,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Дмитрий Выдрин: Будет война
  • 1 сентября 2008 |
  • 21:09 |
  • URUZ |
  • Просмотров: 20406
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-1


Дмитрий Выдрин: Будет война
]
Что будет, если развалится мир? И на этот вопрос политолог Дмитрий Выдрин способен ответить аргументированно, развернуто и с примерами из личного опыта. Вот что особенно хорошо удается Дмитрию Игнатьевичу — так это точные обобщения. Особенно на геополитическом уровне. Например, будет ли война? Будет. Но не с Россией, а с Ираном. Впрочем, не станем забегать вперед.
Дмитрий Игнатьевич, благодаря более чем "активной" позиции гаранта нации и МИД, Украина оказалась в эпицентре большой геополитической войны. Пока еще холодной. К чему это может привести?

— Вы станете первой газетой, в которой я, выражаясь молодежным сленгом, "раздуплюсь" на эту тему. Но сначала небольшое отступление. Так получилось, что я воспитывался в осетинских семьях, поскольку жил у бабушки в Осетии. Она преподавала в местной школе географию и часто оставляла меня дома одного, на попечение соседей. И я хорошо помню, как приходила соседка, приносила замечательный осетинский чурек из кукурузной муки грубого помола, кормила меня и рассказывала народные сказки. Одну из них я запомнил на всю жизнь. Она была про молодого абрека, которого проглотил дэв — мифическое горное чудовище в осетинском эпосе. Проглотил целиком, не разжевывая, и пошел переваривать его в свою пещеру. А за дэвом побежала сестра этого абрека, которая стала кричать: "Алимжан, Алимжан, у тебя в ноговице кинжал". И таки докричалась: юноша достал кинжал, распорол дэву брюхо и выбрался оттуда живым и невредимым.

Для меня эта фраза — "Алимжан, Алимжан, у тебя в ноговице кинжал" — стала своего рода мантрой, которую я много раз повторял, когда попадал в, казалось бы, безвыходные ситуации. В том числе и в "горячих точках". До сих пор она является некой нитью, которая связывает меня с замечательным осетинским народом. Поэтому когда думаешь о конфликте, то нахлынувшие чувства и воспоминания мешают быть объективным. Хотя не менее теплые чувства я испытываю и к замечательному грузинскому народу. У меня много друзей среди грузин и так получилось, что Михаил Саакашвили учился в киевском университете, когда я там преподавал политологию. И мне пришлось встречаться с Саакашвили незадолго до начала конфликта. Поэтому личных "наслоений" очень много.

Однако для того, чтобы говорить о геополитике, необходимо отсечь все эти человеческие чувства, настроения и ассоциации. Надо, к сожалению, вынести за скобки даже этические нормы: "хорошо—плохо", "нравственно—безнравственно". Геополитика диктует свои законы. И говорить о безнравственности в геополитике — это все равно что стыдить волка за то, что он ест ягнят. Если исходить из законов геополитики, то никто не отменял борьбу сильных стран за зоны влияния и территории, которые интересны им в силу разных причин — коммуникационных, сырьевых или стратегических. Всегда будет вестись борьба за эти зоны влияния. Она иногда затухает, когда снижается потенциал основных игроков. Россия около 15 лет не участвовала в этой борьбе. И мир забыл о ней как о геополитической силе.

Этим, кстати, объясняется болезненная реакция Запада на последние события: да что же это такое! Мы вас давно уже похоронили, а вы тут решили воскреснуть! Помните надпись на могиле одного братка: "Ты умер, понял?". Воскрешение — это всегда шоковая ситуация для всех. И для воскресающей стороны, и для тех, кто наблюдает за процессом. Думаю, теперь с этим фактом миру придется считаться. До последнего времени геополитика основывалась на том, что маленькие государства соблюдают законы, а сверхдержава имеет право их трактовать. И вдруг появилось сразу несколько желающих трактовать законы. Поэтому и возникла эта неразбериха, которая будет продолжаться до тех пор, пока не будут сформированы новые правила игры.

Почему катализатором геополитического процесса стала именно Грузия?

— Есть много версий того, что произошло. Я думаю, в Грузии была спровоцирована ситуация, с помощью которой пытались минимизировать роль России в будущих событиях. Скорее всего, неизбежен масштабный конфликт, связанный с Ираном, а также с Пакистаном и Афганистаном. Он неминуем по целому ряду причин, военных и экономических. Уже абсолютно ясно, что Тегеран достиг того уровня силы, который критически опасен для Израиля. Тель-Авив не обладает необходимым военным ресурсом для нейтрализации угрозы. Зато у него есть достаточный лоббистский ресурс в США. Израиль способен заставить Вашингтон вмешаться в ситуацию, поскольку существует реальная опасность уничтожения главного форпоста Америки на Ближнем Востоке. Это военный аспект проблемы. А экономическая составляющая будущего конфликта очень проста — это конкуренция США с Европой и Азией и возможность выиграть ее одним ударом, закрыв иранскую нефть и вообще всю нефть в данном регионе. Ту нефть, которая является альтернативным ресурсом для Европы, Китая и Индии по отношению к российской смеси Urals. Видимо, с этим планом связаны и призывы к расконсервации собственной американской нефти. Наверное, с этим связано также обесценивание "бумажного" золота и исчезновение с рынка реального. Наконец, в этом же контексте можно рассматривать и начавшийся обвал евро. То есть предположительно в Штатах сегодня уже готовится экономическая подоплека для возможного военного развития иранских событий.

Плюс ко всему так получилось, что предстоящие события можно увязать с предвыборной кампанией в США. Администрация, а точнее элита, которая сегодня находится у власти, естественно, стремится продлить свою жизнь. Ведь были времена, когда республиканцы правили в Америке несколько десятилетий подряд. Почему бы не продолжить эту "серию"? Ведь любая власть хочет быть бессмертной. Попутно происходит и раскрутка новых персонажей в Республиканской партии. Например, Кондолизу Райс явно готовят на роль "зеркального ответа" Обаме. Если вдруг Обама каким-то чудом победит на президентских выборах, то через несколько лет республиканцы выдвинут альтернативную кандидатуру — "Обаму в квадрате". Это будет и политкорректный и даже сексуально корректный ответ. Победить это темнокожее чудо практически невозможно.

А каково все же место Украины в этом глобальном спектакле?

— Повторюсь, что мы относимся к тем странам, которые пока являются не субъектами, а объектами геополитики. Поэтому нас никто и не спрашивает, в каком качестве мы хотим участвовать в конфликте. Наверное, в каком качестве нам скажут, в таком и будем участвовать. Если мы войдем в этот конфликт, то выйдем из бесконфликтной зоны, в рамках которой нам до последнего времени удавалось держаться. В таком случае будем вынуждены нести все издержки, связанные с пребыванием в так называемом "золотом миллиарде". Это цена, которую должны платить все "золотые" государства, в том числе и вяло участвующие в геополитических играх (например, Испания).

Участвуя в конфликте, мы, безусловно, втягиваемся сначала в политическое, а затем и в экономическое противостояние с Российской Федерацией. Аналитики и журналисты явно недооценили тот уровень конфронтации, на который вышло российское руководство. На мой взгляд, они перешли определенную грань. Вообще я считаю, что некоторые политики прошли точку бифуркации, когда выбирали, кем они будут в будущем. Саакашвили перешел точку бифуркации, когда начался обстрел Цхинвали. У него был выбор, кем быть в будущем — человеком или политиком. Он стал политиком, поскольку для человека сложно переступить грань, за которой начинается уничтожение других людей. А политику это легко сделать, поскольку для него не существует людей. Есть лишь электорат. В Южной Осетии не было электората. Значит, для Саакашвили это пустая электоральная территория.

А Дмитрий Медведев, на мой взгляд, переступил грань, отделяющую политика от Верховного главнокомандующего. Если бы он действовал как политик, то, наверное, пошел бы на более сложный, но более корректный сценарий участия в конфликте. А как Верховный главнокомандующий он действовал в полном соответствии не с политической, а с военной логикой, уничтожая базы противника, средства коммуникации и связи не на своей, а на его территории. Пока непонятно, сможет ли Саакашвили опять стать просто человеком, а Медведев — просто политиком.

И так российская элита действует сегодня в рамках не политического, а военного дискурса, поэтому может случиться все что угодно. Например, поскольку газопровод Россия — Украина — Европа, в рамках этой логики, может вдруг представиться военной угрозой для потенциала России, Верховный главнокомандующий отдает приказ: перекрыть вентили, блокировать газопровод и срочно перебросить освободившиеся ресурсы на другое направление — в Китай, Индию и другие страны, где цены на газ такие же, как в Европе, а потребность в нем гораздо выше.

Я не исключаю подобных запредельных действий, возможных только в формате военного дискурса. Россию сегодня принуждают к подобному поведению, как она недавно принуждала к миру Грузию. Если события будут развиваться в подобном ключе, то это уже Третья мировая война. Только не "горячая", а экономическая, но со сравнимыми чудовищными последствиями и издержками.

Как вы считаете, адекватны ли действия "гаранта нации" в сложившейся ситуации?

— На мой взгляд, самая выгодная позиция сегодня — действовать не по политическим мотивам, а по нравственным канонам. Это нас уберегло бы от обвинений с любой стороны. Поскольку украинский Президент обладает ярко выраженным религиозным мышлением, то у него есть очень обширный арсенал для ведения полемики с использованием нравственной терминологии. В принципе, это могла быть очень уютная геополитическая ниша, куда можно на время спрятаться от нагрянувших концептуальных бед. До тех пор, пока мы не определились и не разобрались в ситуации. Ведь и мир в целом до конца не разобрался в ситуации. Все, кто рассуждает на эти темы, лишь строят гипотезы, не зная, что на самом деле происходит. Понимают: началось нечто глобальное. А что именно — неизвестно. Поэтому лучший выход из ситуации — взять паузу. Но пауза должна быть осмысленной, благовидной, а не пустой и трусливой. Например, предоставить максимальную помощь всем пострадавшим в конфликте. И ждать дальнейшего развития событий. Кто-то может назвать подобное поведение страусиным, но, на мой взгляд, это прекрасная нравственная позиция.

Россия уже заявила о прекращении военно-политического сотрудничества с НАТО. Не окажется ли Украина втянутой в активную фазу развития событий? Грубо говоря, в войну с Россией?

— Россия не прекратила, а приостановила сотрудничество с НАТО. А что будет дальше… Не исключен вариант, что мир, который вздрогнул от внезапно ожившего субъекта геополитики, переварит эту ситуацию в ходе информационной войны, которая сегодня ведется между Западом и Россией. Хочу подчеркнуть: впервые Москва не проиграла сразу информационную войну. Наоборот, были сделаны невероятно сильные ходы. Например, концерт-реквием в Цхинвали. Это был чудовищный по силе эмоциональный и нравственный ответ. И если в России еще есть подобные заготовки, то я не исключаю, что Запад вынужден будет смириться с появлением нового геополитического игрока. Ему придется срочно переформатировать свои отношения с Россией. Вплоть до того, что РФ будет предложено вступить в НАТО. Причем раньше Украины и Грузии. Кстати, о подобном развитии событий уже заговорили эксперты во Франции и Германии. Правда, они не пользуются большим влиянием, но я не исключаю, что была сделана специальная политическая подача.

Как кавказская тематика скажется на развитии внутриполитического процесса в Украине?

— Я говорил со многими представителями всех наших напрягшихся политических сил. У меня такое ощущение, что ни у кого еще нет сценария игры. Многие политики даже искусственно задержались в отпусках, так как не знают, что делать, а главное — что говорить. На Кавказе сегодня происходят интересные события, которые заставляют задуматься всех политиков. Например, произошло объединение Северного Кавказа на основе формирования многочисленных добровольных военизированных бригад. Я не понаслышке знаю, какие сложные отношения между осетинами и дагами, не говоря уже о вайнахах. Когда же стали возникать сводные отряды ополченцев, причем не по принуждению властей, а на добровольной основе, то это заставляет задуматься. Ведь у кавказских народов очень сильно развито чувство справедливости. У них справедливость стоит выше закона. Если надо выбирать, что важнее — закон или справедливость, то всегда выбирается справедливость. Поэтому подобное объединение свидетельствует о том, что многие народы Кавказа считают действия грузинского руководства несправедливыми. И тех наших политиков, которые знают ментальность народов Кавказа, не может не настораживать эта ситуация.

Также пока еще не ясно, чем закончится медиа-война. Россия пытается сделать реперными точками такие понятия, как "агрессия", "геноцид", "гуманитарная катастрофа". Запад пытается использовать понятия "провокация", "оккупация", "сепаратизм". Сегодня идет борьба двух дискурсов. Помните, как российский представитель в ООН назвал события в Южной Осетии геноцидом? Американцы тогда просто онемели от такой наглости, поскольку подразумевалось, что только США могут приклеивать кому бы то ни было этот ярлык. Впервые поставлено под сомнение право Штатов доминировать в сфере смыслообразования на мировом информационном рынке. Поэтому в ближайшее время все будет зависеть не от горячей фазы конфликта, а уже от исхода информационной войны. Если победит западная точка зрения, значит, похороны однополярного мира откладываются.

Саакашвили — это casus belli, то есть повод для войны. В таком случае, кем является Ющенко? И чем закончатся его геополитические игры в одни ворота?

— Если президент поступает неправильно, то, видимо, ему дают поступать неправильно. В том числе и парламент, который не собрался сразу же после начала кавказских событий, хотя и должен был это сделать. Депутаты очень быстро провели внеочередную сессию во время наводнения, когда риски для Украины были на несколько порядков ниже, чем сегодня.

А чем все закончится… Знаете, наша беда или благо состоит в том, что Украина — это система компромиссов между элитами, финансово-промышленными кланами, разорванными ветвями власти. Она представляет собой в политическом плане систему сдержек и противовесов, которая удерживает конструкцию в неком статичном положении. Поэтому я не вижу возможности для совершения в Украине неких резких "телодвижений".

Кто сегодня сдерживает Президента: оппозиция или Юлия Тимошенко?

— Я думаю, что Тимошенко. Сегодня на просторах страны идет гигантская невидимая борьба. В Украине уже немодны метафоры, связанные с мировой, в том числе и российской литературой. Но если вспомнить классику, то я бы назвал происходящее войной Обломова с Рахметовым, в которой опасен выигрыш и той, и другой стороны. Наверное, страшно жить в мире, в котором господствует мировоззрение Обломова, когда все живут по наставлениям бабушек-наушниц, принуждающих и к миру, и к конфликту с соседями. И страшно жить после победы Рахметова, который заставил бы нас спать на гвоздях, обливаться холодной водой, ходить в прорывы. Поэтому сегодня для Украины противостояние между премьером и Президентом — это скорее благо, чем беда.

Но Президент страны обвинил премьера не в краже кристаллов Сваровски, а в государственной измене по семи пунктам. Это уже не сдержки и противовесы, а настоящий кризис власти. В любой цивилизованной стране дело должно закончиться отставкой одного из участников конфликта.

— В любой стране, но не в Украине, поскольку за последние десять лет у нас почти полностью обесценено слово. Оно у нас уже ничего не значит. Заметьте, уже после этого громкого обвинения Президент и премьер встретились на богослужении. А если они встречаются на богослужении, то это говорит о том, что они не встретятся у Генерального прокурора. Просто был послан месседж: вам передана "черная метка", а теперь вы должны сделать ряд ответных шагов, чтобы эта "черная метка" не была активизирована. Поэтому, повторяю, никаких последствий от этих обвинений в ближайшее время, скорее всего, не будет.

Это украинский вариант реализации "теории заговора"?

— Я думаю, что мы единственная страна в мире, где даже заговоры рассасываются сами собой. Поэтому будем наблюдать начало политического сезона, которое включает в себя взаимные поздравления, объятия, а также закулисные торги, подковерные переговоры, обмен колкостями и любезностями. И все это будет, наверное, продолжаться до того момента, пока одна из сторон не почувствует себя значительно сильнее другой. Ведь пока ни одна из основных политических группировок не обладает явным превосходством. Каждая может нанести своим конкурентам непоправимый урон и поэтому никто пока не пойдет на обострение. То есть будут накапливаться силы, а затем произойдет то, что и должно произойти — досрочные выборы в парламент и начало переформатирования политического пространства под президентские выборы.

И напоследок: когда я готовился к встрече с вами, то освежал в памяти свои любимые фразы. Вспомнил выражение Оскара Уайльда, который всегда повторял после встречи с журналистами: "К сожалению, меня гложет страх, что меня правильно поймут".

Беседовали
Владимир Скачко,
Александр Юрчук

ссылочка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх