,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В казематах лжи российского ИноСМИ ("ИноСМИ", Россия)
  • 27 декабря 2008 |
  • 00:12 |
  • Sa_ |
  • Просмотров: 698317
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
В казематах лжи российского ИноСМИ ("ИноСМИ", Россия)


Началась эта удивительная история год назад в Мадриде, где я, американский журналист кубинского происхождения встретил друга своего детства Педро Хуана Моралеса, тоже репортера, но работающего по другую сторону баррикад – в кубинской коммунистической газете "Гранма"... Педро рассказал, что на следующий год он собирается на стажировку в Москву сроком на месяц. И здесь он произнес: "В московскую редакцию ИноСМИ. Может, слышал?"
Мне ли не слыхать об пресловутом ИноСМИ! Каждый западный журналист, пишущий о России, молится Богу, чтобы его очередная статья не была "переведена" в ИноСМИ. Стала жертвой ИноСМИ и моя сентябрьская статья о конфликте на Кавказе, где правильно сохранились только название, самое начало и самый конец... Мы расстались. Вернувшись в Штаты, мне пришла в голову идея попросить Педро написать статью для моего американского журнала о том, что он увидит в редакции Иносми... Я позвонил ему в Гавану, и тут – вот неожиданность! - выяснилось, что Педро попал в больницу с язвой и поездка в Москву откладывается на пару месяцев.
Так у меня возникла фантастическая идея – превратиться в Педро и самому проникнуть в логово главного идеологического диверсанта Кремля – Иносми. Мой босс дал немедленное "добро" на поездку.

В логове врага

И вот я в Москве. С самого начала я решил, что буду описывать все случившиеся со мною исключительно правдиво. Про Россию на Западе часто пишут нелепицы. Например, в инструкции Госдепа гражданам США, выезжающим в Россию, говорилось о том, что за иностранцами в Москве охотятся своры продажных милиционеров, уличных мошенников и валютных проституток, в связи с чем передвижение по городу пешком становится опасным.
Рядовые российские граждане, однако, демонстрируя врожденное коллективистское поведение, очень любят передвигаться по улицам колоннами. Инструкция советовала: если Вы видите колонну россиян, следующую в нужном Вам направлении, то смело встраивайтесь в хвост и шествуйте до нужного пункта. По ходу, можно перебегать из колонны в колонну, корректируя направление движения. В таких колоннах идти совершенно безопасно, хотя и придется каждую минуту скандировать вместе со всеми здравницы в честь Путина, Медведева и Сталина. Командированным в Россию даже рекомендовалось выучить самую популярную здравницу: "Да здравствует любимый Сталин – предтеча и предвестник деятельности самого товарища Путина!"
Так вот – никаких колонн я в Москве не обнаружил, хотя в госдеповской инструкции даже были цветные фотографии многочисленных колонн российских пешеходов, движущихся не то, что по Москве, а даже по Красной площади!
Итак, я поселился в гостинице, позвонил в редакцию, назвался именем Педро и мне велели придти завтра на встречу с самим главным редактором ИноСМИ Огневым в час дня!
Когда на другой день я подъехал на такси к нужному адресу, я обнаружил длинное серо-грязное здание с решетками на окнах. Везде пахло кислой капустой и забродившим пивом. На входе в здание стоял тусклый небритый человек в полувоенной форме, оказавшийся швейцаром, который велел мне сначала идти за угол и получить пропуск. В пропускном бюро мне объяснили, что, когда аудиенция закончится, принимающий меня сотрудник ( в данном случае сам Огнев!) должен будет поставить время окончания встречи и расписаться, иначе меня не выпустят из здания...
Я нашел приемную Огнева. Перед его дверью стоял массивный стол, за которым сидела секретарша, брюнетка лет 26. На столе стояла табличка: "Обеденный перерыв", чем, собственно, секретарша и занималась. Перед ней был нарезанный черный хлеб, большая очищенная луковица и приличных размеров селедка, лежавшая на газете "Правда". Девушка оказалась не так проста – возле компьютера я заметил изящную розовую бутылочку дорогих Kenzo Amour Eau de Parfum. Владелица духов увлеченно ела селедку, сплевывая попадавшиеся косточки на пол и недовольно корчила гримаску, когда одна из косточек застревала в межзубном пространстве. Тогда она изящно засовывала два тонких пальца в рот и выдергивала провинившуюся селедкину иголку.
- Вы чего, гражданин, приперлись? - наконец увидев меня, хрипловатым недовольным голосом спросила секретарша. – Не видите: у меня обед? Подождите в Ленинской комнате направо до конца по коридору и зайдите через полчаса.

Ленинская комната

В поисках Ленинской комнаты я стал читать таблички на дверях: "Департамент искажений и недомолвок переводов", "Управление форумами иностранной прессы", "Польский департамент", "Департамент медийных провокаций и лже-сенсаций", "Особый отдел", "Юрист-консультант по защите от исков международных СМИ", "Советник главреда по медийному стравливанию Евросоюза и США", "Комната правительственной связи с Лубянкой", "Департамент охаивания НАТО", "Антибушевский комитет ИноСМИ", "Служба Иномодератора по работе с агентами среди читателей", "Помощник главреда по глумлению над США".
Ленинской комнатой оказалось большое светлое помещение типа лекционного зала с большой картой мира на сцене. Россия почему-то включала в себя на этой карте Финляндию, Польшу, Украину, Румынию, Болгарию, весь Кавказ и Среднюю Азию, Монголию и даже часть Китая. Больше всего меня поразило то, что и на Аляске было написано "Российская Федерация".
Над картой висела новая картина маслом, на которой в пустом зале был изображен Дмитрий Медведев, который читал какую-то папку одиноко сидящему в роскошном кресле Путину. Картина называлась просто: "Репетиция читки первого послания Президента Медведева Федеральному Собранию РФ".
Стены Ленинской комнаты были усеяны различными письмами, вырезками из иностранной прессы, фотографиями, текстом Военной присяги... Еще больший интерес у меня вызвала стенгазета – большой стенд с наклеенными на него письмами сотрудников. В частности, там была фотография старика в черном пиджаке с медалями – Самуила Борисовича Бермана, ветерана каких-то органов, ныне начальника Особого отдела ИноСМИ. Старик мог бы вполне сойти за добродушного персонажа, если бы не его глаза. Такими глазами может смотреть очень строгий отец на сильно провинившегося сына, причем, мне показалось, что, если я не опущу глаз, то господин с фотографии тотчас начнет меня пороть.
Впрочем, выяснилось, что строгий старикашка на самом деле проработал всю жизнь в каком-то медицинском учреждении и ныне заведует Особым отделом - нечто вроде медпункта в редакции... Самуил Борисович советовал молодежи держать свой рабочий медицинский инструментарий – скальпели, зубодеры, шприцы и хирургические пилы начищенными да блеска, ибо "тусклый инструмент не производит нужного впечатления на контингент". Больше всего я удивился совету Бермана есть на рабочем месте репчатый лук (тут я вспомнил секретаршу Огнева, грызущую луковицу), ибо "лук хорошо сшибает запах чужой крови". Ха-ха-ха, что-то я не припомню, чтобы западные хирурги перед операциями ели лук!

Редакционная оперативка

В конце Ленинской комнаты был проход в небольшую комнатушку со столами и одиноким канцелярским стулом. На столах в великом множестве были разбросаны главные жертвы ИноСМИ – старые распотрошенные номера западных газет и журналов, подвергнутые переводу и напечатанные на русском. Я уселся на стул и стал просматривать статьи, обильно содержащие пометки иносмишных инквизиторов от перевода.
В это время в основную комнату вошла группа людей, расселась на стульях и шумно загалдела. У меня моментально созрело решение притворится спящим. Устал, мол, после перелета! Я стал напряженно слушать, тем более, что разговор в большой комнате стал приобретать сенсационный характер...
"Девчонки, а у меня вчера на стрельбище сползли портянки в сапогах и я натерла ноги", - не к месту зачем-то сказала одна сотрудница. "Ничего, товарищи, это может быть в последний раз. С нового года наша армия переходит на носки!", - авторитетно заявила другая. В этот момент кто-то страшно крикнул: "Иномодератор идет!" и через секунду последовала команда: "Встать! Смирно! Товарищ Иномодератор, дневная смена сотрудников ИноСМИ к проведению оперативного совещания готовы! Отсутствующих нет! Дежурный по редакции, заведующий департамента охаивания НАТО майор Коробочкин".
"Вольно, товарищи! Садитесь!" – раскатистый голос иномодератора звучал одновременно вкрадчиво и величаво. "Начинаем оперативку. За вчерашний день редакцией ИноСМИ просмотрено 67 иностранных статей, переведено 43, из них напечатано только 28. Остальные 15 были отстранены цезурой с Лубянки как содержащие крайне неприглядную информацию о российской действительности"...
"А какие результаты показал форум статьи?” – спросил чей-то серьезный голос с места. "Самые положительные! Читатели отреагировали массово. Наши воспитательные усилия на форуме приносят свои плоды!" - гордо заявил Иномодератор. Раздались аплодисменты. Иномодератор продолжал: "Но на каждую бочку меда, товарищи, есть ложка дегтя. Нашелся один такой читатель - Strannik17". Взрыв негодования охватил присутствующих. Раздались возгласы: "Таким не место в нашей стране! Раздавить его как ползучего гада!
Распять на кресте как Иуду!"
“Спокойно, товарищи! - голос Иномодератора звучал уверенно. - Распять Семнадцатого Странника как Иуду не получится, во-первых, потому, что Иуду на самом деле зарезали ножом, хотя по сути Ваше предложение правильно. А во-вторых, мы было вызвали оперативную команду для выезда по адресу для его ареста, но выяснилось, что этот Иуда проживает в США, где арестовать его нам пока затруднительно".
"Тогда я бы его полонием!" - предложил кто-то.
"Полоний мы уже засветили в другом деле, - с сожалением отреагировал Иномодератор. - Сейчас компетентными органами принимаются меры по доставке в Америку изотопов стронция для работы по Семнадцатому Страннику, а заодно и для первых шестнадцати предателей, если таковые имеются".
Иномодератор прокашлялся и продолжил: "Что касается нашей работы, то товарищ Огнев просил вам передать, что в последнее время он стал подмечать некую слащавость ваших переводов. Тщательнее надо работать, товарищи! Прочитав некоторые ваши переводы, хочется не плюнуть в сторону Запада, а переехать туда жить! Главная задача - воспитывать патриотизм наших читателей через отвращение к Западу. Больше вранья! Больше перегибов! Классовый подход к врагу!.. Зарубите на носу: хороший перевод – это, когда после его прочтения на форуме читатели напишут: "После таких статей хочется взять в руки автомат!” Вот главный критерий! За работу, товарищи! Оперативка закончена!"
Я вытер пот со лба. От напряжения одеревенели руки. Мне нужно было срочно позвонить в Америку, чтобы нашли и предупредили благородного Странника об опасности! На его месте, в ближайшие лет 10 я бы не стал пить ни чая, ни кофе из-за вероятности отравления!
Но сначала мне нудно было собраться с мыслями и отправится на рандеву с главой этого чумного дома – его секретарша, должно быть, меня уже ждет. Я выскользнул из Ленинской комнаты и через секунду уже открывал дверь приемной главного тоталитарного деспота от журналистики. Секретарша уже покончила с селедкой. Мило улыбаясь, она заглянула в мой пропуск и тут же нажала кнопку селектора: "Товарищ полковник, к Вам кубинский журналист Педро Моралес". "Товарищ Комиссарова, прекрати называть меня полковником! Обращайся так: товарищ Огнев. Пойми, наконец, что по редакции иностранцы бродят!” – отрезал бас в динамике.

Момент истины

Поначалу я увидел глаза. Я где-то читал, что у первого шефа советской тайной полиции Дзержинского были особенные пронзительные глаза. Опаснейшие контрреволюционеры, прикидывающиеся обычными мещанами, не выдерживали и двух минут такого взгляда и немедленно просили лист бумаги для чистосердечного раскаяния, после чего их обычно сразу расстреливали.
Шеф ИноСМИ Огнев буравил меня именно таким горящим взглядом, будто бы его расстрельная команда в подвале здания уже три дня томилась совершенно без работы! Это было выше моих сил! Я уже было открыл рот, чтобы взмолиться о пощаде и во всем сознаться, но в этот момент меня спас сам Огнев.
- Скажи, Педро, как ты думаешь, почему СССР развалился?
Холодный пот побежал струйкой по моей спине, но опасность пока миновала! В ответ я ляпнул первое, что пришло в голову:
- Наверно, потому, что он был очень большой!
- Более глупого ответа я не слышал! Советский Союз развалился не потому, что он был слишком большой, а – наоборот – потому, что он был слишком маленький! Представьте себе империю в три четверти планеты! Или даже занимающую 95 % суши! Тогда оставшиеся страны будут чувствовать себя в отрыве от господствующей мировой системы и сами добровольно расстанутся со своей независимостью. Никто не захочет быть изгоем! Отсюда я вывел теорию: чем меньше империя, тем больше шансов у нее развалиться. И наоборот, чем больше империя, тем у нее больше шансов стать еще больше! Наш следующий Советский Союз будет в несколько раз крупнее и я думаю, что твоя Куба нам в этом поможет!
На нем была обычная светлая рубашка и необычайно широкие брюки, которые носили еще в тридцатые или сороковые годы. Самое удивительное, что это были генеральские галифе с лампасами, заправленные в хромовые сапоги! Разумеется, от проницательного Огнева не ускользнул мой взгляд и он пояснил: "Не удивляйся! Надел дедушкины брюки поносить!"
И он потянулся к предмету, который заставил меня забыть обо всем на свете. Это был массивный хрустальный чернильный прибор с хрустальной перьевой ручкой, которыми пользовались последний раз лет сорок назад. Две чернильные чашечки закрывались инкрустированными позолоченными бронзовыми крышечками, короче, лучшие аукционные дома мира передрались бы за право выставить этот прибор у себя. Огнев подхватил пропуск, умакнул ручку в чернила и тщательно расписался... Огнев встал и подошел к окну. Воспользовавшись моментом, я тут же двумя руками приподнял заинтересовавший меня чернильный прибор, чтобы посмотреть на днище клеймо изготовителя или дату, но увидел только странный лиловый штампик – “Главупр. НКВД Союза ССР. Инв. № 666/1”.
- ИноСМИ, товарищ Моралес, это тяжелая и тонкая работа, – гремел от окна Огнев. – Главное здесь, конечно, выставить западную статью в нужном нам неприглядном виде, чтобы одновременно воспламенить ярость отечественного читателя и не переусердствовать в искажениях! Лозунг нашей фирмы: "Найти, перевести, наврать и не сознаться!"
- Скажите, тов. Огнев, а Ваша фамилия – настоящая? – вставил я.
Огнев резко повернулся от окна, сделал три быстрых шага ко мне и, пожирая меня пламенным взором, пробасил: "Огнев – это продолжение славного ряда большевистских железобетонных псевдонимов, таких как Ленин, Сталин, Каменев, Молотов. Моя настоящая фамилия слишком известна в стране и, если бы я ее публично произнес, то полстраны бы вздрогнуло от ужаса. Но я даю тебе слово, что, если от моей дедушкиной фамилии вздрагивали в СССР, то от моего псевдонима скоро начнут вздрагивать на Западе!" Тут шеф ИноСМИ рубанул рукой воздух, как будто держал саблю, и затем самодовольно произнес: "Товарищи из Кремля уже в шутку называет мою должность Главного редактора - главреда с двумя "в" посредине – главвредом, то есть Главным вредителем иностранных СМИ в России!"...
Огнев подошел к старому массивному сейфу и открыл его. Мне как–то рассказывали о странной привычке русских офисных служащих использовать свой сейф как холодильник – для хранения выпивки и закуски. Закуски, однако, на этот раз не было. На свет появилась огромная бутылка "Столичной" и два тяжелых старых граненных стакана. На одном из стаканов изнутри у верхнего ободка прилипла не то дохлая муха, не то шелуха от семечек. Огнев сунул палец, ногтем сковырнул помеху, поставил тот стакан поближе ко мне и моментально разлил водку.
Уж что-что, а пить он умел! Хватанув стакан, он выжидательно уставился на меня. Я, давясь от удушья, начал пить горькую и очень теплую водку. Когда я прикончил стакан, в кабинете что-то изменилось. Огнев сидел, задумчиво глядя на бутылку. Он как-то обмяк и черты его лица смягчились. Казалось, что его оставила бьющая через край энергия.
- Знал бы ты, Педруша, как мне насточертело наше вранье! – внезапно тихо сказал он. – Запад ведь нам одного добра желает! А, если кто и напроказит, ну там Польша или прибалты, так это только от желания быть замеченными нами! Я знаю, что любой маленькой стране хочется, чтобы о ней то и дело говорили в соседней большой! Им наше внимание надо! Позарез! Вот они и вступают в НАТО! Передвигают памятники! Чествуют СС! Размещают ПРО! Нападают на Южную Осетию! Лишь бы о них в гигантской России вспомнили! Лишь бы дать хоть какой-нибудь повод говорить о них! Даже самая последняя кошка требует внимания и ласки хозяина!
У меня закружилось в голове. От выпитой водки стучало в висках. Огнев встал, подошел к селекторной связи и спросил: "Комиссарова, тут кубинцу закусить бы надо! Плохо ему. У тебя случайно селедки от обеда не осталось?"
- Нет, товарищ полковник! Но сейчас пошлю курьера слетать в гастроном!
Огнев вернулся ко мне. Лицо его было грустным. Я перестал что-либо понимать! Оказывается в Огневе есть еще что-то человеческое! Я представил изумление в редакциях американских газет, когда там узнают от меня, что легендарный Огнев в душе сам западник! Тем временем сам "главный вредитель" наклонился ко мне и проникновенно произнес: "Все что нужно добрейшему Западу - это, чтобы мы, русские придурки, не взорвали себя своим же ядерным оружием. Нам крайне необходимо разоружиться и дать полный допуск Америке к нашим нефтяным ресурсам. И тогда каждый россиянин заживет через пару лет как арабский шейх! Будем, как сказочный Иванушка, лежать на печи, даже работать не придется! Вот так-то, Педрик!
Шеф ИноСМИ сделал паузу и задушевно спросил: "Как ты думаешь, мне найдут место в твоей газете, если что? Я и теорию капитализма наизусть знаю – Милтон Фридман, Людвиг фон Мизес! На четырех языках разговариваю!"
"Конечно найдем, мистер Огнев! И дом поможем купить в пригороде Вашингтона! – сказал я сердечно и в ту же секунду понял, что, кажется, проговорился. Водка взрыглась мне в мозг и в печенку. Мне уже было все равно. Мне хотелось только одного – чтобы мне дали понюхать нашатырь и положили на голову мокрое полотенце со льдом.
Обмякнув и съежившись будто больной ребенок на кожаном диване, я услышал как добрый человек из ИноСМИ Огнев энергично подошел к столу и стал в селектор громко звать мне врачебную помощь: "Товарищ Комиссарова! Отставить селедку! Разыщи быстро Бермана и пригласи его ко мне в кабинет. И пусть тащит сюда свой медицинский баул с инструментами! Скажи, у меня для него есть пациент!"
- А Самуил Борисович уже минут 15 как в приемной! Говорит, что все знает про кубинца! И чемоданчик при нем!
Уже теряя сознание, я подумал, что сильно повезет, если этот смешной старый фельдшер Берман еще помнил бы как приводить людей в чувство…

Источник: Sosipatr, "В казематах лжи российского ИноСМИ " (в сокращении) ("ИноСМИ", Россия)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх