,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ ПОСЛЕ БОЛЬШОЙ КРОВИ. Мифы о пятидневной войне. Часть I
  • 12 августа 2009 |
  • 18:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 21191
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
 БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ ПОСЛЕ БОЛЬШОЙ КРОВИ. Мифы о пятидневной войне. Часть I



Пять августовских дней минувшего года внимание всего мира было приковано к Цхинвалу, который циничный и жестокий грузинский диктатор хотел стереть с лица земли танковыми гусеницами и установками «Град», оставив от осетинского города одно лишь «чистое поле». Именно так («Чистое поле» – Цвели Минда) называлась операция грузинских войск, конечной целью которой должно было стать уничтожение и изгнание осетин. Трудно было поверить, что на подобное преступление решится политик, которого со студенческих лиц пестовали американские институты и фонды, ставящие своей целью распространение демократии. Политик, пользовавшийся особой благосклонностью Запада, считавшийся «демократическим лидером новой формации», которого ставили в пример другим лидерам бывшего СССР.

Однако это все-таки произошло, и лишь мужество российских воинов и ополченцев из Южной Осетии помешало Саакашвили довести свой кровавый план до конца. Казалось бы, после всего того, что случилось в Цхинвале, Запад должен был, как минимум, признать свою ошибку. Однако этого не произошло. Вместо этого одновременно с пятидневной войной 8-12 августа, завершившейся разгромом «почти натовской» грузинской армии, началась многомесячная информационная война. Война, на фронтах которой СМИ западного мира пытались перевернуть историю югоосетинской драмы с ног на головы, представив миротворцев – агрессорами, а инициаторов геноцида – жертвами. Наша страна делала все, чтобы противопоставить потокам черного PR правду о происходящем, причем делалось это не только усилиями крупных российских СМИ, но и тысяч обычных людей, выявлявших «нестыковки» в информационной картинке западных телеканалов на блогах и интернет-форумах. С тех пор прошел год. За это время информационный фон вокруг ситуации в Южной Осетии несколько изменился. Наши оппоненты стараются не делать очевидных «ляпов», ведут себя более корректно. Однако некоторые тезисы из информационного арсенала работавшей против нас пропагандистской машины оказались настолько живучи, что продолжают работать даже сейчас. Поэтому мы просто обязаны разобраться с аргументами наших противников и высказать все, что думаем по сути поставленных ими вопросов. Вот несколько пропагандистских мифов, которые мы проверим на предмет соответствия с реальностью.

Миф первый. В Южной Осетии Саакашвили стремился восстановить территориальную целостность Грузии подобно тому, как России делала это в Чечне.

В Чечне в 1991 году Дудаев и его сторонники объявили о выходе из состава России и провозглашении независимости, что было явным сепаратистским мятежом. Бывшая советская республика Чечено-Ингушетия была разделена на две части, причем Ингушетия осталась в составе России. Россия не применяла силу до конца 1994 года, когда в Чечне начались военные столкновения между теми, кто хотел жить в составе России, и сторонниками независимости. В 1999 году сложилась аналогичная ситуация – сепаратисты нарушили Хасавюртовские соглашения и вторглись в Дагестан. С другой стороны, к тому моменту многие жители Чечни поняли, что на их землю пришла беда. Республика попала под ярмо международного террористического интернационала, стала колонией ваххабитов, глумившимися над национальными традициями и обычаями чеченцев. Поэтому еще до прихода российских войск чеченцы во главе с Ахмадом Кадыровым пытались дать отпор чужакам. В дальнейшем именно борьба с иностранными террористами-сектантами явилась главным стержнем противостояния в Чечне. В 2007 год боевики сами отказались от фиктивной вывески «правительства Ичкерии» и, открыв карты, заявили, что их цель – не независимость Чечни, а создание ваххабитского «эмирата Кавказ». Сегодня тот факт, что на Северном Кавказе борьба ведется не со сторонниками национального самоопределения, а с международными террористами, не вызывает сомнений ни у кого, включая вчерашних идеологов сепаратистов.

Теперь давайте сравним это с тем, что происходило в Южной Осетии. Атаку на нее грузинские националисты начали еще во времена СССР, законодательно ликвидировав автономию осетин в Грузии. Грузинские шовинисты считали, что осетины, поселившиеся к югу от Кавказа в 1297 году, занимают «исконно грузинские земли», и потому им не место в Грузии. Между тем, исторически грузинский и осетинский народы тесно связаны между собой. Во времена Давида Строителя и царицы Тамары осетины были надежными союзниками православной Грузии, воевавшей с персами и сельджуками. Однако в ХХ веке отношения между грузинами и осетинами складывались далеко не лучшим образом. В провозглашенной в 1918 году меньшевиками Грузинской демократической республике осетины подвергались форменному террору, тбилисские власти несколько раз посылали против них карательные экспедиции. Современная постсоветская Грузия, провозгласившая себе правопреемницей грузинского режима 1918-1920 годов, продолжила этот курс. То, что было немыслимо при православных грузинских царях, стало реальностью при покровителе сектантов Саакашвили.

Трагедия Южной Осетии началась за полтора года до распада СССР. 7 января 1990 года грузинские формирования, состоящие в основном из бывших уголовников, ворвались в Цхинвал, грабя и убивая мирных жителей. Затем, когда осетинские ополченцы освободили город, грузинские части подвергли его голодной блокаде. Когда в 1991 году Грузия покинула Союз вопреки требованиям советского «Закона о выходе из состава СССР», где были предусмотрены гарантии для национальных меньшинств и автономий, Южная Осетия имела полное право требовать независимости или присоединиться к России – стране-правопреемнице СССР. В 1992 году РФ и Грузия договорились о том, что гарантами соблюдения мира в Южной Осетии станут российские миротворцы.

С тех прошло шестнадцать лет. Южная Осетия пыталась как-то залечить раны, нанесенные грузинские вторжением 1990-1992 года. Она не нападала на Грузию, не устраивала террористических актов, вообще не представляла собой никакой угрозы национальной безопасности грузинского государства. Россия, соблюдая соглашения 1992 года, признавала Южную Осетию частью Грузии, но настаивала на том, что дальнейший статус республики должен определиться путем прямых переговоров между Цхинвалом и Тбилиси. При этом сами осетины были единодушны в своем нежелании возвращаться в состав грузинского государства. Какие-то аналогии между ситуацией в Южной Осетии в 2008 году и событиями в Чечне в 1999 году провести решительно невозможно.

Право чеченцев жить на своей земле, иметь свою национальную республику никогда не ставилась Россией под сомнение. Зато власти Грузии с самого начала стремились ликвидировать автономию Южной Осетии, выбросить осетин из Закавказья.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх