,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Алексей ШМАКОВ "СВОБОДА И ЕВРЕИ"
  • 13 сентября 2009 |
  • 22:09 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 50030
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
«В награду за равноправность, дарованную нами евреям, — сказал при всеобщем одобрении с парламентской трибуны известный депутат Рейхеншпергер, — мы, германцы, встретили лютую вражду и преследования со стороны самих же евреев. Иудейская же печать во всех сферах превзошла всякую меру оскорблений, нанося их нам во всеуслышание и преднамеренно сосредоточивая против наших священнейших чувств и интересов».

Вот уж действительно: «Plus ie singe inonte en l’air, plus il montre son derricere»!

«Представителями азиатщины в Европе, — свидетельствует в свою очередь Вармунд, — служат главным образом евреи. Как номады, они олицетворяют собой, в отношении всего добытого оседлыми земледельцами революционный принцип, являются ферментом гниения и погибели. Как семиты, они дышат ненавистью к нам, индо-германцам. Как наследники и выразители пунизма, они в себе самих заключают начало извращения свободной деятельности в рабский труд из-под кнута. Наконец, как возникший до нашей эры и построенный на своей национальной исключительности узко-теократический союз, они составляют прямое отрицание идеалов христианства».

Знаменитый Капефиг со своей стороны рассуждает так: «Сэн-симонизм и иудаизм сходны в том отношении, что оба они допытываются счастья. Но тогда как первый в этом стремлении движется страстью, дышит поэзией и созидает теории, которые могли бы облагодетельствовать человечество, исключительная цель второго есть захват реального мира, спекуляция и барыш в свою личную пользу. Первый радуется при блеске золота и не прочь развить это явление природы через отражение в нём самых ярких солнечных лучей; второй совершенно доволен, когда ему удаётся всунуть червонец в свой карман, отнюдь не добиваясь самоослепления его сиянием. Полновесен ли червонец, вот главный вопрос, определяющий всё дальнейшее поведение еврейства и руководящий его помыслами»!..

«Я хочу, — говорил Петр, — лучше видеть у себя народы магометанской и языческой веры, нежели жидов. Они плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю. Не будет для них в России ни торговли, ни жилища, сколько они о том ни стараются и, как ближних ко мне ни подкупают».

«От врагов Христовых не желаю интересной прибыли!» — такова была и резолюция Елизаветы Петровны 16 декабря 1743 г. , когда во имя блага народного она отвергла ходатайство Правительствующего Сената о разрешении богатым иностранным евреям приезжать хотя бы на ярмарки в Малороссию.


Безрассудная гордыня, ненасытное корыстолюбие и раболепие перед самыми низменными страстями своими являлись основными качествами еврейства ещё в те времена, когда ни о каком вредном на него влиянии других народов не могло быть и речи.


«Евреи, — удостоверяет, в свою очередь, учитель Цицерона Аполлоний Молон, — враги остальных народов; они ничего не изобрели полезного и звероподобны». «Они самые злые из всех людей!» — дополняет Посидоний.

Называя Иерусалим «публичным домом, чудовищным вертепом разбойников и убийц», Иосиф Флавий утверждает, что «если бы римляне пощадили этот отверженный город, то Иерусалим погиб бы от землетрясения или же подобно Содому, потому что пороки Иерусалима превосходили пороки Содома». Согласно с Флавием, говорят Цицерон и Тацит:

Первый, — «не бывало такого злодея, который не нашёл бы себе убежища в Иерусалиме» (nam pervicacissimus quisque illuc perfugerat).

Второй, рассуждая о причинах, вызвавших необходимость участия в осаде Иерусалима лучших легионов римской армии и таких полководцев, как Веспасиан и Тит, свидетельствует, что «укрепления названного города были воздвигнуты с этой несокрушимой силой как бы в предвидении последствий той ненависти, которую сами же евреи в среде окружавших народов созидали веками».

К. В Рим евреи проникли около 139 г. до Р.Х., при консулах Попилии Лоне и Кае Кальпурнии, если верить Валерию Максиму. Во всяком случае, они там быстро освоились и, по обыкновению, стали стремиться к господству, как это видно даже из речи Цицерона за Флакка. Судить же о том, чего могли ожидать от них римляне, можно хотя бы по следующим аккордам в той же речи:

«Ещё когда Иерусалим был независим, а евреи жили в мире с нами, и тогда уже их обряды и понятия были мало достойны величия нашего имени, блеска нашей державы и учреждений наших предков. Насколько же они стали невыносимее теперь, когда, подняв против нас оружие, это презренное племя раскрыло свои истинные чувства в отношении республики, и когда, благодаря милости бессмертных богов, мы его сокрушили, изгнали из отечества и обратили в рабство».


«Чувство человеколюбия возмущается, — говорит Гиббон, — в особенности, при чтении рассказов об омерзительных жестокостях, учинённых евреями в городах Египта, Кипра и Кирены, где они под видом дружбы предательским образом употребили во зло доверие туземных жителей, отчего мы и склонны одобрять римские легионы, сурово отомстившие расе фанатиков, которая вследствие своих варварских и легкомысленных предрассудков сделалась непримиримым врагом не только римского правительства, а и всего человеческого рода. В Кирене они умертвили 220.000, на Кипре — 240.000 греков-христиан, в Египте — огромное число жителей. Многие из этих злополучных жертв были распиливаемы надвое согласно с прецедентом, который был санкционирован примером Давида. Победоносные иудеи пожирали мясо несчастных, лизали их кровь и опоясывали себя их внутренностями!»...

Однако, всего достопримечательнее факт, что сыны Иуды, по-видимому, рассчитывали обмануть римлян и под предлогом преследования христиан надеялись усыпить бдительность римских властей с целью разлить огонь революции на огромном пространстве и в общем крушении достигнуть независимости Иудеи.

Если это не удалось во II веке, то едва ли не удастся в XX по Р.Х. Вдумайтесь в то, что ныне происходит в России, которую «равноправное» еврейство не замедлит, по-видимому, обратить в новую Иудею. Разве не евреи уже взялись показать нам — что такое «народная свобода»?!..


«Напрасно старались бы мы отыскать ключ к потаённым извилинам природы еврея в его религии... Следует, наоборот, искать решения загадок его религии в тайниках его природы. В самом деле, что является первоосновой иудаизма? Практические вожделения, корыстолюбие! В чём состоит культ евреев? В барышничестве! Кто их действительный бог? Деньги!»

Другой, в свою очередь, почитаемый в Израиле еврейский же автор, Бернар Лазар, даёт понятию о жиде следующую характеристику.

«Жид — это тот, кто одержим единственным стремлением нажиться, елико возможно быстрее и притом легчайшим путём — через обман, подлог и предательство. Он презирает добродетель, бедность и бескорыстие. Животное, которое неверные племена воздвигали некогда в пустыне, осталось для него исключительным предметом поклонения.


С введением иностранных займов, государственные богатства потекли в еврейские кассы, а «гои» стали платить кагалу всё более тяжкую дань подданства, хотя ещё и не вполне сознают опасность. Внешние займы — это пиявки, которые не отпадают сами от государственного тела. Легкомыслие же правителей, невежество либо продажность министров и «чернокнижие» биржи закабаляют народ неоплаченными долгами, а само хозяйство государств отдают в науку или под начало тому же кагалу.

Уничтожение кустарей и концентрация промышленности в руках капиталистов высасывают на радость тому же еврейству и народные, и государственные силы. Завладевая ипотечным, равно как всяким вообще кредитом, превращая имущество, дела и работу в предметы спекуляции, т.е. в биржевую макулатуру, и обезземеливая сперва высшие, а затем и низшие классы народов, масонский иудаизм постепенно становится монополистом политических прав и владыкой законодательных выборов, а стало быть — и всего управления страной.

Общественное мнение и личная инициатива разлагаются неистовством жидовской печати, её дерзкими, невежественными, вероломными и противоречивыми суждениями про всё и вся в прямом расчете одурачить и осмеять «гоев». Образование и воспитание юношества заменяются по указке кагала «либеральными» безрассудствами, презрением к науке, а затем — ко всему идеальному, высокому и прекрасному.

Раздробление политических партий неумолимо влечёт их под иго еврейское, так как вести соревновательную борьбу нельзя без денег, а деньги — у евреев.

При содействии конституции, иудаизированное масонство становится, таким образом, единственным повелителем, казнит и милует «гоевских» правителей, творит над ними суд и расправу. Как шеф своих войск — либералов, такое масонство по праву мнит себя главнокомандующим. Злоупотребления же правителей властью, при этих обстоятельствах неизбежные, должны в конце концов подорвать всякие учреждения гоев, а затем уже все полетит вверх ногами под ударами обезумевшей от либерализма толпы...

Дьявольский план приковывает народы к неблагодарному и жестокому труду. Бедность охватывает массы людей и гнетёт их сильнее, чем крепостное право и даже, чем рабство. Если ещё возможно освободиться от лакейского звания, то от нужды оторваться нельзя.

В конечном результате, даже республиканские права для подёнщика — горькая ирония.

Нищета не даёт пользоваться ими. Отнимая же гарантию постоянного заработка, «свобода стачек» предпринимателей и товарищей, направляемая евреями и масонами, лишает рабочего всех человеческих прав.

Таковы, в действительности, результаты, ожидаемые иудаизированным масонством как торжество его политики. [53] Сами евреи в тот омут не попадут, а будут наживаться и верховодить в нём, или же первые взбунтуются...


«Попираемый и презираемый враг, под страхом смерти, уничижений и насилия разного рода народ Израиля не подвергся, однако, уничтожению. Если он рассеян по всей земле, следовательно, — вся земля и должна принадлежать ему. Наши учёные целые сотни лет с беззаветной неутомимостью ведут священную борьбу, а народ наш всё идёт вверх среди кажущихся падений. Могущество его возрастает и расширяется. Нам принадлежит тот золотой земной бог, которого с отвращением и скорбью отлил Аарон в пустыне,.., тот идол золота, которому теперь все поклоняются и которого все обожают. Когда же всё земное золото сделается нашим исключительным достоянием, а власть перейдёт в наши руки, тогда исполнится обещание, данное Аврааму... Настанет время — через сто лет, не более, когда уже не евреи будут переходить в христианскую веру, а христиане станут стремиться сделаться евреями, но тогда Израиль оттолкнёт их с презрением. Естественный враг евреев — Христианская Церковь; поэтому мы всеми силами должны стараться внедрять в неё вольнодумство, скептицизм, неверие и раскол... Самым опасным врагом Церкви всегда было образование, вытекающее из распространения народных училищ. Вот почему прежде всего мы должны приобретать влияние на молодёжь»...

Далее, между прочим, читаем:

«Каждая революция, каждое потрясение способствует увеличению нашего капитала и приближает нас к намеченной цели... С помощью политической экономии очень легко производить сумбур в головах непосвящённых и представлять белое чёрным, а чёрное белым...

Евреи должны и обязаны в каждой стране захватывать управление ежедневной прессой в свои руки. Мы хитры, ловки и владеем деньгами. Отсюда следует при посредстве всяких политических журналов фабриковать общественное мнение и руководить им исключительно по соображению с нашими видами; нужно критиковать и пьесы, и сцену, равно как приобретать влияние на высшее общество и на пролетариат. Идя этим путём шаг за шагом, мы оттесним христиан от всякого влияния и продиктуем миру всё то, во что он должен верить и что обязан презирать и проклинать...

Наш народ консервативен: он сберегает и сохраняет религиозные обряды и уставы с первых времён их происхождения; он стоит крепко за рутину. Но в нашем деле нужно стараться не только принимать участие, а и давать само направление реформам, стоящим на очереди, каковы: улучшение материального положения рабочих и бедных классов. Следовательно, мы повинны принять участие в этом движении, однако, лишь наружно. На самом же деле необходимо стремиться дать направление целому потоку этих реформ исключительно в согласии с нашими задачами и целями.

Массы, глупые и слепые, наивно и легко допускают руководить собой крикунов; а кто же лучше и громче евреев сумеет горланить и ослеплять глупостями?.. Поэтому наши имеют первенство и прессе, и в судах всех христианских народов.

«Чем больше кружков и собраний, тем больше поводов к недовольствиях и нет охоты к труду. Отсюда непременно должно последовать обеднение народов и их подчинение власти владеющих деньгами или средствами к облегчению пролетариата. Всякое движение, имеющее целью перемену, обогащает нас и приводит в упадок мелкие владения, которые обречены погрязнуть в долгах. Хрупкость основ возвышает наше влияние и могущество, а потому следует содействовать всякому неудовольствию и отсюда вытекающим потрясениям, так как они способствуют увеличению наших богатств и приближают момент достижения нашей единственной цели: господствования и главенства на земле».


О какой «свободе» кричат еврейство и его присные, когда, отвергая всякие различия людей, демократия логически ведёт к господству плутократии? Проклиная богатых, демократия в глубине души завидует им и мечтает разве лишь о том, чтобы занять их место. Таким образом, в демократии ненависть к богатым идёт рука об руку с поклонением богатству, т.е. с деспотизмом еврейской биржи.


Евреи с самого начала, как только они стали играть роль в истории, привлекали на себя неприязнь всех народов мира, без исключения. Это явление мотивируется не одной религией евреев, хотя она и предписывает им ненависть к остальному человечеству. У них никогда не было религиозного идеализма. По словам их собственных пророков, ещё в древнем мире евреи умели хорошо приноравливаться даже к идолопоклонству других народов. Что же касается так называемого «закоснелого» жидовства или талмудизма, то, строго говоря, оно явилось уже после разрушения Иерусалима.

Отвращение к производительному труду, равно как презираемый во все времена дух гордыни и лицемерия, обмана и ростовщичества — вот чем, прежде всего, отталкивали от себя евреи. Считая остальных людей «погаными» и неизменно обособляясь, иудаизм не вправе был рассчитывать на симпатию. Чуждое нравов, обычаев и самого образа жизни тех стран, где оно проживало, еврейство предательством и корыстью вело с ними такую же бесчеловечную борьбу, как и в ту эпоху, когда, будучи сильнейшим, оно истребляло туземцев Ханаана оружием.


Поневоле скажешь с Джордано Бруно: «Иудеи — это народ, всегда отличавшийся низостью, раболепием и предательством; всегда отстраняющий себя от других; замкнутый в себе самом; избегающий сношений с прочими народами; преследующий их с какой-то звериной злобой и по заслугам презираемый ими, в свою очередь».


«Семит, — удостоверяет Ренан, — знает обязанности только в отношении себя самого. Стремиться по пути мщения, требовать того, что, по его мнению, составляет его право, таков, в его глазах, его неизменный дол г. С другой стороны, требовать от него верности слову или беспристрастия в отправлении правосудия — значит домогаться невозможного. Кроме необузданного себялюбия, ничто не владеет страшной душой евреев. Личный интерес никогда не изгоняется из их морали... Самый святой между ними не считает за грех тягчайшие преступления, чтобы достигнуть цели».

«С нетерпением поджидают сыны Иуды, — говорит Роллинг, — кровавых войн, разгрома целых местностей и разрушения государств!..»

Вся их надежда — триумф, подобный одержанному Моисеем над хананеями и способный повести их во славе к возврату Иерусалима, предварительно восстановленного гоями в древнем блеске. Таковы замыслы, выражающие дух истолкования пророков раввинами. Таковы идеи, преемственно передаваемые и врезываемые в сознание этого народа. Так именно во все времена подготавливались сыны Израиля к означенному событию как верховному пределу иудейского племени.

«Мессия, — поясняет еврей Драх, — должен быть великим завоевателем, который все народы мира обратит в еврейских рабов. Сами же Иудеи вернутся в Святую Землю как триумфаторы, обременённые богатствами, отнятыми у неверных».


не еврей нарушает право гоя, когда посягает на его личность или имущество, а сам гой учиняет оскорбление иудейского величества, когда дерзает помышлять о защите. Гою, как животному, ничто принадлежать не может, а потому все, что считает своим, есть в действительности добро, никому не принадлежащее, и, значит, делается собственностью первого еврея, который захочет его присвоить.


«Из всех войн только одна продуктивна, а именно — война междоусобная. Нас, социалистов, на удочку патриотизма не поймаешь; нам нет решительно никакого дела до национального достоинства и народной чести; мы не станем жертвовать жизнью из-за так называемой родины. На приказ о мобилизации мы ответим вооружённым восстанием!..»

В дальнейшем своём разъяснении «высокоблагородной идеи» социализма профессор Эрве сказал:

«Если бы Германия отвоевала у Франции часть её территории, для нас (социалистов) это было бы совершенно безразлично: политические права в Германии приблизительно те же, что и во Франции, немецкие чиновники относятся не строже к нашей пропаганде, чем французские, следовательно — мы ничего не имеем против того, чтобы перейти под власть Германии».

Вот во имя чего творится наша революция: во имя попрания патриотизма, во имя упразднения национального достоинства и народной чести, во имя забвения «так называемой родины», во имя того, чтобы русским людям было «совершенно безразлично», если бы часть русской территории или даже вся Россия была завоёвана Германией, Англией, Японией и т.д., чтобы русские люди «ничего не имели против того», что их отдадут во власть Германии, Англией, Японией, а тем более — жидовского кагала!



источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх