,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ДЭВИД ДЮК: ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС ГЛАЗАМИ АМЕРИКАНЦА
  • 10 августа 2009 |
  • 14:08 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 47156
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
После того, как я понял, что этноцентризм, пронизывает иудаизм и сионизм и что еврейская власть проникает в средства массовой информации, я прочел несколько книг и статей, которые намекали на то, что рассказы о зверствах немцев во время Второй мировой войны были преувеличены и превратно истолкованы. Некоторые утверждали, что бесконечное муссирование в средствах массовой информации того, что получило название Холокоста спустя десятилетия после войны, объясняется стратегическими интересами Израиля. Сначала я отвергал идею, что некоторые утверждения против немцев могут быть фальшивыми, так как я сам видел жуткие фотографии и фильмы, которые самообличали зверства немцев. Ниже приведен отчет о том, как я пришел к сомнениям относительно отдельных аспектов этого мрачного эпизода европейской истории.

Я писал эссе для английского курса Луизианского государственного университета по либерализации американской сексуальной морали. Я рассказывал, что никогда не видел изображения полностью обнаженной женщины до того, как поступил в университет. Это воспоминание может показаться странным современной молодежи, но даже журналы «Плейбой» не затрагивали самые личные сексуальные сферы до середины 60-х. После того, как я написал это эссе, правосторонний друг, который прочитал его, сказал мне, что я был не прав, когда утверждал, что не видел картин полной женской обнаженности в детстве.

«Ты видел полностью обнаженных женщин» — сказал он. — «Фотографии обнаженных мужчин и женщин, часто истощенных, запечатленных в ужасных сценах смерти. Ты видел много фотографий и фильмов о еврейских жертвах нацистов».

Подумав, мне пришлось признать, что он прав. Телевидение и пресса конца 50-х — начала 60-х имели гораздо более строгие нравы, чем теперь, но во время моего детства телевидение часто показывало ужасные фотографии и кинохроники истерзанных и замученных обнаженных еврейских жертв Второй мировой войны. Они наводняли страницы журналов, таких как «Лук энд лайф», без них никогда не обходился ни один телевизионный фильм, посвященный войне, и даже периодические издания перепечатывали их — включая местную газету моего города «Таймс Пикайюн».

Во времена невинности, когда ни я, ни мои друзья не видели фотографии абсолютно обнаженной женщины, средства массовой информации показывали трупы, часто обнаженных женщин, и маленькие останки детей, собранные как вязанки хвороста и скидываемые бульдозером союзников в братские могилы. Эти фотографии были очень впечатляющими, они глубоко врезались в мою память и даже сейчас образы, запечатленные на них, свежи в ней.

Мой друг предположил, что существовала политическая причина по которой средства массовой информации бесконечно показывали еврейских жертв Второй мировой войны. «Было ли это случайным?» — задавал он риторический вопрос. «Если это было лишь из-за сенсационности обнаженности и смерти, почему показаны практически только еврейские жертвы»?

Когда стали показывать фильм «Лица смерти» [ 427 ] в американских кинотеатрах в 1974 году, миллионы выстраивались в очереди для того, чтобы увидеть репортажи о реальных людях в преддверии смерти. Вид людей в неуклюжих позах смерти возможно самый душераздирающий. Родители не позволяли детям смотреть такие сцены, и телепрограммы новостей редко показывали наиболее жуткие картины убийства. Несмотря на то, что средства массовой информации часто используют сенсационные сцены чтобы поднять свой рейтинг, даже после крушения пассажирского самолета они обычно показывают только общий вид вместо отрезанных голов и раздробленных тел.

В 1990 году появилось много заявлений о том, что многие телевизионные программы и фильмы слишком кровавые и полны насилия, но все же ужасные сцены Холокоста стали обязательными для просмотра школьниками. Группы евреев заставили принять закон, требующий введения предмета «изучение Холокоста» в общеобразовательных школах, и многие тысячи отдельных школ просто сделали его обязательным для изучения по запросу евреев. Кровавое насилие художественных фильмов или телевизионных программ не является таким наглядным, как ужасные сцены Холокоста. Интересно, показывали бы те же школы фильмы о кровавых жертвах крушения самолетов детям? Показывали ли бы они девятилетним школьникам массовые убийства палестинских женщин и детей, которые были вырезаны в лагерях Сабра и Шатила на территории оккупированного Израилем Ливана или жертв коммунистов в Камбодже? Почему, спрашивал я себя, они должны показывать маленьким детям эти ужасные сцены еврейских жертв более чем 50-ти летней давности?

Сторонники «Изучение Холокоста» школьниками говорят, что это травма необходима для того, чтобы научить детей опасности расизма и антисемитизма. Но все же они не показывают людей с простреленными головами для того, чтобы научить детей ужасам криминального убийства, не показывают сцены миллионов трупов заморенных голодом или убитыми Советами, чтобы научить их опасности коммунизма. Ни в одном колледже нет отделения по изучению ГУЛАГа, ни один университет не требует от выпускников знаний об этом лагере.

Один из аргументов, который используют сторонники изучения Холокоста маленькими детьми, это то, что Холокост показывает зло расизма. Он показывает, по их словам, что массовое убийство является первейшим последствием расизма. Однако, они не упоминают, что намного большее количество человеческих жизней было унесено во имя равенства, а не расизма. Со дней кровавых эксцессов французской революции до миллионов замученных советами в ГУЛАГах, от убийц-красноохранников в Китае до полей смерти Камбоджи ни одна доктрина не убила больше людей, чем коммунизм — в ее самой основе заложено фанатическое стремление к всеобщему равенству.

Ужасные сцены страдания смерти евреев затрагивали мою душу, когда я был молод, и сейчас они не безразличны мне. Они породили во мне отвращение к негуманности, которая допустила такие ужасы. Они порождают злость в каждом из нас на тех, кто ответственен за эту резню. Тем не менее, в процессе того, как я более и более узнавал о еврейском господстве в международном коммунистическом движении, я все чаще задавался вопросом, почему средства массовой информации обращают внимание лишь на страдания евреев, практически не освещая других жертв массовых убийств. Единственные жертвы, о которых я действительно знал, были евреи. Это были жертвы, о которых я читал, которых видел по телевидению. Жертвы, чьими фотографиями были испещрены газеты.

Не существует большего преступления, чем убийства невиновного. Английский историк Дэвид Ирвинг называет это «невинноубиение». Однако, я узнал о «невинноубиении» гораздо более обширном, чем даже ужасные преступления нацистов. Это знание я почерпнул не из телевизионных документальных фильмов и не из публикаций о судебных процессах над военными преступниками, но на молчаливых страницах документов, которые практически не освещены средствами массовой информации.

Коммунисты в России, в Восточной Европе и Китае убили по крайней мере в 10 раз больше невинных людей, чем предположительно убили нацисты. Будучи подростком, я не думал о жертвах коммунизма. Я слышал комментарии о зверствах коммунистов, но я не видел ни фотографий, ни кинохроник, запечатлевших эти жертвы. Я не могу вспомнить ни одной. Я не видел документальных фильмов, не читал дневников маленьких девочек (или кого-либо другого), которые пострадали бы от рук коммунистов. Поэтому, я не переживал о христианских жертвах коммунизма, но я чувствовал сильную эмоциональную привязанность к еврейским жертвам Второй мировой войны.

Мое антикоммунистическое настроение побудило меня прочитать о величайшем человекоубийстве в мировой истории: убийстве десятков миллионов христиан в коммунистической России. Я читал о ужасном убийстве царя Николая и его семьи еврейскими большевиками и о массовых убийствах, начатых Лениным и достигших своего беспрецедентного апогея при Сталине,

Классическая фраза Ленина, касающаяся массовых убийств советским государством, демонстрирует хладнокровную природу этих преступлений. Он сказал: «Вы не можете сделать омлет, не разбив несколько яиц». К началу 60-х опубликованная информация из Кремля сама свидетельствовала о том, что ранние лидеры коммунизма организовали ликвидацию, по оценкам самой коммунистической партии, от 25 до 40 миллионов человек. Во время этого периода средства массовой информации оставались сфокусированными на страданиях евреев, практически не обращая внимания на другие жертвы тоталитаризма. Мне показалось странным, что средства массовой информации обращали так много внимания на жестокость по отношению к евреям, в то же время игнорируя убийство миллионов христиан еврейскими комиссарами в советском государстве.

Немой ответ на советские зверства кажется необъяснимым, если принять во внимание тот факт, что в то время Америка вела «холодную войну» с коммунистами. Невозможно придумать лучшего психологического оружия против коммунистов во время мировой идеологической войны, чем обнародование исторической правды об убийстве десятков миллионов человек.

Западная пресса в основном хранила молчание касательно массовых убийств в Советах даже в то время, как миллионы все еще страдали в коммунистических концентрационных лагерях. Еще миллионы умерли в Красном Китае во время «культурной революции», во многих государствах Африки, в тюрьмах Кубы, на смертоносных полях Камбоджи и в «преобразовательных» лагерях Вьетнама. Но все же во время периода, когда марксисты ликвидировали миллионы, все, что мы видели, были бесконечные истории о страданиях евреев десятилетия назад.

В то время как еврейские мудрецы кричали: «Никогда вновь!» относительно зверств, совершенных режимом, который уже мертв десятилетия, миллионы невинных людей были замучены и умерщвлены коммунистическими тираниями во всем мире. В то время как продолжались убийства, мы слышали только отдельный шепот о них, а муссирование средствами массовой информации страданий евреев во время войны продолжается до сих пор. В конце 60-х и начале 70-х я посещал собрания антикоммунистических кубинцев и представителей многих других восточноевропейских национальностей, которые тяжело пострадали от рук коммунистов. Литовцы, эстонцы, латыши, украинцы, белорусы, румыны, венгры, чехи, поляки, хорваты, сербы и многие другие беженцы рассказывали истории угнетения, пыток и убийств, которые заняли лишь крошечную часть внимания средств массовой информации, обращенной на Холокост — хотя их истории рассказывают о страданиях большего числа людей.

В то время как средства информации трубили о поисках, поимке и судах над военными преступниками, современные коммунистические военные преступники продолжали арестовывать, пытать и убивать миллионы в концентрационных лагерях по всему миру. Средства массовой информации, управляемые евреями, не пытались предотвратить уничтожение жизней, которые могли бы быть спасены. Они не пытались праведно призвать к преследованию коммунистических военных преступников прошлого и современности.

После того, как я узнал об ужасных массовых убийствах, организованных еврейскими большевиками в Советском Союзе я задался вопросом, почему я сохраняю такую особую злость на нацистских преступников времен войны. Почему, спрашивал я, я имею большую неприязнь к одному массовому убийству, чем к другому? Чем отличается комиссар, убивающий царя и его детей, от командора СС, ликвидирующего евреев в разорванной войной Восточной Европе. Китайский маоист из красного патруля, убивающий тысячи в так называемой «культурной революции» от еврейского члена группировки «Стерн», вырезающего палестинцев в Деир Ясине, или от арабского террориста, взрывающего коммерческий рынок в Тель-Авиве? Все же, несомненно, я чувствовал наибольшую симпатию к еврейским жертвам и наибольшее негодование и злость к антисемитским преступникам. Я спрашивал себя, что явилось причиной этого?

В этот момент я начал понимать, как мной манипулировали. Из-за еврейского влияния на средства массовой информации я видел их историю по телевидению и в фильмах, я сопереживал их горю, описанному в книгах, я видел их искалеченные тела на фотографиях, об ужасах их войны я слышал от учителей и священников. Насколько сильное влияние на 9-ти и 10-ти летних детей может произвести вид обнаженного тела, сопровождаемый ужасными сценами смерти?

Я начал задавать другие политически неверные вопросы относительно Холокоста. Даже если все, что говорится в средствах массовой информации о нем правда, почему он занимает в 1000 раз больше нашего внимания, чем убийство гораздо большего числа людей Советами? Сейчас, когда коммунистическая система распалась, почему никто не требует судов типа Нюрнберга над массовыми убийцами-коммунистами?

Еще один вопрос начал беспокоить меня. Если убийство невинных евреев в газовой камере являлось венцом зла, была ли воздушная бомбардировка миллионов немцев и японцев морально неверным актом тоже? Существует ли этическая разница между убийством невинных людей, отравляя их или сжигая живьем? Является ли морально приемлемым тот факт, что Америка бомбардировала женщин и детей, потому что воевала с Германией и Японией? По этим стандартам будут ли приемлемы немецкие зверства Второй мировой войны против евреев, если считать, что Германия вела войну с евреями? Я прочитал книгу Дэвида Ирвинга под названием «Уничтожение Дрездена». [ 428 ] В ней описана убийственная бомбардировка Дрездена в заключительные дни Второй миро вой войны. Большинство американцев много слышало о бомбардировке Хиросимы и Нагасаки, но лишь немногие знают о том, что больше людей погибло в Дрездене, чем было уничтожено в любом из этих городов. Дрезден был «экспериментом» союзников. Они хотели выяснить, возможно ли создать огневой шторм, сбросив тысячи зажигательных бомб в центр города. Дрезден был городом бесценных культурных сокровищ, которые были не тронуты до этого момента войны. Бомбардировка воспламенила весь город, создавая ураганные ветра, которые еще больше раздували пламя. Асфальт таял и плыл по улицам, как лава.

Когда воздушная атака была закончена, выяснилось, что погибло около 100 тысяч людей. Во избежание распространения болезней, власти сожгли жалкие останки десятков тысяч людей в гротескных погребальных кострах. Дрезден не имел военной значимости и, когда его бомбардировали, война была практически выиграна. Бомбардировка лишь укрепила противостояние Германии и стоила большего числа жизней союзников. Я искренне спрашиваю себя, была ли бомбардировка Дрездена военным преступлением? Было ли это преступление против человечества? Чем были более виновны дети, погибшие самой страшной из смертей — сожжением заживо, чем, скажем, Анна Франк, которая была помещена в концентрационный лагерь и в конце концов умерла от болезни.

Сегодня британское правительство признает, что их Министерство воздушных сил приняло в феврале 1942 года политику нацеленного бомбардирования гражданских лиц Германии. Как показывает Виллис Карто в своем «Барнесс ревью», более 600 тысяч мужчин, женщин и детей погибло от бомбардировок, имевших своей целью убить как можно большее количество гражданских лиц. [ 429 ]

ООН определяет сейчас запланированную бомбардировку гражданских лиц, как преступление против человечества. Двойной стандарт, который, похоже, существует во всем, что касается Второй мировой войны, идет вразрез с моим представлением о честной игре. Примером моральности средств массовой информации может служить их отношение к бомбардировке Оклахомы, которая была сравнена с ужасными бомбардировками Второй мировой войны. Я все еще помню отзвуки оклахомовской канонады и неверие, звучавшее на судах Тимоти МакВея: «Какой монстр смог бомбардировать детей?»

Не является ли сжигание живьем тысяч невинных малышей в результате бомбардировки самолетами гражданского населения менее морально неправильным, чем убийство Тимоти МакВеем двух десятков детей? Правительства награждают одного бомбардировавшего медалями, а другого приговаривают к смертной казни. Тем не менее, основная вина должна лечь на правительства, которые ведут такую политику, а не на солдат, которые выполняют приказы. Я считаю преднамеренное убийство женщин и детей любым правительством и по любой причине не подлежащим оправданию.

Даже после окончания войны на протяжении многих месяцев союзники выделяли немецкому мирному населению официально установленный по калориям рацион, которого не хватало даже на поддержание жизни. «Барнес ревью» отмечает, что сотни тысяч мирных жителей умерло в те месяцы от голода, холода, болезней. Советы изгнали миллионы людей из их домов в Германии на Восток. [ 430 ] В нарушение Женевской конвенции и военных законов, миллионы немецких солдат оставались в плену еще долгое время после того, как война была закончена и тысячи из них умерли от голода, холода и болезней в лагерях союзников. Эти смерти произошли после того, как прошел военный азарт и то время, как огромное количество продуктов и лекарств хранились на складах союзников. [ 431 ]

Я нашел идеальный пример двойного стандарта морали «мы» и «они» в книге «Германия должна исчезнуть!», [ 432 ] написанной американским евреем Теодором Н.Кауфманом. Книга напечатана в 1941 году до вовлечения Америки в войну и в предисловии говорится:

Это издание показывает всеобъемлющий план уничтожения немецкой нации и тотального искоренения немцев с лица земли. Так же здесь содержится карта, иллюстрирующая возможное территориальное разделение земель Германии.

И журнал «Тайм» и газета «Нью-Йорк Таймс» дали отзыв на эту книгу, и ни одна из публикаций не оказалась слишком возмущенной столь явным геноцидом. Как бы отреагировали сегодняшние моралисты, если бы нацисты опубликовали книгу под названием «Евреи должны исчезнуть», а ведущие журналы и газеты предвоенной Германии опубликовали бы книгу, призывающую к «полному искоренению евреев с лица земли»? Не посчитали ли бы они это доказательством моральной порочности Германии? Еще подростком, хотя и будучи рьяным патриотом и про-американцем, я начал осознавать, что в войне не существует полностью не виновных сторон. В войне, когда одна из сторон не признает политического и культурного строя другой стороны, победители пишут историю. Изречение: «На войне первой страдает правда» очень применима здесь. Так где же правда о Холокосте?

Я знал, что американские средства информации обманули меня касательно истоков и механизмов действующих в Советах, интернациональном коммунизме и о коммунистических массовых убийствах. Почему же не возможно, что средства массовой информации контролируемые евреями, так же лживо будут преподносить нам выгодную им информацию?

К тому времени, как я занялся деталями Холокоста, я уже знал, что созданный средствами массовой информации имидж вечно не виновных евреев и их религии — фальшив. И все же я до сих пор затрудняюсь объективно подойти к проблеме Холокоста, так как на протяжении многих лет мои глаза видели ее через дымку слез вызванных чтением «Дневника маленькой девочки», Анны Франк [ 433 ]. Я был и до сих пор очень тронут сценами человекоубийства во времена Второй мировой войны.

С первого взгляда свидетельства о Холокосте кажутся неоспоримыми. Горы книг, журналов, газет, фильмов, служб и речей рассказывали о Холокосте без единого слова против. В добавок, как рьяный патриот, гордящийся военной историей своей семьи, я был склонен верить военной пропаганде касательно врагов моей страны. Мой отец, полковник, который до сих пор числится в запасе, рассматривал свое участие во Второй мировой войне как самый значимый период в его жизни. Он бы и слушать не стал о каком-либо смягчении вины немцев.

Холокост был частью системы мировоззрения моего отца, и стал частью моего мировоззрения тоже. Тем не менее, я обнаружил, что целый ряд выдающихся американцев сделали заявления, идущие вразрез с общепринятой историей мировой войны. Это сенатор Роберт Тафт, Чарльз Линдберг, генерал Джордж Патгон и бывший председатель Верховного суда Харлан Фиске Стоун.

Я прочитал об интересной точке зрения Пола Россинера, человека прошедшего через Холокост, который высказывался против того, что он называл ложью о Холокосте. Будучи французским политическим оппонентом нацистов, Россинер тяжко пострадал во время войны. В целом ряде военных концентрационных лагерей он ни разу не видел газовых камер и ни разу не встречался с программой уничтожения евреев. После освобождения он прочитал сенсационные отчеты, которые, как он знал, были фальшью. И хотя он не очень уважал своих немецких тюремщиков, он чувствовал своим этическим долгом необходимость рассказать правду о лагерях и опровергнуть преувеличенные и неточные заявления, сделанные в мировой прессе.

В добавление к душераздирающим описаниям своего собственного пребывания в лагерях и наблюдениям, сделанным им там, он начал исследование, посвященное этому вопросу. Россинер выяснил, что уровень смертности в лагерях был значительно ниже указанного в прессе и смерти в основном являлись следствием плохих условий содержания в лагерях — непреднамеренный эффект потерь и разгрома нации, пострадавшей в катастрофе войны. Он также назвал описание газовых камер «классическим примером военной пропаганды», который не имеет под собой никакой достоверной основы. Россинер не мог преследовать никакой личной выгоды в послевоенной Франции, придерживаясь такой непопулярной позиции. Напротив, он мог многое потерять, так как, пройдя через все ужасы лагерей, он затем страдал от преследований и гонений за свои смелые статьи.

ТРИ ЗНАМЕНИТЫЕ ЖЕРТВЫ ХОЛОКОСТА

Годы спустя, я прочитал памфлет, подчёркивающий непоследовательность и невероятность содержания книги Анны Франк «Дневник маленькой девочки». [ 434 ] Доктор Роберт Фаурисон, либеральный профессор, специализирующийся в установлении аутентичности литературы, и работающий в университете Лиона, Франция, сделал веское заявление о тот что книгу подобного содержания и формы, по крайней мере в её опубликованном варианте, не может написать девочка подросток. Мне также показалось странным, что эта девочка, которая является наиболее известной жертвой Холокоста, проведшая большую часть войны в Аушвице (Освенцим) не погибла в газовой камере. В конце войны немцы эвакуировали её, вместе со многими другими узниками, в Берген-Белсен. В последние месяцы войны она заболела тифом и умерла. Сестра Анны Франк, Марго, и её мать также не погибли в газовой камере. Они тоже умерли от тифа. Её отец, Отто, заболел будучи в Аушвице и был вылечен в лагерном госпитале. Ближе к концу войны немцы эвакуировали его в Маутхаузен, где он и был освобождён. Отто Франк сам подтвердил эти факты.

Эти факты идут вразрез с историями, которые я читал об Аушвице. Книги и фильмы показывали лагерь как сборочный конвейер убийств, место, где целые вагоны, гружёные евреями отправлялись в газовые камеры прямо со станции, сразу же по прибытии. Нацисты, предположительно, осматривали вновь прибывших и посылали трудоспособных на работы, а маленьких детей и больных — в газовые камеры. Если эти истории — правда, почему тогда маленькая Анна и её сестра, которые прибыли в Аушвиц в возрасте, предполагающем умерщвление, остались живы?

Другая известная жертва Аушвица — один из основных священников Холокоста, Эли Висел, пребывал, как и отец Анны, в лагерном госпитале в конце войны. В его автобиографической работе «Ночь» Висел рассказывает, что в январе 1945, в отделении Аушвица Биркенау, ему сделали операцию на повреждённой ступне. Его доктор прописал ему две недели отдыха. Русские должны были вскоре освободить лагерь и всем пациентам госпиталя и прочим узникам, которые не были способны самостоятельно передвигаться, был предоставлен выбор немецкими властями остаться в лагере и быть освобождёнными русскими или быть эвакуированными вместе с немцами. Обсудив это с отцом, Висел решил быть эвакуированным вместе со своими предполагаемыми «убийцами». [ 435 ] [ 436 ]

Я также должен отметить, что третья самая известная жертва Холокоста — Саймон Визентал [ 437 ], который стал известен своей борьбой с теми, кто усомнился хотя бы в одном из аспектов Холокоста.

Как и отец Анны Франк и Эли Визел, Визенталь тоже лежал в нацистском госпитале. Визенталь писал, что, когда он там находился, он пытался покончить жизнь самоубийством, перерезав себе вены. Нацисты, как он утверждает, которые пытались уничтожить всех евреев в Европе, не позволили ему умереть. Вместо этого они послали его в госпиталь, где бережно заботились о нем, пока он не выздоровел. Если бы немцы были так жестоки, как это описано в книгах Визела, то почему он и его отец решили уехать вместе с ними вместо того, чтобы ждать советских освободителей. Когда я прочитал это признание Визела, я почувствовал не доверие: почему они послали отца Анны в госпиталь и почему они посмели спасти жизнь еврея, который пытался по кончить с собой? Узнав об этих фактах, я понял, что они совершенно не совпадают с общепринятыми представлениями о Холокосте.

Может, история Холокоста изменилась за годы. Итак, первое что я сделал, достал свою потрепанную энциклопедию Британика 1956 года. [ 438 ] В ней было только одно упоминание о зверствах нацистов против евреев. В огромной статье о Второй мировой войне даже не упоминалось о нацистских погромах. В этом издании не было статей посвященных Холокосту. В статье под названием «Евреи» был короткий абзац о евреях в Европе во время войны. В этой статье, написанной Якобом Маркусом, наиболее выдающимся историком этого времени, есть много ссылок на еврейских писателей как на источники информации, включая «Иудейскую энциклопедию», «Иудейский словарь», «Еврейскую энциклопедию» и «Большую еврейскую энциклопедию». В статье преобладает про-еврейская направленность, Маркус описывает условия жизни при нацизме.

Для того, чтобы привести в жизнь решение еврейского вопроса в соответствии с их теорией, нацисты проводили целенаправленные изгнания и депортацию евреев, в основном восточноевропейского происхождения и почти из всех европейских стран.

«Мужей и жен часто разделяли и их посылали тысячами в Польшу и западную Россию. Там их отправляли в концентрационные лагеря или огромные резервации, или посылали в болота или на дорожные работы. Огромное количество людей погибло от тех нечеловеческих условий, в которых они работали. В то время как многие еврейские центры были втянуты в войну, американские евреи оставались в стороне и занимались укреплением своих позиций на мировой арене» [ 439 ].

Представьте себе мое удивление, когда я нашел такое описание Холокоста в Энциклопедии Британика, опубликованной через 11 лет после войны, после всемирно известного Нюрнбергского процесса. Я ожидал прочитать детальное описание величайшего в истории массового убийства. Конечно, в статье обрисовывалась жуткая картина страданий, но что более важно, в ней не упоминается знаменитая цифра 6 млн., газовые камеры и даже само слово "Холокост". Вместо этого в энциклопедии просто говорится, что нацисты поместили евреев в концентрационные лагеря и заставили их работать, и что многие умерли от ужасных условий. Я подумал, как это далеко от сегодняшнего представления о Холокосте.

Мне показалось странным, что такая известная и уважаемая в мире энциклопедия, так описывает страдания евреев. У меня появились сомнения по этому вопросу и после этого открылись глаза на некоторые вещи. В 1970 году я пошел в общественную библиотеку и опять посмотрел главу "Евреи" в энциклопедии Британика, [ 440 ] на этот раз 1967 года издания. В отличии от предыдущих изданий, в ней говорилось о попытке немцев уничтожить всех европейских евреев «более экономным и эффективным, чем расстрел и повешение, способом — отравление газом». Что издатели Британики узнали нового в 1967 году в отличии от 1956 года?

Почему такая разница в сравнении с прежними изданиями? — спросил я себя. Неужели через 10 лет после войны было найдено какое-то новое свидетельство? И если нацисты так эффективно боролись против евреев Европы с целью уничтожить их, то почему так много выжило? Миллионы евреев впоследствии получили компенсацию от немецкого правительства. Как все они выжили? Я также заметил в автобиографии Визела, опубликованной в том же году, что и Британика, что, хотя он упоминает крематорий в Освенциме, он ни разу не упоминает газовые камеры. Он пишет, что евреев уничтожали в больших количествах, живьем бросая их в печи. Это является, несомненно, ужасным обвинением, но оно не совпадает с теми, которые выдвигаются сегодня.

Визел также цитирует воспоминания об убийстве евреев в Бабьем Яру, где «на протяжении нескольких месяцев земля продолжала дрожать» и «время от времени фонтаны крови били из земли». [ 441 ] Я подумал: тот ли это человек, который скажет мне всю правду о Холокосте!

У меня возникли эти и другие дерзкие вопросы. На самом ли деле нацисты построили эти ужасные камеры, перевезли туда миллионы евреев и таким образом уничтожали их? Если у них было намерение уничтожить их, то почему они не использовали пули, которые стоили всего несколько центов, и которые бы так же эффективно умертвили их без расходов на перевозку, еду, проживание и медицинское обслуживание? Я спросил себя; если нацисты действительно хотели истребить всех евреев, почему им понадобилось строить все эти лагеря?

Нелегко мне было задавать себе эти вопросы. Меня смущало то, что я оправдывал массовые убийства, сомневаясь в правдивости этих ужасов. Я видел выживших после лагерей на телевидении. Они рассказывали о том, как из кожи жертв делались абажуры, из человеческих тел делали мыло. Иногда у меня просыпалось чувство жалости, и я ненадолго оставлял эту тему.

Наконец, я решил продолжить чтение и обдумать проблему глубже. Тот, кто ищет правду всегда прав. Грешит тот, кому не хватает смелости узнать всю правду до конца. Я начал свои исследования Холокоста, просмотрев материалы Нюрнбергских процессов, международных судебных разбирательств, которые как предполагается, открыли сущность и масштабы Холокоста.

НЮРНБЕРГСКИЕ СУДЫ

Мой отец был традиционным республиканцем, который поддерживал сенатора Роберта Тафта из Огайо. Тафт согласился со многими американскими военными, что суды устанавливают опасный прецедент, при котором американские военные кадры могут оказаться втянутыми в будущие конфликты. Он говорил, что, если победоносные армии Второй мировой войны могут осудить побежденных за военные преступления, то же самое может когда-либо ожидать и плененных американских солдат. Я посмотрел получивший награду фильм «Суд в Нюрнберге», и прочел книгу, показавшую эти суды средством отправления справедливости для военных преступников, заслуживавших как минимум виселицы или расстрела.

Интересно, что первая найденная мной альтернативная точка зрения по поводу Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, принадлежит человеку, которого я считал врагом Юга: Президенту Джону Ф. Кеннеди. На страницах своей удостоенной Пулитцеровской премии книги «Профили мужества» [ 442 ] Кеннеди писал о политическом героизме сенатора Тафта, чей личный кодекс чести потребовал высказать обвинение в адрес Нюрнбергского процесса с риском поставить под угрозу дело всей своей жизни — президентство. Несмотря на многоголосую оппозицию и беспрецедентную разгромную компанию, направленную против него в еврейских средствах массовой информации, Тафт поставил под сомнение справедливость судов Нюрнберга.

Он утверждал, что они не являются блестящим образцом западной юриспруденции, во что меня заставили поверить средства массовой информации. Тафт проводил расследование в Сенате, в ходе которого многие американские свидетели разоблачали тот факт, что и к немецким защитникам широко применялись пытки. Такой образ действий вызвал опасения у сенатора Тафта, и он имел опрометчивость заявить, что нельзя доверять подобным признаниям. Он продолжал ставить под сомнение и саму организацию судов, и тот имидж справедливости, который, как предполагается, они представляли.

В «Профилях мужества» Кеннеди приводит цитату из речи Тафта, произнесенной в Кенионском колледже в Огайо. На стр. 238 Кеннеди пишет:

«Суд победителей над побежденными, не может ею быть беспристрастным вне зависимости от того, насколько он ограничен рамками справедливости». [ 443 ]

Кеннеди продолжает подробно цитировать речь Тафта.

Во всем этом судилище присутствует дух мести, а месть редко бывает справедливой. Повешение одиннадцати заключенных — пятно на американской истории, о котором мы будем долго сожалеть.

На этих судах мы переняли идею русских — не справедливость, а политика государства — с небольшим влиянием англо-саксонского наследия. Подменяя законную процедуру политикой, мы можем дискредитировать всю европейскую концепцию справедливости на годы. [ 444 ]

Кеннеди комментирует:

Нюрнберг, как настаивает сенатор из Огайо, являлся пятном на американской конституционной истории и серьезным отходом от англо-саксонского наследия справедливого и равного отношения в суде, которое по праву сделало эту страну уважаемой во всем мире. «Мы не можем даже учить наших людей твердым принципам свободы и справедливости — заключает он. — Мы не можем учить их правлению в Германии, подавляя свободу и справедливость...». [ 445 ]

Аргументом Тафта явилось то, что справедливость победителей — это вовсе не справедливость. Хотя средства массовой информации и придали процессам образ справедливости в декорациях зала суда, все это очень поверхностно. Реальной справедливости не может быть там, где обвинители контролируют судей, обвинение и защиту. Наша западная концепция закона основывается на идее о беспристрастности. А возможно ли это, когда судьи являются политическими противниками обвиняемых? Возможно ли это, когда людей обвиняют в совершении во время войны действий, которые союзники и сами совершали? Заслуживают ли доверия суды, если они признают огромное количество свидетельств, не подвергая свидетелей перекрестному допросу... когда так называемые показания состоят из признаний, полученных под пытками...когда свидетели защиты в случае появления в суде могут быть взяты под стражу. ..когда людей судят за нарушения законов, которых даже не существовало во время совершения этих действий?

Судья Эдвард Ван Роден был членом комиссии Армии Симпсона, которая занималась расследованием методов, применяемых в концлагере в Дахау. 9 января 1949 года в газете «Washington Daily News» и 23 января 1949 года в лондонском «Sunday pictorian» он привел несколько примеров использования пыток:

...Следователи, говорит он, одевали на голову осужденного черный капюшон и затем били по лицу медными кастетами, пинали и били резиновыми дубинками... Все, кроме двоих из 139 обследованных нами немцев получили серьезные повреждения яичек. [ 446 ] [ 447 ]

Многое из доказательств «бойни», предлагаемые сегодня историками — это «признания» на судах по военным преступлениям. Я сомневаюсь, а можем ли мы доверять «признаниям» тех, чьи яички были повреждены во время допроса? Я также был шокирован, когда узнал, что сотрудники русского КГБ, которые сами совершили огромное количество преступлений против человечества, стали судьями.

Мой друг в Гражданском Совете сказал, что один американский судья, бывший председателем одного из трибуналов, разоблачил несправедливость Нюрнбергских судов. Я выяснил, что судья Верховного Суда Айовы Чарльз Ф. Венерстурм отказался от назначения, возмущенный процедурой. Он заявил, что обвинение не давало возможности защите собрать улики и подготовить дело, что в судах не пытались выработать принцип законности, а руководствовались исключительно ненавистью к нацистам. К тому же, сказал он, 90% состава суда в Нюрнберге составляли люди, которые по политическим или расовым основаниям были предубеждены против защиты. Он утверждал, что евреи, многие из которых являлись немецкими беженцами и новоиспеченными американскими гражданами, преобладали в составе Нюрнбергских судов и более интересовались местью, нежели справедливостью.

Вся атмосфера была нездоровой...Адвокатами, клерками, переводчиками, исследователями являлись те, кто стали американцами только в последние годы, и в чьей биографии отпечатались европейские ненависть и предубеждение. [ 448 ]

Я также выяснил, что мой военный идол, генерал Джордж С. Паттон, не поддерживал суды по военным преступлениям. В частности в письме жене он писал:

Я искренне против этого военного криминального материала. Это нечестно и семитично. Я также против отправления военнопленных как рабов на работу за границу, где многие умрут от голода. [ 449 ]

Армии наших союзников — Советского Союза — насиловали практически всех немецких женщин в оккупированных областях — от мала до велика. Они убили миллионы и миллионы заставили покинуть родной дом зимой 1945 года. В Восточной Пруссии, являвшейся веками немецкой землей, советскими было убито или выслано все немецкое население. В 1990-х еврейский исследователь Джон Сек предоставил документы, свидетельствующие об убийстве евреями десятков тысяч немцев после войны. [ 450 ]

Преступления совершались не только советскими или евреями. Союзники также внесли свою лепту. Была проведена операция, в ходе которой сотни тысяч русских и восточноевропейских антикоммунистов было сослано в СССР и обречено там на мучения, рабский труд и массовые убийствам.

Узнав о запланированной союзниками насильственной peпатриации, многие из них покончили жизнь самоубийством. Другим позорным преступлением союзников явился план Маргентау, осуществленный после войны. Согласно плану каждый немецкий гражданин получал порцию еды, которая была даже меньше чем та, которую раздавали в Германии узникам концлагерей.

Мне было больно читать о немецких матерях, вынужденных заниматься проституцией, чтобы накормить своих детей. После того, как война закончилась, сотни тысяч немецких граждан умерли в первый год жестокой оккупации союзников. [ 451 ]

С пониманием того, что война создает такого рода несправедливости обеим сторонам, я начал серьезно ставить под сомнение свою веру, что во всех неправильных действиях во время Второй мировой войны виновны немцы. Открытие того, что союзники тоже совершали зверства, напомнило мне об ошибочной антиюжной пропаганде, развязанной после того, как янки освободили тюремный лагерь в Андерсонвилле во время войны между штатами. Многие из заключенных-северян умерли там от болезней и недоедания. И это произошло потому, что южным войскам было буквально нечем кормить своих пленных. Многие южане сами ужасно страдали от политики «выжженной земли» Уильяма Т. Шермана, разрушенных железных дорог и морской блокады. При таких обстоятельствах удивительно ли, что тюремные лагеря были адом, и объясняется это вовсе не злорадным планом или заговором... Будучи еще в колледже я узнал, что, хотя Север и не страдал от нехватки продуктов, условия в их тюремных лагерях были немногим лучше, чем в южных. [ 452 ] Когда я прочел о прямом приказе Линкольна, запрещающем тюремщикам-янки отдавать пленным южанам посылки с едой и одеяла, присланные сердобольными родственниками, я узнал горькую правду, что победители всегда выдают себя справедливыми, а побежденных — несправедливыми.

Признав явную несправедливость Нюрнбергского суда, мне стало проще взглянуть на Ликвидацию объективно, так как она основана на заявлениях Международного Военного Трибунала в Нюрнберге.

Одним из примеров жалкости Нюрнбергских улик стало содержательное признание Рудольфа Хоеза, бывшего нациста и коменданта лагеря Аусшвитц. Годами историки Ликвидации трубили о признании Хоеза как о доказательстве умышленного истребления нацистами евреев. В принципе оно и легло в основу заявления о массовых отравлениях в Аусшвитце. Главный историк Ликвидации Рауль Гильберг основательно рассчитывал на него. Но когда его полное, неизданное сочинение стало широко известно в 1960-х, многие эксперты Ликвидации были смущены и к 1990-м многие признали очевидную нереальность признания. Историк Кристофер Браунинг В статье «Ярмарка тщеславия» отметил:

Хоез был очень слабым и запутанным свидетелем. По этой причине его постоянно использовали ревизионисты, чтобы дискредитировать память об Аусшвитце как таковом. [ 453 ]

Во-первых, проблема заключается в цифрах. В своем признании Хоез заявил, что в Аусшвитце было отравлено 2.5 млн. евреев. Сегодня практически все так называемые авторитеты Ликвидации, включая нынешнего куратора музея и центра Аусшвитц доктора Франтишка Пайпера, говорят, что цифра эта — 1,2 млн. Зачем Хоезу было врать?

Он также признался в невозможных вещах. Например, утверждал, что, после того как сотни жертв были отравлены цианидом водорода, рабочие без масок тотчас же входили в невентилируемые комнаты и выносили тела. Он писал, как они, выполняя задание курили и закусывали. Для сравнения приведем тот факт, что в настоящее время в штате Калифорния газовые камеры после экзекуции проветривают часами, но даже тогда рабочие не могут войти без специальных масок и костюмов, чтобы не подвергнуться действию токсической субстанции, способной убить, проникнув через поры. Любой, кто немедленно вошел бы в большое помещение, насыщенное цианидом водорода, убившим сотни людей тотчас же пополнил бы собой список жертв, В своем признании Хоез также ссылается на концлагерь Волчек, которого никогда не существовало.

Свои мемуары Хоез писал, ожидая суда и экзекуции в тюрьме КГБ в Польше, испытывая все те сложности, которые предполагают подобные обстоятельства. Руперт Батлер в своей антинацистской, направленной против Хоеза, книге «Легион смерти» ярко описывает его задержание. Вот его отчет о пытках и аресте Хоеза:

11 мая 1946 года в 5 часов вечера фрау Хоез открыла дверь шести интеллигентным специалистам в британской униформе, высоким, опасным и имеющим наиболее изощренную практику долговременного и безжалостного расследования.

Позже мы обнаружили, что он потерял таблетку цианида, которую большинство из них носило с собой. Хотя не то, чтобы у него был шанс использовать ее, т.к. ему в рот мы втиснули фонарь (ручной электрический фонарик)...

Кларк завопил: «Как тебя зовут?» С каждым ответом «Фриш Лат» его рука врезалась в лицо заключенного. Когда это произошло в четвертый раз Хоез сломался и назвал себя...

Неожиданно дали выход отвращению еврейские сержанты. Заключенного сорвали с верхней койки, оставив без пижамы. Затем поволокли на один из столов для пыток, где, как показалось Кларку, удары и крики длились бесконечно. Наконец офицер-медик предупредил капитана: «Отзовите их, если не хотите получить труп...»

Хоеза поволокли обратно в машину Кларка, где сержант влил ему в горло основательный глоток виски, Затем Хоез попытался заснуть, но Кларк тыкал ему в лицо свою служебную дубинку, приказывая по-немецки: «Держи свои поросячьи глаза открытыми, ты, свинья...»

Назад в Хайд компания вернулась в 3 часа утра. Снег все еще кружил, но одеяло было отобрано у Хоеза, и ему пришлось идти через тюремный двор к своей камере совершенно голым. Получение от него связных показаний заняло три дня. [ 454 ]

Другим сильным примером неточностей Нюрнбергского суда явился представленный союзниками факт, что 300.000 людей было отравлено в концлагере Дахау недалеко от Мюнхена. Сегодня ни один крупный специалист по Ликвидации не станет утверждать, что немцы отравили хотя бы одного человека в Дахау, а официальные данные уменьшились до 30.000 умерших по разным причинам. Примерно половина смертей была вызвана эпидемиями, которые обрушились на лагерь. Многие умерли уже после того, как лагерь попал под контроль союзников.

Даже после освобождения лагеря Дахау, тысячи узников умерли от тифа, пока союзники пытались установить контроль над эпидемией. Фотографии союзников того времени запечатлели указатели ограничения скорости, на которых написано: «Ограничение скорости до 5 м/ч. Пыль способствует распространению тифа.»

Измученная войной Европа страдала от широкомасштабных и разрушительных эпидемий тифа. Немецкие власти боролись с нашествием вшей путем введения комнат для дезинфекции одежды и личных предметов, как и в американских тюрьмах борются со вшами, дезинфицируя заключенных спреем. Б-циклон использовался исключительно для одежды и других предметов и должен был применяться, чтобы никого не подвергать опасности, в герметически закрытой комнате.

Поскольку я очень интенсивно читал литературу по Ликвидации, я начал видеть трещины в ее обосновании, которые ставят под угрозу всю систему. Большинство из нас читали или слышали рассказы американских солдат, утверждающих, что знают, что делали нацисты, так как «видели это своими собственными глазами».

А что собственно видели американские солдаты? Они видели жуткие сцены человеческого страдания и смерти. Они видели груды трупов, истощенных голодом и болезнями, подобно отрядам янки, видевшим похожие сцены в Андерсонвилле во время войны между штатами. Тем не менее видел ли кто-либо из американцев газовые камеры? Согласно мнению признанных авторитетов в этой области, включая знаменитого преследователя нацистов Саймона Визенталя, американцы ничего такого в Германии не видели и не могли видеть, так как единственные газовые камеры, используемые для убийства евреев, находились в Восточной Европе.

На классической картинке, показанной всему миру, изображен американский солдат в шлеме, стоящий в Дахау рядом с тяжелой металлической дверью, на которой нарисованы череп и скрещенные кости и немецкое предупреждение; «ОСТОРОЖНО, УГРОЗА ДЛЯ ЖИЗНИ». Подпись под фотографией гласит: «Газовая камера в позорном нацистском лагере смерти в Дахау.» Никого, кто видел фотографию нельзя винить в том, что он решил, что видит газовую камеру, в которой нацисты убивали людей. Когда я впервые увидел фотографию, я подумал то же самое. Годы спустя я обнаружил, что это была действительно газовая камера, используемая для дезинфекции одежды, с целью избавиться от вшей — паразитов, переносящих тиф и другие болезни, убивающие узников концлагеря. Действительно много сотен солдат-союзников умерло от болезней, переносимых паразитами во время и после войны. Солдат на знаменитой фотографии стоял рядом с дезинфекционной камерой, которая спасала жизни узников, а не забирала их.

Наполеон как то сказал: «На войне умственная работа находится с физической в соотношении три к одному». Ближе к концу войны правительствам стран-союзников приходилось представлять врагов-немцев в наихудшем свете. Распространялись сплетни, эксплуатировались преувеличения. Представить дезинфекционную камеру для защиты от вшей как газовую камеру для убийств людей не явилось большим препятствием для военной пропаганды. Американские освободители лагерей, которые тысячу раз слышали и читали об отравлениях евреев немцами, верили, что собственными глазами видели результаты работы газовых камер. Это психологический феномен, знакомый и судьям, и журналистам. После пережитого психологического шока от ужасных сцен смерти в лагерях никого нельзя винить в принятии на веру «официального объяснения», растиражированного прессой. Много лет после войны и долгое время после того, как стало известно, что ни один американский солдат не видел ни одной жертвы газовой камеры, средства массовой информации продолжают поддерживать этот миф. Газеты и журналы часто цитируют солдат, которые «знают», что немцы травили евреев, так как они «там были» и «видели это своими собственными глазами». И ни один редактор не исправляет эти ошибки.

В конце 60-х-начале 70-х я заметил серьезный пересмотр истории Холокоста. «Лагеря смерти», где сотни тысяч были умышленно отравлены, вдруг превратились в концлагеря, где специальные усилия для уничтожения узников не прилагались. Такие лагеря как Дахау, на которые ранее ссылались как на лагеря, в которых держали евреев, вдруг потеряли всякое упоминание о газовых камерах, и количество смертей уменьшилось. Дощечка на воротах лагеря, показывающая старое, раздутое число жертв, была втихомолку заменена. Даже профессиональные «историки Холокоста» стали классифицировать Дахау как «концлагерь», а не «лагерь смерти».

Более скрупулезные исследования показали, что предыдущие утверждения об отравлениях людей в лагерях на немецкой земле должны быть разоблачены как ложь военного времени.

Многие популярные издания продолжают поддерживать эту ошибку, хотя даже официальные хроники Холокоста перенесли ссылки на газовые камеры лишь относительно лагерей на востоке, освобожденных коммунистами. Так называемые «эксперты», которые сегодня говорят, что все лагеря смерти находились на востоке, всего несколько лет назад утверждали то же самое о западных лагерях.

читать дальше



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх