,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?
0
Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?


Над трудным этим вопросом вместе думали: первый вице-премьер Александр Турчинов, министр обороны Юрий Ехануров, министр внутренних дел Юрий Луценко, глава СБУ Валентин Наливайченко, экс-министр обороны, глава парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий Гриценко.

Для того чтобы иметь право вот так — в лоб — поставить вопрос о возможности (невозможности) применения силы одной из сторон для разрешения накрывшего Украину политического кризиса, достаточно жить в этой стране. И как минимум быть неравнодушным к происходящему. А происходящее не может не настораживать.[/b]

Итак, налицо все нарастающая неуверенность в себе ключевых политических игроков.

Президент (по последним дан­ным Центра Разумкова, рейтинг 2,5%). Уже проявив за время своей каденции целый ряд тревожных признаков, указывающих на боевую решительность его ближнего круга, Ющенко теперь тяжело осознает невозможность пролонгации своего барского правления. При этом цель переживаний Виктора Андрееви­ча сводится к одному — найти способ если не удержать власть, то передать ее в руки тому, кто может дать ему вполне определенные гарантии. Возможно, любой ценой.

Премьер (15,5%). До недавнего времени суперрейтинговая и уверенная в демократической победе Юлия Владимировна сегодня с ощутимой скоростью теряет поклонников. И выборы в Тернополе это подтвердили. Не­трудно предположить, что под напором экономического кризиса от магической стати «всенародной любимицы» очень скоро могут отвалиться: а) с трудом удерживаемые коалиционные голоса в Раде, б) лояльные суды, в) сделавшие ставку на ее президентст­во спонсоры-олигархи. В этой ситуации и мы, и глава Кабмина не может не понимать, что в 2010 году она либо получит все, либо это же потеряет. Возможно, навсегда. Остается только догадываться, какие комбинации на этот счет рождаются в очаровательной головке премьера. Как, впрочем, и о том, сколько времени команда Тимо­шенко оставила себе для размышлений по этому отнюдь не радужному поводу.

Лидер оппозиции (17,1%). Похоже, Виктор Федорович так и не смог определиться, в чьей лодке и куда, собственно, он плывет. Публичные надежды на всенародное восстание в марте-апреле-октябре (данные региональных спикеров расходятся) пока вязнут в песке нерешительности и аморфности Януковича, внутрипартийных разборках и перманентных переговорах с БЮТ об изменении Конституции и «соображении на двоих». Тем не менее, словно загипнотизированный собственным непоколебимым (по его представлению) рейтингом и президентской перспективой, Виктор Федорович никакие решения принимать не торопится.

Как результат, в обществе зашкаливает показатель разочаровавшихся в тройке претендентов на президентское кресло. Превалирует повсеместная убежденность в том, что эти взрослые и чересчур амбициозные люди, претендующие на высший пост, никогда не смогут договориться. Ни во имя строительства нового государства, на что мы имели неосторожность понадеяться в 2005-м. Ни во имя его спасения, которого жаждем сегодня.

Таким образом, политическая война на выживание, тотальное недоверие граждан к существующим элитам, серьезнейший экономический кризис, осложняющийся бурным ростом безработицы и, как следствие, ухудшением криминогенной ситуации, а также рисками массовых протестов, которых цинично поджидают предприимчивые политики, не добавляют оптимизма. Кожей чувствуешь, что Украина может оказаться на пороге непрогнозируемых событий. При этом поручиться за их результаты не могут даже сами претенденты на трон, в технологических штабах которых, сегодня, как в инкубаторах, выращиваются взрывоопасные идеи по присвоению неограниченной власти. Ибо сами не ведают, что творят.

С одной стороны, подобные предположения могут выглядеть, как опасные провокации или манипуляции, выгодные прежде всего тем, кто борется за власть. Ведь топить оппонента можно и таким путем. С другой — с учетом целого ряда событий новейшей украинской истории, которые уже продемонстрировали желание некоторых политических игроков побряцать оружием, силовой вариант представляется неотвратимой реальностью. Реальностью, которую усиленно подпитывают своими громкими и категоричными заявлениями сами политики. В том числе и первого эшелона, указывая на:

а) вероятное введение чрезвычайного положения;

б) искушение прямым президентским правлением;

в) попытку государственного переворота.

В последнем случае заметны кивки самых откровенных рассказчиков от политики в сторону неких третьих лиц, желающих воспользоваться разбродом и шатанием, царящими в обществе, а также силовых структурах. Так что уже успевший стать популярным на Майдане-2009 лозунг «Геть усіх!» в этом случае может приобрести вполне конкретные очертания. Путча.

При этом нащупать грань между манипуляциями и истинными планами вещающих с телеэкранов и шушукающихся в кулуарах политических игроков довольно трудно, а в нашей ситуации — уже практически невозможно. Вот почему, отдавая себе отчет о мере гражданской ответст­венности за подобную — лобовую — постановку вопроса, мы решили говорить и спрашивать об этом — открыто.

Вариант А.
Гарантии для гаранта


Объективные оценки деятельности и мотивациям нынешнего президента страны, безусловно, даст история. Однако, прожив с ним вместе в нашей стране последние четыре года, наш субъективный экспресс-анализ можно свести всего лишь к одной фразе: к сожалению, некогда многообещающий лидер оранжевой революции не смог воплотить в себе черты истинного и искреннего государственного деятеля. Банальное сползание в плоскость постоянного выяснения отношений со своими оппонентами, а теперь и бывшими соратниками, сделало невозможным не только движение президента задекларированными десятью шагами навстречу к людям, но и какое-либо продвижение возглавляемой им страны к светлому европейскому будущему.

Вместо того чтобы работать над реформаторскими законами, а также усовершенствованием разбалансированной известным компромиссом с Кучмой при передаче власти Конституцией (при лежащем у ног победителя парламенте), Виктор Андреевич продолжил бороться за власть. Которая, кстати, у него не только всегда была, но есть и сейчас. Отсюда его политическая ветреность и человеческое непостоянство, двойные стандарты и пренебрежение Консти­туцией. Коммунис­ты, кстати, довольно подробно изложили детали этих нарушений в законопроекте о начале процедуры импичмента президента. Да мы сейчас не об этом.

Скорее о том, что именно перманентная и болезненная борьба за власть президента с премьерами (Тимошенко — Янукович — Тимошенко) за рамками правового поля, провоцировала довольно серьезные происшествия в украинской политической жизни, которые в один миг становились достоянием мировой общественности. Чего стоит известное противостояние бойцов Управления государственной охраны и «Беркута» (МВД) в Генеральной прокуратуре. Перело­манные ребра и выбитые зубы людей с оружием — унизительная правда тех дней. Битва ветвей власти за «своего» прокурора в тот момент могла вылезти боком всей стране. А, мягко говоря, не совсем конституционный указ Ющенко о снятии регионала Пискуна, стать предтечей силового противостояния между президентом и Кабмином Януковича. Между западом и востоком. Во дворе Генпрокуратуры уже стояла «Альфа», а к Киеву подтягивались внутренние войска, когда кто-то или что-то отрезвило Банковую и президента, который в последний момент дал команду «отбой». И слава Богу… Тем не менее это был первый звоночек о том, что не все в порядке в нашем демократическом королевстве. Первый сигнал о том, что власть готова на радикальные меры во имя себя самой.

Последующая ретроспектива склонности президента и его команды к утверждению в стране власти силы, а не закона выглядит также довольно убедительно. В прошлом году парламент не позволил президенту принять четыре опаснейших решения в этом направлении.

1. Передать президентский полк с бронетехникой и вооружением из состава Вооруженных сил в подчинение генерал-полковнику Гелетею, начальнику уже получившего боевое крещение в Генпро­куратуре Управления государственной охраны.

2. Переподчинить президенту пограничные войска (Админист­рацию государственной пограничной службы).

3. Переподчинить президенту войска правительственной связи (государственную службу специальной связи и технической защиты информации).

4. Переподчинить президенту внутренние войска МВД под видом национальной гвардии.

Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?

Анатолий Гриценко


— На самом деле желание президента сконцентрировать всех силовиков в одних руках было огромным и давление на депутатов — необычайно жестким, — рассказывает экс-министр обороны, глава парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий Гриценко. — Но наш комитет и в целом парламент выстояли и не допустили принятия этих явно ошибочных и потенциально опасных решений. Если бы не выстояли, то в руках президента сегодня был бы весь силовой блок — Вооруженные силы, Служба безопасности, Служба внешней разведки, Управление государственной охраны, Главное управление разведки плюс четыре упомянутые выше силовые структуры. Вот тогда соблазн применить силовой вариант и вероятность его реализации действительно были бы реальными. Тем более что нынешний президент, как правило, в практические вопросы лично не очень вникает и делегирует рычаги управления силовиками сотрудникам своего секретариата.

Неожиданным подтверждением слов Гриценко о том, что президент безгранично доверяет своим соратникам из СП, а они, возможно, не всегда ставят его в известность о предпринимаемых шагах, можно считать и комментарий нынешнего министра обороны Юрия Еханурова. На вопрос «ЗН» об отношении министра к желанию президента некогда переподчинить президентский полк Гелетею, Юрий Иванович ответил буквально следующее: «Мой предшественник Анатолий Гриценко действительно информировал меня о подобной инициативе президента. Я поставил этот вопрос в первом же докладе главе государства в ранге министра обороны. На что президент ответил, что такой инициативы не было и быть не могло. На этом закончилось. То есть важна прямая коммуникация с президентом».Учитывая, что у экс-министра обороны Гриценко на тот момент действительно коммуникация с президентом, мягко говоря, ослабла, а на руках у занявших категоричную позицию членов комитета были только письма за подписью Виктора Бало­ги, требующие выполнить решение Ющенко о передаче полка Гелетею, можно констатировать две вещи: либо у Виктора Андреевича плохая память, либо инициативу с переподчинением президентского полка лоббировали из его «ведомства» без его ведома.

Тем не менее, несмотря на подобные нестыковки, и самому Виктору Андреевичу вряд ли возможно отказать в верховной предусмотрительности. Настойчивость президента в нарушение Конститу­ции закрепить за собой назначение министра МВД при втором пришествии Кабмина Тимошенко, а также тонкий политико-психологический ход с и.о. главы СБУ На­ливайченко с двухлетним стажем, нельзя не оценить по заслугам. И дело не в том, что в итоге министр Луценко оказался в орбите влияния премьера, а подвешенный на крючок Наливайченко утвердился на должности голосами БЮТ. Дело в изначальных намерениях. К этому моменту мы еще непременно вернемся в разборе силовой стратегии премьера в том числе.

Промежуточными моментами демонстрации мускулов президентской команды были: прошлогодняя возня в ФГИ, когда Кабмин отстранил Семенюк от должности, а тот же начальник УГО Гелетей был оперативно назначен ее охранять; указ о роспуске парламента в сентябре 2008-го в противовес созданию возможной коалиции БЮТи ПР, когда в состав СНБО резко был введен начальник Генерального штаба ВС генерал Кириченко (что не предусмотрено Конституцией), а информированные СМИ сообщили о намечающемся секретном совещании в здании Министерства обороны и готовности президента на все, дабы не допустить конституционного большинства в ВР; неприличные инциденты в административных судах, когда одним росчерком пера президент отменял свои предыдущие указы и увольнял судей, а подконтрольные бютовцам суды отменяли указы президента. Последний пример бряцания президентского оружия — события в НАКе, о которых писано-переписано. Маски-шоу, устроенные СБУ в рамках расследования уголовного дела о присвоении «Нафтогазом» газа «РУЭ», дали очередной повод политикам, СМИ и экспертам заговорить об операции в НАКе как репетиции СП и тогда еще подконтрольной президенту СБУ силового варианта.

— Симбиоз экономического кризиса, акций протестов, ухудшения криминогенной ситуации и реваншистских настроений политиков, начавших президентскую кампанию, налицо. На самом деле это и есть предпосылки к силовому варианту, — без экивоков заявляет «ЗН» глава МВД Юрий Луценко. — В воздухе давно витает некое решение СНБО, которым будет отстранен от власти премьер и ключевые министры. В том числе и Луценко. Как следствие — чрезвычайное положение и прямое президентское правление. Все это планируется искусственно наложить на массовые протесты, которые могут охватить всю страну. Такие планы действительно существуют. Однако осуществлены они могут быть исключительно незаконным путем. А реализовать их можно только путем захвата поста министра МВД. Именно поэтому я так мешаю господину Балоге и его окружению.

— Это единственный возможный вариант?

— О каких-то других прямых силовых вариантах я не слышал. Однако надо понимать, что если кто-то рассматривает какие-то авантюрные планы, они должны быть реализованы чьими-то руками. Вы же понимаете, что сам Балога не захватит власть. И любой другой путчист не захватит. Понадобятся оловянные солдатики.

— Кто ими может быть?

— Во-первых, МВД. Нас 300 тысяч. И мы есть в каждом районе. Однако никто не сможет отдать незаконный приказ МВД, пока я министр. Ни президент, ни премьер. Я вам скажу откровенно, что никто — ни Мороз, ни Ющенко, ни Тимошенко — никогда не смогли навязать ни одно должностное лицо в руководство МВД. Точно так же никто не сможет отдать мне незаконный приказ. Признаюсь, были попытки. Как и разговоры с высшим руководством страны вплоть до матов. Но здесь, в МВД, будет говорить только закон. И я никогда не брошу своих подчиненных на скамью подсудимых для удовлетворения чьих-то амбиций.

Во-вторых, в качестве солдатиков может быть использована армия. Теоретически. Но я в это не верю. Потому что армия никогда не принимала участия в действиях на улице. Милиция на улице, как дома, армия — нет. Да и танки посреди города — это просто смешно. К тому же, я уверен, что министр обороны Ехануров никогда на это не пойдет. Слишком он мудрый и ответственный человек. С хорошим опытом и прогнозом.

В-третьих, может быть использована СБУ. Однако это слишком малочисленная структура для подобных дел. Щепотка их спецподразделений рассчитана исключительно на работу против террористов. К тому же легитимный Нали­вайченко теперь никогда не пойдет на это. После его назначения закончилось незаконное влияние СП на Службу. И поэтому мы — «Само­оборона» — за него голосовали. Насколько мне известно — незаконно назначенные должностные лица в СБУ уже отстранены от должностей, а их электронные пропуска заблокированы для входа в зда­ние. (По данным «ЗН», полноправный председатель СБУ Нали­вайченко внутриведомственным приказом лишил своего первого заместителя Валерия Хорошков­ского права командовать «Альфой». — Авт.).

— Если вам все-таки придется принимать решение, пойдете вы с оружием защищать Кабмин?


— От кого? От Балоги? Он на своем любимом бронированном «ауди» боится переехать улицу от дома до СП. Если будут какие-то группы, мы им дадим отпор.

— Кого эти группы могут представлять?

— Да мало ли на свете людей, за деньги способных на все… Мы держим под контролем все общественные организации, которые готовы на радикальные шаги. Пока это все слова — никаких проблем, но если они перейдут к действиям, будут задержаны.

Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?

Валентин Наливайченко


В отличие от министра внутренних дел, на сегодня защищенного законом и премьером от сторонних посягательств на его кресло, глава СБУ Валентин Наливайченко на днях стал легитимным руководителем службы и обеспечил себе двойную «крышу» (президент дал представление на должность, премьер — голоса своей фракции). Что в нашей непростой политической ситуации не может не волновать, «крышу». Несмотря на это, Валентин Александрович был традиционно осторожен в своих оценках и прогнозах:

— Никакого силового сценария в Украине не будет. Еще в 2007 году, когда было очень сложно, президент заявил, что в Украине все будет происходить только демократическим путем. Игрушки с делегитимизацией власти должны быть забыты, так как Запад хочет видеть нас прогнозируемыми. Иначе проект «Украина» будет уничтожен. Навсегда. И в этом я убежден как юрист-международник. И еще, пока я на этом посту, служба будет делать только то, что предписано законом.

Что касается ЧП, то вся процедура введения чрезвычайного положения выписана в законе. Если чего-то не знаешь — посмотри в закон. Там четко указано, что ЧП может быть введено указом президента не более чем на 60 дней и обязательно утверждено парламентом. Точка. Все остальное — незаконно. Если не знаешь, как поступить — действуй по закону. Уже попробовали в 2007 году. Кто бы ни подталкивал тогда СБУ, кто бы, что ни рассказывал, Служба не пошла на незаконные действия. И именно этим защитила страну. А не штурмами Генпрокуратуры, как это сделала милиция. Мы тогда просто выполняли свою работу. Защищали митингующих, которые могли оказаться жертвами криминалитета, вооруженного взрывчаткой. Эти люди были задержаны. Гранаты не взорвались. И хорошо, что все поехали живыми и здоровыми домой.

То же самое могу сказать и о предпосылках силового варианта, которые вы так усиленно пытаетесь отыскать. На законодательном уровне их нет. На уровне взаимодействия силовых структур и спецслужб тоже нет. На уровне политиков? Так это их проблемы. Их ответственность. Мишура. Идут банальные манипуляции для того, чтобы влиять на нас с вами. Ну, если каждый день по телевизору вас пугают какими-то заговорами или силовыми вариантами, разве это нормально? Это то же самое, как в прошлом году всю Украину пугали татарами. Рассказывали, что они отъявленные террористы. Но ребята, покажите там хоть одну террористическую организацию! Где письменные заявления от конкретного политика о готовящемся силовом варианте? Где сообщения о преступлении? Ну, как еще должен поступать законопослушный гражданин? Нам, к примеру, сообщают, что в соседней квартире находится судья Зварыч. Мы заходим, задерживаем его и отдаем прокуратуре. Сделали и забыли.

Есть угроза? Покажите — кто! В законодательном поле это абсолютно белое пятно. Но правовая ответственность должна быть. Я очень много работал за границей и нигде не видел такой безнаказанности за свои слова. Сейчас это политическая ответственность, но со временем ее необходимо вывести на уровень закона.

— Вы собираетесь выступить с таким законопроектом?

— Кстати, совсем неплохая идея. Благодарю за совет.

— Какими могут быть последствия применения силового сценария любой из конфликтующих сторон для национальной безопасности Украины?


— Президент никогда на это не пойдет. И, как я уже сказал, этот сценарий губителен для проекта «Украина».

— Как-то вы премьера не исключили…

— Да я и себя не исключаю, но в президенте уверен на сто процентов. Вот только не надо меня определять в какую-то сторону. Я уважаю всех.

— И все-таки, какую позицию займет СБУ в случае подобного развития событий?


— Защиты закона и гражданина. В рамках тех полномочий, которые имеет СБУ.

— То есть, если президент вводит ЧП…

— Согласно закону о ЧП, он как Главнокомандующий имеет на это право. Вместе с тем в законе о СБУ четко предусмотрено, что ни один незаконный приказ не должен быть выполнен моими подчиненными. Поэтому, если даже мне и придет в голову проявить супербдительность или еще что-то в виде чрезвычайщины, то ребята имеют право не выполнять мой приказ, если он незаконный. И они об этом хорошо знают.

Признаюсь, столь неоднозначные позиции собеседников несколько насторожили. Ведь, если, по словам Наливайченко, предпосылок для силового варианта в Украине нет, в том числе и на уровне взаимодействия силовых структур, то почему профессиональные ощущения двух основных силовиков — главы СБУ и МВД — настолько разнятся? И еще. Должен ли Юрий Витальевич после подобных слов Наливайченко принести ему заявление, указывающее на конкретный адрес угрозы? Чтобы министр не выглядел голословным политиком в глазах Службы, а ее шеф мог официально отреагировать на факты открытием уголовного дела.

Что касается третьего силовика, который, собственно, и замыкает цепочку, способную в Украине горы свернуть (МВД — СБУ — Вооруженные силы), то позиция министра обороны Юрия Еханурова однозначна:

Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?

Юрий Ехануров


— В отношении внутренних событий Минобороны занимает четкий и жесткий нейтралитет. На самом деле Украина получила передозировку демократии. Наша страна — подросток, как писал Маяковский. К тому же технологии, о которых вы говорите, всем избирательным штабам очень хорошо известны. И все, кто работал в командах кандидатов, много друг о друге знают. И если кто-то будет пытаться что-то делать, то другие, уж поверьте, найдут способ противодействия. Вот что-то организовать вместе украинцы не могут! А помешать друг другу — это да… По моему мнению, сегодня никто не способен вывести на улицу какую-то серьезную массу людей. Для этого нужен порыв. Он был в 2004 году. Сейчас — нет. Может, и будет лет через 20. Но если вы думаете, что я не осознаю весь груз ответственности, который несу, а также то, сколько зависит от человека, в подчинении которого тысячи вооруженных людей, то вы ошибаетесь. К тому же я очень давно знаю Виктора Андреевича. Это не тот человек, который позволит стране, имеющей претензию на демократию, окончательно себя дискредитировать.

Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?

Александр Турчинов


рактически в унисон с министром обороны отвечал на наши вопросы и первый вице-премьер Александр Турчинов. Правда, в то время как Юрий Ехануров уверовал в окончательную и бесповоротную демократичность Виктора Андреевича, правая рука премьера настаивает на том, что даже при большом желании у «латентного диктатора Ющенко» отсутствуют всякие возможности реализовать силовой сценарий.

— Уже стали традиционными некие всплески болтовни, а не действий со стороны СП, их сторонников или подчиненных работников местных администраций, — говорит Турчинов. — Говорят то о возможном введении ЧП, то об отстранении премьера от власти, то о прямом президентском правлении… Но пока это лишь мечты слабых закомплексованных людей. Хотя в исполнении наделенных властью чиновников такие разговоры и разработки являются фрагментами незаконных антиконституционных действий. Это элементы, которые имеют четкое определение, в том числе и в уголовном кодексе. В то же время нельзя не заметить, что у команды президента постоянный зуд использовать силовые структуры — СБУ и Генпрокуратуру — для защиты своих политических и корпоративных интересов. Но, повторяю, я не верю, что люди не способные качественно выполнять свои функции, в состоянии взять на себя непростую ношу новоиспеченных диктаторов и не побояться пойти этим путем. Так что прямое президентское правление, как и все остальное, останется на уровне разговоров. На уровне «интеллектуальных» разработок каких-то политических штабов.

Кстати, о прямом президентском правлении. Ряд небезынтересных сообщений на этот счет были отмечены в медиа. Речь о манифестации, организованной 13 марта под стенами СП общественной организацией «Господарі землі України», а также о манифесте «Армию достали!», размещенном в Интернете. Как это ни удивительно, но эти два абсолютно разноформатных действа объединяет единый призыв и внятный намек — ввести президентское правление, и этим спасти страну от кризиса. К сожалению, у нас уже нет возможности уточнить у Юрия Еханурова и Александра Турчинова, к «порывам души» или «интеллектуальным» разборкам на уровне штабов отнести этих два конкретных события

Однако нам удалось выяснить, что, к примеру, общественную организацию, пришедшую просить президента нарушить Конституцию и ввести прямое президентское правление, возглавляет некий Павел Федоров — пастор церкви «Посольство Божье». Комменти­ровать надо? А ноги армейского манифеста, призывающего офицеров «не забывать, что у них в руках оружие, а президента вспомнить о том, что он является Верховным главнокомандующим», растут из общественного движения «Третья республика», недавно погудевшего в клаксоны под стенами Кабмина в рамках одноименной акции предпринимателей.

Вот и у нас так и осталось нереализованным желание получить на них ответы. В том числе и от людей, фамилии и должности которых никак не удается обойти на пути нашего расследования. Хочется, к примеру, чтобы глава СП Виктор Балога не только прокомментировал конкретные обвинения, выдвинутые в его адрес в нашем случае министром Луценко, но и пояснил, зачем он пытался осмотреть президентский бункер на Печерске — запасной пункт командования, а также правда ли, что за несколько дней до этой попытки ЗПК осматривали врачи ВАЮ? Неплохо бы узнать, что по поводу возможного жесткого решения СНБО думает секретарь этой организации Раиса Богатырева? И сможет ли она в случае незаконного давления добровольно покинуть свой пост, как это сделал в 2007 году Виталий Гайдук? Неплохо было бы встретиться и с генералом Гелетеем, который занялся активной реорганизацией УГО. Вот зачем вдруг генералу понадобилось выделять в отдельное специальное подразделение группу быстрого реагирования со звучным названием «Булат»? Кстати, сообщаем Валерию Викторовичу, что «Булатом» и еще несколькими реорганизованными им подразделениями уже заинтересовались народные депутаты. Особо озабоченные миром и порядком в стране даже успели подготовить представление в ВР о создании временной следственной комиссии (ВСК). Ко всем трем вышеупомянутым чиновникам «ЗН» обратилось с прось­бой о разговоре. Все трое категорически отказались. Решили ответить не словом, а делом?

Вариант В.
Решающий прорыв


Осведомленные депутаты из лагеря Тимошенко предсказывают, что ключевой момент противостоянии вызреет где-то за три месяца до выборов. Многие из них считают, что именно тогда станет окончательно ясно, на что в состоянии решится команда президента, съедаемая желанием не допустить Тимошенко на Банковую.

Если же рейтинг премьера упадет до отметки, устраивающей всех, дав Ющенко шанс провести в президенты преемника или Януковича (с которым его сшивает «РУЭ»), думать о том, что делать дальше, придется Тимошенко. Если же она останется в силе, команда СП, по жесткому выражению источников, «может начать действовать по беспределу».

Среди самых надежных приемов знатоки «беспредела» называют горы компромата, которые спецслужбы хранят в столах и которые в итоге могут объединить действия силовиков, решивших таки поддержать президента. «А голоса БЮТ за кандидатуру Наливайченко?» — спросите вы и будете абсолютно правы. Тем не менее ответов на этот вопрос — два. Первый — оптимистический — от группы бютовцев, рискнувших, по их словам, провести психологический тест с главой Службы, разбудив его внутреннее эго, которое приставкой «и.о.» безжалостно угнетал президент. Те же, кто не голосовал за Наливайченко, уже сейчас могут цинично ухмыльнуться, заметив, что кредитная история отношений и доверия не строится за одну ночь. «В другую похожую ночь она может точно так же быстро рассыпаться, как и склеивалась», — уточняют скептики. Вопрос, что об этом думает сам г-н Наливайченко, остается открытым, несмотря на то что президент в Брюсселе на него уже пожаловался прессе. Сам глава СБУ, разумеется, отрицает всякое политическое влияние на его структуру и прямо указывает на закон.

С отставки Тимошенко в сентябре 2005 г. начался публичный этап заклятой дружбы соратников по Майдану — Ющенко и Тимо­шенко. Собственно, эта вражда стала одной из основных причин, приведших сегодня Украину в тупик. Не суть важно, что иногда эта борьба не на жизнь, а на смерть (страны, конечно) приобретала лукавые черты вдруг вернувшейся дружбы и позволяла решать сугубо тактические политические задачи. Как это и произошло с досрочными парламентскими выборами в 2007 году, выбившими Януковича из кресла премьера. Именно тогда Тимошенко продемонстрировала жесткость своего характера, замеченную еще на Майдане. Как в 2004-м Юлия Владимировна стала волевым центром революции, связующим звеном с силовиками, а также докой в разработке секретных планов по захвату государственных учреждений, так и в 2007-м, определив досрочные выборы главной стратегией своей политической силы, Тимошенко держала руку на пульсе событий. Именно в ситуативной комнате БЮТ, на время объединившаяся оранжевая команда, обсуждала креативные решения, от которых впадали в прострацию немало повидавшие регионалы. Тем не менее ни в 2004-м, ни в 2007-м ни один из силовых сценариев Юлии Владимировны не был реализован. Склонная к компромиссам нация умела вовремя поставить ружье на предохранитель.

Сегодня же планы лидера БЮТ, ценой неимоверных усилий удержавшейся в кресле примера, может заметно откорректировать экономический кризис. Через пару месяцев он может накрыть медным тазом не только страну, но и основную амбицию Тимошенко — президентство. Чем ближе мы подходим ко дню голосования, тем ниже опускается рейтинг главы Кабмина и тем больше у общества появляется шансов ощутить, каким может оказаться решающий «украинский прорыв» Юлии Тимошенко. Все или ничего. Прорываться же Юлия Владимировна может как минимум в нескольких направлениях:

— не допустить никаких прямых выборов путем союза с ПР (Рада работает, Конституция пересматривается, президент избирается парламентом);

— сорвать голосование, признать президентские выборы незаконными (пример — попытка в Тернополе)

— в случае победы конкурента не согласиться с результатами голосования, и пойти: а) путем отстаивания своих позиций в подконтрольных судах, б) собирать новый Майдан.

Как раз в контексте собирания нового Майдана и могут произойти некие действия, к которым политики постараются привлечь силовиков. Для устрашения или конкретного применения? Ответ на этот вопрос напрямую зависит от степени потерь, которые будет ощущать лично лидер БЮТ и ее политическая сила.

Однако сегодня большинство сторонников Тимошенко утверждают, что даже мысли не допускают о каких-то своих незаконных действиях в период выборов, сосредотачиваясь в основном на текущих тактических задачах по удержанию ситуации в стране и упреждению незаконных планов оппонирующей стороны.

— Я убежден: если выборы буду происходить в рамках Конституции и закона, то никакая из сторон не сможет сделать никаких заявлений, — комментирует сегодняшнюю позицию БЮТ первый вице-премьер Александр Турчинов. — Кроме того, для нас власть это не форма использования или распределения ресурсов, а колоссальная ответственность. Так было и так будет всегда. Поэтому все сказки, басни и пугалки пусть оставят для себя политики типа Балоги и Ко. Мы будем действовать исключительно в рамках закона и Конституции.

Силовой вариант: реальная угроза или пиар-технология?

Юрий Луценко


Министр внутренних дел Юрий Луценко по традиции пошел еще дальше:

— Выборы-2010 действительно опасная ситуация, — говорит Луценко. — Кандидаты получают все или ничего. Именно поэтому я максимально устранился от политической деятельности. Заморозил даже свой общественно-политический проект. Это мучительное решение. Но в МВД недопустим хаос. Все силовые структуры разделены на удельные княжества даже внутри. В МВД их нет.

Сегодня стоит вопрос о проекте «Украина». Демонтаж систем власти и дезинтеграция страны подошли к критическому рубежу. Я отвечаю за 300 тысяч людей, которые являются силовым хребтом страны. Я себе никогда не прощу, если не удержу здесь ситуацию. Без сомнения, будет очень трудно отказывать политикам. Я никогда не забуду страстную пятницу прошлого года и события вокруг Фонда госимущества. Какие мне были звонки и какие маты я слышал. Но я отвечал тем же. Мы не пошли на незаконные действия. Пусть кто-то считает, что я утратил шанс в политике, что потерял многих друзей. Но здесь, в этом кабинете, слишком много информации. И я четко вижу, что стране угрожает хаос и дезинтеграция.

С кем я? Ни с кем. Пусть воюют сами. Я держу оборону здесь. Я не готовлю запасных аэродромов. Я буду действовать только по закону. Даже если придется уйти. Силой МВД защищать результаты конкретной политической силы мы не будем. Никакой результат не стоит человеческой жизни. Нет такой цены, которую можно заплатить за окончательное разрушение государства.

В то же время в ближнем кругу ЮВТ присутствует в общем-то похожая на все предыдущие мысль, которая, однако, указывает на возможные резкие шаги, апелляцию к массам и готовность к противостоянию со стороны БЮТ, — если результаты голосования не совпадут с волеизъявлением народа. При этом депутат, изложивший свою позицию в такой оригинальной формулировке, не стал уточнять, кто и каким образом будет соизмерять официальные результаты голосования с волеизъявлением народа. Успокаивает лишь то, что в итоге собеседник «ЗН» предположил, что после заварушек с силовиками оппоненты обязательно придут к компромиссу. «Сядут за стол переговоров, встретят международных посредников из Монголии (к тому времени мы уже только с Монголией будем дружить) и найдут выход, — невесело иронизирует депутат. — Менталитет у нас такой. К тому же рейтинги доверия политическим силам не оставляют им никаких шансов на поддержку каких-либо силовых и антизаконных действий. Даже ради наведения порядка. И здесь я имею в виду не только трехпроцентный рейтинг президента, который, как по мне, исключает вообще любые нелегитимные действия с его стороны, — народ сметет. Но рейтинг БЮТ и ПР, которые также стремятся вниз под напором кризиса. Тупик».

Вариант С.
Караул устал?


Классическая фраза, некогда произнесенная матросом Железняком, внесена в повестку дня антикризисной программы в Украине. И если ее еще мало кто озвучивает вслух в кабинете своего начальника или командира, то на кухнях она уже давно побила все рейтинги популярности. Народ хочет порядка. При этом как минимум половина общества не видит в высшей лиге политиков, которые в состоянии его обеспечить. Народ затаился в ожидании того, кто придет и «уберет весь этот мусор» с политической сцены. Кто наконец-то поднимет экономику и выполнит свои обещания.

Тезис о сильной руке и о просвещенном диктаторе увеличивает количество своих сторонников. На тех же кухнях все чаще звучит имя Пиночета. И если старшее поколение по-прежнему подсчитывает количество жизней, прерванных кровавым диктатором, то молодежь не перестает удивляться темпам роста ВВП этой некогда беднейшей страны, выведенной такой дорогой ценой на экономическую вершину. Причем не только в Латинской Америке. Народ хочет найти баланс. Между железной рукой, демократией и развитием экономики, которую призвана обеспечить любая власть.

И если гражданский люд самоорганизовывается под стенами мэрий и перекрывает дороги, то люди в погонах и при кобуре, чувствуя примерно то же самое (государство хоть и обязало их защищать его интересы, однако не стало при этом хорошо кормить, ценить и уважать), догадываются, какую потенциальную роль могут сыграть в истории своей страны. Могут, но вряд ли сыграют.

— У нас действует специальное подразделение, занимающееся подобными вопросами, — говорит Валентин Наливайченко. — Там есть целых четыре генерала. Я не буду сейчас детализировать какие-то оперативные вещи, но у нас все под контролем. Это касается незаконных вооруженных формирований, наемников, заговоров… На всех уровнях власти в том числе. Даже, прежде всего, во власти. Поверьте мне, что в этом плане мы не за участковым инспектором присматриваем. В нашем государстве такую функцию выполняет именно СБУ. Поэтому мы не допустим никаких «военных учений». Взрывчатку изымали и будем изымать. Рассказать, сколько пулеметов и гранатометов мы нашли неподалеку от одной из государственных дач Кончи-Заспы? Сейчас в Днепропетровске расследуется очень серьезное уголовное дело на этот счет.

— Вы это связываете с какими-то политическими моментами?

— Я это связываю с тем, что мы должны упреждать подобные вещи, а не ждать, когда что-то случится. Главное, чтобы оружие и взрывчатка не попали в руки криминалитета. Намерения у нас уголовно не наказуемы. Но если генерал переходит грань, то нам об этом известно.

— А бывали такие ситуации?

— В конце февраля было передано в суд дело о государственной измене двух военных. Ст.111. Это серьезный военный объект. Офицеры будут привлечены к ответственности. Это пример того, что я не просто слова говорю. Это результаты нашей работы. Плюс у нас исправно работает военная разведка во всех военных частях.

— Существуют ли какие-то коммуникации между силовиками на этот счет?

— Как только возникают вопросы, безусловно. Каждый из нас профессионал в своей нише. Мы предоставляем силовикам всю упреждающую информацию. У меня есть представитель, который находится непосредственно возле министра обороны и начальника Гене­рального штаба. Вот я сейчас с вами говорю, и, если в эту минуту ста­нет известно о самолете, который намерен незаконно пересечь границу, об этом сразу же узнает министр обороны. СБУ работает на упреждение. Взаимодействие СБУ, Минобороны, МВД, Генпроку­ратуры, пограничных войск, СНБО — это ключевой вопрос.

— Настоящих буйных мало, — продолжает тему министр МВД Юрий Луценко. — С уходом прошлой оппозиции во власть их стало еще меньше. Все блеф (заговоры студентов, попытки захвата иностранным государством). Украина очень миролюбивая страна. На сегодня я не вижу ни одной серьезной системной силы или авторитетной личности, которая в состоянии бросить вызов государству. Но как министр я публично предупреждаю мелких авантюристов, такие планы вынашивающих. У нас четко работает милиция общественной безопасности. Действуют оперативные службы, в рамках изучения ситуации они дают определенные данные. Все папки на столе. Сегодня больше других настораживают контакты ряда организаций с зарубежными странами. Но мы постоянно на связи с Наливайченко.

И, тем не менее, предпосылки существуют. Кризис. Разборки в верхах. Массовая безработица. Конечно, люди будут протестовать. И мы должны быть готовы. Как и к ухудшению криминогенной ситуации. 15-процентный рост уличной преступности. Половина преступлений совершается на востоке — промышленные предприятия сокращают людей.

В то же время я уверен, что народ не собирается на войну, что криминалитет не имеет особого влияния на политическую жизнь. Однако я понимаю и то, что существует масса политиков, для которых чем хуже, тем лучше. Есть и будут попытки вытолкнуть людей на улицы и использовать их для захвата власти. Специфика в том, что этим занимается ни оппозиция, ни реваншисты, а часть самой власти.

— Выборы в Тернополе могут вызвать противостояние в регионах (радикалы правые и левые), — добавляет Юрий Ехануров. — На этих противоречиях могут сыграть. Если верить опросам, до трети населения готовы принять участие в массовых протестах.

— Вы допускаете, что протестным настроением народа может кто-то воспользоваться?

— Я думаю, что попытки могут быть. И здесь главное — как сработают наши коллеги. СБУ прежде всего. Я думаю, что СБУ окрепла, так как получила легитимного руководителя. Ну а дальше уже конкретная работа милиции, связанная с ВВ. Армия же априори не является возможным участником каких-то внутренних разборок. Мы можем только обеспечить, чтобы сложные внутренние процессы обошлись без вмешательства извне. И в этом плане мы надежно стоим.

— А «третьи лица»? Манифест «Армию достали!» ведь существует?

— Ну, нет у нас «черных полковников». А манифест, о котором вы говорите, мы не воспринимаем всерьез. Люди, которые за ним стоят (мы их проверяли), внутри армии не имеют влияния. Украинские военные далеки от политики. Они не настолько продвинуты в интернет-технологиях. Тем не менее мы держим руку на пульсе, заказываем социологические опросы. С центром Разумкова работаем. Однако для того, чтобы государство на 100% было уверено в каждом своем офицере и генерале, их надо хорошо кормить и содержать. Плюс не выбрасывать на улицу после ратной службы Родине. Банальная истина, которая, тем не менее, так и не нашла признания в нашей стране. И это касается не только Вооруженных сил, а всех силовых структур. Так что выводы делайте сами.

— А выводы на поверхности. Народ разочарован глобально. Он жаждет новых лиц. Однако их появление в ситуации хаоса выглядит такой же манипуляцией, как и все остальное, к чему прикасаются руки политиков, — говорит один из высокопоставленных экс-чинов СБУ. — Правые радикалы «Свободы» приходят к власти в Тернополе, заявляя о 70-процентной претензии на парламентские портфели. Свой ответ Тягнибоку непременно даст Севостополь, Крым, Донецк.

Контролировать происходящее некому. Армия влачит жалкое существование, милиция покупает должности и берет взятки, СБУ растянулась в шпагате между президентом и премьером. При этом политики думают, что еще могут опираться на эти заржавевшие запчасти государственной репрессивной машины. Они могут просчитывать любые варианты захвата власти, но при этом должны помнить, что любой приказ подконтрольного им генерала может быть саботирован на среднем и низшем уровне. Офицеры читают манифесты, а политики продолжают считать доходы. Я вспоминаю 2004 год. Можно по-разному относится к бывшему главе государства, но не признать, что Кучма выполнил миссию брокера силовиков и взял на себя ответственность, нельзя. Кто сделает это сегодня, если все силовые структуры распределены по карманам? Достаточно одной спички одного «черного полковника». Единственная надежда на нашу украинскую ментальность.

…Теперь в отношении нашей ментальности, реальности угрозы и пиар-технологий. Бесспорно, тезис о миролюбивом украинском народе хорош. Однако наши власти способны даже «горячего эстонского парня» довести до белого каления. Это, во-первых.

Во-вторых
, даже если кто и решится на радикальный шаг, то для того, чтобы арестовать и бросить в тюрьму политического оппонента, много ума не надо. Вопрос в другом: что дальше? Как лечить страну, спасать экономику от кризиса, лечить раненное общество, восстанавливать систему власти во всем государстве? Увы, ответа на этот вопрос нет не только у потенциальных «черных полковников», но и у основных претендентов на президентское кресло.

И, наконец, в-третьих, именно в силу нашей ментальности многие из нас с легкостью ловятся на пиар-технологии, позволяющие нам расслабиться в ожидании какого-нибудь харизматичного дяди в погонах, который придет и все за нас сделает. Так не придет же! А главное, без нас — окрепших и в себя поверивших — не сделает!

Инна ВЕДЕРНИКОВА



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх