,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кошерный нацизм
  • 12 ноября 2009 |
  • 21:11 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 80392
  • |
  • Комментарии: 18
  • |
+1
Немного утихли дебаты в прессе и на телевидении по поводу разгула в Израиле «русского» нацизма. Ведущих телепрограмм и политиков Кнессета больше всего интересовал вопрос: почему эти «русские» дети стали нацистами? Однако никого не интересовало, почему эти дети не стали полноценными гражданами государства Израиль.

Рассказывает Виктор.

- Это была идея моего отца – уехать за границу. Он мечтал жить и работать в США. В 70-х годах уехать не получилось в силу бумажной волокиты, затем границы закрыли, и где-то в середине 80-х опять пошла эмиграция. Мы подали документы в посольство США, но как раз перед нашим носом сохнутовцы завернули поток эмигрантов из СССР. Нас перенаправили в Израиль. Обратного пути не было. Мне тогда исполнилось 16 лет.

В 1990 году мы приехали в еврейскую страну. И в то время уже видели: людей, перебравшихся в Израиль, нагло и подло обманули. Никому мы тут оказались не нужны с нашими дипломами, знаниями, академическими степенями. Иди подметать улицы или подтирать за престарелыми евреями, которых их дети отправили умирать в дома престарелых.

Наше желание побыстрее уехать из Израиля всё крепло. Мой отец где-то прочитал, что оформляют в Тель-Авиве выезд в Америку, приблизительно за 1000 долларов. Километровые очереди людей стояли, чтобы добровольно отдать деньги. Но все были обмануты. В один день люди пришли, а контору как корова языком слизала. Потом выяснилось, что эти дельцы с нашими деньгами убежали в Штаты.

Смените национальность

Отец, эксперт по авиационным двигателям, поехал в поисках работы на собеседование в авиастроительный концерн «Таасия Аверит». Сдал экзамены на «отлично», но когда пришел оформляться на работу, ему сказали: извините, вы не еврей. Для него это было настоящим шоком! Слышать подобные слова от людей, страдавших когда-то от шовинизма и фашизма.

Отец спросил: «Это имеет значение?» Секретарша ответила: «Мы одного русского взяли уже, а вы, если хотите у нас работать, подумайте над сменой своей национальности». Отец отказался. Секретарша ему дала понять, что если он национальность не изменит, ему не видать хорошей работы по специальности в этой стране. Он должен быть только евреем. Так и получилось... Отец спас свою душу, но не получил хорошую работу.

И тут заболел я – образовался переизбыток жидкости в голове. Врачи не спешили принимать меры, и вскоре меня просто парализовало. Поскольку подходило время службы в армии, то им пришлось что-то делать, и меня доставили в больницу «Сорока» в Беэр-Шеве. Прооперировали.

Моя болезнь загнала семью в долги, и родители решили остаться в Израиле и не думать больше о переезде в США.


Гои и безумцы


Израиль сошёл с ума в поисках новых «русских» нацистов. Дети рисовали свастики, избивали евреев, наркоманов и гомосексуалистов, их за это арестовала полиция. Почему я не осуждаю и понимаю этих детей? Потому как им сейчас так же плохо, как когда-то было мне, я постоянно конфликтовал. Сейчас понимаю, что пытался хоть таким способом сказать окружающим, что я тоже человек, а не пустое место.

Но ни ты сам, ни твоё мнение никому в Израиле не интересны до той поры, пока ты не выйдешь на улицу с аэрозольным баллончиком и не напишешь на стене «Я вас ненавижу». Вот тогда тобой займётся и полиция, и социальные службы, и журналисты, а русскоязычные депутаты Кнессета будут требовать лишить тебя гражданства и выгнать из страны.

В Израиле легче всего убедить людей в том, что тот, кто ведёт себя не как все – опасен для общества. Назвать человека, протестующего против расистской удавки, гоем, безумцем или антисемитом – в порядке вещей. Гой – он кто? Он не еврей, он омерзителен для общества, с него и спросу мало, а вот для войны он в самый раз подходит. Пусть подрастает и идёт умирать за еврейское счастье и за сионистскую идею.


Никто и ничего


В 2002 году я познакомился с Оксаной, приехавшей в Израиль с маленьким ребёнком. Она тогда жила в Бейт-Шемеше.

Алёшка, сын Оксаны, маленький был, оставался один дома, а мама его работала на двух работах, чтоб как-то прокормить и одеть семью. Хорошо, что рядом была церковь, так Оксана с Алёшей там бывали на службах, и продуктами им иногда помогали батюшки и прихожане.

Присылали в квартиру Оксаны и сына каждую неделю делегацию социальных работников. Больше всего их интересовало, что они едят, что пьют, и какое отношение христиане имеют к Израилю? Мне и Оксане это понятно, но вот местным жителям объяснить невозможно, что христиане имеют полное право на Израиль, как иудеи и мусульмане. Они этого просто не понимают.

Но Оксана не хотела уезжать обратно, считала, что здесь всё равно лучше, чем на Украине. Мы видели предвзятое отношение евреев к христианам, ощущали его на себе, но готовы были всё терпеть ради жизни на Святой Земле.

Вот когда мы собрались с ребенком ехать в Германию в гости к подруге Оксаны, которая замужем за немцем, мы окончательно поняли, что такое гой в Израиле. Маленького Алёшку не выпустили вместе с нами. Мы пришли к выводу, что наши дети нужны как щит Израилю, как пушечное мясо, как рабы на стройках, как охранники их еврейских магазинов. От них меньше проблем. При ранении они не получают всех компенсаций, при смерти их не хоронят как людей в соответствии с их традициями. Израильтянин-еврей получает и компенсации, и пенсию военную на всю жизнь. В 90-х годах были случаи, когда ребёнок погибал и его везли хоронить в Россию, потому как местные раввины исключали возможность похоронить в одной земле солдата-гоя и солдата-еврея.

Когда мы собирались в Германию, в городском отделе внутренних дел Реховота нам даже не сказали, что ребёнка не выпустят из Израиля по его временному паспорту и просто глумились над нами. А вы бы видели, какой Алёша был счастливый, что он первый раз едет за границу, полетит на самолёте. Он самостоятельно готовился к отъезду и собирал свои игрушки. И какое разочарование он испытал, когда нам в аэропорту сказали, что для не евреев нужна виза, и временный паспорт нашего ребёнка в Израиле ничего не значит. Мы видели эти детские глаза, наполненные слезами. Алёша прошептал: «Мама, я тут никто и ничего не значу?»

Нам пришлось Алёшу оставить с бабушкой. Когда мы прилетели в Германию, нам сказали в аэропорту, что его бы впустили в страну, он ведь маленький. Но в Германии в то время действовал закон о беженцах, и мы поняли, почему нашего ребенка Израиль не выпустил: ведь он мог не вернуться обратно, и сионистская военная машина не досчиталась бы ещё одного гоя в солдатской форме, готового умереть во имя победы сионизма над палестинскими арабами.

Мы сравнили Израиль с Германией и Австрией. Мы увидели настоящую жизнь, где люди не делят друг друга на гоев и избранных. Министр Зеев Бойм недавно публично назвал граждан Израиля – не евреев неполноценными, и ни один депутат Кнессета, ни один еврей-правозащитник не назвал его расистом и просто негодяем. Почему? Потому что в Израиле нельзя трогать только евреев – они неприкасаемые, они – всегда жертвы. Гоев можно унижать. Гоев защитить некому, их не для того привезли в Израиль, чтобы они тут считали себя равными евреям. А если гои начинают возмущаться, то им напоминают про весёлый праздник «Пурим», посвящённый массовому убийству гоев евреями. Чтобы помнили своё место и знали, что их ожидает в случае неповиновения.

Я до сих пор понять не могу: сначала «Сохнут» покоя не давал, агитируя ехать в Израиль. Сейчас евреи говорят: какого черта вы, русские, приехали сюда, мы что, вас ждали или звали?

С такими гадостями я сталкиваюсь постоянно. Как-то иду по улице, из магазина выглядывает малый и говорит мне в глаза: «Ты гой». Я спрашиваю: «Почему ты так считаешь?» А он мне: «У тебя нет кипы, значит, ты гой».

В Реховоте на улице Менуха Манахла есть синагога. Мы с коляской проходили мимо неё, когда из окна в нашу маленькую дочку бросили огрызок яблока. Оксана стала кричать на религиозных детишек, а они начали плевать в нас и смеяться.

А что плохого сделал наш Алёша евреям? Когда в него на улице бросили камень и разбили бровь, он пришел домой чуть не плача, и говорит: мама, не ходи туда, ты всё равно не узнаешь, кто это сделал, они ведь все в чёрном, как пингвины, и все друг на друга похожи. Над тобой будут только смеяться.

Военное дело Алёшка любит, но в израильской армии служить не хочет. Он как-то нам сказал: «Меня эта страна не любит, и я не люблю их и не хочу их защищать. Я всегда тут буду гражданином третьего сорта».

Те, кто называет нас гоями, а наших женщин шиксами и проститутками, думают, что от этого у русских детей возникнет большая любовь к евреям и желание защищать Израиль? Именно такое расистское поведение евреев и провоцирует ненависть к ним. Зуб за зуб, око за око. Вы научили наших русских детей своим еврейским законам. Радуйтесь теперь.


Все русские одинаковы


Рассказывает Оксана.

После приезда в Израиль мы с сыном попали в город Бейт-Шемеш. Поскольку мы христиане, то стали посещать в нашем городе церковь. Однажды, когда мы подходили к церкви, местные жители нас стали забрасывать камнями и кричать, что в этой стране нет места христианам. Даже наш священник говорил, что его постоянно преследуют и ему угрожают.

В школе дети приняли моего сына плохо, в первый же учебный день после школы его избили, разбили солнцезащитные очки, забрали кепку, порвали майку. С самого первого дня у сына начались неприятности в школе. Несколько раз мой сын пытался рассказать учителям, что дети постоянно его обижают, издеваются над ним. Но учителя не реагировали на происходящее или просто насмехались.

Когда я пришла в школу выяснить этот вопрос, учителя не захотели со мной говорить, отворачивались от меня и говорили, что очень заняты и неизвестно когда освободятся. А дети, находящиеся в коридоре, стали меня оплёвывать и кричать: «Ты русская проститутка! Уходи!». Учителя никак не реагировали на такое поведение своих учеников. А школьный охранник, смеясь, их подбадривал. Когда я сделала ему замечание, он мне ответил: «А что происходит? Я ничего не вижу!»

Ненавистью к русским людям христианской веры и к нашим детям, казалось, был отравлен даже воздух в Бейт-Шемеше. Однажды, когда я, мой сын и моя мама звонили в центре города по телефону, группа еврейских подростков оплевала нас и стала оскорблять. Никто из взрослых, проходящих мимо, не заступился за нас. Когда мы просили проходящих мимо евреев, чтобы поговорили с детьми, они просто делали вид, что нас не замечают, отворачивались и шли дальше.

Когда мой ребёнок перешёл в третий класс, наша жизнь стала вовсе невыносимой. Классная руководительница всячески унижала сына перед учениками. Когда я приходила в школу, учительница говорила мне, что Алёша умственно отсталый, не понимает материала. Хотя мой ребёнок опережал школьную программу, так как занимался ещё и в платной вечерней русской школе. Учителя там были им очень довольны, директор убеждала меня, что мой сын просто обязан сдавать экзамены и поступать в школу с математическим уклоном. В то же время, евреи мне твердили, что Алёша не знает Танах и не хочет учить еврейские религиозные книги. Мы с ребенком стали думать, что нам нужно поменять школу.

Но этим всё не закончилось. Когда мы сняли другую квартиру, началось давление со стороны соседей. К нам постоянно стучали в двери, не давая покоя. Мы очень нуждались в деньгах, мне приходилось много работать по выходным, праздникам и по ночам. Мой ребенок оставался один дома. В один из вечеров, когда я ушла на работу, соседи стучали в нашу дверь с такой силой, что высадили замок. После этого случая мой ребенок стал бояться один оставаться дома.

Было такое, что меня сталкивали с лестницы, говоря, что на лестнице и так мало места, а ещё всякие гойки занимают проход.

Часто я возвращалась с работы домой поздно вечером. В один из таких вечеров я шла по опустевшим улицам и за мной следом медленно ехала легковая машина с израильскими мужчинами. Они ехали за мной до самого дома и всю дорогу громко оскорбляли меня. Кричали, что я, русская проститутка, обязана сесть к ним в машину и доставить им всем удовольствие.

Я по вечерам и ночам убирала подъезды в жилых домах. Некоторые жители этих подъездов постоянно говорили мне гадости, кричали, что воняет русскими, дети плевали сверху на голову.

Мы с сыном подумали и окончательно решили, что нам лучше переехать в другой город. И мы переехали в Реховот, казалось бы, в более цивилизованное место. Сына я определила в школу «Шизар» (в более престижные школы нам дорога была закрыта – я хотела ребёнка определить в математическую школу, но нам отказали, потому что такие школы только для евреев).

Я долго не могла устроиться на работу. Посмотрев мои документы, работодатели моментально теряли ко мне интерес. Если я где-то садилась выпить кофе или перекусить, то от меня просто пересаживались за другой столик. В маршрутном такси многие демонстративно пересаживались на другие места или выходили с оскорбительными репликами в мой адрес.

Однажды, когда у меня уже родилась дочь, я почувствовала запах дыма. Зашла в другую комнату и за окном увидела, что под нашим балконом развели огромный костер. Мы жили на первом этаже, и огонь достиг нашего окна. Я схватила дочку – её кроватка находилась возле окна – и мы выбежали на улицу. Приехала пожарная машина, офицер подтвердил факт намеренного поджога, так как под балконом лежало много обгоревших дров.

Прошёл год, закончился срок аренды квартиры, и мы переехали в другой район Реховота. И здесь произошёл такой случай: Алеша играл на детской площадке, когда какой-то мальчик упал с качелей. Его мать стала ругать моего сына, что именно он виноват в случившемся, затем перешла к угрозам. С этого момента Алёшу стали преследовать взрослые мужчины – куда бы мой ребенок ни шел, за его спиной всегда шли следом, он был настолько запуган, что нам пришлось пойти в полицию и оставить заявление…

Я хочу спасти своего ребёнка. Уже вижу, что он не станет тем безмолвным и покорным гоем-рабом, которые нужны сионистам. И у таких, как он, детей есть всего лишь два выхода. Или объединяться в группы и мстить сионистским расистам за искалеченное детство, или уехать из Израиля и забыть это еврейское государство, как страшный сон.


Эпилог

Рассказывает Виктор.

Алексея уже нет в Израиле. Он теперь год как живёт в Канаде со своей мамой и сестрой. Я очень благодарен дипломатам из посольства США: во временный «ничего не значащий» паспорт Алеши была вклеена настоящая американская 20-дневная виза.

Но снова та же бюрократическая стена в аэропорту. Долго крутили и вертели в руках временный паспорт не гражданина Израиля чиновники. С одной стороны, никак нельзя выпускать из страны будущего защитника еврейского государства, а с другой стороны, в этом «ничего не значащем» временном паспорте стоит настоящая виза США… Не пропустить такого – это уже политический скандал. В итоге, когда нас уже пропустили, одна сотрудница из службы безопасности спросила: «Как вы сумели получить визу в этот вонючий паспорт?»

Через Америку в Канаду въехал Алексей. Оксана и дочка вылетели в Канаду прямым рейсом. Там их опять долго мурыжили, угрожали, что отправят в Израиль, так как у Канады есть договоренность с Израилем отправлять обратно тех «беглых» евреев и не евреев, кто хочет остаться в Канаде. Израиль компенсирует Канаде все накладные транспортные расходы…

Алёшка очень доволен переездом, у ребёнка открылось второе дыхание, появились друзья, подруги. Учится в христианской школе, детям преподают геометрию, которой в Израиле не было, и многое другое. Ребёнок ожил!

В общем, моя семья уже далеко, но каждый из русских детей в Израиле, страдающий от еврейского расизма, – это мой ребенок, я вижу, как им тяжело. Это мой человеческий долг – говорить правду. Пора уже прекратить одним лгать, а другим делать вид, что они не замечают лжи. В Израиле существуют расистские законы, и надо иметь мужество признать это.

Для детей не евреев, воспитанных родителями на христианских ценностях, израильская «демократия» представляет опасность. Их надо спасать от сионистского расизма и шовинизма. Русская община призывает всех, кто сохранил честь и совесть, оказывать всестороннюю поддержку и помощь детям, пострадавшим от системы сионистского образования в Израиле.



Автор - Анатолий Герасимов, ассоциация периодической прессы Израиля

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх