,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Американо-российские отношения: новый поворот ("Asia Times", Гонконг)
  • 6 апреля 2009 |
  • 12:04 |
  • shikarno |
  • Просмотров: 62366
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Встречи на высшем уровне между руководителями США и России традиционно отличает одна тенденция: поначалу их результаты вселяют оптимизм, но на поверку он оказывается иллюзорным и недолговечным. Нагляднейшим примером в этой связи может служить саммит, состоявшийся год назад в черноморском курортном городе Сочи. По его итогам была принята высокопарная декларация о направлениях стратегического сотрудничества двух великих держав.

Но едва высохли чернила на этом документе, американо-российские отношения свалились в пике. Напряженность между двумя странами постоянно усиливалась. А конфликт на Южном Кавказе в августе прошлого года привел к опасному сбою в контактах России с Организацией Североатлантического договора (НАТО). Это дополнило и без того длинный список разногласий, осложнявших российско-американские отношения - проблем, связанных с размещением американской системы ПРО в Центральной Европе, расширением НАТО на восток, борьбой за энергетические ресурсы Каспийского бассейна, назревающими распрями в Черноморском регионе, и др. В такой обстановке в российско-американских отношениях воцарилась атмосфера взаимного недоверия.

Постоянно всплывал на поверхность и главный вопрос: насколько важное место занимает Россия в контексте американских интересов на мировой арене? В общем, нетрудно понять, почему большинство наблюдателей с осторожностью отнеслись к оптимистической риторике, окружавшей встречу президента США Барака Обамы с российским коллегой Дмитрием Медведевым, состоявшуюся 1 апреля в кулуарах Лондонского саммита 'большой двадцатки'. Действительно ли между Вашингтоном и Москвой началась 'оттепель'? Наберет ли обороты 'перезагрузка' двусторонних отношений? Таковы вопросы, которыми сегодня задаются все.

Очевидно одно: американо-российские отношения достигли низшей точки за весь период после окончания 'холодной войны', так что ухудшаться им уже некуда. И если учесть беспокойство, сквозящее в оценках лондонской встречи 'хладовоинами' всех мастей, можно предположить, что в этих отношениях действительно появляется новая тональность. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров даже заметил, что они приобретают 'новое качество'.

Лавров - выдающийся дипломат, не склонный к гиперболе - подчеркнул: в результате переговоров в Лондоне между двумя странами 'создалась новая атмосфера'. 'Есть взаимный интерес и, что самое главное, готовность слушать друг друга - то, чего мы не видели многие годы. Это новое качество отношений', - пояснил министр. Эти слова дают основания предположить, что лондонская встреча в конечном итоге может не завершиться через несколько недель тупиком, как это бывало в прошлом, а действительно вывести две державы на какой-то новый путь.

Ясно, что сдержанное заявление Лаврова подводит не все итоги саммита. Обе стороны, несомненно, провели немалую подготовительную работу, чтобы он дал плодотворные результаты.

Встрече Обамы и Медведева предшествовали не только консультации Лаврова с его американской коллегой Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) 6 марта: для обмена мнениями относительно 'реанимации' двусторонних отношений Москву посетили несколько высокопоставленных американских делегаций. В их составе были первый заместитель госсекретаря Уильям Бернс (William Burns), бывшие главы внешнеполитического ведомства США Генри Киссинджер (Henry Kissinger), Джордж Шульц (George Schultz) и Джеймс Бейкер (James Baker), бывший министр обороны Уильям Перри (William Perry), бывший советник президента по национальной безопасности Брент Скоукрофт (Brent Scowcroft), а также отставные сенаторы Сэм Нанн (Sam Nunn), Гэри Харт (Gary Hart) и Чак Хейгел (Chuck Hagel).

Элементом российско-американского дискурса стал и доклад Комиссии Харта-Хейгела 'Какой должна быть направленность американской политики в отношении России' ("The Right Direction for US Policy Toward Russia"), опубликованный 16 марта. В нем содержится три основных вывода: во-первых, в последние годы российско-американские отношения оказались в наихудшем состоянии со времен завершения 'холодной войны'. Во-вторых, готовность Америки изменить эту ситуацию - не награда за 'хорошее поведение' Москвы на международной арене, и не поддержка внутренней политики российского руководства. В-третьих, авторы признают значение помощи со стороны России для достижения ряда целей, важных для США - от прекращения работ по созданию ядерного оружия в Иране, 'демонтажа' 'Аль-Каиды' и стабилизации обстановки в Афганистане до обеспечения безопасности и благосостояния Европы.

Среди рекомендаций Комиссии следует отметить: во-первых, США необходимо наладить партнерство с Россией по иранскому вопросу; во-вторых, страны должны сотрудничать ради укрепления международного режима нераспространения ядерного оружия; в-третьих, следует заново проанализировать планы размещения системы ПРО в Польше и Чешской Республике, и предпринять серьезные усилия по выработке совместных действий в отношении общей для США и России угрозы со стороны иранских ракет; в-четвертых, нужно признать, что Украина и Грузия не готовы к членству в НАТО и в тесном взаимодействии с союзниками Соединенных Штатов определить альтернативные вступлению в альянс форматы, позволяющие продемонстрировать приверженность Вашингтона обеспечению суверенитета обоих государств; и, в-пятых, пора начать серьезный диалог в сфере контроля над вооружениями, в том числе о продлении срока действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), а также дальнейшем сокращении ядерных вооружений, как стратегических, так и тактических.

Целью Комиссии, по словам Харта, было 'формирование в нашей стране определенной базы поддержки усилий новой администрации по улучшению этих отношений [с Россией]'. Перед отъездом в Москву Харт и Хейгел встретились с советником президента по национальной безопасности генералом Джимом Джонсом (Jim Jones) и рядом других высокопоставленных представителей администрации Обамы. Принимая сенаторов в Кремле 10 марта, Медведев подчеркнул, что сигналы, поступающие из Вашингтона, его обнадеживают: 'К сожалению, за последние годы наши отношения весьма существенно деградировали. Нас это печалит. Считаю, что у нас есть все возможности для того, чтобы открыть новую страницу в российско-американских отношениях. Те сигналы, которые мы получаем сегодня из Соединенных Штатов - имею в виду сигналы, которые, прежде всего, я получаю от Президента Обамы, - мне представляются вполне позитивными'.

И, надо сказать, заявления (и действия) Вашингтона и Москвы в последние недели указывают на то, что правительства двух стран движутся в направлении, указанном Комиссией Харта-Хейгела. В ее докладе, в частности, отмечается: 'Обеспечение жизненно важных национальных интересов Америки в условиях сложного, взаимосвязанного и взаимозависимого мира 21 века требует глубокого и содержательного сотрудничества с другими государствами. . . И мало кто из них может повлиять на успех этих усилий сильнее, чем Россия с ее гигантским арсеналом ядерного оружия, стратегически важным географическим расположением как в Европе, так и в Азии, значительными запасами энергоресурсов и статусом постоянного члена Совета Безопасности ООН. Безотлагательные и эффективные действия по укреплению отношений с Россией имеют важнейшее значение с точки зрения национальных интересов США.

Сегодня, помимо того, что США переживают глубокий экономический кризис, внешнеполитические проблемы, с которыми сталкивается наша страна, становятся все серьезнее и сложнее - а наши интересы в отношении конкретных ситуаций могут соперничать друг с другом и даже оказаться взаимно противоречивыми. Именно по этой причине нам необходимо принять трудные решения, связанные с формированием политического курса, сосредоточив внимание на действительно жизненно важных задачах в непосредственном значении этого понятия - прежде всего, на обеспечении нераспространения ядерного оружия, контроле над вооружениями, борьбе с терроризмом и преодолении мирового экономического кризиса'.

С примечательной прямотой члены Комиссии также отметили: 'Кроме того, нам следует значительно углубить наше понимание российских интересов в том смысле, как их определяют сами русские'. Сегодня, задним числом, можно сказать, что комиссия фактически изложила повестку дня лондонской встречи. Поэтому, хотя конкретные результаты, достигнутые в Лондоне, могут показаться скромными, главное здесь - сам факт, что неустанные и последовательные усилия по созданию 'критической массы' в американо-российских отношениях начались, и в ближайшие два-три месяца вполне возможно их укрепление.

Несомненно, само принятое на встрече Обамы с Медведевым решение о подготовке нового соглашения по сокращению ядерных вооружений представляет собой радикальный пересмотр обструкционистской позиции администрации Джорджа Буша по этому вопросу. Как выразился Обама, это решение знаменует собой 'начало нового движения вперед в американо-российских отношениях' после нескольких лет 'дрейфа'. Запланированный визит Обамы в Москву через три месяца - перед саммитом 'большой восьмерки' в Италии 8-10 июля - станет стимулом для переговорщиков обеих стран, побуждающим их 'немедленно начать переговоры' о соглашении, призванном заменить СНВ, чей срок действия истекает в декабре.

Стороны пока не договорились о новом 'потолке' ядерных арсеналов, но уже очевидно, что он будет предусматривать дальнейшие сокращения по сравнению с заключенным в 2002 г. Договором о сокращении стратегических наступательных потенциалов, обязывающим каждую из сторон сократить количество ядерных боеголовок до 2200 единиц.

Те, кто ностальгирует по 'холодной войне', могут заявить, что начало переговоров по контролю над вооружениями представляет собой серьезную уступку со стороны Обамы, поскольку оно 'повышает' статус России в рамках международного сообщества до 'равной' США державы. Но президент понимает: без масштабного сотрудничества со стороны России вся его программа в сфере нераспространения ядерного оружия не имеет шансов на успех. Дадим слово самому Обаме: 'США, Россия и другие ядерные державы будут иметь куда больше возможностей для укрепления несколько пошатнувшегося, 'истончившегося' Договора о нераспространении, если покажут пример остальным, и если мы предпримем серьезные шаги по сокращению ядерных арсеналов'.

Конечно, оба президента признали, что между сторонами сохраняются разногласия по спорному вопросу о размещении американцами объектов ПРО в Европе. Но, надо полагать, они также понимают, что эта проблема утратила остроту, и США с Россией даже могут в будущем наладить сотрудничество в этой сфере. В любом случае, Москва отлично знает, что Обама, в отличие от Буша, не пытается любой ценой 'протолкнуть' этот план на американских условиях, и к тому же общественность в Чешской Республике все решительнее возражает против размещения американской РЛС на территории страны.

Аналогичным образом, напряженность вокруг вопроса о расширении НАТО несколько ослабла, когда стало ясно, что вступление Украины или Грузии в альянс исключено как минимум на ближайшие 15-20 лет. Между Москвой и Вашингтоном сохраняются разногласия в связи с прошлогодним конфликтом на Кавказе и территориальным переустройством, которое стало его результатом, а также по поводу независимости Косово, но и эти проблемы в данный момент нельзя назвать 'горячими точками' в российско-американских отношениях.

В целом следует отметить, что существенный импульс лондонской встрече Обамы-Медведева придала тематика, связанная с российско-американским сотрудничеством по Афганистану. В совместном заявлении двух президентов отмечается: поскольку ''Аль-Каида' и другие террористические и экстремистские группировки, действующие в Афганистане и Пакистане, представляют общую угрозу многим странам, включая Россию и США', стороны 'договорились работать с целью принятия скоординированных международных действий и поддерживать их при ключевой роли ООН'.

Примечательно, что накануне лондонской встречи Москва разыграла козырную карту, предложив американцам полный и беспрепятственный доступ к авиа- и железнодорожной инфраструктуре России для транспортировки всего объема военных грузов США (и НАТО) для группировки в Афганистане. По сути российская сторона дает понять: при желании США могут в дальнейшем не зависеть от любых других транзитных маршрутов, в частности, через неспокойные районы Пакистана.

Получается, что Москва поняла: одним из важных пунктов внешнеполитической программы Обамы будет стабилизация обстановки в Афганистане. И ничто так не поспособствует нормализации американо-российских отношений, как полномасштабное сотрудничество России с США на этом направлении. (Кстати, подобный подход вполне вписывается в прогноз Комиссии Харта-Хейгела).

Со стороны Москвы это весьма сильный ход. Он основан на тщательном анализе обстановки, показывающем, что интересы США и России в Афганистане на деле не противоречат друг другу - пока отношения между двумя странами в целом базируются на учете основных интересов и важнейших предметов озабоченности каждого из партнеров.

Это становится очевидным при знакомстве с основными постулатами новой стратегии Обамы по Афганистану. Этот разрекламированный новый курс - 'более решительный, более искусный и всеобъемлющий' - состоит из девяти различных элементов.

Во-первых, существует фундаментальная связь между будущим Афганистана и Пакистана. Во-вторых, 'Аль-Каида' представляет угрозу самому существованию Пакистана в его нынешнем виде. В-третьих, способность Пакистана противостоять угрозе 'Аль-Каиды' зависит от стабильности и безопасности в самой этой стране. В-четвертых, Пакистан нуждается в помощи США, но должен расходовать получаемые средства целевым образом. В-пятых, необходимо покончить с успехами талибов в Афганистане и способствовать приходу к власти в этой стране более компетентного и ответственного правительства. В-шестых, усиление военной группировки должно сопровождаться соответствующей активизацией гражданской составляющей, и действия на обоих направлениях необходимо интегрировать. В-седьмых, предпосылки прочного мира в стране связаны с примирением между бывшими противниками. В-восьмых, 'Аль-Каиду' можно изолировать и загнать в угол, используя успешный опыт суннитских 'советов пробуждения' в Ираке. В-девятых, необходимо участие в операции других стран, в первую очередь натовских.

Ни один из этих параметров нареканий у Москвы не вызывает. Поэтому Кремль справедливо полагает, что его помощь США в деле стабилизации Афганистана не нанесет никакого урона интересам безопасности России. Шансы на успех афганской стратегии Обамы невелики, но это уже не проблема Москвы. Кроме того, такая помощь покажет администрации Обамы, что 'друг познается в беде'. Эта логика проста, стройна, и вполне возможно окажется действенной, поскольку США в Афганистане в военно-политическом отношении оказались в тупике, что чревато серьезными последствиями, и остро нуждаются в любой помощи с любой стороны.

В то же время, если Россия сумеет воспользоваться возникшей в результате доброй волей Вашингтона для создания позитивного климата сотрудничества в американо-российских отношениях в целом, это окажет далекоидущее влияние на всю систему международных отношений. Региональные державы будут внимательно следить за происходящим; возможно они уже задумываются о корректировке собственных шагов в Афганистане. Особенно высоки ставки в этой игре для Ирана и Пакистана.

Посол М.К. Бхадракумар - отставной индийский дипломат. Он представлял свою страну в СССР, Южной Корее, Шри-Ланке, Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх