,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Гоголь учинил на Украине «культурную диверсию»
0
Гоголь учинил на Украине «культурную диверсию»


Немало неудобств приносит в последнее время «оранжевой» Украине Николай Васильевич Гоголь. Еще бы, близится 200-летний юбилей великого сына земли украинской, хорошо бы было воспользоваться этим обстоятельством для «украинизации» («приватизации») его имени и наследия, для утверждения «незалежности» и «европейского выбора» Украины, ан нет – никак не получается. Всем своим творчеством величайший писатель и мыслитель призывает Украину сделать как раз иной цивилизационный выбор.

Справка
На презентации фильма «Тарас Бульба» в московском Доме Пашкова режиссер Владимир Бортко признался, что впервые речь зашла о полнометражной экранизации «Тараса Бульбы» еще в 2000-м году, сообщают Вести. Он всегда мечтал о реализации такого проекта, но понимал, насколько велика в этой ситуации ответственность постановщика. Зрители, которые придут в кинотеатры, прекрасно помнят сюжет книги Н.В. Гоголя, а некоторые могут даже процитировать текст классика. По словам Владимира Бортко, Гоголь — это великий русский писатель, чьи произведения отвечают сейчас на очень важные вопросы, которые волнуют нас, живущих на этой земле. «Кто мы, что мы, для чего мы? Вот это самое главное»,— цитируют режиссера информационные агентства.


Очередной оплеухой «проевропейцам» стал фильм «Тарас Бульба», снятый в России режиссером Владимиром Бортко, главную роль в котором к тому же (что для «оранжевых», пожалуй, обиднее всего) исполнил выдающийся украинский актер, экс-министр культуры Богдан Ступка. На широкий экран лента выйдет лишь 2 апреля (на следующий день после дня рождения Гоголя), но уже в минувшую пятницу в Москве прошла ее презентация — для избранных гостей и журналистов показали несколько эпизодов фильма. Посмотрели эти кадры украинские журналисты – и обиделись.

«Тарас Бульба на российские деньги: Культурная диверсия Богдана Ступки»,— гласит заголовок статьи в черниговской газете «Высокий вал» (http://val.ua/ukraine/196383.html?language=ru). Далее автор описывает две ключевые сцены фильма:

«XVI век.

Площадь в Варшаве заполненная народом. Зима. Падает редкий снег. Палачи хватают одного из казаков, стоящих на эшафоте.

Мгновение и палач, взмахнув топором, отсекает ему правую, затем левую руку. На каждый удар, площадь отзывается глубоким вздохом...

Палач рубит осужденному голову и высоко поднимает ее над собой.

Площадь взрывается криками. Помощники палача бросают отрубленные руки в кровавую кучу уже лежащих там конечностей.

Палач отбрасывает голову в корзину, где лежат еще три головы.

Рядом в медной трубе с прикрученными к ней рогами, которые должны изображать медного быка, лежит человек. Под «быком» разведен костер, так, что человек заключенный в нем медленно поджаривается. Видна только закопченная голова с вислыми казацкими усами... Жертва на секунду открывает глаза и дикий крик боли и муки летит над площадью...»

«Это начало,— предупреждает автор статьи… — Теперь познакомьтесь с его окончанием»:

«- Попалась ворона! — кричали ляхи (Тарасу Бульбе).— Теперь нужно только придумать, какую бы ему, собаке, лучшую честь воздать...

— Сжечь! На виду у всех сжечь! – яростно говорил Мазовецкий.

— Осмелюсь заметить, ясновельможный пан воевода,— осторожно проговорил молодой полковник,— Казнь через сожжение применима только к ведьмам и еретикам. И вынести такой приговор может только суд Ватикана. Что скажет король?

— Выжечь всю Запорожскую Сечь – вот что должен сказать король! Вы хотите, чтобы я ждал решение суда Ватикана? Чтобы казнить разбойника, отнявшего у меня дочь?! Что может сказать мне король?! Я приказываю — сжечь!»

И вот, посмотрев почти национальный блокбастер на насквозь национальную тему, сетует Ластенко, украинский обыватель проникнется нешуточными эмоциями. «К полякам, в частности, и к Европе вообще у обывателя сложится вполне определенное отношение, сформированное нешуточными эмоциями негативного характера,— отмечает автор статьи.— На их фоне отношение к России автоматически сформируется положительным, на «противофазе». Очень вовремя сформируется,— с досадой добавляет Ластенко,— как раз во время дискуссий украинского сообщества на тему дальнейшего пути. Либо: «через NATO в Европу», либо «триста пятьдесят лет под Россией – это только начало». Надо ли гадать, куда повернем? Надо ли гадать, как адвокат Украины в Европе, коим Польшу кличут, отнесется к выпячиванию исторической правды?»

Да, это – историческая правда, неохотно признает Ластенко. Но даже если это так, то «зачем нам петь, вернее, подпевать, песню, из которой не выкинуть слов? – возмущается он.— Зачем именно СЕЙЧАС нам затягивать честную песню, любого мотива, антиевропейского или антирусского? Зачем нам надо именно сейчас раскачивать лодку, когда страну и без того штормит? Когда любое неосторожное движение может даже не сбить с курса, а пустить на дно, или, в лучшем случае, отодвинуть от цели на несколько десятков лет…»

Нетрудно догадаться, потерю какого курса Украины и какой ее цели опасается автор статьи – «европейского выбора», разумеется. Но все сетования Ластенко на то, что «Тарас Бульба» (а фильм, как нетрудно предугадать, будет более всего востребован как раз украинским зрителем) «раскачивает лодку», не выдерживает критики в сравнении прежде всего с тем реальным временем, в котором жил прототип Тараса Бульбы. Украина тогда тоже стояла перед цивилизационным выбором – причем гораздо более обостренным. И благодаря таким ее сынам, как Тарас Бульба, сделала его, соединившись с Россией.

«Понять можно все или почти все… — жалуется автор.— Можно понять бывшего киевлянина, родившегося на Херсонщине, режиссера Владимира Бортко, которого в далеких семидесятых не понял и не принял Киев, заставив уехать в Ленинград». «Но Богдан Сильвестрович!?! – возмущенно недоумевает Ластенко.— Что же заставило Ступку принять второе подряд предложение московского продюсерского центра «Централ Партнершип»? От первого проекта под названием «Запорожская Сечь» с режиссером Олегом Фесенко он отказался, сославшись на слабый сценарий. Но неужели именно этот сценарий и эти акценты устроили великого Мастера, экс-министра культуры Украины? Подвело политическое чутье или…»

И тут автор «Черниговской правды» опускается до грязных намеков на продажность выдающегося украинского артиста: «Между отказом и согласием (Ступки) на работу в упорно проталкиваемой российской стороной «бульбаниаде» был «Триумф». Было вручение российской премии «за выдающийся вклад в отечественную (российскую, надо полагать) культуру». К «Золотому Эльфу» прилагался чек. Чек на пятьдесят тысяч долларов…»

Да, г-н Ластенко, такие выдающиеся артисты, как Богдан Ступка, всем своим творчеством заслужили право и на всенародное признание, и на 50-тысячные премии и гонорары. И беда «проевропейской» Украины, что она не в состоянии отдать должное таким ее сынам, как Богдан Ступка. Вот и приходится это делать России.

Ну а что касается упрека в том, что Богдана Ступку, мол, «подвело политическое чутье», то откуда вы, г-н Ластенко, взяли, что артист должен был подписаться под вашим «европейским выбором»? Богдан Ступка просто честно исполнил свой долг артиста – сыграл (точнее – пережил) роль одного из самых значимых героев великого писателя всей России.

И почему, наконец, вы, г-н Ластенко, как-то обходите в своей статье стороной «главного виновника» — Николая Васильевича Гоголя? Ведь, в конце концов, это именно он — а не Бортко и не Ступка — устроил против «проевропейской» Украины «культурную диверсию». Но спорить с Гоголем действительно трудно.

Юрий Филатов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх