,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Дон Негин. Неновогодняя несказка
  • 29 декабря 2010 |
  • 22:12 |
  • BloodyWad |
  • Просмотров: 66903
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Дон Негин. Неновогодняя несказка


Сей дядя слишком сложных правил

Постигнуть сызмальства не мог,

Но для страны, которой правил,

То был простительный порок.

Здесь все учились понемногу,

Чему-нибудь и как-нибудь,

Образованием, ей-Богу,

Тут мало кто желал блеснуть:

Академический диплом

Карьере предвещал облом.

Иные знанья в моде были,

Иные навыки в чести.

Венец успеха — две мобилы

И пачка «зелени» в горсти.

То славная была эпоха

Наездов, стрелок и кидков,

Распила средств, развода лохов

И укрупненья общаков.

Заслугой стали — не пороком —

Отбытые на нарах сроки.

Чуть позже признаком влиянья,

Приметой баловня судьбы

Каналы стали да изданья

И кран из газовой трубы.

Кто был ничем, тот стал «в законе»,

Сменив под грузом перемен

Из кожи куртку на «Бриони»

И мерс-600 на порш «Кайен».

Всем опостыли наконец

Волына, бита и свинец.

Воздав эпохе дерибана,

Без предисловий, сей же час

С героем моего романа

Позвольте познакомить вас,

Мой истомившийся читатель.

Дон Негин, давний мой приятель,

Родился в угольном краю.

Лихую молодость свою

Провел под сенью терриконов,

С младых ногтей в себя вобрав

Мирок неписаных законов

И незатейливых забав.

Край, что не гонит порожняк,

Иглой нанес на сердце знак.

Поселка хмурого домишки,

Соседство с шахтою «Юнком»,

Двор, пацаны, вино, картишки,

Халупа с низким потолком,

Гудок родимого завода,

Прикида скромного рванье,

И срок лишения свободы,

И возвращение ее.

Все было так же, как у всех,

И не грозил ему успех.

Его пример — другим наука?

Не знаю, право: так свезло —

Взяла фортуна на поруки,

Взяла удача на крыло.

Его успех — сюжет для «мыла»,

Судьба счастливца сберегла,

Ворота для него открыла

И новый шанс ему дала,

Перенеся (пусть и не сразу)

Из автозака в автобазу.

Так первый пост руководящий

Обрел наш славный добрый дон.

И кто поверит, что «мурчащий»

Господней лаской обделен?

Кто б заявил тогда, скажите,

Чисто конкретно, не шутя,

Что он — грядущий небожитель

И наш «покращувач життя»?

Для покорителя вершин

Дебютный надобен трамплин.

Предвижу ваше возмущенье:

Мол, явный здесь сокрыт подвох,

В такое, право, превращенье

Поверить может сущий лох!

Имелся ль тайный поручитель,

Что дону путь открыл наверх?

Кто этот ангел-охранитель,

Ему простивший прежний грех?

Я с ним, поверьте, не знаком,

Секрет хранится под замком.

Дон Негин был, по мненью многих

(Судей решительных и строгих),

Не Цицерон, зато педант,

Имел он редкостный талант

Коснуться до всего слегка,

С ученым видом знатока

Хранить молчанье в важном споре

С такой серьезностью во взоре,

Что всяк вокруг, и стар, и мал,

Сие за мудрость принимал.

Конечно, не блистал он чувством,

Ни остроумьем, ни огнем.

Замечен ли в любви к искусству?

Нет, это тоже не о нем.

Не обжигал он томных дам

Огнем нежданных эпиграмм,

А в книги вовсе не глядел,

Имея массу прочих дел.

И хоть трибун он был неважный,

Но брал фигурой авантажной.

Он рыться не имел охоты

В хронологической пыли,

Но дней минувших анекдоты

Из разных уголков земли

От Брежнева до наших дней

Хранил он в памяти своей.

Не знал ни слова по-французски,

Но знал в пределах школы русский.

И помнил, хоть не без греха,

Из Чехова два-три стиха.

В своих желаньях знал он меру.

Он был неглуп. И не умен.

А потому его карьера

Шла в гору. Возвышался он

Стараньем тех, кто простодушно

Считал, что вечно будет слаб,

Всегда захочет быть послушным

Хозяину вчерашний раб.

Забыв, что нет страшней врага,

Чем оперившийся слуга.

А дальше что? Терпенье, братья,

Вниманья вашего прошу.

Героя нашего занятья

Я вам подробно опишу.

Тому пятнадцать лет минуло,

Как стал дон Негин членом «пула»:

Когда унявши дрожь в коленках,

Прошел он кастинг Лазаренко.

Пал Ваныч мрачно молвил «да»,

И наш герой попал в ОДА…

Они сошлись. Волна и камень.

Ринат и Витя. Лед и пламень.

Бабло и власть. Стихи и проза.

«Нарзан» и «Пепси». Смех и слезы.

Два цвета — белый, голубой —

Не столь различны меж собой.

Оценку данному союзу

Не в силах дать — робеет муза.

Считают, что они друзья,

Но в это верю мало я.

Мы все глядим в Наполеоны,

И не был исключеньем дон.

Трон президентский снился дону,

То оказался вещий сон.

Но свыше требовалась милость.

Пришла пора — она явилась:

Дон Негин получил мандат.

И вот от власти кандидат

Собрался на жестокий бой,

Обласканный самой судьбой.

Пора вопросов и ответов:

Два тура — только и всего,

Вернее пары пистолетов

Решат теперь судьбу его.

Была дорога к трону ровной,

И был уверен «послідовний»,

Что он получит этот приз.

Но жизнь преподнесла сюрприз:

Уж откупорили вино,

Как вдруг произошло оно.

Итак, оно звалось Майданом,

Но это слово для него,

Героя нашего романа,

Не означало ничего.

Он видел в том обман, не боле,

Слепое подчиненье воле

Чужой, враждебной, что извне

Навязывала бунт стране.

И до сих пор уверен он,

Что у него украли трон.

В опасном этом заблужденье,

Он долгих пребывал пять лет,

Когда ж потешные гоненья

Стремительно сошли на нет,

Он стал готовиться к отмщенью,

Взирая с удовлетвореньем,

Как оскверняет свой алтарь

Страны великой жалкий царь,

Себе в невежестве присвоив

Заслуги подлинных героев.

Когда б к своей несчастной доле

Дон меньше жалости хранил,

Он смысл Майдана поневоле

Давно б достойно оценил.

Из неудачника в икону

Он превратил когда-то дона.

Дон стал вождем для полстраны

Лишь после мирной той войны.

Отныне без поводыря

Он мог пройти свой путь царя.

Когда б душа мечтать умела,

Ей не составило б труда

Вдохнуть стремленье в это тело.

Но там уснули навсегда

Души прекрасные порывы.

И лишь мечты о мщенье живы.

Снедали сердце дона страсти,

О мести мысль теснила грудь,

Страна ж страдала от безвластья,

Страна ждала кого-нибудь.

Когда предшественник бедовый

Престол оставил наконец,

Увенчанный венцом еловым

Вошел дон Негин во дворец.

Вошел, овеян старой славой,

Чтоб строить новую державу,

Вошел, готовый не шутя

Нам всем «покращити житття».

И так ласкал монарший слух

Послушный хор вельможных шлюх.

Вперед, вперед, моя исторья!

Вниманье, новый поворот:

Теперь, читатель, в Лукоморье

Повествованье нас ведет.

Почтенный замок был построен,

Как замки строиться должны,

Отменно прочен и спокоен,

Во вкусе умной старины.

Надежно скрыты от врага

Сто сорок полновесных га.

Деревня, где скучает гений,

Поверь, прелестный уголок.

В тени зеленых насаждений

Гуляет легкий ветерок.

Господский дом уединенный,

УДО от взоров огражденный,

Стоит над озером. Вдали

Страна тоскует на мели.

В волненье ожидая шторм

Давно обещанных реформ.

Бассейны, корты и ограды,

Фарфор и бронза на столе,

И чувств изнеженных отрада —

Икра в граненом хрустале.

Статьи о сделке незаконной

Себе позволил Интернет?

Он их прочел со скукой томной,

Зевнул и заказал обед.

Наш дон не тратит лишних слов

На жить мешающих козлов.

Бывало, дон еще в постели,

А уж записочки несут.

Что? Приглашенья? В самом деле?

Его повсюду в гости ждут!

На гольф? К кабанчикам в заказник?

Куда помчится наш проказник?

Иль на футбол? Не все ль равно —

Везде поспеть немудрено.

К услугам нашего повесы

ГАИ и стайка «мерседесов».

И лишь отмашки свыше ждет

Набитый «фаршем» вертолет.

Один среди своих владений

Чтоб с толком время проводить,

Придумал (с целью послаблений)

Порядок новый учредить.

Решил дон Негин непреклонный

Повысить возраст пенсионный.

А чтобы «было все Донбасс» —

Тарифы новые на газ.

Дон хочет строить, и страна

Послушно строиться должна.

Признаюсь, всех его умений

Пересказать мне недосуг.

Но в чем он стал бесспорный гений?

Что знает тверже всех наук?

Что превратилось, без сомненья,

В его источник вдохновенья?

Что занимает целый день

Его тоскующую лень?

Наука мести, мести страстной,

Он ею овладел прекрасно.

Чуть что вождю придет на ум —

Над делом суетится кум.

«Ах, Виктор Палыч, право, скучно,

Открой УК и сядь ко мне.

Не все, похоже, мне послушны.

Поговорим…» — «О Литвине?» —

«Ты думаешь? Пожалуй, рано.

В стране немало есть смутьянов

Среди мужчин, среди девиц.

Составь мне список данных лиц…»

Послушно тянется рука

К уже открытому УК…

Я завершу на этом сказку.

Для вас интригу сохраня.

Читатель, верю, без подсказки

Роман закончишь за меня.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх