,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОЛЬСКИЙ ГОНОР И РУССКАЯ ЧЕСТЬ. Часть II
  • 29 сентября 2009 |
  • 17:09 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 30219
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
ПОЛЬСКИЙ ГОНОР И РУССКАЯ ЧЕСТЬ.  Часть II


Речь Посполитая на марше: восемь веков имперского строительства

Польшу и Россию связывает многовековая непростая история взаимоотношений. Древнерусское и польское централизованные государства возникли практически одновременно примерно тысячу с лишним лет тому назад. Вопреки распространенному в польской исторической публицистике образу «страны-жертвы», поляки с самого начала ощутили себя «имперской нацией», готовой воевать ради расширения собственной территории. Еще на заре польской государственности они успели «погостить» в Киеве и Праге – с явным намерением сделать Киевскую Руси и Чехию вассалами польской короны. Древняя польская столица Краков также была «позаимствована» поляками у чехов, которым пришлось уступить город воинственным северным соседям. После того, как Русь была обращена в руины монгольскими ордами, строительство польской империи вообще пошло сверхскоростными темпами. Путем сложных дипломатических и военных комбинаций Польша передвинула свои границы на сотни километров на Восток. Украинцы и белорусы попали под власть польских магнатов, а затем едва не настал и черед русских: в начале XVII века Польша едва не завоевала и саму Россию, воспользовавшись многолетней русской смутой. После восстания Хмельницкого и неудачной войны с Россией Польша была вынуждена вернуть России Киев, но продолжала владеть огромной территорией, две трети которой занимали завоеванные земли. В середине XVIII века, когда в Европе вовсю распространялись идеи Просвещения, польские карательные силы топили в крови восстания украинских крестьян, устраивая пленным жуткие средневековые казни. Прошло уже почти восемь веков польской имперской истории, и никаких признаков «народа-жертвы» все еще не наблюдалось на горизонте. Скорее наоборот – польская шляхта ощущала себя «расой господ», правящей миллионами «культурно-неполноценных» холопов. Однако к концу восемнадцатого столетия силы Речи Посполитой стали иссякать. С этого момента и начинаются те самые исторические обиды, которые дают о себе знать и по сей день.

Польская мечта о границах 1772 года

Для того чтобы сделать современному читателю более понятной гипертрофированную реакцию поляков на исторические события ХХ века нам придется вернуться назад почти на 250 лет во времена Екатерины II. Раздираемая внутренними противоречиями Речь (или по-польски Жечь) Посполита захлебывалась в междоусобных распрях польской шляхты, эгоистично использовавшей в собственных интересах уникальный принцип liberum veto. Не имеющий аналогов в других странах этот принцип требовал единогласного принятия решения польским сеймом по любому вопросу и позволял любому депутату сейма наложить вето на дальнейшую работу сейма по обсуждаемому вопросу. Принцип liberum veto был задуман как средство борьбы с коррупцией: предполагалось, что среди всех подкупленных королем депутатов всегда должен оказаться хотя бы один неподкупный депутат, который может воспользоваться этим правом. В результате в течение XVII-XVIII веков работы сейма прерывались 73 раза, что сделало польский шляхетский парламент совершенно недееспособным. В 1764 году Екатерина II «назначает» польским королем своего любовника и отца своей дочери Анны Станислава Августа Понятовского, который занял польский престол после смерти короля Августа III Саса.

Для исполнения важной тайной миссии по передаче польского престола в руки своего ставленника Екатерина направляет в Польшу доверенных лиц – графа Германа Карла фон Кейзерлинга и Николая Репнина. Русские дипломаты получают от Екатерины подробнейшие инструкции о задачах и способах проведения «спецоперации» по передаче власти в Польше новому королю, «благородному человеку, которого надлежит заверить, в том, что пока он будет под нашей опекой и протекцией, никому не удастся отобрать у него корону». Документ, написанный Екатериной собственноручно по-французски, впечатляет глубиной историко-политического анализа польско-российских отношений, детальностью проработки мельчайших деталей «спецоперации», включая даже столь «не царские» подробности, как тайные способы финансирования миссии через торговый дом Клиффорда из Амстердама.

Тайная миссия Кейзерлинга и Репнина увенчалась успехом. Станислав Август Понятовский был посажен на польский трон. Произошел первый раздел Польши на основе секретного соглашения между Австрией, Пруссией и Россией. Россия завладела Ливонией и Белоруссией, присоединив к империи 92 тысячи квадратных километров и 1 200 000 новых подданных. Собственно поляков на новых территориях было абсолютное меньшинство. Благодарный Станислав Август Понятовский даже прислал своей благодетельнице, Екатерине Великой, древний трон польских королей. Трудно ручаться за подлинность исторических анекдотов, но при российском дворе сплетничали, что императрица обошлась с ним весьма непочтительно: велела вырезать дыру в сидении и подставить под него ночной горшок.

ПОЛЬСКИЙ ГОНОР И РУССКАЯ ЧЕСТЬ.  Часть II


Границы Польской Речи Посполитой до 1-го раздела 1772 года


В 1793 году Пруссия и Россия разделили между собой еще одну часть польской территории, а в 1795 году бывший фаворит Екатерины отрекся от престола и Польша перестала существовать как самостоятельное государство – остатки ее территории разделили между собой Австрия, Пруссия и Россия.

Включение Польши в состав Российской империи вызвало рост антироссийских настроений в польском обществе и породило национально-освободительное движение, выплеснувшееся знаменитым восстанием Костюшко в 1794 году, подавленным российскими войсками. Впрочем, самого польского героя, попавшего в плен, отпустили на все четыре стороны. Затем Александр Первый в подачи своего приятеля Адама Чарторыйского решил воссоздать польскую государственность. Его не смутило даже то, что с началом наполеоновских войн в Европе поляки приняли активное участие в них на стороне французов, поверив в обещания Наполеона Бонапарта предоставить самостоятельность Польше, и вместе с французскими войсками дошли до Москвы. Разгромив Наполеона, Александр Первый объявил о воссоздании Царства Польского, находящегося в унии с России, и даже собственноручно отредактировал новую польскую конституцию. Однако поляков все это, разумеется, совершенно не устраивало. Польская элита мечтала только об одном – восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года. Именно под этим лозунгом проходили восстания 1830 и 1861-1863 годов, и, надо сказать, среди образованных людей России многие сочувствовали повстанцам. А вот русским царям было не до сантиментов: ведь в Варшаве считали, что граница России должна была проходить по линии Псков-Смоленск-Киев и далее по Днепру! Договориться с польскими лидерами на каких-то иных условиях, чем «границы 1772 года» было решительно невозможно.

Пилсудский: цель остается прежней

Польша оставалась в составе Российской империи вплоть до Февральской революции 1917 года, когда состоялась сначала фактическая независимость Польши, а затем после капитуляции Германии и подписании 11 ноября 1918 года Компьенского мира власть в Польше была уже официально передана Юзефу Пилсудскому, вернувшемуся из немецкого плена создателю Польских Легионов, воевавших на стороне Германии. После того, как Россия весной 1917 года согласилась предоставить Польше независимость, немецкое командование потребовало от польских легионеров принести повторную присягу кайзеру Вильгельму. Пилсудский приказал своим солдатам отказаться от присяги кайзеру, и был интернирован немцами в крепости Магдебург. Так после 150 лет политического небытия возникло независимое польское государство.

Пилсудский был человеком, фанатично преданным идее польской независимости – естественно, все в тех же пресловутых границах 1772 года. Конечно же, он ненавидел Российскую Империю, и уже в двадцать лет впервые был арестован за участие в подготовке убийства императора Александра III в Вильно, был сослан в Сибирь, где провел четыре года. Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Пилсудский даже предпринял весьма экзотический шаг, отправившись в Японию предлагать свои услуги японскому генеральному штабу в организации антироссийского сопротивления в тылу империи силами польских повстанцев в обмен на финансовую помощь. Исторические аналогии, конечно, вещь опасная, но уж очень всё это напоминает сотрудничество русских революционеров с немецким генеральным штабом ровно через десять лет после дальневосточного вояжа Пилсудского.

Источник

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх