,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Коричневые пятна национализма. Часть 2
  • 15 сентября 2009 |
  • 20:09 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 16424
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Коричневые пятна национализма. Часть 2


Переход ОУН на нелегальное положение

В 1942 году и гитлеровскому руководству, и лидерам украинских националистов стало ясно, что ОУН окончательно скомпрометировала себя сотрудничеством с фашистами. Находившимся у власти главарям - оуновцам полностью перестало доверять украинское население, в том числе и националистически настроенное. Еще чуть-чуть, и рядовые оуновцы уйдут в партизанские отряды.
Немцы и их "союзники" судорожно искали выход из создавшегося положения. Был создан новый провод бандеровцев, в который вошли Лебедь, Ярый, Волошин и Старых. Этот руководящий орган, как и все предыдущие, ничем не мешал фашистам. Полиция безопасности и СД знали практически каждый шаг оуновцев - о чем свидетельствуют информационные обзоры немецких спецслужб о националистическом движении на Украине (например, от 10 июля 1942 года, от 9 октября 1942 года и т. д.).

Тем не менее летописцы ОУН пишут, что в эту пору состоялись "первые бои" с оккупантами (Петр Мирончук). Однако в подтверждение своих слов они не могут назвать ни одной серьезной стычки националистов с фашистами. Более того, историков ОУН опровергают их же коллеги, которые, ссылаясь на документы того времени, утверждают, что в этот период нельзя еще было выступать с оружием против германских властей.

Но дело, конечно, не во времени (в 1942 году уже развернулось партизанское движение по всей Украине), а в том, что оуновские вожаки и не собирались вести вооруженную борьбу с захватчиками. Все доводы о том, что нужно "выжидать, экономить силы, ... расширять сети ОУН, чтобы ... в назначенное время можно было бы... сказать последнее слово ("Политика и время", N 8, 1991, из информационного обзора полиции безопасности и СД Германии...) нужны были лишь для того, чтобы спасти реноме националистов, сильно подорванное сотрудничеством с оккупационными властями. "Час Х", когда по приказу лидеров националистов должны были начаться активные боевые действия против фашистов, так и не наступил, несмотря на громогласные заявления вожаков о том, что созданная ими Украинская повстанческая армия (УПА) борется как против нацистской Германии, так и против "новой большевистской оккупации".


Создание УПА. Ее структура

С весны 1942 года оуновские организации начали создавать боевые группы - боивки, на основе которых в начале 1943 года была сформирована Украинская повстанческая армия. Чтобы обеспечить массовый приток добровольцев, были выдвинуты антинемецкие лозунги. Однако на деле с первых же дней существования УПА ее руководство проявляло осторожность в отношении к оккупационным властям. Отдельные стычки оуновцев с немцами свидетельствовали скорее о недостаточном контроле командования УПА за местными боевиками, чем о планомерных действиях против фашистов. Судите сами: разведотдел войск СС и полиции Украины докладывал 30 июня 1943 года о массовых нападениях отрядов УПА на польские деревни, столкновениях с советскими партизанами в районе Людвинополь-Березно. А вот о военных действиях против фашистов в этом донесении говорилось следующее: "Нападение на немецкие подразделения были редкостью, вообще не было ни одного (!) случая, когда были бы ранены служащие немецкой полиции и военнослужащие вермахта... Имели место случаи, когда банды сознательно щадили жизнь немцев" ("Политика и время", N 5, 1991).

УПА делилась на две группы - южную (штаб располагался в Кременецком районе Ровенской области) и северную (в Волынской области). Каждая группа в свою очередь делилась на курени. Они состояли из трех стрелковых сотен численностью по 70-80 человек, взвода штабной разведки, пулеметного взвода, отделения полевой жандармерии и санитарного отделения. Первичным звеном УПА был рой (10-12 бойцов). Три таких отряда объединялись в чету, а три-четыре четы составляли сотню.

Однако такое организационное построение соблюдалось не всегда. Из-за отсутствия людей многие из звеньев были недоукомплектованы.

Состав УПА можно подразделить на три основных группы:

1. Командный состав, комплектуемый в основном из лидеров ОУН
2. Добровольцы
3. Мобилизованные

Последняя категория составляла большинство состава УПА (около 60%) и регулярно пополнялась.

В Украинскую повстанческую армию старались набирать людей, которые умели владеть оружием. Их-то в первую очередь и отбирали войсковики (ответственные за мобилизацию лица) по несколько человек из каждого села. Отобранным вручалась повестка, вызывавшая на сборный пункт. Не явившиеся в указанное время получали на первый раз 50 шомполов. Тех, кто "злостно уклонялся" от призыва, ждала казнь - удушение "путом".

Надо сказать, что сталинские репрессии 1940-1941 годов сыграли на руку ОУН. С приближением Советской армии ряды УПА пополнялись новыми бойцами из числа тех, кто боялся будущих репрессий, и теми, кого ОУНовцы заставляли брать оружие под страхом смерти и расправы над родными. По свидетельству одного из командующих УПА Луцкого (Богуна): "Большинство участников УПА были насильно туда втянуты. И только... часть является добровольцами. При этом я должен пояснить, что под добровольцами надо понимать таких, которые пошли в УПА в силу крайних обстоятельств: служившие в немецких военных формированиях, полиции, беглецы с работы в Германии (а таких ждали неминуемые репрессии НКВД - В. Р.), дезертиры из Красной Армии и т. п. Не будь таких обстоятельств - эти лица никогда не пошли бы в УПА" ("Политика и время", N 11, 1991).


Роман Шухевич

В декабре 1943 года главнокомандующим УПА был назначен Роман Шухевич, оуновец с "солидным стажем". За плечами у него была и служба в "Нахтигале", и опыт борьбы с партизанами в составе шуцманшафтбатальона-201.

Родился он в 1905 году в городке Краковец в семье юриста. Учился во Львовской украинской гимназии, где дед Романа был профессором. В это время семнадцатилетний Шухевич вступил в УВО (1923 г.). О роли и целях этой организации он услышал непосредственно от атамана Коновальца.

По окончании гимназии Роман поступил в Гданьский техникум, затем перешел во Львовский политехнический институт.

Коричневые пятна национализма. Часть 2


Во Львове он и начал заниматься террористической деятельностью. В октябре 1926 года с Богданом Пидчайным Роман убил школьного куратора Яна Собинского. Исполнителям терракта удалось избежать наказания, а вместо них осудили двух ни в чем не повинных людей.

Безнаказанность "окрылила" Шухевича, и в конце 20-х годов он стал активным участником ряда "экспроприаций" (ограблений госучреждений). Говорят, что чрезмерное усердие Шухевича заставило непосредственного руководителя референтуры УВО Кныша предупредить слишком активного националиста о возможных "нежелательных последствиях".

В конце 1929 года будущий предводитель УПА проходил обучение в итальянской школе разведчиков. Там же осваивал сложные науки диверсионной работы и лидер "молодых" оуновцев Степан Бандера.

Навыки, приобретенные в Италии, пригодились обоим выпускникам разведшколы в 30-х годах, когда по Галичине прокатилась серия террактов. Вдохновителями и организаторами "громких дел" и прослыли Бандера и Шухевич. Лидеры "молодых" оуновцев "погорели" на убийстве министра внутренних дел Польши Перацкого. На львовском судебном процессе 23-х националистов Бандеру приговорили к пожизненному заключению, а Роман "получил" всего четыре года. Впрочем, и этот срок Шухевич не отсидел - через два года его выпустили по амнистии.

Выйдя на свободу в 1937 году, будущий генерал решил не искушать судьбу и поспешно покинул Польшу. Он перебрался в Германию и поступил на специальные курсы при военной академии в Мюнхене. По окончании их Шухевич получил звание гауптштурмфюрера (капитана) СС и стал офицером вермахта.

В 1939 году фашисты оккупировали Польшу, выпустив на свободу лидеров "молодой генерации ОУН". Как вы помните, эта честолюбивая "молодежь" пыталась захватить власть в организации украинских националистов, что привело к расколу и формированию новой краевой экзекутивы из бандеровцев. В состав "правительства" ОУН-Б вошел и Роман Шухевич, возглавлявший в то время краевой провод на западных украинских землях, оккупированных фашистами.

В то же время началась усиленная подготовка оуновцев к вторжению в СССР. В Польше создавалось подразделение "Нахтигаль". Командиром его гитлеровцы назначили оберлейтенанта Герцнера, а от оуновцев Бандера назначил Шухевича. Рейтинг Романа у бандеровцев был очень высок - командир "Нахтигаля" стал в апреле 1941 года членом главного провода и возглавил штаб военной референтуры. 18 июня 1941 года "специалист по Востоку" Оберлендер и Шухевич привели "нахтигалевцев" к присяге на верность фюреру, и вскоре вояки "легиона" украинских националистов начали свою грязную "работу".

Коричневые пятна национализма. Часть 2


"Нахтигаль" под командованием Шухевича дошел до Винницы, а затем гитлеровцы нашли им новое применение. "Легионеров" подучили во Франкфурте-на-Одере, а затем, объединив с "коллегами" из "Роланда" в "шуцманшафтбатальон-201", отправили бороться с белорусскими партизанами. За усердие в "ратном труде" Шухевич был награжден Гитлером Железным крестом.

В конце 1942 - начале 1943 года под руководством Дмитрия Клячковского (Клим Савур) была сформирована УПА. Вскоре сюда перебрался и Роман Шухевич, возглавивший главный военный штаб "повстанцев". В декабре 1943 года он был назначен главнокомандующим УПА - генералом-хорунжим под кличкой Тарас Чупринка.

Когда бегство гитлеровцев из западноукраинских земель стало реальностью, руководители УПА забеспокоились о своей судьбе. Одни собирались бежать со своими хозяевами, другие готовились развернуть "великую акцию" в тылу Красной Армии (благо фашисты щедро снабжали оуновцев оружием). Их лидером стал Роман Шухевич, решивший по совету митрополита Шептицкого стоять до конца.

Тем временем Чупринка получил приказ Бандеры с грифом трижды "секретно". Согласно ему, каждого, кто подозревается в желании перейти на сторону Советов, необходимо было "ликвидировать". Этими людьми по приказу Шухевича занялась СБ.

В конце 1944 года, когда уже вся Украина была освобождена от фашистов, Шухевич встречал гостей. Вместе с посланцами Бандеры Лопатинским, Чижевским и Скоробогатовым генерала УПА посетил гауптман Кирн. Фашистский капитан передал Шухевичу пять миллионов рублей, оружие, взрывчатку, рацию, медикаменты ("Обвиняет земля", с. 150).

Тем временем правительство Советской Украины обратилось к оуновцам с призывом сложить оружие, а затем предложило провести переговоры о прекращении борьбы. В начале 1945 года Шухевич вынужден был согласиться на переговоры, так как не только рядовые члены ОУН, но и многие руководители отрядов УПА дали понять своим вожакам, что готовы пойти на контакт с властями и без их согласия.

Переговоры продолжались пять часов, но в конце их представители Шухевича (Маевский и Бусол) заявили, что не уполномочены подписывать какие-либо документы, мол, разговор имел предварительный, ознакомительный характер, и окончательный ответ будет позднее...

Вскоре Маевский и Бусол были сняты с "руководящих постов" УПА. Маевский, оценив ситуацию, наложил на себя руки, а Бусола вскоре "убрало" СБ, инсценировав нападение боевиков.

В начале 1948 года УПА практически перестала существовать - часть ее боевиков пыталась пробраться через Польшу и Чехословакию в Западную Германию, часть сдалась властям. Но Шухевичу было некуда бежать. Он с группой подчиненных продолжал терроризировать население Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей. Видимо, предчувствуя, что конец уже близок, Шухевич и его соратники старались "погулять на славу". Бывший проводник ОУН на Стрыйщине П. Угер вспоминал: "Особенно аморально вели себя старшины. Не проходило дня без разгула, пьянства, диких оргий, убийств. Начали распространяться венерические заболевания. Известно, что и сам главнокомандующий УПА Чупринка лечился от болезни, которую в народе назвали "поганой".

Тем не менее Тур (под такой кличкой Шухевич возглавлял провод ОУН на украинских землях) понимал, что так долго продолжаться не может. Опасаясь за свою жизнь, он постоянно ходил с охраной. И вот под утро 5 марта 1950 года он "расслабился". Чувствуя себя в полной безопасности в доме своей любовницы Анны Дидык, Шухевич отпустил свой "экскорт". Спустя какое-то время в двери постучали сотрудники НКВД...

Спустя полгода Бандере доложили, что головной командир УПА генерал-хорунжий Тарас Чупринка, он же глава секретариата УГОР (Украинская головная освободительная рада) Роман Лозовский, он же глава провода ОУН на украинских землях Тур, он же сын львовского адвоката Роман Шухевич убит при попытке к бегству 5 марта 1950 года.


Геноцид против поляков

3 августа 1943 года на Чрезвычайном Великом сборе ОУН было принято весьма оптимистическое постановление. В нем, в частности, говорилось:

"П. 11. Мы гарантируем право национальных меньшинств развивать свою собственную по форме и содержанию национальную культуру.
П. 12. Равенство всех граждан Украины независимо от их национальностей в государственных, общественных правах и обязанностях..." ("Военно-исторический журнал", N 4, 1991).

Но довольно скоро ОУНовцы показали, что стоят провозглашенные ими свободы. Весной 1943 года проводник ОУН Николай Лебедь приказал "полякам выселиться из мест, важных для действия УПА". Другими словами, сотни тысяч жителей территории от Пинска до Черновцов, от Житомира до Ковеля, которые веками мирно жили бок о бок с украинцами, должны были в течение недели (!) бросить добро и бежать куда глаза глядят. Согласитесь, руководство ОУН ставило перед поляками нереальную задачу. "Когда приказ полякам о выселении не помог", - вспоминал потом Лебедь, - "сопротивление было ликвидировано силой".

Согласно показаниям одного из командиров УПА Ю. Стельманчука (агентурная кличка в Абвере Норд-N), в июне 1943 года руководитель северной группы УПА Дмитрий Клячковский (Клим Савур) передал устное указание центрального провода ОУН "о поголовном и повсеместном уничтожении польского населения, проживающего на территории западных областей Украины". Выполняя этот приказ, отряд Стельманчука численностью в 700 человек (если этих бандитов можно назвать людьми) вырезал на Волыни "все население (польское - В. Р.) - свыше 15 тысяч человек".

Коричневые пятна национализма. Часть 2


В августе командование УПА дало указание "любой ценой уменьшить до минимума польские силы. Лесные и прилесные села должны исчезнуть с лица земли". Лебедь заявил еще "конкретней": "Нас не интересуют цифры, речь идет не про десять или сто тысяч, а про всех поляков до единого, от старика до младенца. Раз и навсегда мы должны избавиться на нашей земле от этого отребья".

Приказ шефа СБ и проводника выполнялся боевиками буквально. Так, например, курень УПА "Сироманцы" вместе с ротой дивизии СС "Галичина" полностью уничтожили польское село Гуту-Пеняцкую на Львовщине (зима 1944 года). Всех жителей села загнали в несколько хлевов и костел и одновременно подожгли их. В этой деревне погибло 680 поляков, среди них более 200 детей.

В марте 1944 года боивка "Ромко" напала на село Яблуневка близ Стрыя. Сельская молодежь (украинцы и поляки) попыталась предотвратить грабеж. За это оуновцы устроили в селе побоище - молодежь сжигали в домах живьем, детям разбивали головы о стены, насиловали девочек и издевались над стариками. Насытившись кровью, бандиты под утро ушли, оставив за собой 60 трупов.

Коричневые пятна национализма. Часть 2


В апреле 1944 года группа УПА "Орлы" проводила "акцию" в уезде Перемышляны на Тернопольщине. Только за один день 30 апреля их жертвами стали 303 поляка ("Обвиняет земля", док. N 46).

Только за одну ночь в селе Побужаны ими были замучены 16 человек. Среди них - восемь детей от 6 месяцев до 15 лет.


Дмитрий Купяк

Дмитрий Купяк относился к, так сказать, "среднему звену" оуновцев. Казалось бы, не стоит сосредотачивать внимание на этом бандите - он не был лидером украинских националистов, не входил в центральный или хотя бы краевой провод. Дело его боивки рассматривалось судом в 1969 году, когда с бандеровцами на Украине было уже покончено. Однако пример Купяка очень хорошо иллюстрирует деятельность ОУН в годы второй мировой войны.

Купяк стал членом организации украинских националистов в 1938 году. В конце июля 1941 года, то есть в первые дни войны, был одним из инициаторов создания украинской вспомогательной полиции. Автор "черных списков", по которым полицаи арестовывали местных активистов. Арестованных зверски избивал сам. Среди его жертв были и симпатизирующие советской власти, и евреи.

На протяжении 1941-1943 годов состоял в Каменка-Бугском украинском комитете (выражаясь современным языком, органе местного "самоуправления" УЦК), исполнял обязанности референта службы безопасности. Осенью 1943 года по указанию краевого провода создал боивку СБ (около 20 функционеров). Действовал на протяжении 1944-1945 годов на территории Львовской области. За это время его боивка "ликвидировала" не менее 200 мирных граждан, в большинстве своем женщин и детей, сожгла тысячи крестьянских хат, уничтожила несколько сел. Так, например, в ночь на 17 августа группа Клея организовала налет на село Грабовка Каменко-Бугского района. "Во время нападения бандиты подожгли сарай, в котором скрывались от оуновцев Возняк Михаил, Балковская Гелена, Грищук Гелена, Бабийчук Мария, пятнадцатилетние Бабийчук Стефания и Сень Евгений, Сенюк Владимир четырнадцати лет и трое детей в возрасте от пяти до десяти лет. Во время пожара Возняк М., Сень Е. и Бабийчук С. выбежали из горящего сарая. Бандиты открыли по ним огонь и убили Бабийчук С. Остальные (женщины и дети!) заживо сгорели в сарае" ("ВИЖ", N 4, 1991).

Банда Купяка "разъясняла", что борется только против советских активистов. Но скажите на милость, разве можно назвать "активистом" грудного ребенка, сына Е. Вуйцык, убитого боивкой Клея в ночь на 29 ноября 1944 года или двенадцатилетнюю Елену Вовк, убитую в ту же ночь? Чтобы объяснить свои "подвиги" Купяк любил повторять, что население нужно держать в повиновении. А для этого есть только одно средство - террор и убийства.

Следует отметить, что в банде Купяка "работали" два выпускника Львовской духовной семинарии - Михаил Горбач (Зеленый) и завербованный им Андрей Мороз (Байрак). Оба легко сменили крест на нож и винтовку и виновны не в одной смерти...

Коричневые пятна национализма. Часть 2


Каждое убийство сопровождалось грабежом, но дележка "добычи" была неравной. Львиную долю награбленного забирал себе Клей, обменивая свой "улов" на золото и валюту. На эти деньги Купяк открыл ресторан в Канаде, где ему удалось скрыться от суда...


СС "Галичина"

Лидеры украинских националистов долго упрашивали фашистов разрешить участвовать в войне с СССР, но гитлеровцы пренебрежительно отмахивались от "союзников". Наконец, в феврале 1943 года удалось "достучаться" до Кейтеля и убедить его решить "вопрос вовлечения украинских вооруженных сил в борьбу против Москвы" ("Обвиняет земля", док. N 17).

В начале 1943 года немецкие войска были разбиты под Сталинградом, а людей для пополнения фашистских армий в Германии уже не хватало. Вот тут-то гитлеровцы и вспомнили "рвущегося в бой союзника" - украинских националистов. В апреле 1943 года началось формирование стрелковой добровольческой дивизии СС под кодовым названием "Галичина". Орест Субтельный утверждает, что УЦК согласился на формирование этих частей лишь "после длительных переговоров". Не буду опровергать канадского писателя, а просто процитирую отрывок из выступления Кубийовича 28 апреля 1943 года: "Наивысшее разрешение на выставление стрелковой дивизии СС, которая будет состоять из галицких украинцев, - это для нас отличие и одновременно особая честь. Мы осознаем, какое большое значение будет иметь это наивысшее постановление... Формирование галицко-украинской дивизии по образцу СС - это для нас не только отличие, но и обязательство, чтобы активное сотрудничество с немецкими государственными органами продолжать вплоть до победного окончания войны" ("Обвиняет земля", док. N 18).

Возможно, какие-то переговоры между немецкими властями и УЦК о создании дивизии СС "Галичина" и велись, но в любом случае Кубийович и компания быстро и охотно согласились на формирование такого подразделения. В июне 1943 года Украинский центральный комитет объявил о наборе добровольцев в украинскую дивизию СС.
Формально ее формированием занимался УЦК. Была создана военная управа, однако возглавил ее немецкий полковник Бизанц. УЦК признавал в октябре 1943 года: "военная рада не пользуется доверием у немцев. Ничего не может сделать без полковника Бизанца".

Тем не менее и сам Украинский центральный комитет не сидел сложа руки: по городам и селам расклеивались афиши с изображением немецкого орла и галицийского льва с призывом: "Записывайтесь в дивизию СС "Галичина". Однако пропаганда мельниковского УЦК не давала ощутимых результатов. Тогда гитлеровцы предложили альтернативу: служба в дивизии или отправка на принудительные работы в Германию. Таким образом удалось найти 13 тысяч (по Субтельному) бойцов дивизии и соблюсти формальности (на службу в части СС принимались только добровольцы). Правда, часть из них почти сразу же сбежала, кто в леса к партизанам, кто в УПА. По данным УЦК, дезертиров насчитывалось около двух тысяч.

Надо отметить, что увеличению количества беглецов из дивизии очень способствовала пропаганда бандеровцев. Разлагая украинскую дивизию СС, ОУН-Б убивало двух зайцев. Во-первых, дезертиры пополняли личный состав УПА, а, во-вторых, ослабляя "Галичину", бандеровцы уменьшали "вес" мельниковцев в глазах немцев.

Впрочем, уже в марте 1944 года руководитель полиции безопасности и СД в Галиции доктор Витиска докладывал групенфюреру Мюллеру, что в результате переговоров с представителем бандеровцев Гриньохом (Герасимовским) достигнута договоренность. ОУН-Б обещала прекратить "разложение украинской добровольческой дивизии СС "Галичина". В июле этого же года УПА обязалась "выдавать полиции безопасности всех дезертиров вермахта, а также стрелковой дивизии СС "Галичина" ("Обвиняет земля", док. N 32).

Но вернемся к добровольцам "Галичины". Вскоре они, приняв присягу на верность Гитлеру, были отправлены для прохождения военной подготовки в Южную Францию, а в марте 1944 года - на Восточный фронт.

Коричневые пятна национализма. Часть 2


Части дивизии во главе с бригаденфюрером СС Фрайгатом были брошены в прорыв - залатать бреши в фашистской обороне в районе города Броды. Разбитые, они отступили под Тернополь. Дальнейшие события хорошо описаны в отнюдь не "красных" документах: "На станции Збараж подразделения дивизии СС "Галичина" ожидали погрузки в вагоны для отступления. Часть солдат в нескольких километрах от станции рыли окопы. Узнав, что части Красной Армии близко, немецкие командиры бросили солдат и уехали. Солдаты побежали в Тернополь, а затем в село Добриводы. Тех, кто рыл окопы, даже не предупредили о приближении советских войск. Они попали в окружение, и в село Добриводы прорвались только 40 человек. Остальные погибли ("Обвиняет земля", с. 13).

Только верхушке ОУН-М было позволено отступать в обозе оккупантов.


Новый этап сотрудничества ОУН-Б с Германией

Созданная бандеровцами в 1943 году УПА официально провозгласила борьбу и против большевиков, и против немцев. УПА "вела беспощадную борьбу с целью полного уничтожения с партизанскими подпольщиками и теми русскими и украинцами, которые не разделяли политических взглядов лидеров ОУН-Б".

С немцами дело обстояло сложнее. Действительно, имели место случаи нападения отрядов УПА на немецкие гарнизоны. Это были действия мелких, более менее автономных, отрядов повстанческой армии, состоящих из романтиков-идеалистов. Они, как правило, принимали призыв к борьбе с немцами за чистую монету. Руководители ОУН не рекомендовали "прибегать к боям с большими немецкими силами" ("Политика и время", N 8, 1991).

Некоторые акции носили чисто агитационно-пропагадистский характер. Как правило, они сводились к уничтожению второстепенных мостов в селах и на проселочных дорогах, ограблению "госхозов", угону скота. Эти диверсии широко рекламировались в листовках к населению.

В первых числах августа 1943 года в Сарнах Ровенской области состоялась встреча представителей немецких властей и ОУН по согласованию совместных действий против партизан. В середине августа переговоры продолжались в Берлине, куда выехала делегация ОУН. Была достигнута договоренность о том, что УПА будет охранять железную дорогу и мосты от советских партизан, поддерживать мероприятия немецких оккупационных властей. Взамен Германия обещала снабжать оружием и амуницией части украинских националистов, а в случае победы фашистов над СССР позволить создать "самостийную Украинскую державу" под протекторатом Германии. Напомню, что протекторат - это "одна из форм международной зависимости государств, устанавливаемая неравноправным договором, по которому одно государство (протектор) берет на себя представительство другого государства (протежируемого) во внешних сношениях и определяет его внешнюю политику. Кроме того государство-протектор обычно направляет в зависимое государство советника (резидента) по внутренним делам. Во многих случаях протекторат ведет к аннексии протежируемого государства..." (МСЭ, т. 7). Таким образом, выиграй Германия вторую мировую войну, для рядовых украинцев практически ничего бы не изменилось. Зато лидеры ОУН-Б получили бы формальную власть...

Аналогичные переговоры УПА вели и с венгерским руководством (представителем на них был Омельян Логут по кличке Иванив). В связи с этим в сентябре 1943 года командир южной группы П. Олийнык (Эней) издал приказ N 21 о прекращении "каких-либо агрессивных действий против мадьяр" на территории, контролируемой УПА-Юг. 25 декабря 1943 года в селе Дермань Ровенской области начались десятидневные переговоры, расставившие все точки над i в отношениях УПА с венгерскими оккупантами. Обе стороны обязывались не вести друг против друга никаких враждебных действий, УПА обещала снабжать венгерскую армию продовольствием в обмен на оружие. Кроме того венгерская сторона обещала в случае необходимости предоставить убежище в Венгрии лидерам ОУН...

К концу февраля 1944 года количество командиров УПА, нашедших общий язык с немцами, значительно увеличилось. Из рапорта боевой группы Прюцмана от 12 марта 1944 года:

"Достигнута договоренность: немецкие части не подвергаются нападению со стороны членов УПА.
УПА засылает лазутчиков... в занятые врагом районы и докладывает о результатах работы отделу 1-ц боевой группы.
Пленные Красной Армии, партизаны доставляются на допрос в отдел 1-ц боевой группы, не принадлежащие к местному населению (пленные) представляются боевой группе для использования их на работах.
Во избежание помех в этом необходимом для нас сотрудничестве приказываю:

1. Беспрепятственно пропускать агентов "УПА", которые имеют при себе подписанное "капитаном Феликс" удостоверение или которые выдают себя за представителей "УПА", оружие при них следует оставлять. По требованию их следует в кратчайший срок доставлять в отдел 1-ц боевой группы.
2. Части "УПА" при встрече их с немецкими частями дают знать о себе путем поднятия до уровня лица левой руки с растопыренными пальцами, с этими частями не следует вступать в бой, если даже они первыми откроют огонь..."

Для достижения полного взаимопонимания нужен был всего один шаг - провести, так сказать, "встречу на высшем уровне". 5 марта 1944 года в Тернополе встретились представитель центрального провода ОУН Гриньох (Герасимовский) и гауптштурмфюрер СС Паппе.


Иван Гриньох

Его настоящую фамилию тщательно скрывали и немцы, и ОУНовцы. Фашистам он был известен как профессор Данылив и Пристер и еще как Герасимовский. В бандеровском подполье имел множество кличек: Всеволод, Диброва, Коваленко, Костецкий, Орлов. И только узкий круг знал, что под этими псевдонимами скрывался униатский священник Иван Гриньох.

Родился он в 1907 году в семье крупного землевладельца в селе Павлив на Львовщине. В гимназии Гриньох не проявлял особого интереса к учебе, зато прослыл большим шалопаем. По окончании гимназии поступил (благодаря хлопотам отца) в духовную семинарию. Затем был направлен Шептицким для углубленного изучения закона Божьего в Австрию. Обучаясь там, Иван Гриньох частенько наведывался в Берлин, где и познакомился с Коновальцем и Мельником.

Коричневые пятна национализма. Часть 2


В 1932 году Гриньох возвратился во Львов и получил назначение в Галич Станиславого воеводства. Примерно в тот же период он познакомился и сошелся с Бандерой.

Тем временем началась вторая мировая война. Отец Гриньох оставил свой приход и спешно выехал во Львов. Но тут Красная Армия перешла Збруч и заняла территорию Западной Украины. Иван Гриньох бежал в Польшу, где сразу же попал в поле зрения абвера.

В марте 1941 года началось формирование "Нахтигаля". Вскоре эта часть СС насчитывала от 600 (Субтельный) до 1000 (Заричный) человек. Оставался открытым вопрос о капеллане батальона. Бандера предложил это место Гриньоху и даже вызвался согласовать назначение с Шептицким. Впрочем митрополит явно благоволил к Ивану, и вскоре новоиспеченный капеллан привел личный состав "Нахтигаля" к присяге (18 июня 1941 года).

Когда "Нахтигаль" и "Роланд" отправили в Белоруссию, капеллану (носившему в то время чин капитана немецкой армии) нашли иное применение. Гриньоха отозвали в ведомство Розенберга, где "священник" проводил фашистскую пропаганду среди военнопленных, выискивая возможных предателей.

В 1942 году Гриньох был отправлен во Львов для контроля за оуновскими звеньями на Западной Украине. "Святой отец" активно сотрудничал с шефом СБ Лебедем. В качестве его доверенного лица и уполномоченного ОУН вел в 1944 году переговоры с немцами о сотрудничестве. Затем в качестве представителя украинских националистов был командирован в "Абверкоманду-202" для подбора диверсантов. После разгрома Германии очутился в Мюнхене (американская зона оккупации)...
Один из идеологов фашизма Мартин Борман заявил: "Национал-социализм и христианство не совместимы". Иван Гриньох подтвердил это высказывание, поступив на службу к фашистам и предав христианские заповеди.


Переговоры ОУН с Германией в 1944 году

5 марта представитель ОУН-УПА, назвавшийся Герасимовским, прибыл на встречу с капитаном СС Паппе. Первым делом Гриньох (а именно он вел переговоры от имени УПА) потребовал, чтобы все переговоры, встречи и последующее после этого сотрудничество осуществлялись строго конспиративно, ибо "уступка немцев бандеровской группе и ее официальное признание дали бы повод нашим противникам назвать нас немецкими сообщниками..." ("Обвиняет земля", с. 90).

Затем представитель ОУН ознакомил Паппе с предварительными условиями, на которых бандеровцы готовы были сотрудничать с гитлеровскими властями:

1. В будущем немецкие охранные власти откажутся от преследования украинцев "за их нелегальную и политическую деятельность..."
2. Немецкие охранно-политические власти обязуются освободить всех украинских политических заключенных (разумеется, речь шла только об оуновцах), чтобы "физически сохранить их для решительной борьбы против большевизма". Но, оговаривая этот пункт, Герасимовский добавил: "ОУН хочет доказать свою добрую волю и честные намерения относительно немецкой стороны тем, что она отказывается от украинских политических арестованных, если полиция безопасности и СД заинтересована в их дальнейшем задержании. ОУН - бандеровская группа достаточно рассудительна, чтобы никогда не требовать освобождения Бандеры. Он может оставаться в руках немцев, чтобы не нарушать переговоров, начатых с добрыми намерениями".
3. Немецкая сторона гарантирует свое влияние на официальные украинские инстанции, чтобы в будущем они не называли ОУН большевистской агентурой.
4.ОУН-Б получает свободу действий, направленных "исключительно на борьбу против большевизма или на боевые задания, поставленные перед ОУН немецкой стороной".
5. Немецкая сторона дает гарантию, что украинский народ и ОУН будут защищены от террора со стороны польских организаций.

Результатом переговоров 5 марта было заключение предварительного договора, который, однако, должны были еще утвердить руководитель комиссии безопасности и СД Галиции и центральный провод ОУН.

"Второй тур переговоров" между Герасимовским и Паппе состоялся во Львове 23 марта 1944 года. Гриньох сообщил от имени центрального провода, что "все пункты договоренностей признаны и приняты центральным проводом ОУН. От соглашения с СД ОУН ожидает очень многого..." и что "ОУН готова сотрудничать с немцами... на всех участках, которые необходимы для борьбы".

Затем Герасимовский попросил, "чтобы немцы конспиративным способом доставляли ей (ОУН) боеприпасы и оружие, взрывчатые вещества... с тем, чтобы большевизму не дать в руки козыри, что украинцы, которые остались за линией фронта, являются немецкими агентами..."

Паппе от имени германского руководства гарантировал, что "при полной лояльности украинского повстанческого движения" аресты прекратятся. Гитлеровцы обещали освободить "отдельных украинцев (всех женщин, детей и заложников)", а также гарантировали "физическое сохранение" политзаключенных, "хотя освобождение всех политических заключенных не может быть пунктом переговоров".

Дело оставалось за малым: утвердить договор должен был начальник полиции безопасности и СД в Галиции оберштурмбанфюрер СС Витиска. Герасимовский встретился с ним 28 марта 1944 года во Львове. Представитель ОУН и подполковник СС, что называется, ударили по рукам (по окончанию переговоров Гриньох по поручению центрального провода посетил все группы УПА в Галиции и строго-настрого приказал командирам лояльно относиться к немцам).

Окончательный итог во взаимоотношениях УПА и вермахта был подведен на совещании руководителей абверкоманд 101, 202, 305 15 апреля 1944 года, на котором присутствовали также Клячковский и Гриньох. О результате этих переговоров подполковник СС Витиска доложил Мюллеру 22 апреля: "Сотрудничество с УПА со стороны вермахта и прежде всего абвера будет сохранено и в будущем".


"Новая" тактика УПА

Достигнув окончательной договоренности с гитлеровцами, УПА начала активно выполнять ту миссию, которую на нее возложили фашисты.

Вернемся к совещанию 19 апреля 1944 года, чтобы выяснить, чего ожидали фашисты от повстанческой армии. Согласно протокольной записи выступлений, руководители абвера видели задачу УПА в агентурно-разведывательной деятельности и совместной с частями вермахта борьбе против Красной Армии и партизан. Интересно отметить, что Линдгардт заявил, что на 19 апреля отряды УПА "в критический момент... оказали немецкой армии услуги, которые нельзя недооценить", "хотя соединения УПА несли большие потери".

Начальник абверкоманды 202 Зелингер со своей стороны добавил, что проводить диверсии в тылу Красной Армии он может только с помощью УПА.

До сентября 1944 года из резерва армии "Юг" УПА были переданы более 700 минометов, 10 тысяч пулеметов, 26 тысяч автоматов, 20 тысяч винтовок, 100 тысяч гранат и т. д.

Получив оружие, бандеровцы активизировали боевые действия против Красной Армии и партизан.

Одновременно с этим боевики, отобранные руководством УПА, обучались в немецких разведшколах, а затем в "абверкоманде-202" из них формировали диверсионные отряды для заброски в тыл Красной Армии.

Тем временем советские войска очистили Западную Украину от фашистов. Опасаясь наказания, многие члены ОУН-УПА бежали вместе с немецкими войсками.

Чтобы ободрить "союзников", гитлеровцы 25 сентября 1944 года выпустили из концлагеря Бандеру и 300 его сторонников. Освобожденный "вождь" немедленно начал действовать.

Вскоре население освобожденной от фашистов территории узнало на практике, что такое настоящий террор. Согласно приказу N 1 ("Обвиняет земля", док. N 39) лидеры бандеровцев приказали уничтожить всю местную администрацию.

Листовка УПА "За что будем наказывать смертью гражданское население" разъясняла: "...Наказывать будем тех, кто будет сдавать хлебозаготовки или перевыполнять нормы. Кто выплачивает свыше норм займы или на танковые колонны.

Кто не сдает организации (ОУН) налогов. Кто сдает и организовывает врагам всевозможные сборы..."

Таким образом, куда ни кинь, мирное население ни могло не нарушить хоть какой-нибудь пункт требований бандеровцев, а рассчитывать на пощаду не приходилось. Летом 1945 года руководство УПА (за подписью Крылатого) выдвинуло требование: "УПА должно действовать так, чтоб все, кто ее (Советскую власть) поддерживает, уничтожались... повторяю, не запугивать, а физически уничтожать... Пусть из... украинского населения останется половина - ничего страшного нет. Мы должны уничтожать всех, кого заподозрили в связях с Советской властью. А семьи их будут вырезаться до третьего колена".

Поверьте, это были не пустые слова. Так, например, в селе Барши Бучанского района банда Энея убила и сожгла 98 жителей, в том числе более 20 детей.

С 11 по 16 октября 1944 года группой УПА в поселке Ивано-Франковской (тогда Станиславской) области убиты 58 человек, в их числе 23 ребенка в возрасте до 14 лет. Особенно "отличились" в этой резне боивки СБ.


Служба безопасности

Печально известная референтура СБ была создана бандеровцами в 1940 году. В первый раз ее боевики "попробовали свои силы" на оуновцах-мельниковцах. Тогда за несколько месяцев служба безопасности ликвидировала около 400 своих политических оппонентов.

К концу 1940 года "вождь" ОУН-Б Бандера и шеф СБ Лебедь (Максим Рубан) внедрили своих сотрудников в проводы различных уровней, обязав расправляться с политическими противниками, вести разведку и контрразведку. Кроме того референтуры службы безопасности, расположенные на территории УССР, должны были составлять "черные списки" "неблагонадежных людей" и проследить за их последующей ликвидацией.

После ареста Бандеры пост главы провода занял главный эсбист Лебедь, в связи с чем возглавляемая им референтура получила практически неограниченные полномочия. Теперь достаточно было слова "чиновника" службы безопасности (отнюдь не приговора провода), чтобы человек был избит, арестован или убит.

В 1943 году краевой провод возложил на СБ следующие задачи:

проводить физическое уничтожение военнопленных Красной Армии;
уничтожить польское население;
"ликвидировать" дезертиров из УПА и избивать шомполами уклоняющихся от призыва;
устранять скрывающихся в лесах евреев;
и, конечно же, продолжать "контролировать" лояльность самих оуновцев.

Летом 1945 года Бандера издал свой знаменитый трижды секретный указ, в котором, в частности, говорилось о необходимости "немедленно и наиболее тайно... вышеупомянутые элементы ОУН и УПА (тех, кто, возможно, сдастся властям) ликвидировать двумя способами: а) направлять большие и незначительные отряды УПА на бой с большевиками и создавать ситуации, чтобы их уничтожали Советы на постах и "засадах" ("Обвиняет земля", с. 150). С остальными должна была расправляться служба безопасности.

Например, Степан Янишевский во время первой "чистки" (1945 год) ликвидировал свыше 400 подчиненных из УПА. Другой эсбист Микола Козак (Смок) перестрелял 70 своих товарищей (80% своих подчиненных).

Сейчас уже трудно установить, кем было больше уничтожено членов ОУН-УПА: НКВД и Красной Армией или службой безопасности во время "чисток" в 1945 и 1949 годах.


Послевоенная "деятельность" ОУН-УПА

Великая Отечественная война закончилась разгромом Германии. Казалось бы, ОУН-УПА ничего другого не оставалось кроме как самоликвидироваться - ведь надеяться было больше не на кого. Правительство Украины использовало момент и трижды (12 февраля, 27 ноября 1944 года и 19 мая 1945 года) обращалось к участникам оуновского подполья с предложением сдаться. После этого около 55 тысяч (ПиВ, N 11, 1991 год) покинули УПА.

Понеся серьезные потери (явившихся с повинной и ликвидированных во время "чистки"), центральный провод ОУН распустил УПА, а оставшихся в подполье переподчинил территориальным звеньям ОУН.

Из информации управлений МВД и МГБ во Львовской области:

"7 июля 1946 года в с. Гримайловка Бродовского района... группой националистов "Гроза" было осуществлено нападение на дом председателя сельского Совета Яремчука. Они подожгли дом, в котором заживо сожжены жена председателя, ребенок и смертельно раненный брат Яремчука.
...28 марта 1948 года группа оуновцев... ворвалась в дом жителя с. Бутаны Великомостовского района Грабаря Я. А. Убили жену и сына, а самого Грабаря забрали с собой, откуда он не вернулся.
...15 октября 1948 года в с. Дубье Заболотского района националистами убита жена директора МТС Гайдук, тяжело ранена его дочь и бригадир тракторной бригады Прытыка" ("Обвиняет земля", док. N 50).
Список жертв оуновского террора можно продолжать довольно долго - за десять лет после изгнания гитлеровцев с Украины националисты убили свыше 30 тысяч мирных граждан. Из них партийными работниками были только 2622 человека ("Обвиняет земля", с. 154).


Конец националистического подполья

В марте 1947 года боевики УПА убили известного польского генерала, зам. министра обороны Кароля Сверчевского. Его смерть стала сигналом для решительных совместных действий польских и советских войск против оуновцев. В мае 1947 года власти Польши начали операцию под кодовым названием "Висла". Около 30 тысяч польских солдат при поддержке чешских и советских военных окружили отряды УПА, дислоцирующиеся в приграничных районах ПНР, и в нескольких боях покончили с оуновским подпольем. Правда, некоторым националистам удалось вырваться из "котла". Кое-кто из них бежал через Чехословакию в американскую и английскую зоны оккупации, кое-кто ушел на территорию СССР и присоединился к Шухевичу.

В 1950 году оуновцев постиг новый удар - был убит сам "главнокомандующий" УПА Тарас Чупринка. Фактически с этого момента ОУН и УПА на Украине перестали существовать, оставались лишь отдельные банды, состоявшие из националистов, у которых не было пути назад. Эти "борцы" продолжали терроризировать населения Западной Украины до середины 50-х годов. Действия последних оуновцев поражают бессмысленной, какой-то патологической ненавистью ко всему русскому. Так, например, бывший "повстанец" в г. Борове застрелил пассажира автобуса (кстати украинца по национальности) только за то, что тот разговаривал по-русски... На этом можно было бы поставить точку, но увы, летопись украинского национализма на этом не заканчивается. Нынешние "адвокаты" Бандеры, Мельника, Шухевича, Гриньоха не извлекли никаких уроков из кровавой истории ОУН-УПА. Казалось бы, украинцы, пострадавшие от фашистов и националистов гораздо больше многих других народов, должны были бы считать оуновцев преступниками и осудить их на позор и забвение, но вместо этого ставят им памятники и призывают кару небесную на головы НКВДшников, покончивших с бандами националистов.

Странное непонимание, что ОУНовцы были ничем не лучше тех самых палачей Берии, которые уничтожили миллионы людей. Любая политика, основанная на приоритете интересов определенной группы, неизбежно ведет к тоталитаризму и террору - будь то интересы сталинской партии, национал-социалистов или националистов. Провозгласив принцип "лучших людей", идеологи ОУН тем самым заявили о предстоящих массовых убийствах, терроре, геноциде. О том, насколько "ужасной" будет власть оуновцев, пытался предупредить в 1938 году Владимир Винниченко: "Если бы эти... люди захватили власть на Украине, то с какой немилосердностью они запрещали бы, карали "предателей", с какой лютой мстительностью "выбрасывали бы из нации" всех, кто хотел бы не такого освобождения, как они".

А ведь как в воду глядел украинский писатель. Придя к "власти", пусть карикатурной, смехотворной, ОУНовцы залили землю Украины кровью ни в чем не повинных людей. Только в трех областях Западной Украины - Ровенской, Волынской и Львовской - от террора националистов погибли около ста тысяч мирных граждан. Большая часть из них не была партийными активистами и не имела никакого отношения к НКВД. К этим жертвам националистов нужно добавить сотни тысяч поляков, уничтоженных во время резни 1943-1944 годов, десятки тысяч евреев, к которым у бандеровцев сложилось "особое отношение". Кровавый счет жертв украинских националистов дополняют "геройства" "Нахтигаля" и "Роланда", украинской вспомогательной полиции, эсэсовцев из "Галичины". Трудно даже представить, насколько приумножился этот кровавый счет, создай ОУН свою "державу". Бывший оуновец, свидетель провозглашения "незалежной" Украины 30 июня 1941 года, а ныне профессор американского института Иван Чинченко писал: "Когда бы бандеровцы пришли к власти в Украине, то это было бы НКВД в вышитой рубашке. Бандеровцы - это гангрена на нашем украинском теле".

Почему же тогда, разоблачая Сталина, Берию, НКВД, обвиняя их в жестокости, летописцы ОУН ставят на место старых кумиров новых, не менее кровавых и страшных?

Коричневые пятна национализма. Часть 2


На фото: современные последователи ОУН


На Нюрнбергском процессе Международный Трибунал вынес приговор фашизму, его организациям - СС, СД, гестапо... Любой из состоявших в них, согласно статье 10 Устава Военного Трибунала, может быть "наказан за это преступление смертью". Неужели "адвокаты" ОУН настолько нецивилизованны и аморальны, что посмели не только отменить решение международного суда, но и назвали народными героями откровенно фашистских душегубов.

По историческому опыту человечества можно судить, что любое националистическое движение рано или поздно превращается в политически-уголовный бандитизм. Пример тому - деятельность ОУН. Поэтому хочется верить в здравый смысл украинского народа, пережившего кровавый террор и страх перед бандеровщиной.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх