. Амет-Хан являлся закадычным другом Серго Берия – известного разработчика ракетной техники и сына Лаврентия Павловича Берия. Он был настолько верен дружбе, что когда отца Серго арестовали, то предложил тому свои услуги в качестве летчика, чтобы перебросить Серго за пределы Союза.

Когда Амет-Хану в конце августа 1943 года присвоили первое звание Героя, то встал вопрос о вывозе его семьи из оккупированного Крыма. С этой миссией в Крым с Большой земли направили разведгруппу. Но контакта с семьёй героя не получилось. Родичи наотрез отказалась переезжать из Крыма и более того, выказали решительное желание сдать переговорщиков немцам. Не солоно хлебавши, разведчикам пришлось срочно ретироваться.

Любопытны данные по национальному составу крымских партизан. На 1 июня 1943 года (в наиболее тяжелый период оккупации) в партизанских соединениях на полуострове насчитывалось 262 человека, из которых 145 русских, 67 украинцев и – внимание! – 6 татар. Да и те – не простые селяне, а начальствующий состав Крымской АССР.

Когда Красная армия в начале апреля 1944 ворвалась в Крым, настроение среди татарской общественности несколько переменились. Желающих встать в ряды советских партизан заметно прибавилось – в народные мстители записалось 391 человек (славян в партизанах было уже более 2,5 тысяч). Однако то был мизер. Основная масса мужчин призывного возраста ушла вместе с отступающими немецкими войсками. По немецким сведениям, в январе 1945 года в вооруженных силах Германии, в основном в СС, еще усердно воевали более 10 тысяч крымских татар, т.е. фактически, даже на тот победоносный для нас период, в наших отцов и дедов стрелял каждый пятый взрослый крымский татарин.

Расплата

Сразу после освобождения Крыма 12 мая 1944 года встал вопрос, что делать с пособниками Гитлера. Согласно статьям УК Российской Федерации: «Самовольное оставление поля сражения…, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой…, а равно переход на сторону неприятеля, влекут за собою – высшую меру социальной защиты с конфискацией имущества».

На стороне гитлеровской Германии, напомню, с винтовкой в руках сражалось практически всё мужское население призывного возраста татарской общины. Теперь поставьте себя на место Сталина. Идет война на истребление, а тут массовое активное предательство.

Если бы изменников судили по законам военного времени, то, безусловно, утрата значительной части мужского населения привела бы к этноциду (потери демографического потенциала) крымских татар. Однако этого не стали делать. Американская народная поговорка «хороший индеец - мертвый индеец» не укладывалась в социалистическую парадигму дружбы народов. Однако и спускать подобное непотребство в условиях тотальной войны было бы себе дороже. Решили разойтись по-доброму: погрузить «невинных» татар в эшелоны и отправить осваивать узбекские и прочие азиатские просторы.

Инсинуации демшизы, что оклеветанных жертв сталинского произвола везли в вагонах, как скот на убой, не выдерживают критики. Служебные документы, ставшие доступными всем тем, кто желает разобраться в хитросплетениях того трагичного времени, не подтверждают факта массовой гибели репатриантов.

Конечно, вагоны, в которых перевозили крымских татар, это не купейные места и даже не плацкарта в современном пассажирском поезде Киев-Симферополь. Это были те же вагоны, в которых перебрасывались на Запад советские войска. Уж во всяком случае, условия 15-20 дневной поездки на Восток не шли ни в какое сравнение с условиями, в которых находились русские и украинцы, перевозимые немчурой в фатерлянд в качестве рабов.

Второй пункт Постановления ГКО предписывал: «Разрешить спецпереселенцам взять с собой личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие в количестве до 500 кг. на семью». В пути следования спецконтингент кормили согласно нормам, указанным в Приложении 1 Постановления ГКО.

«Суточная норма продуктов на одного человека в пути следования следующая:
- хлеба – 500 грамм.
– мясо-рыба – 70 гр.
– крупы – 60 гр.
– жиров – 10 гр.»

Совсем не лишне напомнить рацион ленинградских блокадников в первую, наиболее тяжелую, зиму 1941-1942 гг.:

– Рабочим – 250 граммов хлеба в сутки.
– Служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — по 125 граммов.
– Личному составу военизированной охраны, пожарных команд, истребительных отрядов, ремесленных училищ и школ ФЗО, находившемуся на котловом довольствии — 300 граммов.
– Войскам первой линии — 500 граммов.

При этом до 50% хлеба составляли примеси, и он был почти несъедобным. Все остальные продукты почти не выдавались.

Надо добавить, что эшелоны с крымскими татарами сопровождали бригады медиков. Смертность среди переселенцев по пути следования к месту нового проживания немного превышала естественную смертность довоенного 1940 года. Это объясняется тем, что в эшелонах удельный вес людей преклонного возраста был выше, чем обычно – в это время молодые татарские хлопцы в форме СС верой и правдой служили Гитлеру-эфенди. Из 151720 крымских татар, отправленных в Узбекистан (всего переселению подверглись 180014 чел.), не доехал 191 человек.

Учет репатриантов был строгим, как и всё в то время. За «недостачу», не подтвержденную соответствующими документами, ответственные за перевозку товарищи могли запросто загреметь в штрафбат штурмовать высотки с винтарём Мосина наперевес. Смертность в эшелонах за 15-20 дней дороги в пересчете на годовую смертность составила около 2,5%. Естественная смертность в мирные довоенные годы равнялась 1,74%. К слову, этот показатель 70-летней давности, когда медицина ещё не знала антибиотиков и многих других эффективных лекарств, соответствует показателю современной Украины. Гордитесь, паханы современной Неньки!

В местах расселения татар разрешалась выдача ссуды в размере до 5000 рублей на семью для строительства жилья и ведения хозяйства с рассрочкой на 7 лет. Сразу по прибытии взрослые спецпереселенцы могли устроиться на работу в совхозах и на промышленных предприятиях. Кроме того, в течение июня-августа 1944 года поселенцы получали помощь продуктами. Месячная норма на человека: мука и овощи – по 8 кг, крупа – 2 кг.

Часто можно слышать, что и у русских, и у украинцев имелось в избытке изменников. Однако максимальное число тех, кто в форме Вермахта (многие одевали немецкую форму, чтобы уцелеть в аду плена и при первой возможности перебежать к своим) или полицейскими служили Гитлеру, которое смогли натянуть всеми неправдами демократически озабоченные историки – 600-700 тысяч. Цифра серьезная, спору нет. Однако если учесть количество славянского населения СССР – 133 млн. (в 1939 году), «коэффициент предательства» получается не более 0,5%. Хотя и эта цифра чрезвычайно завышена, так, например, в 1945 году на спецпоселения поступило всего 148 тыс. «власовцев». У «без вины виноватых» крымских татар «коэффициент предательства» более 10%, а по данным самих татар (см. выше) – 15%.

Ещё один «мелкий» штришок. Из 8,668 млн. военнослужащих Красной Армии, погибших на поле боя, умерших от ран, болезней и сгинувших в плену славян было 7,386 млн.: русских – 5,756 млн., украинцев – 1,377 млн., белорусов – 0,253 млн.

И последнее. У перемещённого в Узбекистан крымско-татарского народа уже в начале пятидесятых годов в ссылке родилось 18830 детей на 151,7 тысяч депортированных. Вот и думай, что для крымских татар было благом – суд в соответствии с военным временем, или переселение, пусть и вынужденное?

ForPost,
Источник: from-ua



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх