,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Русский язык в Украине обречен Стать маргинальным
0
Хочу сообщить вам, что информацию о сегодняшней конференции и о фестивале «Великое русское слово» мы с удовлетворением довели до более чем 1 500 000 своих читателей на страницах еженедельников «2000», «2000 Земля» и «Уикенд». Совокупный тираж этих газет достигает 350 000 экземпляров. И хотя у этих изданий разная тематика и разный читатель, важную информацию — такую, как рассказ об этом фестивале, о тех людях, кто готовил его во главе с Сергеем Павловичем Цековым, мы обязательно дублируем во всех трех изданиях.

Но у меня отнюдь не фестивальное настроение. И я хочу объяснить — почему.

Отечественные национал-радикалы утверждают, что активное развитие русского языка угрожает украинскому.

Убежден, что это не так. И не только потому, что языки по определению не могут угрожать друг другу. А потому, что с тем уровнем поддержки, который русский язык получает сейчас от представителей русскоговорящей элиты Украины и России, он обречен на превращение из великого русского слова в маргинальный язык.

Причина этого кроется в том, что в русскоговорящей элите нет понимания того, как, собственно, нужно поддерживать развитие родного ей русского языка.

В среде этой элиты постоянно звучит мысль: главное — защитить язык законодательно, сделать его вторым государственным языком, и вопрос будет решен сам собою.

Но мы же знаем, что у нас есть закон о бесплатной медицине, а бесплатной медицины нет.

Есть закон о независимости судов и есть тотальное телефонное право.

Поэтому одной только — пусть и крайне необходимой — правозащитной деятельностью русский язык в Украине не защитить.

Русский язык не будет сохраняться и развиваться в Украине без мощной и регулярной духовной, организационной и финансовой поддержки интеллектуальной элиты в среде русского, украинского, татарского, еврейского, немецкого, греческого и других народов Украины, которая в своем творчестве опирается на русский язык, развивает его. Это — писатели, поэты, драматурги, сценаристы и кинорежиссеры, журналисты, филологи и т. п.

А вот такой поддержки по сути нет. На фестивале «Великое русское слово» нет творцов этого самого слова: в числе приглашенных нет ни поэтов, ни прозаиков, ни литературных критиков, ни публицистов-литературоведов. Может, никого достойного не нашлось? Может, действительно оскудело и обнищало русское слово в Украине, повывелось талантами?

Нет! В каждой области, в каждом городе Украины можно найти много «русских талантов» — больших и маленьких. Нужно просто научиться их видеть. Исходя из собственного опыта, могу назвать замечательного поэта, прозаика и эссеиста Ирину Корсунскую из Ровно, чье творчество красноречиво свидетельствует о том, что истинно живое русское слово, как правило, произрастает в глубинке. Вдали от отравленных гламуром мегаполисов, от псевдопоэтических тусовок, от заполитизированных и забюрократизированных «круглых столов». Назовем также Альберта Иорданова из Луцка, Нину Виноградову и Станислава Минакова из Харькова, Александра Товберга из Красноармейска (Донецкая обл.), Олега Озарянина из Житомира, Татьяну Аинову и Игоря Кручика из Киева, Юрия Клименко из Чернигова, Виктора Шендрика из Артемовска (Донецкая обл.), интереснейшего литературного критика Олега Качмарского (Ровно) и других.

Потому в плане изящной словесности задача сегодняшнего дня заключается не в возведении очередных памятников писателям-классикам из школьной программы, а в выявлении истинных талантов современности, в издании и распространении их произведений.

Содействие украинско-российской дружбе и развитие русской словесности — суть совершенно разные задачи, требующие совершенно разных подходов и программ. И если первая задача целиком и полностью лежит в политической плоскости, то вторая — принадлежит сфере культуры и не может решаться на уровне постановлений, указов и протоколов.

Каким же образом можно эти таланты выявить, как их отличить от того словесного мусора, который всегда всплывает на поверхность и выдается сегодня за литературу? Для этого нужно учреждать и издавать на русском языке литературно-художественные журналы, на страницах которых было бы место свободной литературной критике, полемике, в ходе которой было бы видно — что чего стоит. Много ли сегодня таких журналов? Совершенно верно: ноль целых шиш десятых.

А без этого и иных подобных проектов, я уверен, живое русское слово невозможно. И не поможет никакая политика, никакие манифесты и декларации.

Думаю, причина такой ситуации в том, что многие меценаты, которые могли бы оказать необходимую поддержку, полагают: следует поддерживать, например, музыкантов и художников, потому что музыке и живописи нужно учиться, тут нужно открывать таланты, а возможность говорить по-русски к нам приходит сама, ею, мол, обладает каждый, кто услышал эту речь от матери и отца.

При этом, безусловно, необходимость помогать русскому языку в школе осознается, что уже хорошо. Но школа задачи сохранения языка не решит, если молодежь, освоив язык в школе, не будет иметь возможности далее развивать его в творческой среде.

Франция или Англия традиционно поддерживали родную ей по языку зарубежную творческую элиту. И потому мы наблюдаем расцвет французского языка и культуры в Канаде. И английского языка и культуры, близкой к британской, — в десятках стран по всему миру.

А вот о расцвете русского языка (и культуры в целом) за рубежом говорить не приходится. В первую очередь потому, что в годы советской власти контакты с зарубежной русской эмиграцией были прерваны по идеологическим соображениям. С началом перестройки они возобновились, но их масштабы не позволяют надеяться на какие-то перемены к лучшему в ближайшие годы.

Наивны и те, кто утверждает, что русский язык столь могуч, что выживет сам по себе. Посмотрите, даже в Украине число людей, полагающих, что он должен стать в нашей стране вторым государственным, постоянно сокращается. Еще недавно статистика показывала, что таких людей — большинство, а сегодня их уже менее половины.

Некоторые утверждают, что эти тревоги обоснованны для так называемого дальнего зарубежья, но уж никоим образом не следует бояться за русский язык в Украине. Рядом ведь — могучая Россия, с ее телевидением, кинематографией, литературой, ее СМИ, которые распространяются и в Украине.

Это — очень опасная иллюзия. Российские ТВ, литература и пр. отражают реалии российской жизни. Они все более разнятся с реалиями жизни украинской. Да, молодые украинцы смотрят передачи российского ТВ, но язык при этом работает пассивно. В результате в будущем мы можем получить ту же ситуацию, с которой я столкнулся во время своей последней поездки в Молдавию. Когда молодые молдаване понимали мои вопросы (поскольку так же пассивно смотрят телепередачи из Москвы), но ответить по-русски уже не могут.

Безусловно, в Украине ситуация иная. Множество газет выходит на русском, телеканалы работают на русском. Но без мощной поддержки русскоязычной литературы или драматургии язык замкнется лишь на СМИ. В результате — разорвется единое духовное пространство Украины и России. А в итоге русский язык, лишенный его высокого стиля, чем далее, тем более будет беднеть и уходить в маргинес.

Великий Гоголь творчеством своим связал Украину и Россию потому, что он писал на русском — об Украине. Но не родятся здесь более ни Гоголь, ни Булгаков, ни Ахматова, ни Ильф и Петров, если русский язык будет идти в Украину только посредством телеканалов, а не со страниц поэтической книги.

Чтобы как-то поддержать русский язык в Украине, газета «2000» в течение 5 лет проводила конкурс «Мастер» на лучший очерк или рассказ. Но один в поле не воин, даже если это — «2000».

С предложениями различных проектов, направленных на поддержку творческой интеллигенции, использующей в своей работе русский язык, мы обратились почти ко всем руководителям так называемых «бело-голубых регионов» — восточных и юго-восточных областей Украины.

Надо отдать им должное — обещали от всей души! Говорили, что поддерживают всем сердцем. К сожалению, на этой душе и на этом сердце ресурсы помощи были исчерпаны. Ни один из сидящих здесь в зале, с кем мы встречались и беседовали, несмотря на все данные обещания, не пожертвовал ни гривни, ни копейки даже на предлагаемые проекты. Правда, некоторые чиновники рангом пониже объясняли нам, что могут и проекты поддержать, и даже помочь более широкому распространению «очень полезных книг и газет, издаваемых вами», если-де вы станете более понятливыми и вспомните такое великое русское слово, как «откат».

И тогда мы поехали в Москву. Посетили самые различные кабинеты, вплоть до начальников двух управлений Администрации Президента РФ. Мы говорили: давайте начнем хотя бы с малого — например, с издания совместного журнала или учреждения издательства, которые поддержали бы творчество русских писателей и переводчиков в Украине и украинских — в России, помогли бы их сближению. Давайте поддержим издание книг украинских русскоговорящих писателей в России. Давайте поможем стажировке украинских русскоговорящих интеллектуалов в российских вузах и предусмотрим встречный обмен. И т. п.

Люди в этих кабинетах, в отличие от украинских «бело-голубых» борцов за русский язык, вели себя благородно: «отката» не просили, решительно обещали поддержать различные проекты.

И так же решительно забывали о собственных обещаниях, едва мы выходили из кабинетов.

Наши вояжи с юго-востока Украины в Москву продолжаются уже несколько лет. И становится все более очевидно, что у «Великого русского слова» как фольклорного фестиваля может быть вполне приличное будущее, но у «великого русского Слова» в Украине будущего нет.

Благодарю за внимание.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх