,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЕВРОПЕЙСКИЙ ПРОЕКТ ЙОЗЕФА ГЕББЕЛЬСА, ИЛИ КАК В SS ПРИДУМАЛИ ЕС. Часть II
  • 24 августа 2009 |
  • 13:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 18780
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
ЕВРОПЕЙСКИЙ ПРОЕКТ ЙОЗЕФА ГЕББЕЛЬСА,  ИЛИ КАК В SS ПРИДУМАЛИ ЕС. Часть II



Тайная экономическая империя SS

Адам Лебор утверждает, что выведенные капиталы должны были быть тайно переправлены через два банка в Цюрихе, либо через швейцарские агентства, покупавшие для немецких концернов собственность в Швейцарии с комиссией пять процентов. Нацисты тайно переправляли средства через нейтральные государства в течение нескольких лет. Швейцарские банки, и в частности Национальный Банк Швейцарии принимал на хранение золотые слитки, разграбленные из государственных казначейств, оккупированных нацистами. Они принимали средства и документы на право собственности, отобранные у евреев, и снабжали нацистов иностранной валютой, необходимой для покупки ценных материалов для военных нужд. Экономические связи Швейцарии с нацистами находились под пристальным наблюдением разведки союзников. Автор «Отчёта из Красного дома» отмечает следующее: «Раньше вывод капиталов проводился немецкими промышленниками исподтишка и при помощи многочисленных взяток. Теперь же нацистская партия, как и прежде стоящая за немецкими бизнесменами, призывает их спасаться самим, занимая деньги за пределами Германии, сама же в то время, планирует свои послевоенные действия». Юридически в нацистской Германии приказ вывозить капиталы из страны был незаконным, но летом 1944 года законность уже мало что значила. Чуть больше, чем через 2 месяца после «Дня Д» (высадки союзных войск во Франции), войска нацистов были стиснуты Союзниками с запада и Советским Союзом с востока. Гитлер был тяжело ранен при очередной попытке покушения. Поглощённое внутренними раздорами, руководство партии было нервным и раздражительным. В течение войны SS удалось создать целую экономическую империю, основанную на грабежах и убийствах, и они планировали сохранить её.

«Экономическое чудо» по протекции монстра

По словам доктора Адама Туза (Adam Tooze) из Кембриджского Университета, встреча, подобная состоявшейся в Мезон Руж, требовала протекции со стороны SS. Вот что он пишет в своей книге «Цена разрушения: создание и развал нацистской экономики»:

«В 1944 году любое обсуждение послевоенных планов находилось под запретом. Крайне опасно было обсуждать такие вещи открыто. Однако SS мыслило в долгосрочной перспективе. Если вы планировали создать работоспособную послевоенную коалицию, единственное безопасное для этого место – под крылышком аппарата террора». Хитроумные лидеры SS, такие как Отто Олендорф (Otto Ohlendorf) уже тогда думали наперёд. Будучи командиром «Оперативной группы D», действовавшей на Восточном Фронте между 1941-1942 годами, Олендорф был ответственен за убийство 90 000 мужчин, женщин и детей. Юрист и экономист с хорошим образованием, Олендорф очень заботился о психическом благополучии стрелков своего «взвода смерти»: он приказывал им стрелять по жертвам одновременно, чтобы каждый из них не чувствовал персональной ответственности.

Зимой 1943 года он был переведён в Министерство экономики. Его работа, якобы, была связана с экспортной торговлей, однако его настоящей целью было сохранение огромной общеевропейской экономической империи SS после поражения Германии. Олендорф, позднее повешенный по приговору Нюрнбергского трибунала, проявлял особый интерес к работам немецкого экономиста по имени Людвиг Эрхард, ставшего впоследствии канцлером ФРГ. Он был автором довольно объёмной рукописи, посвященной переходу Германии к послевоенной экономике после поражения в войне. Писать подобные вещи было опасно, особенно учитывая тот факт, что его имя не раз упоминалось в связи с отрядами сопротивления. Но Олендорф, бывший также руководителем SD*, внутренней службы безопасности SS, защищал Эрхарда, так как он и сам соглашался с его взглядами на послевоенную стабилизацию экономики Германии. Сам же Олендорф находился под защитой Генриха Гиммлера, главы SS. Олендорф и Эрхард боялись лишь гиперинфляции, подобной той, что однажды уже разрушила немецкую экономику в двадцатых годах. После такой катастрофы вся экономическая империя SS оказалась бы бесполезной.

Они были согласны друг с другом в том, что наиболее приоритетным вопросом в послевоенное время окажется скорейшая денежная стабилизация при помощи введения новой стабильной валюты. Но они оба понимали, что эта инициатива должна была исходить от дружественной оккупационной власти, поскольку ни одно послевоенное немецкое государство не имело бы достаточно законных оснований для выпуска валюты, которая имела бы хоть какое-то значение. Такой валютой стала выпущенная в 1948 году немецкая марка. Это был серьёзный успех, подхлестнувший немецкую экономику. Имея стабильную валюту, Германия вновь стала привлекательным торговым партнёром. Благодаря ей, немецкие промышленные конгломераты смогли почти мгновенно восстановить свои экономические империи по всей Европе.

Легализация преступного капитала

Для немецкой экономики война была необычайно прибыльной. В 1948 году, несмотря на 6 лет войны, бомбардировки Союзников и репарационные выплаты, совокупный капитал страны был больше, чем в 1936 году, по большей части, благодаря оружейному буму. Эрхард размышлял над тем, как немецкая промышленность может расширить сферу своего влияния на весь разгромленный европейский континент. Ответ, к которому он пришёл, – только проведя наднациональные изменения в обществе, добровольному отказу от национального суверенитета в пользу международного органа. Именно Германия и Франция были движущими силами при создании Европейского сообщества угля и стали (ECSC – European Coal and Steel Community), предшественника Евросоюза. ECSC стала первой наднациональной организацией, основанной шестью европейскими государствами в апреле 1951 года. Эта организация регулировала рынок торговли углём и сталью, который был создан ею же. Так был создан важный прецедент в деле ослабления национального суверенитета – процесса, продолжающегося и по сей день.

Но перед созданием общего рынка, нацистские промышленники должны были получить прощение, а нацистские банкиры и госслужащие – воссоединиться с государственной властью. В 1957 году Верховный Комиссар американской оккупационной зоны Джон МакКлой (John McCloy) издал указ об амнистии промышленников, обвинённых в военных преступлениях. Двое наиболее влиятельных нацистских промышленника, Альфред Крупп, владелец Krupp Industries и Фридрих Флик, чья компания Flick Group владела примерно 40% Daimler-Benz, были выпущены из тюрьмы, отбыв там менее трёх лет. Крупп и Флик были центральными фигурами в нацистской экономике. Их компании использовали рабов подобно скоту, загоняя их до смерти. Krupp вскоре стала одним из ведущих европейских промышленных объединений. Flick Group также отстроила новую общеевропейскую бизнес-империю. Фридрих Флик отказывался признать свои военные преступления и выплатить хоть одну немецкую марку компенсации до самой своей смерти в июле 1972 года; он скончался в возрасте 90 лет. Он оставил состояние, оценивавшееся более чем в 1 миллиард долларов.

«Для многих крупных промышленников, близких к нацистскому режиму, Европа стала удобным прикрытием для возможности преследовать национальные интересы Германии после поражения дела Гитлера», – говорит историк по профессии, доктор Майкл Пинто-Душински (Michael Pinto-Dushinsky), советник «Организации бывших евреев-рабов». Непрерывно, почти без спадов, развивается после войны экономика Германии и других стран Европы. Многие ключевые фигуры нацисткой экономики становятся главными создателями Евросоюза.

Многие компании, чьи имена у всех на слуху, использовали принудительный и рабский труд, и в списке этих компаний есть BMW, Siemens и Volkswagen, производившие боеприпасы и ракеты «Фау-1». Рабский труд был неотъемлемой частью нацистской военной машины. Многие концентрационные лагеря были приписаны к определённым заводам, на которых правление компаний работало рука об руку с офицерами SS, руководящими лагерями. Подобно Круппу и Флику, дела Германа Абса (Hermann Abs), наиболее влиятельного банкира послевоенной Германии, процветали и при Третьем Рейхе. Подвижный, элегантный и дипломатичный, Абс вошёл в состав совета директоров Deutsche Bank, крупнейшего банка Германии в 1937 году. По мере расширения нацистской империи, Deutsche Bank с большим энтузиазмом «ариизировал» австрийские и чехословацкие банки, принадлежавшие евреям. В 1942 году Абс занимал 40 директорских постов, четверть которых приходилась на компании, расположенные на оккупированных нацистами территориях. Многие из этих компаний использовали рабский труд, и к 1943 году капитал Deutsche Bank вырос в четыре раза. Абс также заседал в наблюдательном совете I. G. Farben – компании, представлявшей интересы Deutsche Bank. I. G. Farben была одной из наиболее могущественных компаний нацистской Германии, сформированная при объединении BASF, Bayer, Hoechst и их дочерних предприятий в двадцатые годы.

Она была настолько тесно связана с SS и нацистским режимом, что имела собственный концлагерь под Аушвицем (Освенцимом), известный как Аушвиц III, где десятки тысяч евреев и других узников, умирали, производя искусственную резину. Когда они не могли больше работать, или были, пользуясь ужасным термином нацистов verbraucht («израсходованы»), их увозили в Биркенау. Там их убивали в газовых камерах, где использовался газ «Циклон-Б», патент на который принадлежал I. G. Farben. Но руководители компании оставили себе пути к отступлению. В течение войны эта компания финансировала исследования Людвига Эрхарда. После войны 24 руководителя I. G. Farben были обвинены в военных преступлениях за свои действия в Аушвице III, но лишь 12 из этих 24 были признаны виновными и приговорены к тюремным срокам длительностью от полутора до восьми лет. Компании удалось избежать ответственности за это массовое убийство. Абс был одной из ключевых фигур в послевоенном восстановлении Германии. Во многом, именно благодаря нему «сильная Германская империя», как и предполагалось в «Отчёте из Красного дома», всё- таки была восстановлена на базе нынешнего Евросоюза. Абс стоял во главе распределения средств между немецкими промышленными предприятиями согласно Плану Маршалла – фонду послевоенного возрождения. В 1948 году он успешно руководил восстановлением экономики Германии. Что особенно важно, Абс был также членом Европейской лиги по экономическому взаимодействию, элитной инициативной группы, основанной в 1946 году. Её работа была посвящена созданию общего рынка, а сама Лига была предшественником Евросоюза. Её участники, промышленники и финансисты, занимались вопросами, поразительно похожими на те, что стоят перед нами сегодня – денежной интеграцией, общей транспортной сетью, коммунальными системами и системами энергообеспечения.

Когда Конрад Аденауэр, первый канцлер Западной Германии пришёл к власти в 1949 году, Абс был его главным финансовым советником. За кулисами политической власти Абс, не покладая рук, работал над разрешением воссоздать Deutsche Bank. В 1957 году это ему удалось, и он вернулся к своему прежнему работодателю. В том же году шестеро членов ECSC подписали Римский договор о создании Европейского экономического сообщества. Договор привнёс ещё больше свобод в процесс торговли и дал начало таким могущественным наднациональным институтам как Европарламент и Еврокомиссия. Подобно Абсу, дела Людвига Эрхарда в послевоенной Германии шли замечательно. Аденауэр сделал Эрхарда первым послевоенным министром экономики Германии. В 1963 году Эрхард сменил Аденауэра на посту канцлера на следующие три года.

Между тем, в эпоху правления нацистов, погибло 2 700 000 рабов и принудительно работавших узников. Единичные случаи выплаты компенсации действительно имели место, но лишь в 2000 году немецкая промышленность пришла к единому глобальному соглашению о создании компенсационного фонда в размере 3 миллиардов фунтов стерлингов. Юридического признания ответственности так и не последовало, и размер личных компенсаций был ничтожен.

Люди, работавшие в качестве рабов, получали 15 000 немецких марок, работавшие по принуждению – 5000 марок. Каждый претендент на получение компенсации принимал на себя обязательства не проводить далее никаких судебных преследований. Если трезво взглянуть на эти сумму, то получается, что один только Volkswagen получил 1,8 миллиардов фунтов прибыли.

Проглотить американскую наживку?

Так Адам Лебор описывает историю послевоенного возрождения Германии. Это местами захватывающее повествование (следует отдать должное литературному таланту господина Лебора) для современного читателя, интересующегося историей, содержит не так уж и много новых фактов. Новое – это, скорее, интерпретация известных фактов, умело подогнанная под заранее сформулированную сверхзадачу: представить Европейский Союз, как реализацию замысла главарей Третьего рейха, скомпрометировав таким образом идею европейской интеграции. «Отчёт из Красного дома» – это мост из солнечного настоящего в мрачное прошлое.

Опубликованный издательством Reportage Press триллер Лебора моментально стал бестселлером в Великобритании и Ирландии. Ориентированные в большей степени на США англичане, и без этого не были фанатами объединенной Европы, ирландцы же, стоящие на пороге нового референдума о Лиссабонском договоре, и вовсе получили мощную порцию «антиевропейской прививки». Если почитать английские и ирландские интернет-форумы, посвященные «Отчету из Красного дома», то призыв немедленно покинуть «фашистскую» Европу повторяется на них с железной регулярностью, причем, отнюдь не всегда в столь умеренной форме. Что особенно удивляет, так это реакция британских СМИ, которые вопреки традиционной английской трезвой рассудочности с удовольствием проглотили эту тухлую американскую наживку. Достаточно прочесть хотя бы такой отзыв о книге в Daily Mail:

«Йозеф Геббельс, гитлеровский министр пропаганды, однажды сказал: «Через 50 лет никто и не вспомнит о национальных государствах». Пока такие государства ещё существуют. Но эти страницы служат напоминанием о том, что сегодняшнее движение навстречу единому Европейскому государству неумолимо сводится к планам SS и немецких промышленников по созданию Четвёртого Рейха – экономической, а не военной империи».

Можно по-разному относиться к объединенной Европе, но, будучи в здравом уме, невозможно обвинять сегодняшних европейцев в том, что они действуют по указке Гиммлера и выполняют зловещие планы SS. Трудно заподозрить в слабоумии и редакцию вполне респектабельной английской газеты. Остаётся только одна версия – заплатили, видимо, неплохо. А вот кто – думаю, догадаться несложно.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх