,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Защитники украинского языка его же и убивают
  • 21 августа 2009 |
  • 21:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 39289
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Защитники украинского языка его же и убивают



Когда мне приходиться общаться на разных интернет-сайтах с представителями молодого поколения, я понимаю, что многие из этих людей находятся в плену мифологии, созданной в последние годы. Они не знают того, что было в СССР и живут в мире фальшивых схем, навязанных им в школах и ВУЗах, в тисках лживой пропаганды.

Например, многие искренне думают, что украинский язык в СССР преследовался. Наоборот! Украинский язык активно насаждался в советской Украине! Более того, именно благодаря советской власти, украинский язык из диалекта превратился в полноценный язык.

А то, что он не выдерживает конкуренции с русским, не является результатом чьей-то злой воли. Совсем недавно на нашей планете появилось единое мировое информационной пространство. В нём происходят глобальные интеграционные процессы. Одним из следствий этих процессов является то, что украинский язык растворяется в русском, как сахар в воде. Русский язык выполняет ту же роль, что и Койне в Древней Греции, растворивший в себе множество различных диалектов, после того, как греки стали чаще общаться друг с другом в результате образования державы Александра Македонского и государств его диадохов.

Это закономерность. В мире, благодаря обширному информационному обмену, идёт процесс сближения близкородственных языков, так же, как при изоляции той или иной территории шёл обратный процесс – выделение нового языка из диалекта.

Например, благодаря единому информационному пространству, два разных языка – южнофранцузский и северофранцузский – образовали современный французский язык. Точно также из многих наречий сформировался итальянский язык. Просто между близкородственными языками почти нет барьеров, которые препятствуют их сближению. Поэтому сливаться легче языкам со сходной грамматикой – тем, где заимствование слов не приводит к изменению строения предложений. Более того – благодаря единому информационному пространству порой объединяются даже далёкие между собой языки – объединяются путём языковых союзов.

Показателен пример английского языка. После падения Римской империи, германские племена англов, саксов и ютов в V веке завоевали Британию, населённую кельтами (галлами). Завоевали, несмотря на героическое сопротивление бриттов, во главе с королём Артуром. Однако из кельтского в английский, кроме географических названий, ничего не перешло. В ХІ веке норманны из Франции, во главе с Вильгельмом Завоевателем, покорили бывших покорителей, то есть англосаксов. Причём территорию современной Нормандии викинги (они же – норманны, они же – варяги) завоевали всего на сто лет раньше и дали ей своё имя.

За это столетие они офранцузились. То есть, утратили свой родной скандинавский язык (он, как и язык англов, относится к германским языкам) и перешли на французский. Причём племена франков, давшие название Франции, тоже германские племена. Они в V веке завоевали Галлию, населённую теми же кельтами, что и Британия (ох не везло кельтам, предкам ирландцев!). Но галлы, до завоевания успели несколько веков пожить под властью римлян и переняли у тех латынь. Франки-завоеватели, во многом усвоили эту искажённую латынь, поэтому французский, принадлежит к романской языковой группе, к той же, что итальянский.

И вот офранцузившиеся норманны покорили Англию. Языком властей на несколько веков стал французский. А когда английский вернул себе господство, он был уже не тот, что раньше. Он стал на треть французским. Учёные одно время спорили куда включать англичан – вместе с немцами и скандинавами в германскую группу, или вместе с французами, итальянцами и румынами в романскую. Включили в германскую, но в подробных исследованиях всегда отмечается мощный романский след в английском языке.

Я специально изложил здесь эту запутанную историю, ибо она наглядно демонстрирует сколь многие факторы влияют на формирование того или иного языка. Сколь сильно меняются языки и как сильно взаимодействуют друг с другом.

Особо хочу обратить внимание на одну важную деталь. Раньше, единое информационное пространство возникало, как правило, при помощи государства. С появлением единого государства возникало единое информационное поле, а на его базе новый язык. Кое-где, например, в Германии, этот процесс не полностью завершён. Не так уж давно, только в ХІХ веке, произошло объединение этой страны, поэтому в немецком языке распространены диалекты.

Сейчас главную роль в формировании единого информационного поля играет не государство, а новые технологии. Украина сейчас, несмотря на получение независимости, гораздо плотнее вмонтирована в русскоязычное информационное пространство, чем в ХІХ веке, когда она была в составе Российской империи. Хотя и тогда уже существовали печатные СМИ, книгоиздание, то есть, шло становление этого самого информационного пространства, толчок к дальнейшему развитию которого дали электронные СМИ.

Давайте рассмотрим один пример, который очень похож на то, что происходит сейчас в Украине. Норвежский язык. Рассмотрим детально – ибо в этом языке идут те же процессы, что и у нас, только началось всё несколько раньше. То есть, на этом примере мы увидим своё будущее. Хотя подобные вещи происходят повсеместно и, если бы «национально-свідомі» политики (и не только украинские) разбирались хоть чуть-чуть в лингвистике, они не сотворили бы многих глупостей.

Норвежский язык, вместе с русским, украинским, испанским, французским, немецким, английским относится к индоевропейской (арийской) языковой семье. Вместе с немецким, английским – к германской языковой группе, которая входит в индоевропейскую семью. Вместе с датским, шведским, исландским, фарерским – к подгруппе скандинавских языков, которая входит в германскую группу. Причём эта подгруппа разделилась на западные (норвежский, исландский, фарерский) и восточные (датский и шведский) языки. То есть, произошла изоляция, контакты между различными поселениями скандинавов резко сократились, и из одного выделилось несколько языков. Произошёл тот же процесс, что и при разделении древнерусского языка, на русский, украинский и белорусский.

В XIV веке Норвегия объединилась с Данией – возникло одно государство. Точно так же, как в XVII веке Украина с Россией, причём правили этим государством датские, а не норвежские короли. И что же произошло с норвежским языком? Он начал сливаться с датским. И, в конце концов, этот датско-норвежский язык стал разговорным языком Норвегии. Принадлежащая Норвегии Исландия, вместе со своей метрополией, попала под власть Дании, но она была очень далеко и с Данией почти не контактировала. В результате – исландский язык, который произошёл из древненорвежского, стал совсем не похож, на новонорвежский, который, в свою очередь, стал похож на датский.

Снова берём параллель с украинским и русским. Язык тех украинцев, которые жили на территории, не принадлежавшей России – язык Галичины – стал сильно отличаться от языка украинцев, живших в союзе с Россией. Ещё более красноречивый пример – украинская диаспора. Язык, на котором они говорят, по произношению, по употреблению многих слов и оборотов, больше напоминает английский, чем украинский.

И это не удивительно – живут-то они среди мощного англоязычного окружения, поэтому их язык постепенно растворяется в английском, точно также, как украинский в русском. Причём новые поколения эмигрантов совсем забыли свой язык. Я посещал украинскую диаспору в Великобритании и знаю это из личного опыта. Так что представителям диаспоры надо не нас, а своих детей украинскому учить. Пусть своих детей вначале научат, а потом приезжают к нам. А то умничать каждый горазд!

Вернёмся к норвежскому языку. Некоторые норвежские интеллигенты пытались остановить распространение датского языка. На базе различных диалектов, в ХІХ веке, они создали искусственный язык, максимально отличающийся от датского. То же самое, только на несколько десятилетий позже, проделывали, с украинским языком некоторые украинские интеллигенты. На базе народного наречия, они сооружали новый язык, активно заполняя его полонизмами и выдуманными словами.

А что же Норвегия? Побыв короткое время под властью новой своей хозяйки Швеции, в 1905 году она получила независимость. Сразу же была сделана попытка избавиться от датской языковой зависимости. Но сконструированный из народных диалектов язык – лансмол (нюнорск) – не прижился. Господствует, по-прежнему, риксмол (букмол) – по сути, датский язык, с вкраплением древненорвежских слов.

То, что прошла Норвегия проходим мы сейчас. История повторяется. И чем всё завершится, очевидно – не удастся националистам уничтожить русский язык в Украине, зато их действия могут уничтожить украинский.

Я сознательно не хочу сейчас уходить в плоскость политики. Об этом много говорят и без меня. Лучше рассмотрим ещё один исторический пример.

Ирландский язык тоже принадлежит к индоевропейской семье, но относится к кельтской группе. К той самой, к которой принадлежали древние галлы, которая получила широкое распространение в Европе и Азии, имела свою оригинальную письменность. Но неисповедимы пути исторического развития. История распорядилась так, что кельтские языки были вытеснены, практически, отовсюду. Ирландия долгое время была оккупирована англичанами. Причём ОККУПАЦИЯ БЫЛА НАСТОЯЩЕЙ, А НЕ ВЫДУМАННОЙ, как в случае Украины с Россией. Ирландские националисты страшно ненавидели своих оккупантов, но в отличие от наших – украинских – им не надо было придумывать себе псевдоисторию. Их древняя история не нуждается в выдумках. Она несомненна! Друиды и Стоунхедж, галлы, штурмовавшие Рим, высочайшая христианская культура, господствующая задолго до того, как предки англичан – германские племена англосаксов – приняли христианство.

Ирландский язык далёк от английского. Он развит и самобытен. Ирландцам не надо было сооружать новый язык, для того, чтобы сохранить свою национальную идентичность.

После долгой и упорной борьбы большая часть Ирландии получила независимость. А что стало с языком? 97 процентов ирландцев говорят на языке бывших оккупантов. Причём 70 процентов, совсем не знают языка своих предков, не знают, несмотря на развитое чувство национального самосознания.

Ничего удивительного тут нет. Ирландцы живут в окружении громадного англоязычного информационного культурного и языкового поля. Каждый ирландец знает английский. Несмотря на весь свой патриотизм, ирландцам приходится считаться с тем, что английский выгоднее. Причём в ирландских университетах преподавание английского порой качественнее, чем в британских. А свой древний язык потомки галлов изучают, как память о славном прошлом. Поют на нём песни, проводят различные конкурсы.

Когда написал об Ирландии, сразу подумал о Киеве. Параллель здесь чёткая. Киевлян примерно столько же, сколько жителей Ирландии. По национальному самосознанию они тяготеют на Запад, а не на Восток. Это видно хотя бы по тому, как киевляне голосуют во время выборов. А говорят по-русски. Любой, кто живёт в Киеве, знает, как редко звучит здесь украинская речь. Причём национальное самосознание киевлян даёт искажённую статистику во время соцопросов.

Скажем, при опросе, проведённом Институтом социологии НАН Украины в 2000 году, 76 процентов киевлян украинцев по происхождению родным назвали украинский. А когда социологи поставили тот же вопрос похитрее, когда спросили «на каком языке вы общаетесь в семье» – только 24 процента киевлян украинцев сказали, что на украинском. Хотя мне кажется, что и эта цифра завышена. Просто часть опрошенных разгадали подвох. Потому что, когда тот же вопрос задали во время всеукраинского опроса – то 49,5 процента ответили, что общаются в семье на украинском, однако анкеты на этом языке предпочли взять только 37,2 процента, а 62,8 – взяли на русском. То, есть на украинском удобнее общаться лишь одной трети опрошенных. Значит реальное количество украиноязычных киевлян – одна треть от 24 процентов. То есть 8 процентов киевлян говорит на украинском. Я думаю, эта цифра соответствует личному опыту каждого, кто живёт в Киеве.

Да что говорить, если Майдан 2004-2005 гг. был русскоязычным! Я, конечно, не был сторонником Ющенко, но в качестве журналиста посещал Майдан каждый день. И помню, больше всего меня тогда поразило, как редко звучала украинская речь. По-украински говорили в основном волонтёры из западных регионов.

Хотя самый главный показатель русскоязычия Киева – рынок. Прозападные либеральные рыночники составляют львиную долю среди украинских националистов. Но ИМЕННО РЫНОК лучше всех социологов вместе взятых, показывает реальную ситуацию с украинским языком. Кто занимался изданием печатных СМИ или книготорговлей в Киеве, знает с какой неохотой владельцы сетей реализации и отдельных торговых точек берут продукцию на украинском. Даже самые национально-сознательные реализаторы, просят, чтобы было на русском.

Сознательность – сознательностью, а торговать себе в убыток никто не будет. Издания на украинском языке покупают в основном студенты и школьники. Им для учёбы надо. Есть ещё несколько торговых точек, в основном на Петровке, которые распространяют издания для националистов. И это в Киеве! А что говорить о Луганске, Донецке, Одессе, Харькове, Севастополе!

Вернёмся к глобальной лингвистике. Между далёкими языками, при их взаимодействии, в первую очередь, происходит обмен лексикой, заимствование чужих слов, при сохранении собственной грамматики. Эти новые слова подчиняются правилам принявшего и языка. Например английское слово clip – серьга в английском имеет множественную форму с добавлением буквы «s» – clips – в русском «s» в конце не означает множественности, и появились клипсЫ – множественная форма, образованная от уже имеющейся множественной формы.

А вот между такими языками, как русский и украинский, почти не существует грамматических различий. Поэтому им сближаться гораздо легче.

Вообще в мире идёт процесс, благодаря которому появляются центры, на базе которых близкородственные языки объединяются, чтобы выжить, чтобы не погибнуть в новом мире. Поэтому в не столь далеком будущем вместо тысяч языков, останутся сотни. Это можно проиллюстрировать при помощи космогонической гипотезы Канта-Лапласа, о происхождении Солнечной системы. Вначале было облако из множества мелких объектов. В рамках данной статьи их можно сравнить с языками. Потом появились центры консолидации, где частички под действием тяготения, падая друг на друга, образовали Солнце и планеты. Немногие, не нашедшие себе места в этой консолидации, стали астероидами и кометами.

Точно так же и в лингвистике. С появлением единого информационного пространства началось активное отмирание малых и слабых языков. Хотя языки отмирали по тем или иным причинам и раньше, но только в локальном масштабе. Сейчас этот процесс затронул весь Земной Шар. Вместе с тем, появились центры консолидации, как прообразы планет в космогонической теории. В основном это крупные языки, к которым тяготеют близкородственные. Хотя, если язык достаточно изолирован от остальных, таким центром может стать и язык, на котором говорит не такое уж большое количество людей.

Малые изолированные языки могут сохраниться лишь в где-нибудь джунглях, конечно, если сами эти джунгли сохранятся. Тогда такие языки повторят судьбу астероидов и комет, затерянных в дебрях Космоса. Остальные малые языки, конечно, отомрут не сразу. Нет – они будут жить ещё долго. Просто большинство, говорящих на них, будут какое-то время двуязычными.

Для того, чтобы не выпасть из глобального информационного поля, для того, чтобы не оказаться на обочине мировой цивилизации большинство исландцев будут владеть английским, большинство бурят – русским, большинство тех кто говорит на тибетском – китайским, а большинство людей, чьим родным является ацтекский – испанским.

Причём процесс этот идёт полным ходом. Уже сейчас многие исландцы знают английский, а буряты, русский. На следующем этапе молодое поколение двуязычных стран будет отдавать предпочтение межнациональному языку. То, что этот процесс закономерен, показывает опыт диаспор, молодое поколение которых, для того, чтобы быть успешными, поступить в престижный ВУЗ, найти хорошую работу, отдают предпочтение языку, на котором говорит большинство людей той страны, где они проживают. А язык предков они сохраняют, как язык фольклора, как хобби, он останется поприщем историков и лингвистов.

Безусловно мне жаль малых языков! Увы! Глобальные законы непреодолимы. Так было всегда. Малые языки, утратив изоляцию, либо становятся большими, либо сливаются с другими языками, либо исчезают. Причём сегодня всё выглядит не так плачевно, как раньше. Малые языки хотя бы сохраняются, заняв новые ниши, в отличие от многих древних языков, исчезнувших бесследно.

Раз мы иллюстрируем лингвистические процессы при помощи гипотезы, объясняющей появление Солнечной системы, не лишним будет установить, какой язык займёт место Солнца. То есть, станет главным международным языком. В идеале таким языком мог бы быть нейтральный – типа эсперанто. Но очень маловероятно, что это произойдёт. Искусственные языки плохо приживаются, как бы мастерски они не были сконструированы.

Тогда какой же язык станет международным? Всё будет зависеть от экономической и политической ситуации в мире того времени, когда окончательно выкристаллизуются центры консолидации. Пока на статус такого языка претендует английский, как мне ни прискорбно сие признать. Хотя ещё в ХІХ веке на эту роль претендовал французский. Определённые шансы стать мировым языком есть у русского, китайского, испанского, арабского. В любом случае эти языки займут в нашей системе то место, которые в Солнечной занимают планеты гиганты – Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун.

Такие языки, как французский, немецкий, японский, индонезийский, итальянский – тоже не исчезнут, они займут место таких планет, как Меркурий, Венера, Земля, Марс, Плутон. Сложнее с хинди и португальским. Хинди – главный язык Индии – с одной стороны, принадлежит к крупнейшим. Он третий по числу говорящих на нём, после китайского и английского. С другой стороны, хинди находится в мощном англоязычном поле.

Что касается португальского, то его мог бы поглотить близкородственный испанский, если бы португальцы не колонизировали в своё время такую громадную страну, как Бразилия. Скорей всего испанский и португальский сольются на следующем этапе.

Тогда, когда в русский язык вольются не только восточнославянские языки, но и западно- и южнославянские. Вольются или отомрут. Но это произойдёт через много сотен лет. Произойдёт, если человечество не исчезнет к тому времени.

Но мы не будем забегать так далеко. Вернёмся, как говорится, к нашим баранам.

Украинский язык не относится к гигантам. Как уже сказано выше, такой язык может сохраниться лишь при некоторых условиях. А именно – его непохожести. Если бы украинцы жили где-нибудь в амазонских джунглях или в африканских саваннах, если бы их окружали люди говорящие на индейских языках или на суахили, то украинский язык развивался бы по своим внутренним законам. Но украинцы находятся в мощном информационном поле России, и никуда нам не деться от этого.

Проиллюстрируем вышесказанное при помощи новых технологий. Возьмём самую «продвинутую» – Интернет. Почему провалились попытки создать полновесный украиноязычный Интернет, несмотря на многочисленных энтузиастов этого дела, несмотря на широкую государственную поддержку украинского языка? Я не говорю о формальной принадлежности. Конечно, в Сети немало сайтов имеют окончание «ua», но украиноязычных среди них немного.

Дело в том, что украиноязычный Интернет не может полноценно существовать не из-за чьей то злой воли, а в силу объективных причин. Все носители украинского языка двуязычны. Для жителей Украины второй язык – русский, в диаспоре – английский. И если я создам сайт на украинском, если этот сайт не будет посвящён национальной политике или фольклору, то я просто ограничу аудиторию своего сайта.

Например, сайт, посвящённый разведению аквариумных рыбок, на украинском языке смогут посещать только любители рыбок из Украины и относительно немногочисленной диаспоры. Причём аквариумисты Восточной, Южной Украины и Киева, предпочтут аналогичный русскоязычный сайт. А вот сайт на русском смогут посещать не только любители рыбок из Украины. Его смогут посещать жители России, Беларуси, Средней Азии, Закавказья, Прибалтики плюс огромная русскоязычная диаспора. Кто знаком с Интернетом, знает, как много русскоязычных проживают в США, Канаде, Израиле, в Западной Европе.

Поэтому гораздо легче создать монгольский или лаосский Интернет, чем украинский. В этом случае такой Интернет сам станет центром консолидации для всех монголов или жителей Лаоса, несмотря на то, что их гораздо меньше, чем украинцев.

Тоже происходит и с кино, и с литературой, и с эстрадой. Очень немногим украинским группам удалось выйти на громадные просторы России и других бывших союзных республик с песнями на украинском. Большинство предпочитают петь на русском.

В ответ вместо конструктивной политики, украинские власти пытаются ликвидировать русскоязычные теле- и радиоканалы, взять под контроль Интернет, уничтожить кабельное телевидение. Таким образом, они стоят на пути прогресса, хотят отбросить Украину в каменный век, привести нашу страну к информационной изоляции. Но ведь из истории известно – тот, кто стоит на пути прогресса, неизменно проигрывает.

Итак, мы установили, что русский язык является одним из центров языковой консолидации. Хотя, конечно же и сам базовый язык впитывает кое-что из тех языков, которые с ним сливаются. Из украинского в русский перешло немало слов, они так и называются – украинизмы. Такие слова, как «борщ», «бурак», «пасека», «порожняк», «запал», «хлебороб», «вареник», «девчата», «корж», «повстанец», «обуза», «хутор» – украинские по происхождению. Украинский поделился с русским и оборотами. Например – «Скучать за» (кем-, чем-либо) вместо нормативного «скучать по» (кому-, чему-либо). Даже ударения в некоторых именах русский язык изменил под влиянием украинского. Например, ударение в имени Виктор перекочевало из украинского. В русском раньше было ВиктОр, по аналогии с ВиктОрией.

Причём во многих случаях украинский сохранил древние славянские нормы лучше русского языка. Из-за широкого насаждения западноевропейских норм, начиная с эпохи Петра Великого, русский язык стал более «европейским», чем украинский, как это не обидно будет узнать нашим националистам. Например, с XIX века широко использовался немецкий словообразовательный суффикс -ир-ова-ть, -из-ир-ов-ать, вместо старого -ова-ть, что увеличило разрыв между русским и другими славянскими языками. Поэтому обогащение русского при помощи украинского означает возврат к более древним нормам.

Процесс обогащения языка продолжается и поныне. В русскую речь вновь вошло слово «мова», теперь так начинают называть украинский язык. Кстати, в русском сохранилось родственное слово – «молва». Некоторые слова и сочетания из-за политических разногласий входят с негативным оттенком – такие слова, как «незалежнисть», «свидоми», «майдан», активно сейчас используются в русском политическом лексиконе. Примерно то же было в первой половине ХХ века со словом «самостийники».

Почему многие украинцы говорят «неправильно»

Описанная выше, мировая закономерность и есть основой всей языковой проблемы Украины и не только её. Как уже говорилось, идеологи украинской независимости, начиняя с ХІХ века, пытаются увести украинский подальше от русского, заполнив его полонизмами, германизмами, англицизмами и просто выдуманными словами.

Помню, когда я работал в одном парламентском комитете с известным деятелем украинского диссидентского движения Левком Лукьяненко, я был очень удивлён обилием русизмов в речи патриарха украинской национальной идеи.

Другое наблюдение. Самый правильный украинский язык имеют те дикторы радио и ТВ, для которых этот язык не родной, например, выходцы с Донбасса. И когда я, человек, детство которого прошло в Луганской области, поправлял русизмы уроженца Черниговщины, Лукьяненко, я ещё не знал настоящей причины – того, почему большинство людей, для которых украинский родной, говорят на нём с таким количеством «ошибок». А причина здесь простая – говорят они на настоящем языке, очень близком к русскому, на языке, который бытовал до того, как стали изобретать новое наречие.

Именно этому новому «правильному» языку меня учили в советской школе. В наших русскоязычных регионах в 1970-е украинский язык и литературу изучали со второго класса в том же объёме, что и русский. И когда носитель подлинного украинского говорит «проценты», а я говорю «відсотки», то это означает, что моё слово изобрели в кабинетах для того, чтоб украинцы не говорили так, как русские. Так же я поначалу не понимал, почему многие люди, для которых украинский родной, говорят «хорошо», вместо «гарно», «надіються» вместо «сподіваються».

Точно так же меня удивляло, что в тексте замечательной украинской песни «Всюди буйно квітне черемшина…», своего «вівчара» «дівчина» – «жде». Почему «жде», думал я, когда надо «чекає». Не знал, я тогда, что слово «чекає» ввели в язык искусственно – для того, чтобы украинцы и русские перестали понимать друг друга.

Изобретатели нового языка даже классиков подправляли. Им не нравилось, например, что язык Шевченко уж слишком близок к русскому.

Но все потуги создать новый украинский язык так и остались бы занятием кучки скучающих интеллигентов, если бы не советская власть. Да-да! Та самая, ненавидимая националистами, советская власть, сделала из диалекта полноценный язык.

Дело в том, что большевики, как и все остальные революционеры, очень сочувственно относились к национально-освободительному движению. И не только украинскому. В любом национально-освободительном движении они видели своего естественного союзника по борьбе с царизмом, капитализмом, империализмом и великодержавным шовинизмом. А так, как большевики отличались фанатичным умением воплощать в жизнь свои планы, то они смогли сделать то, что ни за что не получилось бы у прожектёров-интеллигентов.

Большевики за несколько лет сумели не только сотворить новый язык, но и внедрить его в массы. И уже я, обучаясь в школе, считал исконными украинскими те слова, которые в природном языке не встречались. Большевики ничего не выдумывали. Они взяли за основу дореволюционные наработки украинской интеллигенции. Привлекли к работе многих её представителей. И волевым, государственным решением внедрили новый язык, для начала обязав выучить его всех госслужащих и партийных работников Украины. Несогласных просто увольняли. Потом заставили всех школьников выучить этот язык.

В результате, те, кто изучал его с чистого листа, не зная народного говора, воспринимал нововведения, как природные украинские слова. А через поколение большинство этих слов прижилось и стали природными. Такое случается со всеми неологизмами во всех языках. Первому поколению они режут слух, а второе, выросшее на них, воспринимает такие слова, как исконные.

Надо сказать, что большевики не только украинский активно внедряли в массы. То же делали и с языками Кавказа и Средней Азии. А многим маленьким языкам Сибири и Дальнего Востока создали письменность.

Власть была искренней в укреплении и развитии национальных языков. На это указывает то, что для многих бесписьменных языков вначале вводили латинские буквы. И лишь через десять лет их заменили кириллицей, когда поняли, что многим языкам латиница не подходит. Более того, в 1919 г. большевистское правительство рассматривало вопрос о переводе русского языка на латиницу! Этот шаг казался им продолжением пути к европейским эталонам, который начали, приняв метрическую систему мер и весов и григорианский календарь. Слава Богу, у советского правительства хватило ума отказаться от этой безумной идеи!

Мало того – коммунисты до самого конца советской власти поощряли создание литературы на языках всех народов СССР. Выращивали национальных писателей даже для тех наций, всё население которых составляло несколько сотен человек и проживало в трёх-четырёх селениях.

А украинским писателям создали наивольготнейшие условия. В Союз Писателей Украины очень трудно было вступить тому, кто пишет только на русском. А вот именно украиноязычные авторы регулярно печатались и получали громадные гонорары. Так советская власть заботливо выращивала своего лютого врага. Ибо абсолютное большинство, взлелеянных этой властью, писателей стали на сторону её гонителей, почти все «пламенные» певцы партии предали эту партию и записались в РУХ. Именно украинские ПИСАТЕЛИ начали РУХ за перестройку.

Но если говорить объективно, поведение людей, так или иначе, отражает глобальные процессы происходящие в обществе. И поведение писателей, не в последнюю очередь, объясняется тем, о чём писалось выше. Украинский язык постепенно, но неумолимо возвращается в своё лоно. Помимо воли людей идет объединение трёх ближайших восточнославянских языков – русского, украинского и белорусского. Это такой же объективный процесс, как и их разделение. Несколько веков назад исчезло единое информационное пространство – языки разошлись. Теперь оно появилось вновь благодаря развитию спутникового телевидения и Интернета – а точку несхождения языки ещё не прошли. Поздно идеологи национализма стали новые слова вводить!

То, что украинский и русский языки одного корня видно даже из поэмы Лины Костенко «Маруся Чурай». В этой поэме Л.Костенко воспроизводила язык на котором говорили украинцы в XVII веке. Там можно найти такие выражения как: «козак у нас погиб», «на смерть убит» и другие подобные.

Я сам писатель и мне понятно, почему вопрос языка так волновал моих украиноязычных коллег. Дело в том, что писатель (если он настоящий писатель) работает для потомков. Поэтому украиноязычные писатели, ощущая на уровне подсознания, что они пишут на умирающем языке, не хотели допустить этого. Их агрессия на самом деле проявление слабости и безнадёжного отчаяния, основана на чувстве обречённости. Обречённость – вот, что ведёт украинский национализм.

Хотя, если бы националисты разбирались в лингвистике, они бы поняли, что не всё столь плачевно. Просто для того, чтобы достигнуть успеха, надо в своём поведении учитывать объективные процессы. Любой язык постоянно меняется. Современные англичане, например, почти не понимают языка, на котором писал Шекспир, а мы с трудом понимаем текст, на котором написано «Слово о полку Игореве». Через сотни лет наши потомки не смогут читать без переводчика не только украинских, но и современных русских писателей. Увы – таковы законы развития языка!

Поэтому те, кто искренне любит украинский язык, не должны зажимать русский. Воюя против русского языка в Украине, агрессивно насаждая украинский, националисты приводят к тому, что у многих свободолюбивых людей возникает отторжение к украинскому языку, который начинают отождествлять с тупой административной политикой непопулярных властей.

Например, при Союзе часть русскоязычной киевской интеллигенции принципиально говорила на украинском. Сейчас эта мода исчезла, потому, что украинский ассоциируется у многих русскоязычных людей с неуклюжей «казёнщиной».

А как неестественно слушать известных актёров, чьи голоса заглушают дублёры! Высоцкий, разговаривающий не своим голосом! Верх безумия! Ещё хуже, когда при просмотре фильмов на заднем плане слышна русская речь, а на переднем украинская! Такое раздвоение очень вредно для психики людей. А ведь эксперимент ставят над миллионами! Что будет с нашим народом от такой дикой политики, через пару десятилетий даже представить страшно.

А как унижают людей, у которых берут интервью и чьи голоса тут же заглушает переводчик. И это притом, что все украинцы понимают говорящего безо всякого переводчика. Лишняя работа, впустую выброшенные деньги и для чего? Для того, что бы поиздеваться над людьми и потешить комплексы националистов!

Но даже не это самое страшное. Самое страшное для украинского языка то, что множество людей, которых насильно заставляют говорить на украинском, не знают этого языка. Вернее, знают очень плохо. Но вынуждены говорить на нём. Получается жуткий ломаный суржик. Именно этот суржик постоянно приходит к нам при помощи телевидения и радио. Именно его ежедневно слышит вся Украина.

Молодое поколение начинает воспринимать такой язык, как норму. И здесь не помогут немногочисленные передачи о том, как правильно говорить по-украински, или словари нежелательных русизмов. Эту каплю не противопоставить морю.

И вот результат. Я сам слышал. 31-го декабря в очереди, парень стоящий передо мной, обращаясь к продавщице поздравил её… «з новым гідом». Вместо того, что бы поздравить «з Новим Роком» или «с Новым Годом». Националисты своей неразумной политикой вскоре добьются того, что такой язык станет доминирующим в Украине, через пару десятилетий.

Ещё один пример. Сейчас стало почти нормой говорить, вместо «я думаю» – «я рахую». Это калька с русского – «рахувать», означает «считать». Но в русском языке слово «считаю» имеет несколько значений. Можно сказать – «я считаю, что вы не правы», а можно – «я считаю деньги». Только в последнем случае надо говорить «я рахую», а в первом – «я вважаю». Но калька стремительно прижилась. Сейчас начали «рахувать», даже те, для кого украинский является родным! А знаменитое «вкінце кінців», от котрого не в состоянии избавиться даже «думающий по украински» президент? Никак не получается заменять это корявое выражение, хотя бы словосочетанием «врешті решт».

Самое плохое, что благодаря подрывной работе украинских националистов исчезают не только прекрасные украинские слова, но и обороты. Из обращения уходят выражения вроде «Олександре Олександровичу», всё чаще употребляют русскую норму – «Олександр Олександрович». Исчезает такой неповторимый оборот, применяемый для обозначения будущего времени, как «ми працюватимемо». В украинском языке есть норма, подобная русской – «ми будемо працювати», что означает «мы будем работать». А вот второе выражение для определения будущего времени – старинная норма – стремительно исчезает. Таким образом, националисты убивают самобытность украинского языка.

«Анатема пупорізці»

Особенную пикантность процессу придаёт то, что националисты до сих пор не успокоились в своих попытках искусственно отдалить украинский от русского. С одной стороны, их политика резко ускорила процесс растворения украинского языка в русском, с другой, они пытаются задержать этот процесс, при помощи разнообразных «пупорізок»!

Получается просто чудовищный псевдоязык. Когда диктор вместо слова «зарплата», говорит «зарплатНЯ», это похоже на тупой неудачный стёб. А на самом деле это просто издевательство над языком. Наверно потому украинцы и зарабатывают так мало, что получают «зарплатНЮ», а не зарплату!

А когда вместо слова «сУдно», говорят «суднО»! Неужели они не знают, что «суднОм» называют туалетный горшок в больничных палатах, а корабль так называть нельзя, иначе он потонет или будет захвачен пиратами. Как суднО назовёшь, так оно и поплывёт!

А словосочетание, которым обычно называют борьбу бандеровцев против советской власти – «національно-визвольні змагання». Слово «змагання» обозначает «соревнование». Националисты считают, что убивая мирных жителей на Западной Украине, они просто принимали участие в спортивных играх? Не сходно ли такое с привычкой врагов называть уменьшительно-ласкательным «вороженьки»? В любом случае свои соревнования националисты проиграли.

Ещё один «перл» – наших детей националисты стали называть «дітлахами». «Пересічні дітлахи» – круто звучит! Они словно приучают новое поколение украинцев к тому, что те с детства являются «лохами». Зомбируют наших детей, уничтожая их национальную гордость. Для чего это делают? Чтобы вырастить из украинцев рабов, которые будут обслуживать заокеанских хозяев? Другого объяснения такого надругательства над детьми, я не могу придумать. Ведь сила слова очень велика. Нередко именно слово определяет будущее человека.

А словосочетание «десята година тридцять хвилин», вместо «десять годин тридцять хвилин». Это выражение придумали только для того, что бы украинский был ближе к польскому и нарушили, тем самым все нормы. «Десята», означает неоконченное время.

А как вам «наразі» вместо слова «зараз»?

Ещё дальше решил пойти один высокопоставленный чиновник Жулинский. Он пытался административными методами насадить в Украине совершенно дикий искажённый язык, меняя не только слова – Жулинский даже хотел изгнать из языка некоторые звуки! Горе-реформаторы, возглавляемые этим чиновником, хотели «дерусифицировать все сферы жизни» и штрафовать за употребление русских слов.

«Реформаторы» предлагали склонять заимствованные слова с окончаниями на «-о» следующим образом: «пальто» – «без пальта», «кино» – «без кина», «домино» – «без домина». Вместо слов «аудитория» «аукцион», «гениальный», «матерьял», предлагалось употреблять «авдитория», «авкцион», «генияльний», "материял». Предлагалось по-сути уничтожить букву «ф», слова – «эфир», «кафедра», «марафон» писать как «этер», «катедра», «маратон». И, наконец, самое смешное предложение – превратить акушерку в «пупорiзку»!

«Реформы» Жулинского ещё при Кучме были признанны «преждевременными». И что же? Общенациональный канал СТБ начал насаждать отвергнутые «нормы». Руководители этого телеканала решили, что они имеют права зомбировать украинский народ, пытаясь заставить его говорить языком диаспоры, вернее каким-то несуразным новоязом. И вот мы слышим – «в прямому етері», вместо «в прямому ефірі», «анатема», вместо «анафема», «в авті», вместо «в автомобілі», «патріярх», вместо «патріарх» и т.д. и т.п. И это не говоря об искажённых ударениях, об англо-галичанском произношении многих привычных слов!

Вторичность украинской культуры в прошлом во многом определялась тем, что самые талантливые пытались уехать в Москву и поднимать русскую культуру. И если Париж, например, стягивал весь интеллект Франции, то интеллект Украины стягивал не Киев, а Москва. Когда я в 1994 году переехал из Луганска в Киев, то не почувствовал принципиального отличия в том, что Киев столица, а Луганск – просто областной центр. Киев мне представился, как шесть «Лугансков» поставленных рядом, где количество не перешло в качество.

Независимость в 1991 году дала возможность Украине исправить это. И что же! Националисты не воспользовались этой возможностью. Их политика привела к тому, что те, кто творит на русском, по-прежнему смотрят на Москву, как на свою столицу и отдают ей свой потенциал. Украинские актёры и режиссеры снимают фильмы для России, клипмейкеры – клипы, певцы поют песни, писатели пишут книги. Неужели наши «патриоты» не понимают насколько несправедливой, недальновидной и антиукраинской является их политика!

Но в Москву уезжают только те, кто смог стать на ноги. Многие русскоязычные таланты Украины просто затухают, не получив ни государственной поддержки, ни признания.

Политика ненависти, которую проводит Ющенко ОТ ИМЕНИ УКРАИНЫ, приводит к тому, что кое-кто в России начинает «косо смотреть» на украинцев. Трудно доказывать, что мы не все здесь такие, как Ющенко, людям, которые не интересуются политикой углублённо, не знают многих тонкостей ситуации в Украине. Вот и получается, что нашим русскоязычным писателям говорят с одной стороны: «Пусть вас на Украине печатают». С другой: «Москалі забирайтесь геть у свою Росію».

Между прочим, население Востока и Юга Украины поначалу поддержало идею независимости. После «путча» в 1991 году, большинство проголосовало за неё. И только агрессивная, недалёкая политика украинских националистов заставила многих из этих людей пожалеть о своём выборе. Более того – многие кто любил и защищал украинский, становятся в ряды защитников русского языка. Так националисты умудряются своих потенциальных союзников превращать в непримиримых противников!

Вместо того, что бы бороться с русским и уничтожать украинский, те, кто любит этот язык, должны развивать украинскую культуру, но не на фольклорно-шароварном уровне, а на мировом. Нужно преодолеть вторичность и провинциальность современной украинской культуры, нужно творить, создавать шедевры! Надо пропагандировать язык и культуру без агрессии и ненависти. Так, чтобы это не вызывало отторжения у людей. Когда появились такие песни, как «Червона рута» или «Черемшина» их начали петь не только в Украине, но и во всём СССР, потому что это были высококачественные вещи. Даже сейчас некоторые украинские группы, такие, как ВВ или «Океан Эльзы», добились того, что их украинские песни охотно слушают в России и других бывших советских республиках.

Если бы защитники украинского языка направили свою энергию в творчество, то украинский просуществовал бы ещё несколько столетий, а сливаясь с русским и белорусским, сохранил бы большую часть своей лексики и оборотов. Обогатил бы те языки, с которыми он вновь объединился.

«Думай по-українськи»

Сейчас общеизвестно, что главную роль в насаждении украинского языка в Украине сыграл генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины Лазарь Моисеевич Каганович, тогдашний правитель республики, как говорили – «вождь украинского народа». Его значение для развития украинского языка гораздо выше, чем значение всех «національно-свідомих» деятелей вместе взятых. Причём человек этот почти не говорил по-украински. Еврей-самоучка, выходец из Киевской губернии, не был националистом. Он просто исполнял указы Москвы. Но исполнял рьяно! Кстати, предшественник Кагановича на посту руководителя Украины – Эммануил Ионович Квиринг – был немцем по национальности. Он тоже немало потрудился на ниве административного насаждения украинского языка. Хотя действовал не столь рьяно, как Каганович.

В этом одна из трагедий украинских националистов, что многие из их вождей, отнюдь не украинцы. Крупнейший церковный деятель националистов – митрополит Андрей Шептицкий – был поляком. Главный их идеолог – Дмитрий Донцов – русский. Даже нынешние «вожди» – Ющенко и Тимошенко – русскоязычные по природе своей. Взять хотя бы Ющенко. Он из Сумской области, родился на границе Украины с Россией. Как советский финансовый деятель, он всю жизнь говорил на русском. И его знаменитый призыв «думай по-українськи», имеет на самом деле глубокий психологический подтекст. ЭТО САМОЗАКЛИНАНИЕ!

Один русскоязычный деятель, обретающийся в кулуарах Верховной Рады и Секретариата Президента, рассказывал мне, что он автор этого лозунга, и продал текст в Секретариат за тысячу долларов. Правда это или нет, я не знаю. Хотя из других источников я слышал то же самое. В любом случае ничего порочного в том, что часть текстов президенту готовят помощники, нет.

Суть в другом. С таким воззванием мог обратиться только человек, для которого оно актуально. Ведь многие люди, давно говорящие на иностранном, продолжают думать на своём, на родном языке. И самозаклинание президента – «думай по-українськи!!!» – это крик, глубоко несчастного человека, который волей судьбы стал во главе украинских националистов, а ДУМАТЬ ПО-УКРАИНСКИ ТАК И НЕ НАУЧИЛСЯ! Да что там Ющенко!

Никогда не забуду случая, который произошел со мной в Крыму. В одном доме отдыха встречаю я своего коллегу по второму созыву украинского парламента. Это известный деятель. Неоднократно возглавлял комиссию (позже комитет) Верховной Рады по культуре. В его биографии написано, что он из-за преследований местной украинской власти в советское время выехал в Москву, где более двадцати лет ставил спектакли. Кстати, практически все успешные деятели украинской культуры заявляют, что СВОИ в Киеве «зажимали» их гораздо больше, чем московские власти.

Когда я встретил вышеупомянутого депутата в неформальной обстановке, на курорте, он с семьёй разговаривал на русском. Это вполне естественно для семьи, много лет прожившей в России. Я и поздоровался с ним по-русски. Языковых комплексов у меня нет, и я автоматически перехожу на язык, удобный собеседнику. И что же вы думаете? Этот нардеп тут же перешёл на мову!

«Это ж надо! – думал я о деятелях украинского национализма – Как же им, бедненьким, трудно вести такую двойную жизнь! В семье говорить на одном языке, на людях на другом. Более того, устраивать гонения на язык, который является родным для тебя и твоей семьи!»

По свидетельству очевидцев генеральный секретарь Центральной Рады по иностранным делам А.Я.Шульгин и петлюровский министр М.А.Славинский, как и многие другие националистические деятели первой половины ХХ века, вели себя точно так же. Дома говорили по-русски, а завидев кого постороннего, переходили на украинский.

И это действительно беда! Беда для всей Украины. Причина психологического дискомфорта, в котором оказалось наше общество. Без знания этой подоплёки нельзя понять невразумительных поступков украинских государственных деятелей. Некоторые ошибки Российской Федерации, в отношении Украины, продиктованы тем, что они не знают ОБ ЭТОЙ ЖУТКОЙ НЕУВЕРЕННОСТИ многих представителей украинского национального движения.

Прислали как-то делегацию на конгресс украинских зарубежных общин, в которой ни один участник не знает украинского. Я не думаю, что у такой делегации были бы проблемы в стране, политики которой не имеет языковых комплексов. А наши националисты, только услышав русский язык, сразу же настораживаются и воспринимают враждебно даже самые конструктивные миролюбивые предложения.

Только тот, кто знает о чудовищном комплексе наших националистов, комплексе неуверенности в себе, в своей правоте, в своём будущем, сможет понять многие, на первый взгляд – бессмысленные и смешные – действия украинских политиков.

Националисты во главе страны напоминают детей забравшихся в отцовский автомобиль. Дети залезли покататься, а управлять они не умеют. Вот и летит машина по бездорожью с колдобины на колдобину. А впереди пропасть…

Зачем-то перевели время на один час. Зачем? Украина находится в том же часовом поясе, что и Москва. Причём пояса выделены согласно международной практике и время с таким же успехом можно назвать как киевским, так и московским. А ларчик открывается просто. Всю возню со временем затеяли ради того, чтобы, во-первых, хоть как-то уязвить Москву, во-вторых, ради самоуспокоения – так националистам кажется, что они приблизились к Европе.

Уничтожают советскую символику, под предлогом, что это символика «неіснуючої держави». Исходя из такого принципа, итальянцам например, пришлось бы уничтожать символику Римской империи на памятниках архитектуры. Хотя у наших националистов есть единомышленники в лице… афганских талибов, взрывающих статую Будды.

При этом националисты ещё из библиотек изымают советские книги и русскую классику, в то время, как сами не в состоянии наполнить библиотеки книгами. Если бы не советские издания, стояли бы эти библиотеки пустыми.

А чего стоит замена вывесок на русском языке украинскими! При этом англоязычных вывесок почему-то не трогают. А переименование улиц! Переименовывая улицы националисты стараются унизить своих оппонентов, сделать так, что бы такое переименование было для тех как можно больнее. То улицу Лермонтова переименуют в улицу Дудаева, то героев Арсенала, в улицу Мазепы.

Герои Арсенала не понравились, тем, что восстали против самозваной Центральной Рады. Но причём тут Мазепа? Секрет простой. На этой улице находится Киево-Печерская Лавра. Там резиденция главы Украинской митрополии Православной Церкви. А Церковь, как известно, прокляла изменника. Вот и назвали националисты улицу именем Иуды, для того, что бы побольнее ужалить православных людей!

То же и с заменой привычного словосочетания «на Украине» нелепым «в Украине». Я использую последнее выражение, потому что нет у меня комплексов на этот счёт. Пусть будет «в Украине», если кому-то от этого легче станет! С другой стороны в качестве законодателя, а позже, в качестве руководителя органа государственной власти – Национального совета Украины по телерадиовещанию, мне пришлось написать много официальных документов – законопроектов, распоряжений, инструкций и положений. Поэтому привык писать «в Украине». Пишу почти автоматически. Но ведь, по сути, это смешно! Только зная о закомплексованности националистов, можно понять, почему они так сделали, почему этим мелким крючкотворчеством дали миру возможность лишний раз посмеяться над нашей страной.

Дело в том, что слово «Украина» происходит от слова «окраина». Просто когда-то очень давно эти земли были окраиной большой державы. А до того, наоборот – здесь была столица. Ведь не обижается же Москва на то, что древнерусское государство историки называют КИЕВСКАЯ Русь! Киев тогда был столицей – Москва – глубокой провинцией, ну и что! Франция и Англия тоже когда-то были окраиной Римской империи, но ни французы, ни англичане, не комплексуют по этому поводу. А вот наши украинские националисты комплексуют. Они хотят вымарать из истории тот факт, что когда-то давно, говоря о нашей земле, люди употребляли выражение – «на окраине», «на укрАине» (с ударением на второй слог). Хотя ведь если бы не действия националистов, никто не придал бы значения, этому обороту.

Мы говорим «в Калифорнии», но «на Аляске», «на Кубе», но «в Ирландии», «на Мадагаскаре», но «в Гренландии», «на Кипре», но «в Исландии» – и никто из этого политики не делает. Только Украина смешит весь мир.

Придумали даже, что слово «Украина» произошла от того, что князья своими мечами «кроили» себе земельные наделы. А может нелепая замена сделана, для того, что бы быть ближе к американцам, что бы говорить подобно им -»in Ukraine»?

А ведь, если бы украинские националисты были образованными людьми, если бы знали историю, они бы поняли, что в слове «украинец», если производить его от слова «окраина», нет ничего зазорного, наоборот – это очень почётное слово. Дело в том, что издавна на окраинах в пограничье селились самые отважные люди, которые защищали рубежи своей Родины. В нашем случае это были казаки. Другие народы тоже уделяли большое внимание жителям окраин. Например, у франков правители внутренних областей носили титул – граф. А правители пограничных, обладали более почётным титулом – маркграф.

Как большевики развивали украинский язык

Вернёмся к истории. Если говорить о советской украинизации Украины, то нельзя ограничивать её деятельностью Кагановича. Да! Среди волн украинизации эта была самой мощной! Но отнюдь не единственной. Привожу конкретные факты. Начнём с Кагановича, а затем поговорим об остальных.

Процесс украинизации при Л.М.Кагановиче охватил и регионы других республик, где компактно проживали украинцы – Северный Кавказ, Казахстан, Дальний Восток. Здесь также открывались украинские школы, издавались украинские газеты, работало украинское радиовещание.

Что же тогда говорить о самой Украине! Тут результаты украинизации были громадными, особенно в тогдашней столице Харькове и других восточных городах. После неё 80 процентов общеобразовательных школ и ВУЗы гуманитарного и сельскохозяйственного профиля были переведены на украинский язык, тираж украинских газет в 5 раз превысил тираж русских, появились новые украинские театры.

Уже 1926 году делопроизводство было в основном переведено на украинский язык. Количество украинцев среди служащих государственного аппарата с 1923 по 1927 г. возросло с 35 до 54 процентов. Доля коренной национальности среди членов КП(б)У в то же время увеличилась с 23 до 52 процентов. Кстати, именно эти люди стояли во главе республики во время голода 1930-х. К 1930 году соотношение украинских и русских школ составляло десять к одному, на украинском велось преподавание в 2/3 техникумов и 1/3 вузов.

Так, в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. В Украине был практически уничтожен русский театр. К 1930 г. в Украине оставалось только 3 большие русскоязычные газеты – по одной в Одессе, Сталино и Мариуполе.

Правительство не считалось с тем, что многие люди не понимали вновь созданного языка. «Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа», – торжественно объявил глава правительства Украины Влас Чубарь.

Но кроме этой волны были и другие волны советской украинизации. Первая волна началась в 1919 году, то есть ещё до Квиринга-Кагановича, когда большевики ненадолго овладели Киевом. Вот, что пишет об этой волне один из основателей украинской государственности, Винниченко: «…до ухода из Киева, то есть за три-четыре месяца коммунистами было сделано для украинской культуры столько, сколько не сделала бы за несколько лет Директория, и что условия работы в национально-культурной области были вне всякого сомнения лучше и продуктивнее, чем при чисто украинской власти».

Продолжалась украинизация и после Кагановича, когда в 1928 году генсеком стал Станислав Косиор. Тот самый Косиор, памятники которому ныне уничтожаются украинскими националистами. Кстати, при перестройке его почитали, как жертву «сталинских репрессий». Косиор был расстрелян в 1939 году. Уж не за голод ли начала 1930-х наказали бывшего лидера Украины? Националисты решили его репрессировать повторно. Мало им «сталинских репрессий» показалось.

Волны украинизации проходили и после Великой Отечественной войны. Одна из них прошла в начале 1950-х, когда по инициативе Лаврентия Берии, партийные органы обязаны были решительно выдвигать местные кадры на партийную и советскую работу. Особенно сильно эта политика затронула вновь присоединённую Западную Украину, когда многим выходцам из Восточной Украины и России пришлось отказаться от своих постов.

В 1960-е так же проводилась борьба с русификацией, заменялись вывески, ректорам многих русскоязычных ВУЗов предложили в два года перевести преподавание на украинский, а документацию в парторганах решили вести ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА УКРАИНСКОМ. А так, как многие отчёты приходилось направлять в Москву, то в ряде партийных учреждений пришлось принимать на работу переводчиков (!). И делалась эта бессмысленная работа ни где-нибудь, а в СССР, в стране, где русский язык был объявлен языком межнационального общения! По приказу из, столь ненавистной националистами, Москвы!

Между прочим, в 1964 году в Москве, был открыт памятник Тарасу Шевченко. А в 1978 году Советский Союз построил памятник Шевченко в Париже!

Когда националисты пишут о своей борьбе против СССР, одним из эпизодов этой борьбы, они называют появление труда выходца с Донбасса, бывшего комсорга Сталинского пединститута Ивана Дзюбы. Работа эта называлась: «Интернационализм или русификация». Появилась в 1960-х годах и совпала с очередной волной украинизации, проводимой сверху.

Эта работа была санкционирована, а по некоторым данным даже заказана властями. Она БУКВАЛЬНО НАБИТА цитатами из Ленина. Распространялась работа, властями, поначалу в узких кругах. А дальше с «Интернационализмом и русификацией» случилось то же, что и с невинным в политическом плане романом Б.Пастернака «Доктор Живаго». Книга Дзюбы появилась за рубежом раньше, чем в СССР. Разгорелся скандал, из-за чего широкая публикация «Интернационализма и русификации» была отложена. Работа была напечатана в 1990 году в журнале «Вітчизна».

Кстати, кратковременный арест Дзюбы состоялся через много лет после выхода вышеупомянутого творения, и с ним напрямую не связан. Иван Михайлович, из своих пяти отсидел полтора года, покаялся и был помилован, а в 1980 (!) даже восстановлен в Союзе писателей.

А неугодной властям работа Дзюбы об интернационализме стала после того, как её начали цитировать идеологические противники. Как сказал во время судилища над Иваном Михайловичем, в 1972 году Д. Павлычко – «Эти Стецьки (это он о тогдашнем «вожде» бандеровцев – С.А.) уже подыхали без харчей, а вы (это он Дзюбе – С.А.), дали им хорошую еду и они снова очухались».

Я цитировал по протоколу, в переводе на русский. Поучительно всё же читать старые протоколы. Будущий певец бандеровщины Павлычко знал, что, исключая Дзюбу из Союза Писателей, он как бы санкционирует его арест. Так оно и вышло. И всё же топил, добивал Павлычко поверженного Дзюбу! Добивал с упоением, «з творчим надхненням»! Заодно и по бандеровщине прошёлся, называя своих нынешних кумиров врагами и к тому же недобитыми. Сейчас Павлычко вместе с Дзюбой – сторонники бандеровцев. Во такие они «герои» националистов.

В 1970-е, в годы моего детства на Донбассе нельзя было достать хороших книг на русском, зато было много на украинском. В результате всю мировую классику – Киплинга, Теккерея, Купера, и даже Плутарха со Светонием я прочел на украинском. Более того, даже «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя, я читал в переводе с русского на украинский, потому что на русском у нас эту книгу невозможно было найти. В связи с вышесказанным, а также в связи с тем, что у нас в донбасских сёлах постоянно звучали украинские песни, я очень полюбил мову. Украинский для меня, в чём-то элитарный язык, потому что на нём я знакомился с шедеврами мировой литературы. Поэтому я не могу спокойно наблюдать за тем, как корёжат националисты украинский язык.

Как ни странно, именно демократизация общества стала на пути украинизации. Та самая борьба с «тоталитаризмом», которой посвящали себя украинские диссиденты, нанесла основной удар по украинизации советского периода. По крайней мере, на Восточной и в Южной Украине. Например, в рамках борьбы с наследием «сталинизма» в 1958 году, во время очередного послабления спущенного сверху, родителям предоставили право свободно выбирать язык обучения детей. Вполне демократичное решение.

Такая демократия привела к тому, что в Украине резко увеличилось число школ с русским языком обучения. Хотя и в этих школах по-прежнему преподавались украинский язык и литература. Я учился в такой школе в небольшом городе Петровское, на Донбассе, и мои друзья, из расположенного неподалёку села Круглик, очень мне завидовали, потому что их школа была украинской. Не знаю почему, больше всего их возмущало то, что на уроке биологии, млекопитающих приходится называть «ссавцями». Сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что украинизаторы очень небрежно выдумывали новые слова. «Ссавці» не самое удачное название для класса животных, к которым относятся и люди.

В связи с дальнейшей демократизацией во время перестройки, круглянская школа всё-таки перешла на русский, но не надолго. Она снова стала украиноязычной, несмотря на недовольство людей, уже после развала Союза.

Другой показательный пример – газеты. При СССР, до перестройки, почти все местные газеты на Луганщине (тогда – Ворошиловградщине) были украиноязычными. Дарованная сверху свобода выбора, и, главное, рынок заставили редакции практически всех печатных СМИ на Востоке Украины перейти на русский язык.

На этом примере мы видим, почему демократизация не совместима с украинизацией.

По крайней мере так было.


Сергей Аксененко

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх