,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Прогулки по воде - Стиляги
  • 22 апреля 2009 |
  • 10:04 |
  • Fritz_ |
  • Просмотров: 30077
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
Фильм в общем-то не досмотрел, поскольку даже видеоплеер отказался показывать его до конца. Не выдержал, так сказать, накала страстей.

Которых в фильме, собственно, нет. Собственно, с самого начала я пытался понять, где тут интрига. Ну хоть какая-то. Где тут сюжет. Про что всё это снято.

Да ни про что. Просто министерство культуры ещё раз выделило деньги налогоплательщиков очередной группе творцов-правдорубов, чтобы те в снова испражнились на нашу родину. Однако от регулярности халявы у творцов сильно ожирела творческая жилка, поэтому их творчество уже даже и не внушает. 90% отсмотренного вызывало недоумение, а оставшиеся 10% выглядели как неумелые попытки заклеймить всех подряд.

Хотя в первую очередь, конечно, творцы-правдорубы заклеймили непосредственно стиляг.

А в нулевую очередь творец обычно заклеймляет себя самого.

Стиляг удивляет и расстраивает, что к ним относятся как к моральным уродам. От этого стиляги несчастны. И ещё они гонимы. Об этом в каждом втором эпизоде творцы-правдорубы пытаются рассказать зрителю.

Стиляги, они не как все. Нет. Кругом них сборище жлобов. Быдло, то бишь, всякое. Стиляги жлобов презирают, о чём регулярно говорят. Сами при этом, что между собой, что в иных обстоятельствах ведут себя строго как те, кем их считают «жлобы». Как моральные уроды, то есть. В фильме это показано богато. Как, например, толпа стиляг, прыгая через турникеты и громко гогоча, врывается в метро и скачет вниз по эскалатору, чуть ли не расталкивая пассажиров. Вот такая вот жизненная несправедливость: ведёшь себя как моральный урод и тебя окружающие считают моральным уродом. Само собой, исключительно из-за твоей инакости.

Стиляги носят яркие попугайские костюмы (это в фильме, в жизни не совсем так было). Из-за этого на них оборачиваются на улицах, а иногда и высказывают стилягам своё «фе». Правда, эти костюмы и носятся именно для того, чтобы на тебя оборачивались, но кого это волнует? Совок ведь кругом, как ни поверни – плохо. Оборачиваются – это презирают инакость, значит. Не оборачиваются – игнорируют из-за инакости. Гады кругом.

Очень интересно, кстати, было бы посмотреть на стиляг из фильма в современности. Ну, типа, как на них бы сейчас смотрели. С коком на голове и зелёном пиджаке на теле. Тоталитаризм, уверен, снова показал бы свой звериный оскал.

Но не суть. Стиляги, как уже говорилось, не такие, как все. Стиляги – нонконформисты. Чтобы быть нонконформистом, – как любезно сообщили нам дети-готы из Саус Парка, – надо одеваться как нонконформисты, слушать ту же музыку, что и нонконформисты, и так далее. Чему стиляги упорно следуют, не взирая.



При этом создатели фильма как бы между делом показывают несостоятельность каждого персонажа. Этот токарем работает и не способен простую деталь выточить. Тот на врача учится, но падает в обморок при виде трупа. В общем, быдлоработа не для этих титанов духа. Для них – полёт творческой фантазии и всего такого прочего. На этой ниве они обязательно преуспеют.

Творцы-правдорубы, правда, сами до конца во все эти романтические бредни не верят и в глубине души относятся к своим героям как безмозглым попугаям. Но из-за этого и так куцый сюжет может распасться совсем. Посмотрит зритель на эту кучку вырядившихся балбесов, да и перестанет сопереживать их безмозглым же терзаниям. А министерство культуры ведь на такое обидеться может – «разве мы вам для того деньги дали, чтобы вы историю родной страны обелили?!!». Поэтому приходится хоть как-то обосновать неимоверную крутизну толпы ряженных придурков.

Тут следует неожиданный режиссёрский ход – все кругом серые. Типа, все – как все. Эти «как все», правда, прямо в это же самое время активно пользуются услугами порядка ста тридцати тысяч домов культуры и порядка трёхсот пятидесяти тысяч библиотек, но такое, конечно, никак не может лишить их серости и унылости.

По мнению либерально мыслящего гражданина, настоящую индивидуальность можно купить исключительно в виде шмоток в магазине. А происходящее в голове к индивидуальности наверняка не относится.

Кроме того, «как все» день и ночь трудятся, чтобы расселить наконец-то ряженных балбесов из коммуналок, чтобы построить для ряженных балбесов институты, где балбесы смогут выучиться делать хоть что-то полезное и расширить свой кругозор за пределы трёх основных направлений свинга (знание которых само по себе в общем-то не плохо), выращивают для балбесов еду, которая с точки зрения балбесов, конечно же, самозарождается в холодильнике, и всё такое прочее. Но эти усилия всё равно не дают вычеркнуться из числа жлобов. Из жлобов вычёркивают только после перехода в нонконформисты. Это когда ты начёсываешь себе кок как у всех остальных стиляг и поэтому «становишься похожим на человека».

И как только ты таким становишься, как на тебя сразу напрыгивает серая масса с ножницами. С целью состричь кок. Как знают все свободомыслящие люди, такое варварство имело место быть только в поганом совке. И исключительно из-за тоталитарной советской власти. На Блаженном Западе так не бывало. Это свободомыслящие знают и так. Их слабо волнует, что толпень западных авторов успела описать аналогичное, но на Западе, в своих книгах, что тьма западных режиссёров показала оное в своих фильмах и так далее. Свободомыслящие из книг читают только бульварные романы, а из всех фильмов смотрят только боевики, поэтому история и социальная жизнь Запада рассматривается исключительно через эту призму. Типа, насколько крутое платье было у манекенщицы и насколько крутой особняк у дяди Джо. Дядя Джо, правда, бандит, но каждому ясно, что такой особняк у всех.

Казалось бы, железный занавес рухнул, так припади к алкаемым тобой источникам западной культуры. Почитай Стейнбека – он очень хорошо написал про то, как бодро проходили тридцатые в США. Ну чтобы тебе было с чем тоталитарный совок сравнивать. Посмотри фильм «Пролетая над гнездом кукушки» (или книгу прочитай) – надо же выяснить, где психушки тоталитарнее. Ну это я всё, чисто чтобы тебе не напрягаться, рекомендую художественные произведения. А неплохо бы ведь и на исторические очерки бросить взгляд. Например, выяснить, до которого года неграм нельзя было учиться в американских институтах – это очень хорошо все грани свободы раскрывает.

Вот, например, фильм «Беспечный ездок». Повествует, что характерно, про конец шестидесятых. Два парня-хиппи катаются по Штатам и в процессе знакомятся с третьим. В его компании они заезжают в провинциальный штатовский городок. Ведут себя, кстати, куда как более сдержано, чем стиляги из соответствующего фильма. Однако местные жители всё равно сильно настораживаются и, – под надёжным прикрытием местной полиции, – ночью отлавливают трёх пацанов. Дальше многие подумают, что пацанам тоталитарно состригают волосы. Но фильм же не про совок, фильм про Оплот Свободы и Демократии. Поэтому двух парней избивают до полусмерти, а третьего убивают совсем. Вот такая на Блаженном Западе была свобода.

Но это же, блин, придётся читать чего-то умное. Факты искать. Статистику смотреть. А всё вышеперечисленное Настоящей Правде только мешает. Творец и без книжек расскажет, как всё было на самом деле.

Когда у тебя есть горячее желание рассказать, как всё происходит на самом деле, то какое тебе дело до того, что там на самом деле происходит?

Творцы-правдорубы и рассказывают свою историю. Не обращая внимания ни на какую историю вообще. Понятно же, что вся история подделана большевиками.

Когда плеер устал показывать фильм, я всё-таки ткнул наугад в пространство ближе к его окончанию. И увидел замечательную сцену про то, как очкастого стилягу скручивает кровавая гэбня во время попытки приобретения пластинок у иностранца. Создатели фильма и сами не в курсе, однако иностранец, он не простой иностранец, нет. Иностранец на самом деле – шпион из будущего. Он пытался в 1955-м продать стиляге сборник редких вещей Элвиса Пресли 2005-го года выпуска. Надеюсь, что доблестные контрразведчики всё необходимое у засланца из двадцать первого века узнали, поэтому в своей параллельной реальности всё-таки сделают что-то, чтобы министерство культуры прекратило наконец финансировать за наш счёт подобного рода фильмы.

Не менее интересно, кстати, предложить творцам торгануть пластинками из-под полы где-нибудь в современной Просвещённой Европе. Чтобы потом у них был материал для съёмок захватывающего фильма о европейском тоталитаризме. Вот они удивятся, когда где-нибудь в Италии сядут ровно по той же статье, которую наверняка пришила тоталитарная советская власть их несчастному персонажу-стиляге – «несанкционированная торговля».

Не менее замечателен и монолог Ярмольника про «посадки ни за что». Ему, дескать, «так и не сумели объяснить, за что он сел». Наверняка по мнению создателей фильма в обвинительном заключении этого дяденьки было написано «посадить за просто так». Хотя лично я склонен предполагать, что статья была гораздо более вменяемая, но объяснить действительно не удалось. Герои Солженицына, например, тоже не понимают, а чего такого в продаже государственных секретов Западу? За что в тюрьму-то?

В процессе монолога персонаж Ярмольника выдаёт замечательную фразу «статью за низкопоклонство перед Западом ещё не отменили». На этом месте я подумал, что от душевных терзаний сей достойный муж подвинулся рассудком, ибо как можно отменить газетную статью? В конституции СССР никогда не было статьи о низкопоклонстве. Оное – чисто риторический, газетный термин. Который вдобавок уже к 1948-му практически повсеместно был заменён на термин «космополитизм».

Мне всё время казалось, что процесс работы над произведением, – особенно историческим, – начинается с тщательного изучения вопроса. Но такое, как я понял, лет пятнадцать уже не практикуется. Вместо чтения исторических трудов, мемуаров и тогдашних газет, создатели просто напрягают память, с целью восстановить в ней передачи Сванидзе. Так, по памяти потом и шпарят весь фильм.

Отсюда рождается по истине чудесное. Например, стиляга Мэл идёт покупать саксофон. Идёт в какой-то непонятный переулок, где с рук продают всякое подержанное барахло. Не обнаружив чаемого, Мэл интересуется: «а где тут можно саксофон купить?». Я ждал, что ему порекомендуют пойти в музыкальный магазин и купить саксофон там. Однако нет, нашёлся дяденька-праводруб, который разъяснил Мэлу, что саксофоны запрещены как буржуазный инструмент. И вообще они «приравниваются к холодному оружию». Вот так оно в представлении правдорубов обстояло. Запрещены саксофоны. Как буржуазный инструмент. Странно, что рояли не запрещены – на них ведь тоже джаз играют.

При этом в Большой Советской Энциклопедии 1955-го, что интересно, года выпуска о буржуазности саксофонов нет ни слова (хотя про буржуазность и упадочность джаза слов хоть отбавляй). Вместо этого, кроме технических сведений, сказано:

«C. применяется в духовом, эстрадном и симфоническом оркестрах, а так же в качестве сольного инструмента (концерт для альтового С. и струнного оркестра написал А. К. Глазунов)».

Впрочем, мы ведь знаем, что всю историю подделали большевики и только Настоящие Либералы знают всю правду. Сейчас, например, они прознали про запрет саксофонов. Вы что, не верите?

Хотя, чем чёрт не шутит, может, в параллельной вселенной есть специальные джазовые саксофоны, которые как раз и были запрещены?

Дяденька-правдоруб на запрете саксофонов не остановился, а продолжил свой рассказ про попирание либеральных свобод и дальше. Но уже в стихах. Пел, что характерно, с чисто либеральных позиций, о чём я сразу догадался после троекратного повторения дяденькой словосочетания «эта страна». Иными словами, верить дяденьке необходимо. Такой не соврёт.

Либеральный дяденька поведал удивлённому Мэлу, что джаз в СССР вообще изначально запрещён. Тут бы любой удивился, не только Мэл.

Надо отметить, что середина пятидесятых для джаза в СССР действительно была самым тяжёлым временем. Джаз сильно не одобрялся, но о каких-то там массовых посадках за джаз даже в этот период речь не заходила. А до этого и практически сразу после этого (середины пятидесятых, то есть) джаз вообще был вполне официальным явлением (хотя и часто критикуемым).

Джаз-сцена зарождается в СССР в 20-е годы одновременно с её расцветом в США. Первый джаз-оркестр России был создан в Москве в 1922 г. поэтом, переводчиком, танцором, театральным деятелем В. Парнахом и носил название «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-банд Валентина Парнаха». [1] Первым профессиональным джазовым составом, выступившим в радиоэфире и записавшим пластинку считается оркестр пианиста и композитора Александра Цфасмана (Москва). Ранние советские джаз-банды специализировались на исполнении модных танцев (фокстрот, чарльстон).

В массовом сознании джаз начал приобретать широкую популярность в 30-е, во многом благодаря ленинградскому ансамблю под руководством актёра и певца Леонида Утёсова и трубача Я. Б. Скоморовского. Кинокомедия с его участием Весёлые Ребята (1934) была посвящена истории джазового музыканта и имела соответствующий саундтрек (написанный Исааком Дунаевским). Утёсов и Скоморовский сформировали оригинальный стиль «теа-джаз» (театральный джаз), основанный на смеси музыки с театром, опереттой, большую роль в нём играли вокальные номера и элемент представления.

Заметный вклад в развитие советского джаза внёс Эдди Рознер — композитор, музыкант и руководитель оркестров. Начав свою карьеру в Германии, Польше и других европейских странах, Рознер переехал в СССР и стал одним из пионеров свинга в СССР и зачинателем белорусского джаза. Важную роль в популяризации и освоении стиля свинг сыграли также московские коллективы 30-х и 40-х гг., которыми руководили Александр Цфасман и Александр Варламов. Джаз-оркестр Всесоюзного радио п/у А.Варламова принял участие в первой советской телепередаче. Единственным составом, сохранившимся с той поры, оказался оркестр Олега Лундстрема. Этот широко известный ныне биг-бэнд принадлежал к числу немногих и лучших джазовых ансамблей русской диаспоры, выступая в 1935—1947 гг. в Китае.

Отношение советских властей к джазу было неоднозначным: отечественных джаз-исполнителей, как правило, не запрещали, но была распространена жёсткая критика джаза как такового, в контексте критики западной культуры в целом.[2] В конце 40-х гг. во время борьбы с космополитизмом в СССР джаз переживал особо сложный период, когда коллективы, исполняющие «западную» музыку, подвергались гонениям.[3] С началом «оттепели» репрессии в отношении музыкантов были прекращены, но критика продолжилась. В 50-е и 60-е гг. в Москве возобновили свою деятельность оркестры Эдди Рознера и Олега Лундстрема, появились новые составы, среди которых выделялись оркестры Иосифа Вайнштейна (Ленинград) и Вадима Людвиковского (Москва), а также Рижский эстрадный оркестр (РЭО). Биг-бэнды воспитали целую плеяду талантливых аранжировщиков и солистов-импровизаторов, чье творчество вывело советский джаз на качественно новый уровень и приблизило к мировым образцам.


источник

Но это, повторюсь, в нашей вселенной. Которая подделана большевиками. В фильме же описывается параллельный мир, который упорно пытаются выдать за нашу историю.

Художник, как многие убеждены, не обязан передавать реальность. Он передаёт только своё ощущение, ви́дение. Это художника сразу оправдывает. Правда, в интервью художники неизменно утверждают, что «всё так и было». Ну там, что советская власть из беспризорников готовила диверсантов, или что сто миллионов человек ни за что сидели. Почему-то современных художников тянет исказить реальность именно в антисоветскую сторону. Почему-то в противоположную сторону их ощущения не идут.

И оно понятно, почему. Творцы всё меряют на себя. Они как представят, что, не дай бог, пришлось бы с пьянками и гламуром завязать, – даже не завязать, а поумерить размах, – так у них сразу дрожь в коленях, а из груди само рвётся «не допустим!!!». По сути, кто эти самые стиляги из фильма? Да современная гламурная тусовка они. Их такими изобразили, поскольку оно родное такое, знакомое. «Мы такие все модные, а кругом быдло и жлобьё».

И образ мысли аналогичный. Комсомолец ловил стиляг, погнался за девушкой из их числа, догнал, а она его в воду столкнула. Ну как тут не влюбиться? Да ради такой любви можно хоть к чёрту в пекло, хоть в космос, хоть в Красную Армию. Но получается почему-то только в стиляги. Потом ни девушка, ни бывший комсомолец Мэл даже не пытаются хоть что-то друг о друге узнать. Не говорят ни о чём, не ищут общих интересов. Нет, Мэл на второй встрече признаётся в любви. К кому, спрашивается? Кто эти люди?

Девушка на третей встрече на любовь соглашается, хотя люди – всё те же «кто?». Она ни фига о Мэле не знает, да и не стремиться узнать. Гламурная тусовка, одно слово. «Они не как все».

Улетайте на свою планету, долбанные инопланетяне.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх