,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия, Ахмадинежад и Иран: переосмысление ("Stratfor", США)
  • 24 июля 2009 |
  • 12:07 |
  • shikarno |
  • Просмотров: 12248
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Во время пятничной молитвы, прошедшей 17 июля в Тегеранском университете, влиятельный клирик и бывший президент Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанжани произнес свою первую проповедь с момента проведения спорных президентских выборов и последовавших за ними демонстраций. Толпа, слушавшая Рафсанжани внутри мечети, состояла из сторонников Ахмадинежада, скандировавших, помимо всего прочего, 'Смерть Америке' и 'Смерть Китаю'. За пределами университетской территории противники Ахмадинежада, многие из которых не смогли попасть в мечеть из-за противодействия милиции Басиж и полицейских, упорно скандировали 'Смерть России'.

'Смерть Америке' - это давняя тема в Иране. 'Смерть Китаю' стала результатом демонстраций в Циньцзяне и смерти уйгуров от рук китайцев. Однако 'Смерть России' выделялась из этого ряда. Очевидно, что использование этого лозунга было спланировано прежде, чем протестующие вышли на улицы. Следует разобраться в том, что это означает. Чтобы начать это делать, следует разобраться с текущей политической ситуацией в Иране.

Политическая конфигурация Ирана

В Иране есть две фракции, каждая из которых утверждает, что представляет волю народа. Рафсанжани представляет первую фракцию. Во время своей проповеди он выступил в защиту традиций основателя Исламской республики аятоллы Хомейни, пришедшего к власти во время Иранской революции 1979 года. Рафсанжани заявил, что Хомейни хотел создать Исламскую республику, уважающую волю людей, хотя и в рамках исламского законодательства. Рафсанжани также заявил, что является истинным наследником Исламской революции. Он добавил, что преемник Хомейни - текущий Верховный лидер аятолла Али Хаменеи - нарушил принципы революции, подтвердив, что заклятый враг Рафсанжани Махмуд Ахмадинежад выиграл недавние президентские выборы в Иране. (Чрезвычайно ироничен тот факт, что иностранцы описывают Рафсанжани, как умеренного реформатора, поддерживающего либерализацию. Хотя он давно культивирует этот образ на Западе, за 30 лет его публичной политической жизни сложно найти момент, когда он поддерживал либеральную демократию западного стиля.)

Во главе другой фракции стоит Ахмадинежад, чья позиция заключается в том, что Рафсанжани (вместе с поколение лидеров, пришедших к власти на первых этапах развития Исламской республики) предал иранский народ. Ахмадинежад утверждает, что, вместо того, чтобы служить народу, они использовали свое положение, чтобы разбогатеть и захватить контроль над иранской экономикой, что делает реформы, необходимые для оживления иранской экономики, невозможными. По утверждению Ахмадинежада, сегодня эти политические элементы обвиняют его в экономических провалах Ирана, в то время, как настоящей причиной является их собственная коррупция. Ахмадинежад утверждает, что недавние президентские выборы представляют собой отказ нации от статуса кво. Он добавляет, что обвинения в фальсификациях являются попыткой Рафсанжани (которого он называет спонсором проигравшего кандидата Мир-Хосейна Мусави) и его коллег защитить свое положение.

Таким образом, мы видим, что в Иране происходит спор поколений, в котором каждая сторона утверждает, что говорит от имени и народа и традиций Хомейни. Есть старшее поколение, которое символизирует Рафсанжани, преуспевшее за последние 30 лет. Так как у них была возможность работать с Хомейни, представители этого поколения считают себя его настоящими наследниками. С другой стороны есть поколение помоложе. Во времена революции они были 'студентами': именно эта группа выходила на демонстрации и страдала от контратак шахской службы безопасности. Они утверждают, что Хомейни был бы возмущен, увидев, что сделали с Ираном Рафсанжани и его поколение.

Конечно же, этот спор гораздо сложнее, чем то, что описано выше. Хаменеи, бывший ключевым единомышленником Хомейни, похоже, поддерживает позицию Ахмадинежада. Однако и Ахмадинежад вряд ли говорит за всех бедняков, как бы ему этого не хотелось. Границы политических споров никогда не проходят так точно, как нам хотелось бы. В конечном счете, оппозиция Рафсанжани недавним выборам имеет мало общего с опасениями (обоснованными или нет) по поводу махинаций с голосами. Зато она имеет много общего с тем фактом, что итоги выборов стали угрозой его личному положению. Что возвращает нас к вопросу о том, почему сторонники Рафсанжани скандировали 'смерть России'.

Изучая аномальное скандирование

В течение нескольких месяцев перед выборами союзники Ахмадинежада предупреждали, что Соединенные Штаты планируют 'цветную' революцию. Цветные революции, подобные той, что прошла на Украине, стали обычным делом на территории бывшего Советского Союза после его развала, и эти революции состояли из определенных этапов. Была организована оппозиционная политическая партия, которая бросала вызов политическому истаблишменту. Затем проводились выборы, которые либо были сфальсифицированы, либо оппозиция утверждала, что они сфальсифицированы. Затем проходили широкомасштабные мирные протесты против режима, которые использовали национальный цвет в роли символа революции, а за ними следовал развал правительства. В конечном итоге, оппозиция, которая неизменно была прозападной и, в особенности, проамериканской, приходила к власти.

Москва открыто заявляла, что западные разведывательные управления, в особенности ЦРУ, организовали и профинансировали 'оранжевую революцию' 2004-2005 гг. на Украине. По утверждениям, эти агентства воспользовались неправительственными организациями (правозащитными и продемократическими группами), чтобы лишить существующие режимы легитимности, не признать результаты выборов, независимо от их справедливости, и установить в стране то, что русские считали проамериканским марионеточным режимом. Русские посчитали украинскую 'оранжевую революцию' переломным моментом в отношениях с Западом, так как создание проамериканского и пронатовского режима на Украине представляло собой прямую атаку на национальную безопасность России. Американцы утверждали, что они не сделали ничего, кроме как способствовали демократическому движению, противодействовавшему существующему режиму по своим собственным причинам и требовавшему отмены подтасованных выборов.

Предупреждая об американских планах устроить в Иране цветную революцию, Ахмадинежад поддержал позицию России. То есть он утверждал, что за фасадом национального самоопределения, защиты прав человека и приверженности демократическим институтам Соединенные Штаты финансировали иранское оппозиционное движение, сходное с теми, что активно действовали на территории бывшего СССР. Независимо от того, получила ли оппозиция больше голосов, это движения немедленно посчитало бы победу Ахмадинежада результатом фальсификаций. За этим последовали бы широкомасштабные демонстрации, и, если бы они не встретили противодействия, Исламская республика оказалась бы под угрозой.

Делая подобные утверждения, фракция Ахмадинежада позиционировала себя против реальной вероятности того, что подобное восстание случится. Если бы оно произошло, Ахмадинежад мог бы утверждать, что демонстранты (желая того или нет) действовали в интересах Соединенных Штатов, что лишило бы их легитимности. Таким образом, он смог бы дискредитировать сторонников демонстрантов, заявив, что они занимают недостаточно жесткую позицию по отношению к США - полезное обвинение против Рафсанжани, которого Запад давно называет умеренным иранским политиком.

Интересно, что в тот момент, когда демонстрации были в самом разгаре, Ахмадинежад решил посетить (хотя и опоздав на день) встречу международной Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), проходившую в Москве. Было странно, что он решил покинуть Иран во время крупнейших волнений; мы предположили, что он решил показать иранцам, что не принимает проходящие демонстрации всерьез.

Похоже, что со стороны Рафсанжани на поверхность выходят обвинения в том, что страхи Ахмадинежада по поводу цветной революции были не просто политическими, но поощрялись со стороны России. Именно русские вели с Ахмадинежадом и его помощниками переговоры по ряду вопросов и предупредили его о возможности цветной революции. Более того, русские помогли Ахмадинежаду подготовиться к грядущим волнениям и решить, как с ними справиться, используя русский опыт. Хотя речь идет лишь о догадках, если эта теория верна, она может частично объяснить ту эффективность, с которой Ахмадинежаду удалось прекратить работу мобильной связи и других средств коммуникаций во время послевыборных волнений, так как у него могли быть российские советники.

У сторонников Рафсанжани был повод скандировать 'смерть России', по крайней мере, в их собственном понимании. Они, очевидно, утверждают, что Ахмадинежад последовал совету русских и отправился в Россию, чтобы получить дополнительные консультации, в то время как в стране происходили волнения. Обвинения Рафсанжани могут быть или не быть верными. В любом случае, нет никаких сомнений в том, что Ахмадинежад утверждал, что Соединенные Штаты планируют в Иране цветную революцию. Если он верил в это обвинение, было бы нерациональным с его стороны не обратится к русским за помощью. Но, независимо от того, принимало ли ЦРУ в этом участие, русские могли предоставить Ахмадинежаду оперативную информацию о подобном заговоре и помочь сформировать его реакцию. Таким образом, они могли сформировать с ним более тесные отношения.

Остается неясным, чем закончится внутренняя борьба в Иране, но одно уже ясно: Ахмадинежад пытается показать, что Рафсанжани руководит проамериканской фракцией, стремящейся к цветной революцией, в то время как Рафсанжани пытается показать, что Ахмадинежад является частью пророссийской фракции. В этом споре утверждение о том, что Ахмадинежад в некоторой мере пользовался советами или помощью русских, является достаточно правдоподобным, также как правдоподобным является и утверждение о том, что Рафсанжани имели некоторые каналы связи с американцами. Все это делает это внутренний спор значительным с геополитической точки зрения.

Иранская борьба в геополитическом контексте

На данный момент, похоже, что Ахмадинежад берет верх. Хаменеи подтвердил его переизбрание. Толпы рассеялись, и ничего похожего на первые дни протеста больше нет. Чтобы Ахмадинежад проиграл сейчас, Рафсанжани потребуется перетянуть на свою сторону большинство представителей духовенства, многие из которых вполне довольны ситуацией, в которой Рафсанжани принимает на себя основные удары Ахмадинежада, в обмен на то, чтобы оставить их собственные интересы и состояния в покое. Существуют факторы, которые могут привести к падению Ахмадинежада и возвышению Рафсанжани, но все они требуют, чтобы Хаменеи поддержал социальную и политическую нестабильность, чего он не сделает.

Если русские действительно вмешались в ситуацию в Иране, предоставив Ахмадинежаду разведданные и снабдив его советами о том, как справиться с последовавшими после выборов волнениями (на что намекает скандирование в пятницу), то можно сказать, что российское влияние в Иране не просто растет - оно уже выросло. Некоторым образом, позиция Ахмадинежада была сформирована предупреждениями и советами из Росси. В мире международных отношений мало место благодарности, но у Ахмадинежада есть враги, а русские доказали свою полезность в процессе сдерживания этих врагов.

С российской точки зрения Ахмадинежад является отличным активом, даже если он и не находится полностью под контролем России. Само его существование означает, что внимание Америки сосредоточено на Иране, а не на России. Из этого следует, что Россия могла принять стратегическое решение вмешаться в волнения, последовавшие за выборами, и что, ради своих собственных целей в переговорах с Вашингтоном, Москва будет защищать иранское государство, насколько возможно. Россия уже отклонила американское ходатайство по поводу помощи на переговорах с Ираном. Но если Москва вмешалась в иранские события, чтобы обезопасить позицию Ахмадинежада, растет вероятность того, что Россия все же предоставит Ирану системы стратегической противовоздушной обороны С-300, которыми она дразнит Тегеран вот уже больше десяти лет.

Если Соединенные Штаты почувствуют, что между Москва и Тегеран достигли договоренности, изменится вся динамика в регионе, и США придется поменять свой образ действий. По мере того, как вероятность российской продажи Тегерану систем С-300 растет, растет и угроза интересам Вашингтона, и необходимость разрушить российско-иранское соглашение становится все более важной. Влияние США в Иране и так уже значительно ослабло, а Ахмадинежад, которому пришлось столкнуться с народными волнениями, относится к США все с большим недоверием и враждебностью. Если результатом этих событий станет российско-иранское соглашение, которое на данный момент является лишь возможностью, а не неминуемой реальностью, то Соединенные Штаты столкнутся с серьезными стратегическими проблемами.

Пересматривая допущения по Ирану

Последние несколько лет STRATFOR предполагал, что удар США или Израиля по Ирану был маловероятен. Успехи иранской ядерной программы были не так серьезны, как утверждали некоторые, а сложность любого воздушного удара была больше, чем предполагалось. Таким образом, США использовали угрозу удара как разменную монету на переговорах, точно также как ядерная программа Ирана была иранской разменной монетой для достижения целей Тегерана в отношении Ирака и по всему региону. До этого момента, наша оценка в целом была верна.

Однако, на данный момент следует остановиться и пересмотреть ситуацию. Если Иран и Россия начнут серьезное сотрудничество, существующая дилемма Вашингтона относительно ядерных амбиций Ирана и его текущее противостояние с русскими превратятся в единую всеобъемлющую проблему. Справиться с этим Соединенным Штатам будет сложно, поэтому главной задачей Вашингтона станет попытка предотвратить подобные события.

Ахмадинежад давно утверждал, что Соединенные Штаты никогда не собирались атаковать Иран, и что обвинения со стороны Рафсанжани и других по поводу того, что его внешняя политика была безрассудна, не имеют под собой никакого основания. Но учитывая призывы 'смерть России' и растущую российскую поддержку Ирана, Соединенным Штатам нужно начать пересматривать свой подход к региону.

Элита иранского духовенства не хочет войны. Таким образом они могут лишь с тревогой наблюдать за недавним демонстративным транзитом израильских подводных лодок и патрульных кораблей через Суэцкий пролив в Красное море. Этот транзит не мог произойти без одобрения США. Более того, несмотря на противодействие США расширению израильских поселений и отказ Израиля подчиниться, министр обороны США Роберт Гейтс собирается посетить Израиль через две недели. Израильтяне заявили, что у переговоров с Ираном по поводу его ядерной программы должен быть крайний срок, истекающий в момент следующей встречи 'большой восьмерки', которая произойдет в сентябре, и 'большая восьмерка' уже одобрила этот срок. Возможные последствия решения Ирана проигнорировать это предупреждение были оставлены открытыми.

Все это может вписаться в нашу старую модель психологической войны как попытка манипуляции иранской политикой с помощью демонстрации того, что руководство Ахмадинежада является слишком рискованным для страны. Возможно, что это означает, что Соединенные Штаты сигнализируют России, что ставки в регионе растут. Пока не ясно, пересмотрели ли Соединенные Штаты свою иранскую стратегию после демонстраций. Но если утверждения Рафсанжани по поводу российской поддержки, оказанной Ахмадинежаду, верны, может последовать крупномасштабная переоценка американской политики (если уже не последовала) - что может привести к повторному обсуждению возможности военных действий.

Все это предполагает, конечно, что за криками толпы 'Смерть России' есть нечто реальное. Похоже, что там действительно что-то есть, но следует также признать, что враги Ахмадинежада будут всячески стремиться преувеличить эту реальность до максимальных пределов - и за них. Поэтому мы просто не готовы отказаться от нашей предыдущей оценки Ирана, хотя и пришло время ее переосмыслить.

Обсудить публикацию на форуме
ИноСми



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх