,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кое-что о милитаризме...
  • 15 мая 2009 |
  • 18:05 |
  • bayard |
  • Просмотров: 10527
  • |
  • Комментарии: 27
  • |
0
Вообще-то, этой темы я уже касался в форумных дискуссиях. Мне казалось, что достаточно вскользь сказать, что все эти форумные "бойцы" и "противостоятели украинскому фашизму" в реальной жизни никогда не кинутся грудью на амбразуру защищать свои убеждения (если таковыми можно назвать тот форшмак, который у них называется этим словом). Оказалось, эта тема требует подробного раскрытия. Потому что в последнее время у нас появилось такое явление как воинствующий пацифизм. Это когда с одной стороны мы воспеваем Победу, а с другой – гневно клеймим тех, кто тоже воевал, но с Победой (даже уточню – "идеологически правильной Победой") не связан, потому что он – видите ли, убивал невинных.

Для начала вспомним, что есть два Дня Победы. Один тот – сусальный, с парадными шествиями на Красной Площади, ленточками "Мы помним" и всякой прочей показушной мишурой. Это один праздник. А есть и другой – тот, который в сердцах людей, и которой часто – никаким праздником не является. Это день поминовения, в который вспоминают тех, кто погиб, кого семья потеряла в те ревущие годы. Первый празднуют те, кто к войне отношения практически не имел. В самом деле, попробуйте поговорить с теми дедами, которые выходят на парады, бряцая "иконостасиками", и выяснить – кто из них действительно воевал на фронте. Таковых единицы. Даже элементарной арифметикой поверяется эта страшная истина – даже если допустить, что в Красной Армии воевали 14-летние подростки (на самом деле это была редкость) – легко определить, что год рождения самых молодых солдат победоносной КА – 1927-1928 гг. Этим людям сейчас по 80 лет. Остальным – больше. Те люди, которые представляли собой костяк Красной Армии – 20-25-летние солдаты (соответственно 1916-1925 г. р.) – в большинстве давно уже мертвы, а в лучшем случае даже не могут выйти из своей квартиры. Итак, тот помпезный, громкий и наполненный бравурной музыкой – это вовсе не праздник победителей. Это праздник тех, кто паразитирует на подвиге этих победителей. Мой дед, 1922 г.р., умер в прошлом, 2007 году. Он был патриархом среди своего артиллерийского полка, и прожил 85 лет, царство ему небесное. Он был последним из того подразделения, насколько мне известно. Тем не менее, на ежегодном возлагании цветов 9 мая возле Памятника Трем Солдатам собирается никак не меньше людей, чем в годы. Откуда же они берутся, если каждый год мы провожаем в последний путь не один десяток, и даже не одну сотню настоящих ветеранов войны? А это те люди, которые никогда не видели войны, в лучшем случае – на страницах сводок Совинформбюро, или по художественным романам, и не знают, что такое – война. Именно они плодят в своем большинстве то явление, которое я называю "воинствующим пацифизмом".

Воинствующие пацифисты – это люди, которые, не вполне понимая, что значит война, призывают воевать до последнего патрона, быть беспощадными к врагам Рейха... ой, извините, просто экзистенциальным врагам, и никогда не прощать предателей. Психология таких людей ясна даже начинающему психологу. Речь идет о том, что человек подсознательно чувствует, что не соответствует тому рангу, на который претендует. Ну, примерно как вы заняли на соревнованиях 10-е место, а вам выдали грамоту, что вы заняли первое. Вы тоже подсознательно будете понимать, что на это место вы не наработали, и будете лезть вон из кожи, чтобы доказать – что раз не наработали, то по крайней мере, оправдаете активностью. Так и здесь. Не воевавшие ни дня люди громко возглашают лозунги о борьбе с фашизмом до полной победы (такое впечатление, что эти люди до сих пор слушают сводки Совинформбюро), чтобы в первую очередь себе доказать, что они и есть те самые Герои-Победители. Ну, а теперь немного о войне.

Война – это зло. Как сакральное или даже священное событие ее воспринимают только люди, которые сами никогда не видели даже мельком реального боя. На войне, как бы это сказать, поцивилизованнее – люди превращаются в зверей, которые действуют по одному простому принципу: "убей, или убьют тебя". Без исключения. Все. Поэтому когда говорят о кристально чистых героях-победителях, у меня это не вызывает ничего, кроме смеха. Если человек выжил на поле боя, если он вышел живым из жуковских мясорубок – это может обозначать только одно: выживший эффективнее убивал таких же, как сам – солдат, которые виноваты ровно в том же, что и он. Я уже не говорю о том, что солдатики любой армии, озверевшие после таких вот мясорубок, нисколько не гнушались расстрелами невинных и изнасилованиями (вот поинтересуйтесь, почему памятник Неизвестному Солдату в Германии до сих пор называют памятником Неизвестному Насильнику). Поэтому сакрализация войн – это, в общем-то, явление того же разряда, что и обожествление кровожадных божеств типа Молоха в нейтральных государствах Тира и Сидона. В фильме "Перл-Харбор", который считается обыкновенным третьесортным боевичком, есть сцена, превосходно сыгранная японским актером Макото Ивамацу. Адмирала Ямамото в ней спрашивают: а что бы вы сделали, чтобы выиграть войну? Он отвечает чрезвычайно просто: я бы ее не начинал. Люди, которые пережили переход в то измененное состояние, которое в психологии называется "боевым аффектом" никогда не хотят войны. Самыми большими милитаристами всегда были штабные генералы, никогда не видевшие не только изувеченных тел, но и просто грохота пушек. В этом отличие средневековых локальных войн, когда дрались профессиональные армии, и в бой шел каждый – от генерала вплоть до самого распоследнего солдата. Двадцатый век породил тотальную войну – когда руководство сидит в тылу, и "видит" бой только как статистические сводки – столько-то потеряно, столько-то километров пройдено, столько-то вражеских единиц уничтожено. За статистикой никогда не видна реальность. Поэтому и стал возможен "стратегический гений" Жукова, клавшего ради победы втрое, а то и впятеро больше жизней, чем противник.

Двадцать первый век ситуацию еще больше усугубил, породив жанр игр – "стратегия". Что любопытно: в играх западного производства упор делается на тактику боя, например, в излюбленной мною игре WarCraft 2 поставлен жесткий лимит – не более 200 единиц. Причем, эти 200 единиц не так просто наштамповать – необходимо построить системы жизнеобеспечения (фермы), добывать ресурсы (для этого нужны рабочие, да и ресурсы не бесконечны), а это тоже единицы живой силы. В другой моей любимой игре, Ground Control – вообще нельзя "штамповать" солдат. Вам в начале игры дается полк – вот с ним и воюйте. Изредка вам предоставляют пополнение, но опять же – только в начале миссии, и то не всякой, а только тогда, когда диктует сюжет. А вот в отечественных "Казаках" лимита нет. Там можно элементарно "завалить" противника трупами – игроки так и делают, потому что так проще и быстрее выиграть. Вот вам и разница в восприятии: первый тип игр приучает человека думать не просто об абстрактной победе, но и о том, что для нее нужно беречь людей. Второй тип поощряет "полководца" не думать вообще ни о чем, кроме "заваливания" противника. Так вот, что интересно – например, взятие Берлина доблестными войсками Жукова при пристальном рассмотрении словно сдерто с тактики обычного игрока в "Казаки" – трупов море, а толку мало. Мало? Ржевско-Сычевская операция. О ней вы можете почитать у Твардовского, только лучше не на ночь. Стихи о чудовищной мясорубке, сравнимой разве что с Верденом или Соммой, не так хорошо читаются, как бравурные военные марши, которые любят наши милитаристы. Или "Звездный десант" Хайнлайна, который они воспринимают так же, как сценарист одноименного фильма – как гимн Войне за Правое Дело. Они не обращают внимание на яростные филиппики Хайнлайна в адрес армий двадцатого века, которые он чуть ли не напрямую называет беспорядочными толпами. И уж конечно не обращают внимание на то, что говорит Хайнлайн в блистательных диалогах сержанта Зима и в размышлениях молодого лейтенанта Эмилио Рико. О том, что в бой идут все вместе, от генерала до рядового. О том, что война это сугубо индивидуальное дело, которое сравнимо не с грубым ударом топором по башке, а с точным ударом в переносицу. Это для наших доморощенных милитаристов – не главное. А главное: красочные батальные сцены, где много стреляют, с легкостью уничтожают врагов и обязательно остаются в живых и побеждают. А ведь роман начинается со сцены смерти на поле боя. И о том, как тяжело терять тех, кого только утром видел живым и здоровым...

Отсюда и многочисленные призывы воевать, уничтожать противника, чуть ли не шкуру сдирать с проклятых нациков (подслушано на "НП"). Это говорят те люди, которые не знают, что такое война, и точно уверены, что вот им как раз воевать не придется. Это будут делать другие люди, а им выпадет только роль встречающих солдат-освободителей. Ну, и конечно, многие считают, что за это они получат не только корзину печенья и бочку варенья, но и награду из рук Главнокомандующего. Так вот – этого не будет. В средние века еще было безопасно призывать к войне, и при этом дистанцироваться от ее ужасов. Двадцатый и двадцать первый века – это века тотальных войн, более того, в двадцать первом веке тотальная война превратится в еще более уродливую формацию – войну в толпе, когда основной целью стратега является не уничтожение вражеской активной военной силы, а уничтожение гражданского населения, базы пополнения войск противника. Изматывание, истощение и запугивание мирного населения – основа будущих войн. Вы можете это увидеть на примере ковровых бомбардировок в Чечне, "освобождения заложников" в Беслане – вы как хотите, а я уверен, что эта байда о "случайности" и "некомпетентности" – не более чем задним числом придуманное объяснение. На самом деле целью бесланской трагедии было запугивание мирного населения, проиллюстрировать ему популярно, что в случае войны защищен не будет никто. Суть этого урока стоило бы усвоить нашим доморощенным активистам "Прорыва", "ЕСМ", "Донецкой Республики" и прочим клубам по интересам, где модно философствовать о том, как русский штык пронзает Альпы... виноват, Карпаты.

Хотите знать, как будет выглядеть будущая война? А очень просто. Сначала наносится локальный превентивный удар по мирным объектам в тех областях, где существует значительная пятая колонна. После этого вбрасывается мессидж – не хотите повторения – не вступайте во вражескую армию, а объявляйте о лояльности нашим войскам. Тогда мы не будем повторять удар по мирному населению. Нет – мы будем методично стирать с лица земли дома, школы и детские сады, пока вы не поймете, что вся эта чушь о патриотизме и защите родной земли стоит жизни вашим детям. Вы должны сдаться безо всяких условий, иначе будете уничтожены. После этого повторяется та же операция по менее лояльным районам, и страна доводится до состояния "армии без государства", когда перепуганное мирное население выбрасывает белый флаг и вражеская армия беспрепятственно занимает город за городом. Армия без государства не может существовать долго и неизбежно превратится в террористические группы. Ну, а тут уже можно апеллировать к мировому сообществу и подключать страны "антитеррористического блока". И все вполне цивилизованно – население ведь массово поддерживает наступающие освободительные войска, а какое-то там "правительство в изгнании" не имеет поддержки и трех процентов населения.

Перед войной – массированная идеологическая обработка населения, создание политических мифов, например, об угнетении какого-нибудь национального меньшинства, которое распропагандируется в стиле – "вы избранные, и не должны быть гражданами второго сорта". Думаете, это фантазии? Этим приемом пользовался еще Гитлер в Судетской области. Да и вообще, все вышеизложенное является простым соединением существующих в реальности примеров ведения современных войн.

В этой мрачной картине есть только два просвета. Запомните, господа милитаристы – первым гибнет мирное население. Если вы считаете, что имеете шанс уцелеть в массированных ударах первых дней войны – вы жестоко обманываетесь. Наиболее защищенными в будущих войнах будут солдаты – потому что они будут иметь по меньшей мере винтовку, бронетехнику и надежные укрытия. Гражданское население не будет иметь ничего. Или вы всерьез считаете, что наши хилые коробки выдержат хоть одну бомбардировку? Не смешите! Они развалятся, даже если бомба упадет в километре от них. Поэтому, господа милитаристы – вы погибнете вместе со всеми. И не надейтесь, что вас предупредят. Что такое "внезапный удар", надеюсь, вам известно? А вам известно, что о точной дате его нанесения часто знают только считанные люди? В их число вы не входите, поэтому в случае войны вы ничего не будете знать, и будете точно так же гибнуть от "родных" бомб и снарядов, как и ненавидимые вами "укронацики" и "украинствующие".

Другой просвет – Украина является единственным в мире государством, в котором люди имеют наглядный пример опыта войны в условиях "армии без державы". Да-да, именно опыт УПА и является тем козырем в рукаве, который имеет Украина в случае войны такого типа, как я нарисовал. Воевать со страной, которая смогла содержать пусть небольшую, но все же армию, в условиях работы самой совершенной карательной системы в мире – может только самоубийца. Или игрок в "Казаки", для которого не имеют значения потери в живой силе.

Напоследок хочу рассказать об одном факте. Вчера на прилавке книжного магазина я увидел книгу А. Широкорада "Россия и Украина: Когда заговорят пушки". Из серии "Великие противостояния", которую поддерживает и издает известный милитарист М. Калашников. В конце книги приводится любопытная фантазия "на тему", в которой в Украине начинается война. Красивая такая фантазия, в стиле Тома Клэнси и лучших милитарных боевиков. И конечно же, она заканчивается принудительной федерализацией (раздроблением) Украины на ряд автономных республик (удельных княжеств), конечно, с введением ограниченного миротворческого контингента, самыми развитыми и богатыми среди которых становятся Донецкая, Крымская и Одесская автономные республики. Ах да, "миротворческие силы" в этой фантазии украинское население встречает цветами. Именно поэтому я написал эту статью, чтобы показать – как именно в реальности будет выглядеть "план Широкорада". Вам нравится? Тогда призывайте к войне и дальше. И забудьте слова мудрого Роберта Энсона Хайнлайна: "Высшая доблесть для солдата – это возможность заслонить собой свой родной дом и уберечь его от разрушения". А уж никак не нападение и тем более не освободительные (или миротворческие, какая разница) походы всех мастей. Все войны в мире прекратятся только тогда, когда эту простую истину поймут все.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх