,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Катерина Ющенко: «Вопрос не в фамилии президента»
0
Катерина Ющенко: «Вопрос не в фамилии президента»


Безусловно, благотворительность в кризисных условиях — вопрос непростой. И даже Билл Гейтс, занимающий далеко не последнюю ступеньку в рейтинге самых богатых людей планеты, сократил свои благотворительные пожертвования на следующий год на 10%. Одним из самых крупных реципиентов меценатских денег в Украине является МБФ «Украина 3000», возглавляемый женой президента. Поэтому именно Катерину Ющенко мы решили спросить о перспективах и тенденциях в мировом и отечественном меценатстве. Но задавали мы вопросы не только философские. Были среди них и вполне конкретные.

Мы никогда не думали, что сможем оказать настолько эффективную помощь первой леди Украины. И потому искренне рады тому факту, что уже через пару дней после того, как в пресс-службу Е.Ющенко были направлены наши 15 вопросов, в том числе и об отсутствии финансовых отчетов фонда «Украина 3000» за последние два года, на сайте фонда наконец-то появился отчет за 2007 год. Конечно, в конце декабря впору было бы ожидать появления отчетов уже за 2008 год. Нас заверили в том, что «над ним сейчас активно работают» и опубликуют в январе 2009 года. Хотя, к примеру, Я.Рогалин, директор Донецкого городского благотворительного фонда «Доброта», изучавший фандрейзинг во многих странах и получивший премию Bursary Award от британской организации The Resourse Alliance за победу в международном конкурсе по инновациям и развитию фандрейзинговых технологий (2002 год), а также главный приз «За достижения в фандрейзинге 2005» на 10-м Международном фандрейзинговом конгрессе, утверждает, что «благотворительные фонды на Западе, дабы обеспечить прозрачность и публичность своей деятельности, ежегодно проводят независимый аудит и публикуют его результаты. А уж в Украине, где люди не доверяют никому (и имеют для этого все основания), а особенно тем, кто занимается благотворительностью, финансовые отчеты стоило бы публиковать гораздо чаще». Но это, пожалуй, детали.

Большое удовольствие нам также доставила информация о спешно назначенной на пятницу, 19 декабря, презентации в Музее медицины нового проекта «Детской больницы будущего» (ДББ), на которую собирала деньги вся страна и о которой со времени проведения в декабре 2006 года Всеукраинского телемарафона было мало что слышно, хотя строительство обещали начать еще весной 2007-го, а закончить в конце 2009 года.

Впрочем, обо всем по порядку…

— Мировые тенденции благотворительности и меценатства: насколько реально в кризисных условиях говорить о сворачивании в мире благотворительных проектов?


— Конечно, когда уменьшаются объемы производства и прибыли компаний, это сказывается на многих сферах их деятельности, в частности и на финансировании благотворительных проектов и программ. В нашей стране ситуация усложняется тем, что по законодательству затраты на благотворительность высчитываются из прибылей, а не из затрат, как в большинстве стран мира. Наш фонд вместе со многими благотворительными организациями Украины уже в течение нескольких лет пытается решить эту проблему. Но мы так и не встретили понимания со стороны Министерства финансов и Верховной Рады Украины.

С другой стороны, в то время, когда в нашей стране такая высокая инфляция, когда многие теряют работу, уменьшаются доходы семей и государственное финансирование социальной сферы, потребность в благотворительности существенно возрастает. Скоро благотворительные организации будут вынуждены реагировать на новые потребности общества. Это будет означать, что для того, чтобы помочь людям, мы должны будем работать больше, креативнее и делать свои программы еще более результативными.

Но любой кризис — это явление временное, и часто он завершается подъемом. Многие эксперты считают, что 2009 год будет трудным, но в 2010 году экономики большинства стран мира начнут восстанавливаться. Положительная сторона этой ситуации в том, что коммерческие предприятия и неправительственные организации будут вынуждены изменить свою структуру и стать более эффективными. В результате таких изменений некоторые из них прекратят существование, другие станут более сильными. В конце концов такие «кризисы» корректируют неэф­фективность экономики.

— Вследствие кризиса поступления в украинские благотворительные фонды существенно уменьшатся. Об этом свидетельствуют и сообщения о сокращении благотворительного участия бизнесменов в фонде Ви­талины Ющенко «Согрей любовью ребенка». Как это ска­жет­ся на деятельности фонда «Украина 3000»?

— В отличие от многих других фондов в Украине и за границей, база доноров фонда «Украина 3000» является диверсифицированной, и таким образом мы значительно меньше рискуем. Большинство наших программ будут финансироваться по крайней мере еще в течение одного года.

Кроме того, наши программы достаточно разнообразны. Например, мы проводим ежегодную акцию с компанией «МакДональдз Юкрейн», в рамках которой собираем средства для насущных нужд здравоохранения. Что интересно, во время кризиса объемы продаж в рес­торанах «МакДональдз» во всем мире возрастают, поскольку они считаются более дешевой альтернативой другим учреждениям питания. Например, в прошлом году во время этой акции мы собрали 900 тысяч гривен. В этом году нам удалось собрать 1 миллион 600 тысяч гривен. Эти средства также будут направлены на приобретение оборудования для новорожденных для 30 детских больниц.

Некоторые наши программы являются достаточно масштабными и дорогими. Есть и множество таких, которые не требуют больших средств, но также эффективны. В частности это программы и проекты, направленные на развитие музейной отрасли и сферы охраны памятников; сохранение культурного наследия и народных традиций; грантовую поддержку небольших культурно-художественных проектов; программа «Добро начинается с тебя», поощряющая школь­ников быть социально активными; программы распространения книг в библиотеки, университеты, школы, детские сады, интернаты. У нас достаточно финансирования, чтобы продолжить эти программы в течение следующих лет.

Кроме того, мы постоянно сотрудничаем с международными организациями и иностранными компаниями, заинтересованными помочь Украине в решении проблем в отраслях здравоохранения, образования, культуры. По-видимому, некоторые из этих организаций и компаний прекратят помощь во время кризиса; другие, наоборот, могут увеличить ее объемы, если будут видеть возрастающую потребность в Украине. Мы поможем им эффективно направить ресурсы, преодолеть бюрократические барьеры и обеспечить прозрачность в использовании их средств.

Что же касается вашего вопроса о «Согрей любовью ребенка», то эта программа существует для помощи семьям, воспитывающим десять и более детей. Национальный совет, возглавляемый Виталиной, провел хорошую работу по оценке потребностей таких семей и поиску доноров, которые могли бы удовлетворить эти потребности. Вы, я или она можем не понимать или не соглашаться с источниками богатства всех этих доноров, но абсолютно правильным является то, что их средства будут использованы на такое доброе дело, а не уйдут куда-то за границу.

Из почти 600 семей, охваченных этим проектом, уже более половины получили помощь в виде квартир, домов и ремонта жилья. Поэтому если доноры прекратят финансирование этой программы, они прекратят не поддержку благотворительной программы Витали­ны Ющенко, они прекратят финансовую помощь семьям, которым она пытается помочь.

— Какой, по вашему мнению, будет судьба меценатства в кризисной и посткризисной Украине? Если вчера мы говорили о благотворительности, то, возможно, сегодня надо больше говорить о милосердии и волонтерстве?

— Лучше всего решают проблемы своих граждан те страны, у которых правильное соотношение между правительственным, коммерческим и социальным секторами. Украина имеет глубокие и сильные традиции благотворительности, милосердия, филантропии. Я думаю, что все эти традиции будут продолжаться и, разумеется, изменяться, совершенствоваться, достигать зрелости под влиянием времени.

Волонтерство — мое увлечение. Когда я училась в школе, то вместе с друзьями из диаспоры мы были волонтерами в украинской общине, в больницах, музеях, театрах, домах престарелых. Мне очень хочется, чтобы такой вид благотворительной работы стал популярным и распространенным в Украине, и мы много работаем в этом направлении. Послед­ний пример — медицинская конференция по вопросам волонтерства, которую фонд проводил 19 декабря этого года.

— Какие проекты фонда вы отметили бы как приоритетные и какие, учитывая кризис, возможно, будут заморожены?

— Конечно, основным приоритетом нашего фонда является создание «Детской больницы будущего». Не только потому, что в нас поверили многие украинцы и перечислили нам свои средства. Не только потому, что нас поддержали многие меценаты, которые сейчас внимательно следят за каждым нашим шагом. А потому, что у нас есть чувство обязанности перед детьми, которым очень нужна такая больница. Я говорила в начале этого проекта, что он будет приоритетным для меня до конца моей жизни.

Большинство наших проектов низкозатратные, но эффективные. И я знаю, что мы сможем финансировать их в течение нескольких лет.

Некоторые из наших проектов более затратные и имеют одного или нескольких доноров. Эти проекты в зоне большего риска — стипендиальная программа для талантливой молодежи «Но­вейший интеллект Украины», форум «Ар­тековские диалоги» для украинских преподавателей, программа «Радость дет­ства — свободные движения», направленная на помощь детям с ДЦП. Доноры этих проектов сейчас оценивают свое финансовое положение и принимают решение относительно возможности поддерживать эти проекты в следующем году.

Я боюсь, что иностранные доноры нашей программы «От больницы к больнице», в рамках которой мы помогаем 25 детским больницам по всей Украине, могут сократить свою помощь по предоставлению оборудования для этих медучреждений. При каждой из больниц — участниц нашей программы мы создали опекунские советы, в состав которых входят представители местных властей, бизнеса, известные общественные деятели и журналисты. Я надеюсь, что они смогут предоставлять больницам необходимую поддержку.

В начале работы фонда мы определили наш главный лозунг — «Делай добро и привлекай к этому других». Это будет оставаться нашим моральным приоритетом, несмотря на все экономические и политические неурядицы.

— Сколько средств расходуется на содержание фонда «Украина 3000»?

— Поскольку мы являемся благотворительным фондом, то не можем себе позволить значительные административные затраты. Даже законодательство Украины не позволяет использовать на административные затраты более чем 20% от общей суммы расходов. Вместе с тем разнообразие портфеля наших программ и проектов требует привлечения настоящих специалистов. Наши административные затраты за последние три года составляют немногим более 3,5 миллионов гривен. Это менее 10% от наших расходов.

— Теоретически срок действия большинства проектов, как указано на сайте фонда «Украина 3000», завершается в 2009 году. Но фактически, по-видимому, не все они смогут быть реализованы своевременно. Какой будет судьба незавершенных проектов МБФ «Украина 3000», если В.Ющенко не останется президентом на второй срок? Суть вопроса состоит в том, что в случае непереизбрания В.Ющенко объемы финансирования фонда могут резко уменьшиться и достичь уровня 2004 года, когда Виктор Андреевич еще не был президентом.

— Наш фонд не использует административный ресурс или бюджетные средства. Мы не получаем средств от государст­венных компаний или компаний, контролируемых государством. Мы строим прозрачные и открытые отношения с нашими благотворителями. Поэтому я убеждена, что вопрос не в фамилии президента, а в том, чтобы это был человек высоконравственный, для которого благотворительность является зовом сердца и нормой жизни. Этого будет достаточно не только для того, чтобы наш фонд сохранил свои программы и проекты, но и для того, чтобы появлялись и успешно работали и другие благотворительные организации нашей страны.

Такие организации за границей плодотворно работают без привязки к какому-либо политическому лидеру. Я пыталась сделать наш фонд организацией, способной выжить и продолжить работать, несмотря на изменения в политике. То, что я жена президента, возможно, и открывает передо мной дополнительные двери, но это не основная причина того, почему наши благотворители поддерживают проекты и программы фонда. В действительности их привлекают сильные и интересные программы и четкая и прозрачная система финансового отчета, конкретный результат.

Кроме того, у меня есть надежда создать эндаумент для нашего фонда. По такому принципу работают многие благотворительные организации за границей. Это означает, что доноры кладут свои деньги на счет благотворительной организации или на продолжительное время, или навсегда. Благотворительная же организация может работать благодаря процентам и дивидендам, полученным от инвестированных средств. К сожалению, украинское законодательство в этой сфере не совершенно. Парламент должен обратить внимание на этот вопрос, поскольку исследования за границей свидетельствуют, что на каждую израсходованную единицу средств, которую государство отдает в сектор благотворительности, общество получает пять единиц.

— Как, по вашему мнению, экономический кризис скажется на тенденциях национального и международного усыновления? Не считаете ли вы, что может возрасти количество отказов от уже усыновленных детей, а также увеличиться количество социальных сирот? И что, по вашему мнению, можно сделать, чтобы предотвратить такую ситуацию?

— Я не являюсь экспертом по вопросам усыновления, хотя уже в течение 13 лет активно помогаю в решении проблем детей-сирот.

Это очень болезненный вопрос для всех стран мира. Обидно, но зачастую главная причина этого явления — отсутствие моральных, семейных и религиозных ценностей. К сожалению, в нашей стране настоящая вера была разрушена в течение советского периода атеизма, разорения церквей и уничтожения духовенства.

Вопросы детских домов и усыновления являются приоритетом для моего мужа. Его политика в этом вопросе содействовала созданию сотен детских домов семейного типа, где живут и воспитываются тысячи детей; поощрению тысяч украинских семей к усыновлению. По данным Министерства по делам семьи, молодежи и спорта Украины, на 40% уменьшились показатели отказов матерей от новорожденных. В этом году украинцы усыновили на 20% больше детей, чем в прошлом году. Президент Украины увеличил финансовую помощь сиротам и детям, лишенным родительской опеки. Деятельность в этих вопросах министра Юрия Павленко, замминистра Татьяны Кондратюк и директора государственного департамента по усыновлению и защите прав ребенка Людмилы Волынец действительно революционная.

Появится ли больше социальных сирот вследствие финансового кризиса? Возможно, неуверенность в завтрашнем дне в связи с экономической ситуацией в стране заставит некоторые семьи более взвешенно подходить к вопросу усыновления. Возможно, эта ситуация приведет к тому, что некоторые матери будут оставлять своих новорожденных детей. Но я искренне убеждена: это не только экономические вопросы. Важную роль в этом должны играть общественные организации, которые могут помочь матерям и семьям принимать взвешенные решения относительно своих детей и образа жизни.

— Одним из направлений деятельности вашего фонда является проект по «обсуждению уроков, которые Украина должна извлечь через призму изучения и осмысления Голодо­мора 1932—1933 гг.». Отмечалась 75-я годовщина Голодомора. Что вам удалось сделать в этом направлении, а что — нет?

— Фонд начал заниматься темой Голодомора еще в 2003 году. В то время главной задачей было донести правду о Голодоморе, прежде всего до народа Украины, а также до мирового сообщества. Представьте, еще пять лет назад нам впервые приходилось говорить многим людям в мире, и даже в Украине, о факте Голодомора.

С тех пор мы провели очень большую работу. В 2003 году выступили инициаторами акции, которая теперь стала общенациональной — «Зажги свечу». В знак памяти обо всех погибших во время Голодомора на Михайловской площади было зажжено 18 тысяч свечей.

Фонд создал первый в Украине специализированный сайт по тематике Голодомора и обнародовал на нем более двух тысяч свидетельств очевидцев трагедии. Кроме того, фонд трижды проводил конкурсы плакатов «Свеча в окне» среди дизайнеров, художников и студентов специализированных учебных заведений и конкурсы среди журналистов на лучшее освещение тематики Голодо­мора в СМИ. Только за последние два года в рамках программы «Уроки истории» фонд издал семь книг по этой тематике. Все они были переданы нами в библиотеки и учебные заведения Украины.

Также при поддержке фонда было снято несколько документальных фильмов — «Голодомор. Украина. ХХ век», «Жить запрещено» и «Живые». Создана выставка «Казненные голодом: неизвестный геноцид украинцев», которая призвана раскрыть механизмы Голодомора на основе документальных источников и свидетельств очевидцев. Эта выставка экспонировалась не только в Украине, она переведена на несколько языков и уже была показана в здании Европарламента (Брюссель).

Мы очень признательны СБУ и лично Валентину Наливайченко, МИД Украины во главе с Владимиром Огрызко, украинским дипломатам за содействие и помощь в работе над сборниками документов и выставками.

За последние пять лет восприятие трагедии Голодомора в обществе изменилось. Уже принят Закон Украины «О Голодоморе 1932—1933 годов в Украине», многие страны мира признали Голодомор геноцидом украинского народа, выражают свою поддержку и сочувствие. Свою оценку трагедии дали ведущие международные организации — ООН, ЮНЕСКО, европейские структуры. Но главный результат: согласно социологическим данным, 98% населения Украины знают о Голодоморе и три четверти поддерживают признание его актом геноцида. Пять лет назад о таких достижениях можно было только мечтать, теперь это реальность. И нам приятно, что мы тоже многое сделали для этого.

Сейчас мы не можем сказать, что достигли максимума в процессе признания Голодомора на мировом уровне. Но, по моему убеждению, это только вопрос времени и спокойной и упорной работы.

— Есть много нареканий на то, в какой форме детей младших классов знакомили с этой трагедией. Почему перед демонстрацией фильма о Го­лодоморе и другими тематическими мероприятиями не проводились консультации с психологами?

— Мне немного странно это слышать, ведь мы получаем очень много писем на тему Голодомора — на адрес фонда и на наш сайт. И ни в одном из них не было сетований на преподавание этой темы в школах.

Кроме того, поскольку наши проекты по Голодомору не предназначены для детей, то мы не вовлечены в процесс включения этой темы в школьную программу и не занимались вопросами методики преподавания этого материала.

Мы консультировались с психолога­ми, когда снимали фильм «Живые». Я думаю, вы видели, что мы оставили за кад­ром самые жестокие аспекты Голодо­мора: шокирующие фото, свидетельства о каннибализме и прочие ужасы. Сделали это сознательно, чтобы фильм можно было показывать более широкому кру­гу зрителей и в Украине, и за рубежом.

Я глубоко убеждена, что мы должны знать историю, особенно историю своего народа. Во всем мире школьники изучают темы Холокоста, рабства, войн. В некоторых школах Америки и Канады уже давно преподают и тему Голодомора. А чтобы не было нареканий, о которых вы говорите, наши педагоги и методисты должны разрабатывать методики преподавания этой темы в зависимости от возраста учеников.

— На официальном сайте президента была информация о привлечении МБФ «Украина 3000» к проекту «Мистецький Арсенал». Какова участь этого проекта, его перспективы и какая роль в этом отводится фонду «Украина 3000»?

— Для решения системных проблем в музейной сфере нашего государства в 2006 году фонд «Украина 3000» инициировал создание Центра развития музейного дела. За время работы центра мы создали и поддерживаем специализированный интернет-портал, издаем и бесплатно распространяем специализированную газету для музейных работников, создали первую в Украине Музейную библиотеку для музейных работников и студентов профильных специальностей, реализуем программу поддерж­ки музейных работников, проводим семинары и тренинги по теории и практике музейной работы. Один из последних семинаров состоялся 15 декабря. Тогда наш центр совместно с Французским культурным центром организовал приезд в Украину трех специалистов из Лувра, которые провели семинар для 100 музейных специалистов из разных регионов Украины.

Некоторые из наших экспертов — советники проекта «Мистецький Арсе­нал». Мы будем помогать этой важной инициативе насколько сможем, особенно после того, как президент попросил нас приобщиться к проекту. Но мы не являемся интегральной частью.

Я считаю, что «Мистецький Арсе­нал» в своей завершенной стадии станет одним из крупнейших и лучших музейных комплексов в Европе. Конечно, создание комплекса такого уровня требует определенного времени, но первое отделение музея должно открыться уже осенью 2009 года. Я говорила руководителям проекта, что им стоит подумать о про­ведении конкурса на лучшего западно­го эксперта с большим опытом управления, который руководил бы этим музеем по крайней мере первые два-пять лет.

Такой директор смог бы внедрить современные методы управления учреждением на таких важных участках, как управление и обучение персонала, финансирование и привлечение средств, связи с общественностью, сохранение музейных экспонатов и архивное дело, музейный дизайн и освещение, безопасность и хранение экспонатов, инновационные образовательные и общественные программы и международные отношения. Все это позволит «Мистецькому Ар­сеналу» быстро интегрироваться в мировое музейное сообщество, обмениваться выставками и получать гранты. Такой человек мог бы принести новое видение и остаться вне борьбы, ведущейся между нашими опытными экспертами. Наши специалисты часто имеют много идей, но им не хватает реального опыта и знания мировых стандартов.

— Как вы — человек, небезразличный к украинской культуре, относитесь к тому, что супруга В.Балоги получила мукачевский замок Паланок — жемчужину Закарпатья — в аренду на 50 лет? Известно ли вам, что именно планируют делать с историческим памятником?

— Если такой контракт и состоялся, мне ничего не известно об условиях, на которых он был подписан. Однако я знаю, что во многих частях света, в частности в Европе, распространена практика передачи исторических памятников в аренду частным лицам, коммерческим компаниям, неприбыльным организациям на довольно жестких условиях, которые поощряют выгодные и стабильные инвестиции. В таких соглашениях четко указано, какие физические изменения разрешено производить на территории этого памятника и как его можно использовать. Арендатор может возместить свои инвестиции в ремонт и сохранение памятника, взимая плату за вход, продавая сувениры, открывая на территории памятника кафе, магазины и отели. Без такой практики многие известные европейские памятники уже прекратили бы свое существование, поскольку карманы налогоплательщиков не могут покрывать все издержки на реставрацию и содержание памятников архитектуры. Очевидно, что местные власти постоянно следят за выполнением и соблюдением условий контракта.

— Известна европейская практика — в тяжелые времена объединять несколько музеев в один ради их сохранения и экономии. Возможно ли, по вашему мнению, применить такую практику в Украине?

— Примеры, которые мне известны, больше касались оптимизации управления музеями. Целью такого шага была не экономия, а улучшение работы в условиях ограниченного финансирования. Именно в таком контексте проводилось объединение нескольких музеев «под одной крышей». Так, например, в 2004 году был создан Национальный музей Грузии. Теперь в его состав входят восемь музеев — различные по типам и размещенные в разных регионах страны. Такое объединение позволило им улучшить сохранность музейных коллекций, усилить научную работу и реализовывать более масштабные выставочные проекты.

Недавно у меня состоялся продолжительный разговор с министром культуры Польши о реформах, которые он внедряет в своей стране. Эти реформы потребуют от руководства музеев значи­тельно большей энергичности в работе, направленной на привлечение средств, в связях с общественностью, в других управленческих практиках, и в свою очередь обещают вознаграждение тем работ­никам, которые будут трудиться хорошо. У них более высокие зарплаты, чем у наших музейных работников, но в их подчинении значительно меньше персонала. Чтобы получить больше государст­венного финансирования, они должны доказать свою пользу для общества и страны. Видимо, в Польше эти процессы проходят значительно легче, посколь­ку страна, благодаря вхождению в Евро­союз, получает огромные гранты от Евро­пы, направленные в сферу культуры.

Мы многое делаем для помощи нашим музеям. Я уже говорила о библиотеке, которую мы создали, о программе под­держки музейных работников. Кроме того, мы организовываем зарубежные программы для музейщиков, чтобы дать им возможность посмотреть, как со временем изменились музеи, насколько интерактивными являются их выставки, как они работают с местными общинами, как ищут альтернативные источники финансирования, как привлекают волонтеров. Но для того чтобы все эти реформы состоялись в Украине, нужны серьезные изменения в законодательстве. Например, абсурдным можно назвать тот факт, что музеям фактически не разрешается продавать сувениры и другие предметы, являющиеся основным источником доходов для музеев во всем мире. Таким образом, у них почти нет стимулов для активной работы с публикой, поскольку их доходы не зависят от количества посетителей.

— Чтобы хоть частично возместить неплатежи крупных бизнесменов на благотворительность, не планируете ли вы какие-нибудь необычные благотворительные акции? Например, аукционы, организаторами и участниками которых выступали бы ведущие политики и бизнесмены?

— Фонд постоянно работает над внедрением новых благотворительных акций. Мы проводили телемарафон, собирали средства через SMS, проводили аукцион и благотворительный футбольный матч, делали социальные проекты на телевидении. Но, к сожалению, большое количество традиционных фандрайзинговых мероприятий у нас невозможно из-за несовершенства законодательства. Мы продолжаем работать над внесением изменений в законодательство по благотворительной деятельности, системе ее налогообложения и постоянно ищем новые модели привлечения средств, например через роялти.

— На каком этапе развития находится проект «Детская больница будущего»?

— Со времени проведения телемарафона мы много работали над этим проектом. В июле 2007 года провели большой международный конкурс по отбору генерального проектировщика больницы. Этот конкурс по процедурам проведения стал беспрецедентным в Украине. Одним из элементов обеспечения прозрачности и объективности было то, что конкурсный комитет рассматривал предложения, не зная, какая компания является автором проекта. В состав конкурсного комитета входили всемирно известные архитекторы, руководители зарубежных лечебных учреждений и медики из Нидерландов, Австрии, Швейцарии, Франции и Украины.

Уже разработана медицинская программа, которую нам помогали создавать европейские специалисты. Это документ, на основе которого осуществляется проектирование медицинского учреждения. Кроме информации о медицинских характеристиках всех помещений, медицинская программа содержит данные о штатном расписании и переч­не всего медицинского оборудования, которое будет в больнице. Подготовлена программа обучения персонала. Также фонд уже направил более 30 врачей из разных больниц Украины на стажировку в страны Европы и Америки.

— Где найдут применение своим знаниям врачи, которые в ноябре ездили на стажировку в Калифорнию?

— Результаты этих стажировок мы сможем увидеть раньше, чем заработает «Детская больница будущего». Ведь все специалисты, которые прошли стажировку, — получили новые знания и навыки и уже используют их в тех больницах, в которых сейчас работают.

Кроме того, мы провели большой международный конкурс на поставщика медицинского оборудования для радиолечебного отделения. Его победителем стала шведская компания Elekta. Она будет не только поставлять линейные ускорители (оборудование, которое технологически лучше и современнее гамма-ножа, о котором часто говорят), компьютерный томограф и другое радиологическое оборудование в нашу больницу, но и учить специалистов, которые станут работать на нем. Это радиофизики, онкологи, операторы и другие специалисты.

По этому проекту мы много сотрудничаем с Министерством здравоохранения Украины, особенно с Василием Князевичем, начальником управления материнства и детства Минздрава Раисой Мойсеенко и другими ведущими специалистами и благодарим их за экспертную помощь.

Однако в процессе реализации проекта мы столкнулись с рядом проблем.

По своему опыту работы в международных консалтинговых компаниях знаю, что такие проекты — больницы, гостиницы или другие крупные строительные проекты — обычно требуют для своей реализации от пяти до семи лет. Но в начале проекта советники заверили меня, что в Украине все это можно сделать быстрее.

С чем связана задержка? Дизайн больницы и все остальное было привязано к первому участку земли, выделенному нам Государственным управлением делами в Феофании. В марте 2006 года на этом участке мы даже радостно заложили капсулу. Потом, в 2007 году, некоторые организации и политики начали нам угрожать, поскольку мы якобы срезаем слишком много деревьев и вредим окружающей среде. Создание больницы такого уровня требует от нас соблюдения высочайших мировых стандартов, в том числе и экологических. Поэтому в 2008 году мы приняли кардинальное решение изменить место под строительство больницы и выбрали участок неподалеку, на котором деревьев не было. Это решение вынудило нас начать заново весь путь разрешающе-согласительных процедур и прохождение наших документов через Киевский городской совет, структурные подразделения Киевгорадминистрации, Минздрав, Минприроды, Минюст, ряд эксплуатирующих организаций.

Нам пришлось изменить дизайн больницы, то есть его архитектурный план, в соответствии с новой локацией. Новый проект прошел утверждение на Градостроительном совете, что позволило нам перейти к следующей стадии проектирования. И даже сейчас мы сталкиваемся просто с бессмысленными задержками — например, получили недавно письмо из Кабмина, которое цитирует постановление Совета народных комиссаров от 1945 года. В этом постановлении речь идет о том, что в радиусе километра от обсерватории строительство запрещено. Интересно, что такие вопросы не поднимались, когда рядом сооружались десятки домов.

Я бы хотела, чтобы люди, которые препятствуют нам из-за своей лени или создают бюрократические препятствия, а также наши политические оппоненты поняли: эта больница очень много значит для украинских детей. Я строю эту больницу не для себя — я делаю это потому, что для меня очевиден факт: украинские дети заслуживают лечения в современных больницах и должны иметь доступ к медицинскому оборудованию, которое соответствует мировым стандартам.

— Когда люди смогут пользоваться этим учреждением?

— Когда мы получим очередные тысячи страниц разрешений, мы планируем начать строительство больницы в следующем году и открыть по крайней мере первое ее отделение в 2010-м.

В соответствии с нашим договором с государством, деньги, которые мы собрали, будут использованы на закупку необходимого оборудования, а государство обеспечит землю и построит здание больницы. Поскольку я знаю, что понадобятся другие ресурсы, особенно в нынешних финансовых условиях, я веду переговоры с медицинскими центрами и университетами мира, которые заинтересованы в том, чтобы прийти в Украину и совместно с нами руководить этой больницей.

— В каком банке и под каким процентом хранятся деньги, собранные на строительство и обустройство «Детской больницы будущего»?

— Они хранятся на депозитных счетах АКБ «Трансбанк» под 19% годовых.

— В каком состоянии сейчас банк? Надежно ли защищены эти деньги?

— Банк, в котором размещены эти средства, выполняет все нормативы Национального банка, он так же надежен, как и другие украинские банки.

— Какова стоимость реализации избранного вами проекта? Хватает ли на это собранных средств?

— Сейчас разрабатывается бюджетно-сметная документация с учетом последних изменений курса доллара и стоимости строительных материалов. Имеющихся средств хватает на все необходимое для больницы оборудование. Завершение этого проекта зависит не только от нашей работы по сбору средств, но и от того, изыщет ли государство возможность включить строительство больницы в бюджеты следующих лет.

— Насколько возросла сумма со времени проведения телемарафона?

— Хочу заметить, что во время телемарафона мы объявили сумму собранных и задекларированных средств — более 242 миллионов гривен. С тех пор сумма задекларированных средств увеличилась на 20 миллионов гривен. Это не означает, что все они сразу были перечислены на счет благотворительного фонда «Детская больница будущего». Согласно договорам, которые подписаны со всеми благотворителями, они перечисляют нам деньги несколькими траншами в течение определенного периода. Почти все благотворители выполняют взятые на себя обязательства, и почти все средства поступают в сроки, определенные договорами. Мы болеем за всех наших партнеров и благотворителей и надеемся, что они с легкостью выйдут из этого экономического кризиса. Сейчас на счету благотворительного фонда «Детская больница будущего» более 114 миллионов гривен.

— Какая часть этих денег уже использована и на что именно?

— Та работа по проекту, о которой я рас­сказывала, требует определенных расходов. Но поскольку средства размещены на депозитных счетах, то все расходы покрываются процентами по депозиту.

— На сайте МБФ «Украина 3000» деятельность фонда заявлена по трем разделам: «Вчера», «Сегодня», «Завт­ра». Как будет корректироваться раздел «Завтра» в связи с кризисом?

— Вопрос не совсем правильный, поскольку направление «Завтра» не означает, что мы говорим о каких-то программах в будущем. Это не завтра нашего фонда, это — завтра Украины.

Работа нашего фонда ведется по трем главным направлениям — «Украина вчера», «Украина сегодня» и «Украина завтра».

«Украина вчера» включает программы фонда, которые занимаются вопросами истории, культуры и искусства. В рамках этих программ мы помогаем украинским музеям, поддерживаем наше кино, художественные акции, книгоиздательст­во, археологию. Это такие программы, как «Уроки истории», Программа поддержки музейных работников, акция «Музейное событие года», Программа поддержки небольших культурно-художественных проектов, Программа поддержки народных традиций, популяризация отечественного кино, содействие развитию классической музыки, поддержка библиотечного и издательского дела. За последних три года в рамках этого направления предоставлено помощи на сумму более 3,5 миллионов гривен.

«Украина сегодня» решает текущие медицинские и социальные проблемы украинских граждан. Как раз в рамках этого направления сконцентрированы наши самые большие программы, цель которых — системное решение неотложных вопросов отечественной медицины. Это программы «От больницы к больнице», «Детская больница будущего», «Украина: шаг за шагом», «Радость дет­ства — свободные движения». С этого года мы активно сотрудничаем с Минздравом, Министерством труда и социальной политики, Министерством семьи, молодежи и спорта, Министерст­вом образования и науки, профильными комитетами и подкомитетами Верхов­ной Рады ради создания единого реабилитационного пространства и обеспечения всех детей-инвалидов равным дос­тупом к лечению, реабилитации, образованию, обучению и другим возможностям. Моя мечта — расширить эти программы на детей, которые имеют недостатки слуха и зрения. Я уже поднимала этот вопрос с многочисленными организациями США, Австрии и Германии. Несмотря на финансовый кризис, надеюсь в ближайшее время положить начало новым инициативам в этой сфере. Кроме того, в прошлом году при содействии фонда девяти украинским детям было выполнено протезирование в США. В общем, не учитывая ДББ, мы израсходовали почти 42 миллиона гривен на помощь украинским больницам, детским домам, реабилитационным центрам и детям-инвалидам.

«Украина завтра» охватывает вопро­сы, которые важны для будущего Украины, — создание более сознательного и активного гражданского общества, реформирование системы образования. Мы стремимся построить такую систему образования, которая бы не потеряла самое лучшее из прошлого, а с другой стороны — была бы готова к вызовам будущего. На поиск, выявление и под­держку талантливой молодежи направлен конкурс «Новейший интеллект Украины». Программа «Добро начинается с тебя» призвана учить детей благо­творительной работе, воспитывая в них потребность делать добрые дела. С целью поиска путей решения неотложных проблем украинского образования и разработки стратегии его реформирования и развития учрежден ежегодный образовательный форум «Артековские диалоги». В рамках этих программ мы потратили более двух миллионов гривен.

Летом наш фонд активно приобщился к ликвидации последствий наводнения на Западной Украине. Фонд одним из первых предоставил финансовую помощь пораженным стихией районам. Мы также направили более 500 тысяч гривен на отстройку разрушенных домов и улучшение быта людей, начали восстановление уничтоженных школ и библиотек. Кроме того, совместно с партнерами мы передали пострадавшим от последствий стихийного бедствия медицинское оборудование и медикаменты, продукты питания и питьевую воду на общую сумму более 1,5 миллиона гривен.

P.S. К сожалению, из-за плотного рабочего графика Катерины Ющенко нам не удалось встретиться с ней лично. Ответы мы получили в письменной форме, что не дало возможности задать некоторые уточняющие вопросы. К примеру, нас несколько удивил тот факт, что Катерина Ющенко — человек, интересующийся и непосредственно занимающийся музейной сферой — ничего не знает об условиях контракта, по которому О.Балога получила в аренду на 50 лет мукачевский замок Паланок. Европейская практика передачи исторических памятников за символическую арендную плату сопровождается подписанием многотомного контракта требований к реставрационным работам за деньги арендатора. Ничего подобного в случае с Паланком не было.

Мы искренне желаем Катерине Михайловне успехов в благородном деле создания «Детской больницы будущего», которую в 2007 году журналисты назвали одной из самых ярких благотворительных акций. И очень надеемся, что люди, взявшие на себя обязательства по выплате денег на строительство столь необходимого украинским детям медицинского учреждения, обещанные средства перечислят. Но к сожалению, потеряно время. И, как признается сама Катерина Ющенко, поскольку «наша страна поражена инфляцией значительно больше, чем другие страны», то сумма в 114 млн. гривен, собранная на строительство ДББ в 2006 году и находящаяся на депозитном счете в «Трансбанке» под 19% годовых, на сегодняшний день в долларовом эквиваленте «весит» в два раза меньше. Поэтому, несмотря на заверения инициаторов проекта, большой вопрос — хватит ли на него денег. Ведь до вышеприведенного заявления Катерины Михайловны нам не удалось обнаружить ни одного упоминания о том, что строительством здания для ДББ должно заниматься государство. Это не внесено ни одной строкой в бюджеты этого и прошлого годов. По словам организаторов Всеукраинского телемарафона «Детская больница будущего», речь тогда шла о возможности участия государства в финансировании расходов на зарплату специалистам, которые будут работать в больнице, но никак не о строительстве государством здания.

В декабре 2006 года руководитель пресс-службы Минздрава Ульяна Лозан заявляла, что министр здравоохранения Юрий Поляченко предложил членам правительства выделить средства на строительство клиники и получил поддержку с их стороны. При этом пресс-секретарь заметила, что средства будут выделяться не из государственного бюджета. Речь шла о перечислении на счет ДББ однодневного заработка политиков.

Создание Всеукраинского Центра охраны здоровья матери и ребенка предусмотрено постановлением Кабмина №722 от 25 мая 2006 года и пунктом 17 Универсала национального единства. Но речь идет только о выделении земельных участков под строительство и содействии Минэкономики, Минздрава и ГУД в привлечении средств. Как нам сообщили в секретариате Кабмина, никакие решения о государственном финансировании ДББ не принимались.

Однако, связавшись с начальником Государственного управления делами Игорем Тарасюком, мы с удивлением узнали, что «договор между ГУД и фондом «Украина 3000» действительно существует и заключен он был в 2007 году. Согласно ему, государство действительно обязуется предоставить земельные участки и принять участие в строительстве ДББ». Поскольку земельный участок, как известно, был изменен, то сейчас проект проходит все согласительные процедуры, которые планируется завершить в январе, а уже в марте начать строительство. Будут ли заложены расходы на возведение здания ДББ в госбюджет-2009? «Когда все согласительные процедуры будут пройдены, мы планируем подать заявку на внесение в бюджет, — рассказал нам Игорь Григорьевич. — Мы понимаем, что бюджетные средства ограничены, поэтому фонд «Украина 3000» начнет строительство больницы за свой счет, а уже потом подключится государство».

В заявленную в 2006 году приблизительную стоимость проекта — 600 млн. грн (или около 120 млн. долл. на тот момент) входило и строительство помещения больницы. Однако, как известно, собранных денег было заявлено немногим более трети от необходимого. Теперь нужная сумма будет пересчитываться на новый проект с учетом инфляции. Поэтому назвать точные цифры нам никто не смог.

Бюрократические же препоны, создаваемые политическими оппонентами, к примеру упомянутое К.Ющенко письмо Кабмина, в котором цитируется постановление Совета Народных Комиссаров от 1945 года, совсем не кажется такой уж бессмысленной задержкой директору ГАО НАН Украины академику Ярославу Яцкиву. «Еще при строительстве обсерватории, — рассказал он, — был заложен разумный, принятый во всем мире принцип — создать вокруг нее километровую охранную зону и не строить ничего минимум за километр. Это объясняется тем, что для эффективной работы приборов астрономов необходимо отсутствие засветки, то есть светящихся окон домов, малейших загрязнений воздуха и так далее. А стройку высокочувствительные приборы вообще не переживут. Хотя обсерватория начала строиться еще во время Второй мировой войны, Народный комиссариат Украины пошел на соблюдение всех условий ученых. Странно, что в последние годы появляется все больше претендентов на леса и земли, которые окружают обсерваторию. Самое неприятное, что им все труднее объяснять — сопротивление ученых вызвано не капризом! Если у нас отберут охранную зону, астрономам придется искать место, куда перенести приборы, так как вести наблюдение в таких условиях будет невозможно».

Автор: Алла КОТЛЯР
© 1994-2008. «Зеркало недели»



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх