,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Матери Беслана: Вместо пустых слов сочувствия, просим закона о статусе жертв терактов
  • 2 сентября 2009 |
  • 08:09 |
  • Olmir |
  • Просмотров: 14562
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
0
Накануне бесланской трагедии родственники убитых заложников просили парламентариев республик Северного Кавказа передать их письмо президенту России. В послании они просили принять федеральный закон о статусе жертв терактов.

Вот что написали президенту Медведеву матери Беслана.

«Господин Президент РФ!

8 августа в Северной Осетии Вы встречались с жителями Южной Осетии.

Инициативная группа из потерпевших тоже пыталась в этот день с Вами встретиться, но Ваша охрана пригрозила женщинам расстрелом. Были применены меры физического воздействия. Отказались передать Вам письмо от нас.

Ваш полномочный представитель по ЮФО за целый год не нашел времени, чтобы принять потерпевших, несмотря на неоднократные просьбы.

Наших детей замучили и убили, бывшие заложники болеют вследствие перенесенных ран и стресса, родители и родственники погибших находятся в тяжелом моральном и физическом состоянии, детям нанесены пожизненные травмы.

На пятую годовщину нам будут выражать сочувствие, а мы, вместо пустых слов, просим в один из траурных дней трагедии Беслана принять потерпевших - Кесаеву Эллу Лазаровну, Маргиеву Светлану Петровну, Бзарову Эмилию Дзамболатовну по вопросам расследования теракта, законе о статусе жертв терактов, программах помощи и реабилитации потерпевших».

Под письмом Дмитрию Медведеву – 254 подписи. Что сегодня происходит в Беслане, рассказывает сопредседатель организации «Голос Беслана» Элла Кесаева.


«СП»: – Элла, почему, как вам кажется, расследование по Беслану грубо прекратили?

– Почему прекратили? Следствие до сих пор ведется. 1 сентября заканчивается срок, и наверняка у них уже есть новое постановление на очередное продление сроков следствия. Это не проблема. Единственное, что делают следственные органы – каждые три месяца продлевают сроки. И еще следователи дежурят каждый четверг, с 9 до 17 – чтобы вести прием потерпевших.

«СП»: – Когда я говорю «прекратили расследование», я имею в виду, что в Госдуме не был заслушан, например, доклад члена парламентской комиссии по расследованию Юрия Савельева. Там говорилось, что началось все не из-за самопроизвольного подрыва бомбы в спортивном зале с заложниками, а начали штурм российские спецподразделения…

– Да. Этот доклад и не мог быть заслушан официально. Это же бомба. Если извне обстреляли и сожгли детей, за это надо возбуждать уголовные дела. А привлекать к ответственности, сажать в тюрьмы никого не собирались. Ни одного, от генерала до рядового сотрудника милиции.

Официальная версия: за все, что произошло в Беслане, несут ответственность террористы. А правоохранительные органы сделали все, что могли. Поэтому никто не несет ответственности.

«СП»: – Элла, вы были в эпицентре событий. Вы уверены, что штурм начали наши?

– Когда я услышала первые взрывы, то побежала в ларек, окна которого выходят на школу. Оттуда хорошо была видна школа. Я своими глазами смотрела на все несколько часов подряд. В 13.05 произошли взрывы, потом был перерыв 30 минут. И где-то минут через 20 после взрывов я побежала в ларек, и стояла там до 16 часов.

Я видела своими глазами, как обстреливали школу. Это был шквал огня. Что я еще должна думать? Я кричала: там никто не выживет, что вы делаете. Что я в этот момент еще должна думать? Помимо этого, мы с момента теракта работали со свидетельскими показаниями, и пришли к выводу, что, действительно, извне расстреливали школу.

«СП»: – Помнится, сразу после теракта пытались свалить вину за начало штурма на ополченцев, мол, они не выдержали и открыли стрельбу. Это было?

– Была такая версия. Я не защищаю их. Проведите объективное расследование. Привлеките к ответственности всех ополченцев, которые по дури, или из-за страха, стреляли направо и налево – может, были и такие. Я никого не защищаю, я хочу, чтобы все были наказаны по закону.

Если ополченец убил человека, если его пуля оказалась в теле ребенка, взрослого – это все должны расследовать, и наказать убийцу. Я так понимаю расследование. А здесь все списали на террористов. Хотя мы знаем, что на 13.05, до первого взрыва, 186 погибших в ходе штурма детей были живы. Без ранений, нормальные. Да, они были два дня без воды, но они были живы.

«СП»: – Реальное число заложников было известно практически сразу. Я знаю, съемочной группе НТВ в Беслане в первый же день были переданы списки заложников – полторы тысячи имен. Но телевизионщики, понятно, в эфир это не пустили, и твердили о 334 заложниках. Почему так упорно скрывалась информация о реальном числе?

– Это был страх. Количество заложников – огромное. Штурмовать здание, когда на одном квадратном метре сидят несколько заложников – значит, обречь их на неминуемую гибель. Куда тогда стрелять?! Тем более, стреляли-то огнеметами, гранатометами.

Я сама видела, как это происходило. Я видела из ларька только часть школы, но мне этого было достаточно. Я была в ужасе, в шоке. Я была поражена, когда на секунду выбежала, когда из школы выбежала девочка, чтобы посмотреть прямой эфир по телевизору. Я была поражена, что из школы еще кто-то выбегает живой.

А выбегали они как раз в момент перерыва. Когда произошли два взрыва, потом где-то 25-30 минут было затишье, а потом начался шквальный огонь по школе. Вот в этот момент они убежали и спаслись. А потом уже мало кто оттуда спасся.

«СП»: – Террористы требовали, чтобы им на переговоры прислали политика федерального уровня. Им его не прислали. Более того, создается впечатление, что сам штаб, который был в Беслане, боялся принимать какие-то решения по переговорам. Это так?

– Штаб был организован официально 2 сентября, ближе к 12 часам дня. До этого официальной власти в штабе не было. Был раздрай. Но по негласной команде президента Путина в Беслан прибыли несколько генералов. Мы считаем, это было указание президента, не сами же генералы себя командировали.

Когда прибыли генералы, власть с этого момента полностью была в их руках. Ни одно должностное лицо республиканского значения не имело возможности что-то сделать самостоятельно. Ну что тут сделаешь?! Мы сами, родители, не бросались на это здание – все ждали, что придет какой-то дядя и спасет наших детей.

Поэтому у меня высокой планки требований с республиканских должностных лиц нет, иначе того же я должна требовать с себя самой. Мой же ребенок был в спортзале.

Фактически орудием убийства, людьми, имевшими возможность командовать, были только генералы. Это мы выяснили на суде.

Здесь было очень много военных: 58-я армия, внутренние войска, ГРУ, «Альфа», «Вымпел», были неустановленные военные – 132 человека, прилетевшие на самолетах 3 сентября. Были военные вертолеты ФСБ, они летали над школой, и на борту у них было оружие. По их утверждению, они его не применяли. Но так это или нет – мы не знаем.

«СП»: – А из доклада Савельева следует, что применяли – по крыше школы…

– В докладе категорично это не сказано. Факт, что они летали над школой, факт, что это были вертолеты ФСБ. Факт, что один летчик попал после этого в психушку, а еще двое погибли. И все – концы в воду.

«СП»: – Я помню, был такой эпизод. В день штурма, с утра, перед родственниками заложников, которые круглосуточно дежурили в здании ДК, выступал доктор Леонид Рошаль. Выступал он уверенно, он говорил, что все с заложниками хорошо (на самом деле, к тому времени дети уже больше суток пили собственную мочу, поскольку им не давали воды). Почему он так говорил?

– Рошаль не был в школе, и никогда не утверждал, что там был. У него было поручение – успокоить людей. Он в суде тоже это признал. Он сказал, что успокаивал, дескать, что было бы, если бы вы ринулись в школу? Он, оказывается, за нас переживал. Не за тех, которые мучились в спортзале, а за нас.

Я считаю, он повел себя не как врач. А как человек, который выполнял указание военных. Он не имел права так себя вести. Он не владел обстановкой, не знал, что там происходит. Но, тем не менее, выходил и нас успокаивал. На каком основании?!

«СП»: – Ночью, после штурма, уже зачищенную от боевиков школу расстреливали из танка. Зачем?

– Да, они стреляли из танков и гранатометов, расстреливали школу. До сих пор мы не знаем, почему параллельное спортзалу здание до такой степени разрушено выстрелами танков. Об этом можно только гадать. Я предполагаю, чтобы «смазать» картину от дневных выстрелов. Стреляли из танков поздно ночью, это было абсолютно ненужным и бессмысленным делом.

Террористов к тому времени там не было. Уже в 17.00 по школе бегали наши ополченцы. А потом к ним начали подходить и говорить: убирайтесь отсюда, или мы заберем вас, как пособников террористов. Здание полностью очистили от спасателей, мужчин, которые действительно спасали детей под пулями. И дальше, видимо, все убирали, растаскивали тела. Потому что заложники-то погибали, в основном, не в спортзале, а вне спортзала.

«СП»: – Они оказались под перекрестным огнем…

– Мой племянник, например, бежал из спортзала в сторону гаражей. И был застрелен не в спину, а спереди – в низ живота и колено. Понимаете?

«СП»: – Стреляли наши?

– Наши, наши. Племянник был ранен, и просидел несколько часов между гаражами. Некому было его вытащить и спасти.

Я говорю так, потому что у меня есть ряд свидетелей, которые независимо друг от друга рассказывали мне, что видели, как он был еще жив и сидел между гаражами. Я узнала об этом совсем недавно.

«СП»: – Как будут проходить мероприятия 1 сентября, чего вы ожидаете?

– Мы ждем ответа от президента. Мы ждем, что когда он будет говорить слова сочувствия, он вспомнит, что потерпевшие, кроме пустых слов, ждут реального сочувствия. Но с нами не хотят говорить. С нами не хотят встречаться – такая негласная установка.

«СП»: – Чего вы хотите?

– Закона о жертвах теракта. Чтобы было бесплатное лечение. Потерпевшие не должны ходить с протянутой рукой, и залечивать болезни, вызванные терактом. Государство обязано обеспечить их эффективное лечение.

Потом, ежемесячные пособия детям – бывшим заложникам. Чтобы родители могли платить за реабилитацию. Обязательно пенсии родителям погибших.

«СП»: – Сейчас вы ничего не получаете?

– Нет, нет. Ни копейки. Такого закона нет. Нужно еще ежегодное санаторно-курортное лечение нуждающимся, с бесплатным проездом до места лечения. Льготное поступление в вузы, освобождение мальчиков от армии. Ничего такого нет.

«СП»: – Дети, которые пережили теракт, как себя сейчас чувствуют?

– В большинстве, их надо лечить. Им нужны консультации психологов. Их мучают кошмары до сих пор, они плохо спят. Они избегают ходить в школу. Масса проблем со слухом и со зрением. Редко кто без этой проблемы – это все следствие взрывов.

«СП»: – Завтра пойдете на кладбище?

– Завтра мы будем в школе. День памяти начинается с утра, в 9 часов. Будем все два с половиной дня сидеть в школе, в спортзале…




Как прекратили парламентское расследование по Беслану

Выдержки из стенограммы заседания Государственной Думы 22 декабря 2006 года (Обсуждение Постановления о принятии доклада Парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане и о прекращении деятельности комиссии).


Председательствующий Грызлов Б.В... Москалец Александр Петрович, пожалуйста.

Москалец А. П., фракция «Единая Россия». Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые депутаты! Парламентской комиссией по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия - Алания 1-3 сентября 2004 года в палаты парламента Российской Федерации - Государственную Думу и Совет Федерации - представлен соответствующий доклад. В связи с этим прошу включить в порядок работы Государственной Думы на 22 декабря вопрос о докладе парламентской комиссии и предоставить для информации до двадцати минут. Проект постановления Государственной Думы по данному вопросу вам роздан, он у вас имеется. Для информации также сообщаю, что сегодня Совет Федерации выносит на рассмотрение аналогичный вопрос под пунктом 3.

Рыжков В. А., депутат Государственной Думы, не состоящий в депутатском объединении. И по Беслану. Борис Вячеславович, мы не можем сегодня включать в повестку дня вопрос по Беслану: это будет дискредитация парламента, дискредитация парламентского расследования. У кого из депутатов есть на руках доклад? Ни у кого нет. Совет Думы вчера не рассматривал. У депутатов есть много вопросов, и у специалистов есть много вопросов. Подумайте, как отзовётся такая спешка, и заминка, которая сегодня может возникнуть... (Микрофон отключён.)



Председательствующий. Москалец Александр Петрович предложил включить вопрос о докладе комиссии по Беслану в повестку дня, а Бабурин Сергей Николаевич предложил данный вопрос обсуждать уже в январе. Пожалуйста, ещё раз, Александр Петрович Москалец. Включите микрофон.

Москалец А. П. Уважаемые коллеги, текст доклада у нас имеется, вот он у меня на столе. Он подписан всеми членами парламентской комиссии: восемнадцать -за, два - против. Доклад готов, мы подготовили постановление о принятии к сведению информации по докладу. В проекте постановления предлагаем дальше проводить работу с учётом данного доклада, поэтому просим поставить в повестку дня.

Председательствующий. Спасибо. Решульский Сергей Николаевич, пожалуйста.

Решульский С. Н. Фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! Депутат Москалец почему-то обходит одно из главных положений этого проекта постановления - третий пункт. Нам предлагается заслушать сегодня доклад без подготовки депутатского корпуса: никто этого доклада не видел, никто не готовился к нему, никто не подготовил вопросов ни от фракций, ни от себя лично. Так вот, в третьем пункте предлагается упразднить парламентскую комиссию, которую мы с вами с величайшим трудом впервые по новому закону создали. Разве можно в преддверии Нового года, да ещё по такому серьёзнейшему вопросу на это идти?! Борис Вячеславович, обращаюсь к вам, ну давайте не проявлять вот такую поспешность, что ли, в решении вопроса, касающегося судеб сотен, тысяч людей. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Николаевич. Единственное уточнение, что данная комиссия не была создана в соответствии с принятым законом "О парламентском расследовании...", она была создана до принятия этого закона. Уважаемые коллеги, есть два мнения. Я ставлю на голосование предложение, которое внёс Александр Петрович Москалец: включить в повестку сегодня вопрос о докладе комиссии по Беслану. Кто за? Прошу голосовать. Включите режим голосования. Покажите результаты голосования.

Результаты голосования (10 час. 26 мин. 48 сек.) Проголосовало за 303 чел. 67,3% Проголосовало против 91 чел. 20,2% Воздержалось 1 чел. 0,2% Голосовало 395 чел. Не голосовало 55 чел. 12,2% Результат: принято



Председательствующий. У нас в порядок работы включён вопрос о проекте постановления Государственной Думы "О докладе Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия - Алания 1-3 сентября 2004 года по итогам её деятельности". С докладом выступает Александр Петрович Москалец. Пожалуйста.

Москалец А. П. Я просил двадцать минут.

Председательствующий. Докладчик просит двадцать минут. Не будет возражений? (Шум в зале.) Нет возражений, я слышу. Жириновский Владимир Вольфович, по ведению, пожалуйста.

Жириновский В. В. У меня есть возражения по всей оставшейся повестке дня: на все пункты по пять минут без содокладов, комитеты будут с места говорить - за, против, и без выступлений. Мы просто слушаем пять минут любой доклад по оставшимся вопросам повестки дня, никаких выступлений, и если позиция комитета - с места говорится кратко "да", "нет", и на этом всё закончить. Вот такая процедура для окончания повестки дня. И никаких двадцати минут. Пяти минут нам достаточно. Если коммунисты не могут оценить то, что было в 17, 22, 91-м году, что нам оценивать то, что три года назад?.. Через тридцать три года будем оценивать с другими партиями и в другом парламенте. Пять минут, не больше.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, по регламенту у нас десять минут, я так понимаю, что мы поддерживаем регламент, по данному вопросу в том числе. И нам необходимо заранее проголосовать - у нас сегодня по порядку работы окончание в 15 часов, есть предложение проголосовать о продлении работы до завершения повестки. Кто за? Пожалуйста, прошу голосовать. Включите режим голосования. Покажите результаты голосования.

Результаты голосования (14 час. 51 мин. 13 сек.) Проголосовало за 319 чел. 70,9% Проголосовало против 31 чел. 6,9% Воздержалось 2 чел. 0,4% Голосовало 352 чел. Не голосовало 98 чел. 21,8% Результат: принято

Принято. Пожалуйста, Александр Петрович, до десяти минут доклад.

Москалец А. П. Жёсткость намерений террористов была такова, что на случай срыва захвата школы N 1 в Беслане была подготовлена резервная группа террористов в составе одиннадцати человек, которым ставилась задача захватить среднюю школу станицы Нестеровской Сунженского района Республики Ингушетия. Въехав около 09 часов 05 минут на автомашинах во двор школы и стреляя из стрелкового оружия, террористы заблокировали находящихся там людей и в целях наращивания жестокости и уровня бесчеловечности тут же совершили убийство двух жителей города Беслана: Гаппоева и Фраева. В течение десяти - пятнадцати минут большинство школьников, учителей и присутствующих на торжественной линейке лиц были сосредоточены в спортивном зале школы. Создав атмосферу ужаса и паники, террористы продолжили поддерживать режим максимального нагнетания страха и подавления воли людей. Всех заложников они заставили поднять руки и держать их над головой не опуская. От такого воздействия некоторые заложники уже в самом начале стали терять сознание. В целях ещё большего воздействия на людей террористами выстрелом в голову был убит ещё один житель Беслана. Его тело цинично протащили за ноги через весь спортивный зал. Через некоторое время в спортзале был убит ещё один заложник - Худанов. Далее под угрозой смерти - а в этом уже теперь из заложников никто не сомневался - террористы потребовали сдать им мобильные телефоны и видеокамеры, затем, разбив стёкла и забаррикадировав окна и двери, выставили детей в качестве живых щитов в оконных проёмах. Используя заложников, террористы затем заминировали весь спортзал. Взрывные устройства подвешивались на проволоке, прикреплённой к баскетбольным щитам и шведским стенкам и проходившей по середине зала и вдоль его стен. Всего в зале было не менее пятнадцати взрывных устройств, подключенных к одной электровзрывной цепи. Понимая всю сложность восприятия обстановки и за стенами школы, террористы пошли на совершение поступков, способных, по их мнению, создать ещё больший хаос. В этих целях они передают записку, в которой указывается, что в случае если будет открыт огонь по школе или начат штурм, то за каждого уничтоженного боевика они убьют пятьдесят заложников, за каждого раненого боевика - двадцать заложников, за пять уничтоженных боевиков взорвут школу, а в случае отключения электроэнергии убьют десять заложников. Дальнейшая получаемая информация свидетельствовала о крайне тяжёлом физическом и морально-психологическом состоянии заложников. Устанавливаемые по возможности контакты с террористами с предложениями о предоставлении возможностей выезда, замене детей-заложников на взрослых результата не давали, а предоставление воды, пищи, медикаментов ими отвергалось. Кроме того, террористы предупредили, что если количество телефонных звонков будет для них неприемлемым, то за каждый телефонный звонок они будут убивать по одному заложнику, а Гуцериеву они затем ответили: мы пришли сюда умереть, и нам ничего не нужно. Единственное, удалось Руслану Аушеву 2 сентября пройти в здание школы и добиться освобождения двадцати шести заложников - матерей с детьми до двух лет. Но затем ситуация по отношению к заложникам ещё более ухудшилась: им перестали вообще давать воду, водить их в туалет, постоянно стреляли вверх, угрожая убить.



Спасатели МЧС без оружия и броневой защиты с согласия тех же террористов пошли к зданию школы, чтобы забрать убитых, но по ним самим был открыт огонь, и двое спасателей были убиты. Начавшаяся стрельба и взрывы в школе потребовали принятия решения об активных действиях, так как - я уже об этом говорил - если бы не обеспечили противодействие террористам, то они могли бы убить всех заложников.

Председательствующий. По ведению - Жириновский Владимир Вольфович. Пожалуйста.

Жириновский В. В. Предлагаю следующую процедуру обсуждения этого вопроса: принять к сведению доклад, вопросов не задавать, к обсуждению не переходить и поставить на голосование.

Председательствующий. Внесено предложение, уважаемые коллеги, надо по нему определиться голосованием.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. А почему? Кто сказал, что не дают? Уважаемые коллеги, внесено предложение, прошу определиться голосованием. Кто за данное предложение? Прошу голосовать. Включите режим голосования. Уважаемые коллеги, внимательнее, пожалуйста, определитесь по предложению. Покажите, пожалуйста, результаты голосования.

Результаты голосования (15 час. 02 мин. 23 сек.) Проголосовало за 266 чел. 74,3% Проголосовало против 89 чел. 24,9% Воздержалось 3 чел. 0,8% Голосовало 358 чел. Не голосовало 0 чел. 0,0% Результат: принято

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я не готов согласиться с вашим мнением. Фадзаев Арсен Сулейманович, пожалуйста.

Фадзаев А. С., фракция "Единая Россия". Спасибо. Я считаю, что просто Владимир Вольфович делает очень популярные ходы, но они сегодня не к месту. И я думаю, что нам всем стыдно будет. Мы слушали всего пять минут доклад, я думаю, что это тоже было неправильно. Но тем не менее вы проголосовали. Не совсем корректно, не совсем удобно мне делать замечания своим коллегам. Когда идёт обсуждение такого серьёзного вопроса, кажется, что никому в зале это не интересно. Поэтому я прошу, чтобы мы...

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я так понимаю, что просто не поняли постановки вопроса.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Я ещё раз сформулирую: было предложено завершить обсуждение данного вопроса и приступить к голосованию. Есть предложение вернуться к голосованию и эту формулировку ещё раз проголосовать. Депутат Жириновский предложил прекратить обсуждение вопроса и перейти к голосованию, вот это я и ставлю на голосование. Кто за это предложение? Прошу голосовать. Пожалуйста, включите режим голосования. Покажите результаты голосования.

Результаты голосования (15 час. 04 мин. 11 сек.) Проголосовало за 31 чел. 24,4% Проголосовало против 96 чел. 75,6% Воздержалось 0 чел. 0,0% Голосовало 127 чел. Не голосовало 0 чел. 0,0% Результат: не принято



Председательствующий. Уважаемые коллеги, вопросы заданы. Есть ли желающие выступить? Прошу включить режим записи на выступления. Покажите список записавшихся. Уважаемые коллеги, девять депутатов записались. Есть предложение: по одному от фракций, наш обычный режим, и по три минуты, как мы рассматривали и другие постановления. Не будет возражений? Нет. От фракции КПРФ - Иванов Юрий Павлович. Пожалуйста.

Иванов Ю. П. Параллельно с нами... в 11 часов 30 минут Совет Федерации уже принял решение по постановлению, которое нам сейчас предлагается голосовать. В постановлении в 3-м пункте говорится о том, что мы обращаемся к Совету Федерации с предложением считать работу парламентской комиссии завершённой и упразднить её. Так вот, это постановление не имеет никакого значения, поскольку в 11.28 уже такое решение Советом Федерации было принято. Вы знаете, я слишком уважаю потерпевших, память о погибших и эту аудиторию, для того чтобы скороговоркой, в стиле клипа выступать по такому вопросу. Скороговорка Москальца десятиминутная - это не доклад. Какой текст доклада? Он нам показал последнюю страницу, на которой мы расписались. Поменяли тезисы доклада, изменили или нет, я не имел возможности ознакомиться. Миронов сегодня в Совете Федерации среди этого скопища сионистов, как сказал Владимир Вольфович, объявил, что вчера этот доклад был в Думу переслан. К сожалению, господин Грызлов, наш уважаемый председательствующий, не принял меры, очевидно, к размножению. Странная ситуация: обсуждаем не читая. Вообще просто мне становится стыдно за это обсуждение. Что касается моего несогласия, то я слишком уважаю институт президентства и Думу, для того чтобы сейчас скороговоркой высказывать свои доводы. Очевидно, нам не хотят давать слова, нам придётся это делать в общении с прессой и так далее. Могу только сказать, что, конечно же, первопричина всему - боевики и бандиты, которые совершили нападение. Конечно же, депутатская комиссия не должна, на мой взгляд, выяснять, сколько было боевиков, сколько из них убежало, это частности, она должна была дать оценку политическим и прочим действиям высшей государственной власти. К сожалению, президент Путин, которого мы собирались там опросить и который давал на это согласие, в последний момент отказался и туда не явился. Что касается... У меня очень много возражений. В частности, никакого случайного взрыва не было. Это были взрывы, произведённые нашими спецслужбами, по моему мнению. Это не только мнение Савельева, это также и мнение комиссии Северной Осетии.

Из зала. (Не слышно.)

Иванов Ю. П. Это мнение Осетии, осетинской комиссии. Я рекомендую вам с ним ознакомиться. Итак, я не буду сейчас заниматься вот этой скороговоркой, я только скажу, что в политическом плане я собирался мотивировать вопрос прежде всего о виновности президента Путина, и здесь у меня есть большая аргументация. Сейчас тут в рамках отведённого времени я этим заниматься не буду.

Председательствующий. Савельев Юрий Петрович.

Савельев Ю. П. Уважаемые коллеги, избранный вами делегат в парламентскую комиссию по расследованию событий в Беслане довольно плодотворно, на мой взгляд, поработал это время. Особенно моя работа интенсифицировалась после встречи Президента России Владимира Владимировича Путина с комитетом общественных организаций, заложниками и пострадавшими в Беслане 2 сентября 2005 года. Мне показалось, что на этой встрече президент был крайне озабочен тем, что было. Он говорил о том, что многое ему неизвестно из того, что сообщили заложники, и дал обязательство тщательно расследовать все обстоятельства возникновения взрывов и того, что произошло в школе. Мне показалось, что президент был искренним, и я с удвоенной энергией взялся за расследование этого вопроса. К 15 июля я подготовил шесть частей своего доклада (время было довольно короткое), а в августе я представил седьмую часть доклада. Мы с Ивановым поставили подписи, что мы против представленного доклада. Я - потому что ни одно из моих положений, которые заключались вот в этих четырёх книжках - а это семь частей, которые двумстам пятидесяти депутатам представлены, в оригинале это тысяча двести страниц текста, четыреста фотографий... Мною было обработано, если кто понимает, 150 гигабайт информации, и в результате получился вот тот доклад. Перехожу к сути дела. Я категорически не согласен с выводами, которые сделали мои коллеги-профессионалы, военные, среди них были генералы со многими звёздами. Коротко, с чем я не согласен. Я установил, как специалист - а я профессор кафедры баллистики, проработал в "Военмехе" много лет, занимался физикой горения и взрыва, - я установил, что в первые двадцать три секунды, когда прозвучали два взрыва, не взорвалось ни одно из взрывных устройств, которые были установлены боевиками. Приведу пример. Стена спортзала, рядом на стуле в полуметре находится взрывное устройство весом 5 килограммов - вот эта стена вылетает, полтора метра дыра, переплёты окон, на которые нагрузка в 12 тонн, все целые, а переплёты окна, которое находится на расстоянии почти 20 метров, вылетели и разлетелись. Я надеюсь, что специалистам всё ясно. Мои доводы до сих пор никем не опровергнуты, а прошло уже более шести месяцев с момента, когда мой доклад поступил нашим спецслужбам. Я установил, что взрывные устройства боевиков не взорвались. Следовательно, эти взрывные устройства были привнесены извне. Специфика расположения школы подсказала мне, с каких мест теоретически могли быть произведены эти выстрелы. В докладе это изложено, прочитайте книги. Я установил, что место начала пожара там, где был первый взрыв, и на протяжении двух часов двадцати пяти минут никто... (Микрофон отключён.)

Из зала. Борис Вячеславович, меня уполномочили выступить...

Председательствующий. Пожалуйста, ещё три минуты.

Савельев Ю. П. Я очень сожалею, что в течение двух часов двадцати пяти минут, пока не рухнула крыша и на крыше не исчезли дырки от взрывов гранатомётных систем, пока эта крыша не погребла свидетельство производства взрыва, никто в зал не вошёл. Два часа двадцать пять минут люди горели, умирали в этом зале. Мне это очень прискорбно. Я установил и изложил в части третьей, о применении РПО и РПГ, что, к сожалению, после того как боевики перегнали заложников из взорванного спортзала в другие части школы, много людей находилось в других помещениях школы, куда спустя полчаса после взрыва были направлены выстрелы из гранатомётных систем. И по моему мнению, - а я доказал это в одной из частей доклада, - свыше ста человек погибло вне спортивного зала, именно там, где гремели взрывы, где производились выстрелы извне. Было очень прискорбно слушать показания заложников о том, что не боевики их убивали, а убивали наши снаружи. Я установил численность боевиков и то, как они появились в окрестностях школы, на каких машинах, сколько их было. Число боевиков я установил на основании тех же материалов, которые были в распоряжении следствия. Мы смотрели одно и то же, но один что-то видит, а другой смотрит в книгу - видит фигу. Я насчитал минимум пятьдесят шесть боевиков, по показаниям заложников, которые были привезены на двух грузовых машинах. Номера этих машин я указываю по показаниям наших заложников. И к сожалению, встаёт вопрос: куда делась эта группа, куда делись остальные, если тридцать один покойник и один Кулаев?

Моё предложение, уважаемый Борис Вячеславович, мои коллеги, следующее. В постановлении Думы оставить пункт 1: принять к сведению информацию о докладе парламентской комиссии. Далее: комиссию нашу не распускать, обратиться в Совет Федерации с предложением продолжить работу комиссии и обнародовать результаты с учётом заключения экспертизы, которая в настоящее время проводится Генеральной прокуратурой, Сыдоруком. Все мои доводы проверяются профессионалами, военными институтами, производителями и разработчиками гранатомётных систем. Я предлагаю, когда будет готово заключение настоящих экспертов, ещё раз собраться и с учётом этого заключения обсудить всё и тогда уже принять заключительное постановление Государственной Думы. Пункты 2 и 3 постановления предлагаю убрать, а пункты 4 и 5 оставить без изменения.

Председательствующий. Пожалуйста, Москалец Александр Петрович... Уважаемые коллеги, обсуждение состоялось. Мне тоже неприятны те тезисы, которые ряд депутатов употребляли во время своих выступлений, но, к сожалению, мы не можем пресекать выступления ряда депутатов с трибуны. Мы все регламентные нормы соблюли, и сейчас нам необходимо определиться по проекту постановления. Так как есть поправки, я прошу сначала проголосовать по проекту постановления и принять его за основу, а затем мы обсудим поправку, которая поступила. Ставлю на голосование: принять за основу. Кто за? Прошу голосовать. Пожалуйста, покажите результаты голосования.

Результаты голосования (15 час. 38 мин. 53 сек.) Проголосовало за 339 чел. 75,3% Проголосовало против 69 чел. 15,3% Воздержалось 1 чел. 0,2% Голосовало 409 чел. Не голосовало 41 чел. 9,1% Результат: принято
ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх