,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Не применить ли России «доктрину Монро» к постсоветскому пространству?
0
Не применить ли России «доктрину Монро» к постсоветскому пространству?

Знаменитый философ Алексис де Токвиль отмечал: «Жителям Соединенных Штатов на протяжении длительного времени постоянно говорили, что они – единственный религиозный, озаренный и свободный народ. У них громадное самомнение. Они недалеки от того, чтобы уверовать, будто являются видом, выходящим за рамки человеческой расы». Это было написано еще в 30-е годы XIX века, примерно в то время, когда пятый президент США Джеймс Монро формулировал свою печально знаменитую доктрину (послание Дж. Монро конгрессу 2 декабря 1823), названную его именем. С тех пор прошло почти два века. И уже в 70-е ХХ века известный американский социолог Роберт Беллах отметит: «С 1630 года не было ни одного поколения американцев, которое не было бы убеждено, что они, так или иначе, являются избранным народом».

Очевидно, именно это чувство «богоизбранности» подвигло американскую The Washington Times на редакционную (!) статью от 15 сентября «Чавес отправился за ядерным оружием».

В материале комментируется недавнее заявление президента Венесуэлы Уго Чавеса о намерении его страны начать работу над ядерной программой. При этом, несмотря на то, что Чавес подчеркнул мирный характер программы, редакция The Washington Times заподозрила его в негуманных намерениях – мол, венесуэльский президент на самом деле хочет не мирный атом, а атомную бомбу. Причем, военный характер будущей атомной программы Венесуэлы не вызывает никаких сомнений у редакции, никаких оговорок вроде «не исключено», «возможно» и т.д. Почему? А просто так. Вот нельзя Чавесу верить, и все тут!

Конечно, можно предположить, что это своего рода проявление фрейдизма, у нас еще это называют «каждый судит в меру своей испорченности». Мы же не забыли еще американские безапеляционные утверждения о «поставках украинских систем «Кольчуга» в Ирак» или не менее уверенные заявления об «иракском химическом оружии».

Само собой, американским журналистам и в голову не пришло порассуждать на тему – почему США можно иметь ядерное оружие, а Венесуэле нельзя? Почему американский союзник Израиль может иметь ядерное оружие (что ни для кого не секрет), а Венесуэла или тот же Иран (о котором тоже говорится в статье) – нет. Не положено! Это США могут обладать ядерным оружием и помахивать военной дубинкой перед носом Каракаса и Тегерана, а если наоборот – то это уже неслыханное преступление перед родом человеческим.

Но Чавес виновен априори, даже если он тысячу раз продекларирует, что не собирается обзаводится атомной бомбой! Самое главное его «преступление» – «no love for the United States» (цитата из статьи)! Не любит США! А, кроме того, напоминает The Washington Times, недавно Чавес позволил себе признать Южную Осетию и Абхазию!

Да еще и закупает оружие у России! Ну зачем, спрашивается, Чавесу оружие? Не для защиты же от миролюбивых США, тратящих на военные программы столько же, сколько весь остальной мир вместе взятый!

Само собой, хотя авторы статьи и отмечают, что оружие оборонительного характера, но, уверены они, оно «легко может быть использовано и в наступательных целях». Очевидно, столь же «легко», как и «оборонительное» американское оружие (или американских союзников), поставленное режиму Саакашвили и использованное против спящего Цхинвала. Но, естественно, к антиамериканской Венесуэле не может быть применен тот же подход, который неизменно заявляется США и их сателлитами к проамериканской Грузии: страна не находится в режиме санкций, а оружие поставляется в соответствии с международным законодательством…

Ну, а в заключение материала The Washington Times вводит в оборот самый главный, не раз проверенный американцами на практике, аргумент: военную силу! А то, сетуют журналисты американского издания, «мировые подлецы» (ну, те самые, которые «no love for the United States») совершенно распоясались и совсем «не боятся президента Обаму». А надо бы чтоб боялись!

Отбросив прочь всякие рамки приличий, редакция The Washington Times потребовала от администрации Обамы «подтвердить доктрину Монро, которая запрещает вмешательство в дела Латинской Америки». Кому «запрещает»? Естественно, не Соединенным Штатам. Им можно и даже нужно вмешиваться в дела стран указанного региона! Причем, настаивают американские журналисты, администрация в Вашингтоне, должная, по их мнению, возродить действие доктрины Монро, обязана быть готова и к применению военной силы: «это положение (возобновление modus operandi на основе доктрины Монро – авт.) должно быть поддержано с вероятной угрозой действия», Обама, пишут они, «должен так или иначе установить, что он намерен использовать военную силу не только против сомалийских пиратов». Очевидно, Россия видится американцам «пиратом», действующим в Латинской Америке.

Весьма своеобразное «мышление XXI века» от редакции The Washington Times – на основе доктрины первой половины XIX века. Это к тому, что иные западные идеологи, скажем в контексте «расширения демократии» через расширение НАТО любят указывать России на ее «устаревшие типы мышления» времен «холодной войны». А тут – и вовсе доктрины времен примитивного империализма с претензией на «особые права» США в Западном полушарии.

Интересно было бы наблюдать реакцию «свободного мира», в частности, и американской The Washington Times, если бы в России задумались о своей «доктрине Монро» – в отношении постсоветского пространства, или даже бывшего соцблока в целом. А почему, собственно, нет? Ну, если сам «светоч» цивилизованного человечества в принципе считает допустимым применение «доктрины Монро» в современном мире. Кстати, аргументов «за» можно привести достаточно. Москвоцентричное постсоветское пространство – это и военно-политические гарантии, включая «ядерный зонтик»; и возобновление исторически сложившихся связей в экономике, воссоздание технологических циклов, что может усилить конкурентоспособность всех стран региона в целом; и общее снижение конфликтности в рамках одного геополитического, цивилизационного выбора и т.д. и т.п.

Я уж не говорю о такой мотивации, как национальные интересы и национальная безопасность самой России – а ведь именно из указанных мотиваций (в американском варианте) исходили журналисты The Washington Times, указывая на необходимость возрождения «доктрины Монро».

России, очевидно, тоже не велико удовольствие наблюдать за усилиями США, часто откровенно антироссийскими, вблизи своих границ – в тех же Грузии и Украине. Что если Москве высказать готовность «применить военную силу против»… вобщем, не буду уточнять – против какого именно государства… в случае, если ей не понравится поведение этого государства из «российской зоны ответственности» или, скажем, характер его отношений с США?

Не думаю, что такой российский подход к постсоветскому пространству, – аналогичный «доктрине Монро», – вызвал бы крики «браво» у журналистов The Washington Times.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх