,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Этнографическая зарисовка о галичанах
  • 3 мая 2013 |
  • 17:05 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 2541
  • |
  • Комментарии: 24
  • |
+21
Этнографическая зарисовка о галичанах


Погляд на нарiд галицький зблизька i не дуже...

Правдивий галичанин колекцiонує предмети, якi давно втратили ужиткове значення. Його пивниця, комiрки, балкон, клуня та курник напханi рiзноманiтними дiрявими баняками, вiдрами, порожнiми пляшками, старими прасками, iржавими ланцюгами вiд роверiв, банками iз засохлою фарбою та лахами. Але надiя усе це колись застосувати тiшить добре галицьке серце аж до самої смертi.

Любов до церкви галичан така сильна, що, якби можна було, то кожен мав би на своєму городi власну. Так само виглядає й з цвинтарями та святими місцями. Заповiтна мрiя галичанина - мати родинний склеп пiд вiкнами. В гiршому випадку - на Личакiвському цвинтарi у Львовi.

Схиляння галичан перед цитатами загальновiдоме. Сьогоднi особливо популярнi Шевченковi "Обнiмiтеся, брати мої", "Кохайтеся, чорнобривi, та не зями". Кобзарева постать має такий великий авторитет у галичан, що вони iз задоволенням приписують йому й чужi висловлювання, як-от Франкове "Лупайте сю скалу" та Шопенгауерове "Хто ясно мислить, той ясно формулює".

Заповiт галичанин складає за три хвилини перед самою смертю i не випускає його з рук, поки вони не захолонуть. Виливши в баняк молоко, галичанин обов'язково сполосне пляшку водою i доллє до молока. Піднімаючись сходами багатоповерхового будинку до свого помешкання, галичанин обов'язково повитирає ноги біля кожного сусiдського килимка, залишивши недоторканим власний.

Дружину галичанин вибирає, орiєнтуючись на вигляд майбутньої тещi: має бути фiзично здорова i фанатично вiддана. Правдивий галичанин цiлодобово палить газ на кухнi, економлячи на сiрниках, i щоб у сусідiв менше газу залишилось...

На забавi галичанина треба довго вмовляти, щоб вiн сказав тост. Коли ж вдасться його переконати, то виходить приблизно таке: "Шо би я мав сказати з того приводу? Бисьте щасливо сiли на потяг i доїхали до того мiсци, де на Вас чекают, най Вас приймут за рiдного i не виженут на шестий день гостини. I щоб лежати Вам цiхутко в земли i не гнити, як американцi, бо їдят всяку хiмiю. I най Вам здохне тота коза францувата, що об'їла нашу грушку пiд самий корiнь. Многая i благая лiта!"

Улюблений образ галичанина - як вiн лежить у трунi, вбраний у шлюбний костюм i шкiльнi мешти, серед квiтiв i заплаканої родини. Коли його виноситимуть на цвинтар, має вдарити грiм, зблиснути блискавка i втрафити в сусiдську хату. I щасливо її спалити разом зi всiєю господаркою й осоружними курми, що порпалися на його городi i цим завдавали йому, небiжчиковi, невимовних душевних мук.

Галичанин народжується для того, щоб: у три роки пасти гуси; у шiсть - свинi, кози, велику рогату худобу i почати курити; у дванадцять навчитися читати i щипати за майтелеси сусiдську Марину; у шiстнадцять - вiдбути школу досконалим пияком i будзиганом; у вiсiмнадцять побувати у вiйську комiрником при шкарпетках i комiсуватися при пропажi зi складу останнiх; у двадцять - побратися з тою самою Мариною i в першу ж шлюбну нiч скочити в гречку з її неповнолiтньою сестрою; у двадцять п'ять - доробитися до трьох дiтей вiд власної жiнки i вiсiмнадцяти вiд чужих; у тридцять п'ять - заправляти краватку у споднi i сякатися без хустинки на мешти; у сорок п'ять - видати дочку замiж i на весiллi натовкти писок сватовi; у п'ятдесят п'ять - завести козу i вчити внукiв спiвати повстанських пiсень; у шiстдесят - доробитися до бригадира на будовi й вiдсидiти рiк за крадіж чотирьох кривих цвяхiв; у шiстдесят п'ять - вiдчути себе захисником батькiвщини i, пошивши однострiй невiдомої армiї, марширувати на всi свята з файною шльондрою.

Галичанка народжується для того, щоб: у три роки пасти курчата; у шiсть-сiм навчитися доїти корову Марiанну i длубатися пальцем в носi; у дванадцять вишити свою першу подушку; у вісімнадцять закiнчити школу iз твердим переконанням, що найбiльшим скарбом у цьому свiтi є її цнота; у двадцять спекти свiй перший цвiбак; у двадцять два, переживши трагiчну любов, вийти замiж за Гриця з першої бригади i на другий же день пiсля весiлля вперше дiстати в писок за те, що не була незайманкою; у двадцять три народити першу дитину i зрозумiти, що пов'язала свою долю з пияком, iдiотом i злочинцем; у двадцять чотири народити близнюкiв i рiзко набрати вагу до одного-двох центнерiв; у тридцять п'ять вступити до лав Союзу українок i вперше вiдвiдати знахарку, щоб та наслала якогось дiдька на Гриця, бо п'є паскуда; у сорок вчити доньку вишивати i народити ще одну дитину, будучи свято переконаною, що дiтей бузьки приносять; у сорок два вставити першi золотi зуби; у п'ятдесят переконати дочок, що всi мужчини звiрi, яких треба тримати під ногов.

Кожен порядний галичанин має родину в Канадi або Америцi. Хто не має, тому нiколи не бути депутатом, мером або вiйтом. Йому свiтить лиш кар'єра священика. Раз на рiк з-за океану на галицькi терени прибуває до родини одна пачка з добре-так и зужитими двадцять лiт тому речами, серед яких неодмiнно є корейськi квiтчастi хустки, капи на двоспальне лiжко i пакуночок iз протизаплiдними пiгулками для дев'яностолiтньої пані Паранi. Саме цi дарунки долi стають надовго, часами навiки яблуками розбрату для дружнiх галицьких родин. За кожну запрану спiдню сорочку чи краватку iз замацьканим вузлом галичани так сваряться i так гнiваються, що лиш землетрус, буревiй, всесвiтнiй потоп i захопленняями наших спиртзаводiв можуть їх на якийсь час об'єднати. Або приїзд коханої цьотки з Канади...

Правдивий галичанин має чарiвну звичку носити з собою двi пачки цигарок: лiпших - для себе, а гiрших - для всiх решти. Економлячи на власних сiрниках, вiн припалює цигарку вiд вогню на плитi, через що брови та чуб у нього частенько обпаленi. Якщо ж поряд немає газової плити, галичанин напрошується на чужi запальнички i сiрники. Цигарку галичанин викурює доти, поки не почне шкварчати фiльтр i жар не обпiкатиме пальцi. У хатi кожного галичанина-курця є заповiтна скринька, в якiй на чорний день зберiгаються "цюки" (недопалки тобто). У лиху годину власник цього скарбу обклеює їх папером iз патрiотичного видання “Вільна Україна” - i хатою лине важкий сморiд горiлого паперу та чути хрипкий, але втiшений кашель галичанина. Справжнім нацiональним спортом наших землякiв стало стрiляння цигарок у близьких i далеких iндивiдуумiв iз оточення. Власнi цигарки галичанин курить тiльки вдома та наодинцi.

Автохтонний мешканець Галичини у 45 - 50 рокiв вiльно орiєнтується у зовнiшнiй полiтицi будь-якої держави свiту i мiг би служити радником при будь-якому урядi. Особливо це помiтно пiд час уродин, храмових празникiв, релiгiйних свят, коли за столом збирається вся родина i пiсля третьої чарки хтось обов'язково скаже: "А чули-сьте, що востатнєi зробили?.."

Питання всiх часiв i всiх галицьких поколiнь - чому американцi не хочуть на Росiю ракети нуклеарнi пустити - так збуджує галицькi уми на забавах, що вони часом перебирають мiру алкоголю i розв'язують свiтовi проблеми навкулачки, прозиваючи непристойними словами супротивникiв, з якими щойно пили i браталися.

Художнi вподобання галичанина вже столiття, як сформованi й незмiннi. Крiм релiгiйних образiв та портретiв Шевченка i Франка, галицьку оселю найчастiше прикрашає картина в ядучих барвах, на якiй зображений червонопикий гуцул, що сповiщає трембiтою на весь свiт, що вiн ще живий i вiвцi тоже. Сей шедевр надбано за фляшку самогонки у сусiда, чий син вчиться у Львовi i часами бавиться мальовидлом. Тiшить око i душу галичанина й художнє вiдтворення валки чумакiв з волами на тлi жовтого поля та синього неба. Поряд iз цими шедеврами серед широкого галицького загалу побутують й "автобуснi" розмальовки. Вони зазвичай розмiщенi на лобовому склi мiжмiських автобусiв i схожi одна на одну, наче близнючки. Сюжет "полотен" - канонiчний: розпухлий вiд пасажирiв автобус мчить гірською дорогою, обiч якої йому вслiд вишитою хусткою махає замрiяна гуцулка. Десь неподалiк пасе отару її чоловiк. Вiвцi, судячи з вигляду, мутанти - дуже схожi на вiчарок у перуках...

Ментальнiсть та тисячолiтнiй побут на галицьких теренах надiлили галичанина фантастичною здатністю не визнавати власнi помилки, але ретельно фiксувати чужi, зазвичай повторюючи їх. Iсторiя ще не знала випадку, щоб хтось почув вiд правдивого галичанина фразу: "Вибачте, я не мав рацiї". Якщо ж хтось вiдважний зможе її вимовити, - смiливо заносьте його прiзвище до книги рекордiв Гiннесса i берiться обмiрювати погруддя на пам'ятник, бо довго цей унiкум на наших теренах не проживе.

При поясненнi будь-якого нещастя, що трапилося з ним, галичанин назве тисячi причин, крiм однiєї - власної нетямущостi. Через це галичани виглядають дуже впевненими в життi та працi. Причини, якi призводять до галицьких нещасть i клопотiв, також є давно усталеними та вiдомими. Серед них найчастiше називають: москалів, полякiв, американцiв, сусiда, криву Теклю, що наворожила, вроки, важке дитинство, поговiр, заздрiсть, дурнувату владу i Бога. Сприятливими факторами галичанин вважає: власний розум, власну працелюбнiсть, власну силу i вдачу, щасливий збiг обставин, який дозволив йому народитися, i Бога.

Галичанин любить скаржитися. Робить це iз задоволенням та смаком. Часом видається, що в тому пеклi, в якому мешкає, за його словами, може вижити тiльки Шварценеггер чи Ван Дамм з фiльму "Подвійний удар". I, що цiкаво, саме цьому конкретному скаржнику доля всипала пекельну сумiш селiтри i перцю просто в задницю, а всiх решта оточуючих незаслужено ощасливила добробутом та щастям. Одне з найулюбленiших риторичних запитань галичанина: "I за що менi така кара небесна?". При цьому, важко нарiкаючи на долю, галичанин нiколи не втрачає оптимiзму, частенько собi повторює, щоб нiхто не почув: "Все так не буде!"...

Галицька впертiсть така ж знаменита, як i скупiсть. Якщо галичанин щось бере до голови або, боронь вас Боже, до серця, - немає жодної ради на те i можливостi змiнити його децизiю. Наприклад, у якійсь районнiй газетi наш земляк може прочитати iнформацiю про те, що в Афiнах при розкопках на Акрополі було знайдено український паспорт на прiзвище Гомер з кольоровою знимкою слiпого поета, то жодна у цiлiм свiтi людина не зможе переконати його у неправдивостi цього факту. Вiн вперто буде твердити, що "Гомер - то є перший український народний поет, але другий пiсля Кобзаря генiй".

Цiкавою властивiстю галицької ментальностi є незбориме бажання галичанина захопити якомога більше землi... на цвинтарi. Таке враження, що наш автентичний земляк прагне якомога швидше побачити на кладовищi всю свою родину i ще двi-три родини сусiдiв, якi обов'язково мають бути похованi навколо його гробiвця. Мало того, вiдхоплена у сусiднiх небiжчикiв землиця загороджується металевим парканчиком, прикрашеним гострими списами арматури або важкими морськими ланцюгами. Цю "потойбiчну" територiю галичанин оберiгає, як зiницю ока, i горе тому, хто ступить на неї нечищеним мештом або босонiжком.

Галичанин дуже любить, щоб його особиста власнiсть вiдрiзнялася вiд iнших. Через це галицькими мiстечками частенько дибають схожi на iнвалiдiв кури, гуси, корови i конi, поцяцькованi йодом i зеленкою, наче вони щойно втекли з районного шпиталю.

Одяг галичанин обов'язково купує на вирiст. Навiть якщо йому 87 рокiв i вiн давно вже оглух, а бачить ще гiрше. Взуття купується також на 2-3 розмiри бiльше - а раптом нога розтопчеться! Щоб зручно носити завеликi мешти, галичанин напихає в шпiци 3-4 зiжмаканi районнi газети. Якщо ж йому ласкава доля пiдкине задешево пару замалу, то вiдбудеться цiкавий ритуал розношування: спочатку мешти залишають на день у повнiй ваннi гарячої води; потiм галичанин надягає товстi вовняні шкарпетки, а вже на них - мокрiсiнькi мешти. I ходить в них двi доби без перерви на сон. Аж тодi вони готовi до вживання за призначенням. З невiдомих причин чужi дiти для автохтонного галичанина чомусь завжди лiпшi, нiж власнi. Свої – це на вiки вiчнi "матолки", "штурпаки" i "тумани вiсiмнайцятi". У зв'язку з цим кожному галичанину потiм усеньке життя доводиться докладати неймовiрних зусиль, щоб довести протилежне i собi, i людям, i батькам, якi до самої смертi не вiритимуть в успiх власних чад. У такий спосiб змалечку галичаниновi прищеплюється стiйкий ген упертостi, наполегливостi та меншовартостi. Мабуть тому найбiльш продуктивними галичани стають у перiод утискiв, наруги та плюндрувань з боку зайд. У мирний час благоденствiя галичанин зазвичай безпечний i байдужий.

Давно час в галицькiй столицi - у Львовi - встановити пам'ятник шкварцi. Сей правiчний продукт для кожного правовiрного галичанина є джерелом життя та символом добробуту. Шкварок галичанин споживає стiльки, що пересiчний європеєць вiд таких канцерогенних i ракотворчих доз давно б годував хробаків на Пер-Лашез або на островi святої Єлени.

Здається, лише до чаю i пампушкiв з повидлом галичанин не додає шкварок. Усi решта страв багатющої галицької кухнi населяються животворними шкварками. I в горi, i в печалi, i особливо в радостi поруч iз галичанином крокує його життям рожева, хрумка, чималенька шкварочка.

Готуючись до вiзиту в гостi, на весiлля чи уродини, галичанин завжди немилосердно нервується i кривиться. Причина криється в необхiдностi дарувати презенти або подарунки (це для схiднякiв). Нi, галичанину рука б всохла i язик вiдпав, якби вiн вiдмовився вiд чийогось подаруночка. Навiть копiйчаного. Але дарувати комусь... Щоб запобiгти цьому, галичанин вiд самого ранку аж до умовленого часу вiзиту перевертає вверх ногами помешкання своє, тещi та братiв, щоб розжитися якимсь непотребом. Це може бути непрочитана книжка про життя аборигенiв з острова Сахалiн, зацвiлий рушник з вишитим портретом Iвана Мiчурiна або дерев'яний беркут без одного крила. Подарунок ретельно вимивається, обтраскується дезодорантом "Ласковый май" i акуратно обгортається целофаном з уживаного букета квiтiв. При врученнi галичанин набирає урочистого вигляду, випинає груди з вишитою краваткою i пiвгодини розхвалює принади та переваги власного пiдношення. А вже вдома мало не до самого ранку побивається за втраченою рiччю.

Богдан Волошин (Онуфрій ЖМЕНЯ)


Перевод



Нашел на одном из украинских форумов забавную этнографическую зарисовку. Оригинальный текст на украинском языке читался веселее, но все-таки я его худо-бедно перевел на русский, сохранив в тексте для колорита часть типично галицких диалектизмов.

Настоящий галичанин коллекционирует предметы, которые давно потеряли бытовое значение. Его амбарчики, балкон, рига и курятник напиханы разнообразными дырявыми корытами, ведрами, пустыми бутылками, старыми утюгами, ржавыми цепями, банками с засохшей краской. Но надежда все это когда-то применить радует доброе галицкое сердце вплоть до самой смерти.

Любовь к церкви галичан так сильна, что, если бы можно было, то каждый имел бы на своем огороде собственную. То же касается погостов и святых мест. Заветная мечта галичанина — иметь родственный склеп под окнами. В худшем случае — на Лычаковском погосте во Львове.

Преклонение галичан перед цитатами общеизвестно. Сегодня особенно популярны Шевченковы «Кохайтесь чернобровые, но не с москалями». Кобзарева фигура имеет такой большой авторитет у галичан, что они с удовольствием приписывают ему и чужие высказывания, например, Шопенгауера «Кто ясно мыслит, тот ясно формулирует».

Завещание галичанин составляет за три минуты перед самой смертью и не выпускает его из рук, пока они не остынут.

Вылив в корыто молоко, галичанин обязательно сполоснет бутылку водой и дольет к молоку. Поднимаясь ступеньками многоэтажного дома к своему помещению, галичанин обязательно повытирает ноги возле каждого соседского коврика, оставив неприкосновенным собственный.

На празднествах галичанина нужно долго уговаривать, чтобы он сказал тост. Когда же удастся его убедить, то выходит приблизительно такое: «Шо бы я должен был сказать по тому поводу? Шоб Вы счастливо сели на поезд и доехали до того места, где на Вас чекают, най Вас примут за родного и не выгонятна шестой деньгостевання. И чтоб лежать Вам ціхутко в земли и не гнить, как американцы, ибо едят всяку химию. И най Вам сдохнет тота коза францувата, что обкушала нашу грушку под самый корень. Многая и благая лета!».

Любимый образ галичанина — как он лежит в гробе, вобранный в брачный костюм и школьные мешти (туфли), среди цветов и заплаканной семьи. Когда его будут выносить на погост, должен ударить гром, зблиснути молния и попасть в соседскую избу. И счастливо ее сжечь вместе c хозяйкой и противными курми (курами), что порпалися (рылись) на его огороде и этим наносили ему, покойнику, неописуемые душевные муки.

Галичанин рождается для того, чтобы: в восемнадцать побывать в войске кладовщиком при носках и комиссоваться при пропаже из состава последних; в сорок пять — выдать дочь замуж и на свадьбе натолочь морду свату; в пятьдесят пять — завести козу и учить внуков петь повстанческие песни; в шестьдесят — стать бригадиром на стройке и отсидеть год за кражу четырех кривых гвоздей; в шестьдесят пять — почувствовать себя защитником родины и, пошив униформу неизвестной армии, маршировать на все праздники с фаною перед сельсоветом; в семьдесят стать членом церковной десятки; в семьдесят пять — отдохнуть в Боге, проклиная, москалей и соседа, чьи куры всю жизнь портили ему огород.

Каждый порядочный галичанин имеет родню в Канаде или Америке. Кто не имеет, тому никогда не быть депутатом, мэром или войтом. Ему светит лишь карьера священника. Раз в год из-за океана на галицкие поприща прибывает к семье одна посылка с хорошо-таки подержанными за двадцать лет вещами, среди которых непременно имеются корейские цветастые платки, покрывала на двуспальную кровать и тюк с противозачаточными пилюлями для девяностолетней тети Парани. Именно эти подарки судьбы становятся надолго, временами навеки яблоками раздора для дружных галицких семей. За каждую застиранную исподнюю рубашку или галстук с замацьканим узлом галичане так ссорятся и так гневаются, что лишь землетрясение, буревал, всемирный потоп и приватизация москалями наших спиртзаводов могут их на время объединить. Или приезд любимой цьотки из Канады.

Автохтонный житель Галичины в 45 — 50 лет свободно ориентируется в внешней политике любого государства мира и мог бы служить советником при любом правительстве. Особенно это заметно во время религиозных праздников, когда за столом собирается вся семья и после третьей рюмки кто-то обязательно скажет: «А чули-сьте, что востатнє москали сделали?..» Вопрос всех времен и всех галицких поколений — чему американцы не хотят на Россию ракеты ядерные пустить — так возбуждает галицкие умы, что они временами перебирают меру алкоголя и решают мировые проблемы навкулачки, прозывая неприличными словами противников, с которыми только что пили и братались.

Художественные предпочтения галичанина уже век, как сформированы и неизменные. Кроме религиозных образов и портретов Шевченка и Франко, галицкое жилище чаще всего украшает картина в удушающих красках, на которой изображенный красномордый гуцул, что извещает трембитой на весь мир, что он еще живой и овцы тоже. Сей шедевр приобретен за пляшку самогона у соседа, чей сын учится в Львове и временами забавляется мальовидом. Радует глаз и душу галичанина и художественное воссоздание валки чумаков с волами на фоне желтого поля и синего неба. Рядом с этими шедеврами среди широкого галицкого общества бытуют и «автобусные» розмальовки. Они обычно размещены на лобовом стекле межгородских автобусов и похожие одна на другую, как будто близнючки. Сюжет «полотен» — каноничный: распухлый от пассажиров автобус мчит горной дорогой, обок которой ему вслед вышитым платком машет замечтавшаяся гуцулка. Где-то неподалеку пасет отару ее муж. Овцы, судя по виду, мутанты — очень похожие на овчарок в париках.

Ментальность и тысячелетний быт на галицких поприщах наделили галичанина фантастической способностью не признавать собственные ошибки, но тщательным образом фиксировать чужие, обычно повторяя их. История еще не знала случай, чтобы кто-то услышал от правдивого галичанина фразу: «Простите, я был не прав». Если же кто-то отважный сможет ее вымолвить, — смело заносите его фамилию в книгу рекордов Гиннесса и беритесь обмеривать бюст на памятник, ибо долго этот уникум на наших поприщах не проживет.

При объяснении любого несчастья, что случилось с ним, галичанин назовет тысячи причин, кроме одной — собственной бестолковости. Из-за этого галичане выглядят очень уверенными в жизни и труде. Причины, которые приводят к галицким несчастьям и хлопотам, также являются давно установившимися и известными. Среди них чаще всего называют: ненастье, москалей, поляков, американцев, соседа, гадание, вроки, тяжелое детство, сплетню, зависть, глуповатую власть и Бога. Благоприятными факторами галичанин считает: собственный ум, собственную трудолюбивость, собственную силу и нрав, счастливое стечение обстоятельств, которое позволило ему родиться, и Бога.

Галичанин любит жаловаться. Делает это с удовольствием и вкусом. Временами выдается, что в том аде, в котором живет, по его словам, может выжить только Шварценеггер или Ван Дамм из фильма «Двойной удар». И, что интересно, именно этому конкретному жалобщику судьба всыпала адскую смесь селитры и перца просто в задницю, а всех остальные окружающие незаслуженно осчастливили благосостоянием и счастьем. Один из самых любимейших риторических вопросов галичанина: «И за что мне такая кара небесная?». При этом, тяжело сетуя на судьбу, галичанин никогда не теряет оптимизма, зачастую себе повторяет, чтоб никто не услышал: «Все так не будет!».

Галицкое упрямство такое же знаменито, как и скупость. Если галичанин что-то берет к голове или, боронь вас Божье, к сердцу, — нет ни одного совета на то и возможности изменить его децизию. Например, в какой-то районной газете наш земляк может прочитать информацию о том, что в Афинах при раскопках на Акрополе было найден украинский паспорт на фамилию Гомер с цветной фоткой слепого поэта, то ни один в целом мире человек не сможет убедить его в неправдивости этого факта. Он упрямо будет твердить, что «Гомер — то первый украинский народный поэт, но второй после Кобзаря гений».

Интересным свойством галицкой ментальности является неодолимое желание галичанина захватить как можно больше земли. на погосте. Такое впечатление, что наш аутентичный земляк стремится как можно быстрее увидеть на кладбище всю свою семью и еще две-три семьи соседей, которые обязательно должны быть похоронены вокруг его гробика. Мало того, прихваченная у соседних покойников землиця ограждается металлическим заборчиком, украшенным острыми копьями арматуры или тяжелыми морскими цепями. Эту «потустороннюю территорию» галичанин оберегает, как зеницу ока, и горе тому, кто ступит на нее нечищеным туфлём или босоножком.

Галичанин очень любит, чтобы его личная собственность отличалась от других. Из-за этого галицкими городками зачастую шкандыбают похожие на инвалидов куры, гуси, коровы и кони, помеченные йодом и зеленкой, как будто они только что убежали из районного госпиталя.

Одежду галичанин обязательно покупает на вырост. Даже если ему 87 лет и он давно уже оглох, а видит еще хуже. Обувь покупает также на 2–3 размера больше — а вдруг нога растопчется! Чтобы было удобно носить великоватые туфли, галичанин напихивает в них 3–4 скомканные районные газеты. Если же ему ласковая судьба подбросит задешево пару маловатую, то произойдет интересный ритуал разнашивания: сначала туфли оставляют на день в полной ванне горячей воды; потом галичанин надевает толстые шерстяные носки, а уже на них — мокрые туфли. И ходит он в них двое суток без перерыва на обед и сон. Аж тогда только они готовы к употреблению по назначению.

По неизвестным причинам чужие дети для автохтонного галичанина почему-то всегда лучше, чем собственные. Свои — это на века вечные «матолки», «штурпаки» и «туманы вісімнайцятi». В связи с этим каждому галичанину затем всю жизнь приходится прилагать невероятные усилия, чтоб доказать противоположное и себе, и людям, и родителям, которые до самой смерти не будут верить в успех собственных чад. Таким способом с малых лет галичанину прививается стойкий ген упрямства, настойчивости и неполноценности. По-видимому, поэтому наиболее производительными галичане становятся в период притеснений, надругательств и плюндрувань со стороны захожих. В мирное время благоденствия галичанин обычно безопасен и безразличен.

С давних времён в галицкой столице — во Львове — установлен памятник шкварке. Сей правильный продукт для каждого правоверного галичанина является источником жизни и символом благосостояния. Шкварок галичанин потребляет столько, что рядовой европеец от таких канцерогенных и ракотворчих доз давно бы кормил червей на Пер-Лашез или на острове святой Елены.

Кажется, лишь к чаю и пампушкам с повидлом галичанин не добавляет шкварок. Все остальные кушанья богатейшей галицкой кухни населяются животворными шкварками. И в горе, и в печали, и особенно в радости рядом с галичанином шагает всю его жизнь розовая, хрустящая, немалая шкварка.

Готовясь к визиту в гости, на свадьбу или день рождения, галичанин всегда немилосердно нервируется и кривится. Причина кроется в необходимости дарить презенты или подарки (это для східнякiв). Нет, галичанину рука бы засохла и язык отпал, если бы он отказался от чьего-то подарочка. Даже копеечного. Но дарить кому-то? Чтоб предотвратить это, галичанин с самого утра вплоть до условленного времени визита переворачивает вверх ногами помещение свое, тещи и братьев, чтоб разжиться каким-то отребьем. Это может быть непрочитаная книжка о жизни аборигенов с острова Сахалин, заплесневевшее полотенце с вышитым портретом Ивана Мичурина или деревянный беркут без одного крыла. Подарок тщательным образом вымывается, опрыскивается дезодорантом «Ласковый змей» и аккуратно обертывается целлофаном от старого букета цветов. При вручении галичанин принимает торжественный вид, выпячивает грудь с вышитым галстуком и полчаса расхваливает прелести и преимущества собственного подношения. А уже дома чуть ли не до утра убивается по потерянной вещи.

Галичанин является крайне сентиментальным человеком. Если, конечно, дело не идет о деньгах или недвижимости. Однако эта сентиментальность сразу же исчезает, когда речь заходит о деньгах. Один из лозунгов галицкого бизнеса твердит: «Базар — то такая зараза, так втєгнешсi, — что родную мамку на продажу вынесешь и не замітиш!» Во время торга галичанин мелочен и осторожен. Очень странно, но галичанин никогда не будет благодарен какому-либо человеку при его жизни. Даже если тот спас ему имущество от пожара или ограбления. Зато после смерти галичане передают из поколения в поколение легенды об умершем, ибо им удалось его пережить. Каждый разговор о светлой памяти покойника начинается приблизительно такими словами: «Стефцю, а помните Ивана Папроцького, что лежит на Личакiвскiм погосте, на шестим поле, второй ряд от доктора Штопка, что наложил на себя руки через Марiку Форнарову? А вот исторических личностей галичанин считает героями и членами своей семьи. Даниила Галицкого он обязательно объявляет почетным гражданином Львова с правом бесплатного проезда в общественном транспорте за то, что тот учредил ему Львов, его сына Льва — почетным мэром, ибо галицкая столица носит его имя, а именем Джорджа Вашингтона названа улица, ибо он учредил США, чтобы галичане имели куда эмигрировать.

Галичанин существо демократическое. Очень любит принимать участие в выборах, референдумах и опросах. На каждой предвыборной кампании наш земляк безвылазно сидит перед телевизором и проклинает «комуняків, воров, застарий парлямент и соседа Федю, что зареєструвавсі кандидатом, а на подвiрку в него куры от голода пухнут». Сразу после выборов рядовой галичанин получает полную амнезию и не помнит, за кого он голосовал и кого избрали. Вплоть до новых выборов.

Подобная ситуация и с митингами. Лишь в толпе людей с флагами и лозунгами галичанин чувствует себя народом, а временами и сообществом. Особенно, когда стоит в первом ряду перед трибуной и видит вождей в лицо.

Если, не находясь на Галичине, вам покажется, что здесь живут самые тупоголовые, — не берите себе это близко к сердцу, ибо то неправда. Просто правдивый галичанин перед незнакомым человеком любит притворяться глупее, чем он есть в действительности. Ученые утверждают, что собственно это обстоятельство позволило выжить этому колоритному этносу во времена монголо-татарского нашествия, австро-венгерского гнета и панской Польши.

Поэтому не удивляйтесь, когда на ваш обычный вопрос «Как вы относитесь к главе областной администрации?» галичанин трижды переспросит, о чем вы спрашиваете, потом долго будет делать мину роденовского «Мыслителя», а в конце концов спросит: «На какой холеры то вам нужно?» — и преспокойно переведет разговор на прошлогоднюю погоду и предполагаемый урожай шпарагiвки у соседа. А когда вы таки прижмете его к стене, он замашет руками, скорчит жалостливое лицо и скажет: «Но что вы, пане! Где же мы то знать можем? Я матури не кончал, по университетам не вчивсі, ибо зi школы меня выгнали за национализм! А теперка имею такую зарплату, что даже и не знаю, за что я так страдал за коммунистов».

Обычно к браку именно галичанка тянет галичанина, а не наоборот. Урожденный индивидуализм автохтонного уроженца Бучача, Бережан или Рогатина не позволяет ему добровольно избавиться от иллюзорной свободы и одеть золоченные кайданки браку. Поэтому галичанки в матримониальных делах значительно обычнее своих антистатевих ровесников. Еще змалечку мама убивает в русую девичью головку: «Памятай, донцу, что холопа нужно воспитывать от самого начала и до самой смерти, царствие ему небесное, хотя бы по вам янголи не пели! Когда же его запопаднеш — держи, ибо то такая скотина, что тілько си отвернешь, а оно уже вислизло!».

Хозяйственность галичан, их предприимчивость в обустройстве семейного очага и в садово-огородных делах не имеют границ. Порядочный галичанин засаживает огородом каждый лоскуток собственной земли. И никаких цветов! На галицком огороде имеет право расти только картофель, помидоры или огурцы из польских семян. Для нашего земляка заветной мечтой является возможность собирать с собственной землицы два урожая. Чтобы приблизить эту заветную мечту, ранней весной, как только взойдет снег, хозяева поливают почву кипятком, закрывают его разнообразными пленками, стеклянными банками, парниками разной конфигурации. Урожая это не добавляет, зато наполняет утехой. Если галичанин допадается к какой-то страсти, то уже ни стриму, ни возврата назад нет. Предметом увлечения могут быть: водка, коллекционирования денег в грубых купюрах и старых телевизоров.

Галичанин имеет привычку доводить начатое дело до логического конца. Даже если она вполне проигрышная. Известная история о двух фацетiв, что ехали в трамвае.
— Иване, ты ножовку взєв? — говорит один.
— И молоток.
— Слушай, а как тота граната взiрвесi?
— То ніц, мильку, я еще їдну имею!..

По традиции, которой положил начало еще князь Святополк Окаянный, по каждому обеду глава семьи доедает за детьми все, что останется на их тарелках, вытирая посуду коркой хлеба, которую не догрызла жена. По этой самой причине галичанин скорее всего безвылазно просидит два дня в туалете, чем даст пропасть скисшему борщу или «вистреленiй банке» с кабачковой икрой. Не гнушается наш земляк и просроченными лекарствами. Он радостно их употребляет, поскольку за них уже заплачено. Кроме того, ану же они на что-то и помогут?

Каждый второй галичанин является гадальщиком, экстрасенсом и целителем. Об этом известно издавна. При таком количестве эзотериков на душу населения практически каждый член галицкого общества знает свою судьбу от роду вплоть до самой смерти. Однако галичанину этих знаний всегда недостает, и он стремится к дополнительным разъяснениям своей неприкаянной судьбы. Из-за этого на наших поприщах процветает экстрасенсорный бизнес.

Тысячи людей заряжают воду в стеклянных банках, майонезних баночках и канистрах из-под бензина, десятки тысяч прикладывают «заряженные отпечатки» газет к вероятно больным местам, миллионы руководствуются советами ворожек, верят в гороскопы и ворожат на кофейной гуще. Но это не мешает галичанам никому не верить и не проникаться стихийными бедами, властью и геморроем. Ибо от самого рождения правдивый галичанин возлагается лишь на собственные силы, что делает его практически неуязвимым перед ударами судьбы. Когда же приходит беда, он лишь разводит руками: «Так мало быть! Но в Петра через три избы ше хуже!». И на душе ему светлеет, а водка становится слаще.

Как человек, щедро наделенный юмором и здравым рассудком, галичанин зачастую прибегает к операциям, что при других условиях и при других людях просто невозможны. Во Львове когда-то жил господин Хомик. Невзрачный человечек, но с богатой биографией. Родившись при покойнице Австрии, господин Хомик смог дважды продать свой труп анатомическому заведению Медицинской академии. Полякам он лишь раз сумел продать свои тленные останки. За совєтiв господин Хомик мало задурно не избавился от собственного тела, когда его под конвоем вывозили на Колыму, ибо был сыном священника.

Вернувшись, он не оставил попыток всучити свое сухеньке тельце какой-то лаборатории химического оружия или института паразитов и бактериологии. Но увы безуспешно. И только при независимой Украине господин Хомик достал сатисфакцию, в завещании он записал: «Дарю свое тело вместе с внутренностями родной Украине, и най робит с ним, что хочет на свои потребности. Альо Хомик». Этот поступок достойно оценили современники: Хомика с почестями похоронено на Янiвському погосте, во Львове, под плитой с надписью: «Здесь отдыхает Альо Хомик. Непокоренный патриот и человек»".


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх