,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Уроки албанского: новогодняя жесть
  • 8 декабря 2008 |
  • 20:12 |
  • URUZ |
  • Просмотров: 27933
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
-1
В это трудно поверить, но кроме финансового кризиса есть еще Новый год. Со всеми его атрибутами: вкусной водкой, подарками и поздравлялками. Есть и плохая новость – без пяти двенадцать встречу Года быка слегка подпортит гарант нации, который расскажет всем о голодоморе. Предложит почтить минутой молчания воинов ОУН-УПА. И дальше в том же духе. Кроме лидера Триполья, над проблемой поздравления изнасилованного спекулятивным курсом народа бьются лучшие умы основных политических сил.
Как поздравить украинцев, чтобы они не ошизели от обилия впечатлений? Какие слова сказать? И вообще, стоит ли вылазить на телевизионный экран с бокалом бухла
?

– Шозанах? – по-доброму, но как-то строго спросил Федорович и обвел собравшихся отнюдь не легким взглядом. Собравшиеся инстинктивно прикрыли локтями печень. Каждый свою. В том числе и Ханни. Однако она вовремя вспомнила, что шеф никогда не бьет женщин по печени, и гордо выпрямилась на стуле. Перед Янучегом лежал текст его новогоднего обращения к украинскому народу. Карандашом был очеркнут следующий абзац: «улыбается и задушевно рассказывает анекдот про белочку».

– Какая белочка? – вкрадчиво поинтересовался лидер. – Мне шо, еще костюмчик беленький одеть, с ушками?

Голос испатцтала: «Это про утренник в детском саду после Нового года. Когда артист, игравший белочку, в состоянии алкогольной интоксикации путает слова АС. Пушкина и гаварит: «Йа – драчистый изумруд».

– Предлагаю заипенеть плакатик на тему “Зима победила!”. Вы, Йулийа Владимирна, в таком голубеньком халатике, в звездочках...

– Фуездочках! – раздраженно перебила Йуля. – Я че, победитель пиндосского конкурса “Времена года”?! Вы уже заипали всех весной!

– А вот еще вариант: домашний стол, вы с дочкой. Можно зятя припесдячить. Только одеть поприличнее. И с мотоцикла снять. Конечно, его тату лучше чем-то закрасить, но хер с ним: можна свитерок надеть. С горлышком. На заднем плане трещат дрова. В камине. И собака у ваших ног хекает, высунув синий язык.

– Почему синий, мля?!

– Патаму что чау-чао!

– Мудаг, у меня нет сабаки!

В кабинет ворвался креативный моск БЮТ Абдулла, который под завязку наипинелся креативной жидкости. На нем, как всегда, были надеты трусы и майка с бютовской символикой, причем поверх костюма от Zilli. “Блиадь!” – подумал Турчик и с силой йопнул себя ладонью па галаве.

– Йуля, в голову пришла гениальная идея!

– Куда пришла? – подозрительно спросила Йулиа Владимировна, косясь на бютовское сердечко в промежности креатифщика. “Блиадь!” – в очередной раз йопнул себя по лбу Турчик.

– В моск! – гордо сказал креатифщик и выдержал эффектную паузу. – Косу надо распустить, блябудунах! Значицца так: ты вся такая распущенная держишь в левой руке бокал с бухлом. Например, с шампанским. И помешиваешь жидкость проволочкой от пробки против часовой стрелки.

– Нафуя? – заинтересовалась Йулиа Владимировна.
– Та фсе дефки так делают.
– Я спрашиваю, нафуя против часовой стрелки?
– Ну выпесд такой… креатифный. А шо?
– Ваащеубилнах!

На столе перед Йулей задергался в пляске святого Витта мобильный телефон, поставленный на виброрежим. Допрыгав до бюста пресс-секретарши, он в отчаянии остановился. Пришла эсэмэска от Балончега. “Первый нах! В твоем навагоднем паздравлении тема йопли нираскрыта! С наступаюччим. Твой Боня”. “Хуяссе! – слегка удивилась Владимировна. – Он че, как Ктулху, прямо моск ибет?”.

Васюнчег шел на кладбище обдумывать новогоднее поздравление гаранта нации народу. Ему никто не поручал это делать. Но каждый год, в декабре, Васюнчег шел на кладбище, где, гуляя между могил, придумывал речь президента. Потом он печатал выступление на розовой бумаге и подсовывал под дверь кабинета гаранта. Охрана знала этот выпесд Васюнчега и смотрела на все сквозь пальцы. Благо бумага была хорошая. Мягкая.

В последний момент Васюнчег решил отклониться от привычного маршрута и направился к памятнику жертвам галадамора, который его как-то внутренне возбуждал. “Я себя под галадамором чищу”, – пришла ему в голову странная фраза неизвестного поэта. И тут он наипнулся в яму, которую не успели зарыть трудолюбивые вьетнамские строители. “Млять! Песдуховные падонки!” – неприлично выругался Васюнчег и неожиданно покрылся холодным потом. Он осознал, что начал думать не по-украински. Слова из чужого, потенциально враждебного ему языка проникли в моск. Это открытие привело чувствительного гуманитарного вице-премьера в состояние крайнего возбуждения. Резко заныла мошонка. Острая боль отдалась в голову. “Змоскалылы”, – билась в воспаленном Евро-2012 правом полушарии отчаянная мысль. “Это песдец!” – неожиданно хладнокровно подумал Васюнчег. Он принял решение. Однако биотуалета рядом не оказалось, поэтому претворить решение в жизнь сразу не удалось. “Йоптвайу”, – оценил Васюнчег стратегический замысел авторов величественного памятника галадамору, специально исключивших места общего пользования из проекта, поскольку, по мнению гаранта, люди должны туда приходить вовсе не для того, чтобы срать.

– Хочу, чтобы все маладые падонки, услышав мое новогоднее обращение, поняли, что я не какая-то там небритая пелотка, а продвинутая телка. Чтобы все кибердрочеры сделали скринсейф с моего выступления и фтыкали на него. И все мужики электорального возраста афигели и поняли, за кого нужно голосовать. А бабы плакали навзрыд и причитали: такая маленькая, хрупкая, уставшая, до чего же ее эти мужланы довели. Хочу, чтобы харант изошелся на гавно, слушая мое выступление. Чтобы, сцуко, понял – женщин нельзя обижать, потому что они все равно йопнут так, шо мало никому не покажется. Чтобы вся страна, как один человек, замерев, слушала мой тихий, но, млять, доходчивый голос и кивала в такт. Все и ниипет! Шоб сразу поняли – это именно та дефка, которая приведет их к счастью, а затем ткнет в него рылом. Хочу подарить всем людям трогательную, да фуй с ней, пусть даже детскую надежду на чудо. Обыкновенное, но такое милое! Они, млять, обязаны слушать как кролики, боясь отлучиться в парашу и стряхнуть пепел сигарет в салат оливье. У них должны дрожать от возбуждения руки, сжимающие бокалы с шампанским, водкой, вином, текилой, бехеровкой, скотчем, вискарем и прочим качественным и не очень алкоголем. Пенсионеры должны почувствовать себя молодыми, больные – здоровыми, бухие – трезвыми, уроды – красафчегами. Гаишники, сука, обязаны рыдать, как болонки, и раздавать всем присутствующим взятки, полученные с честных, но в жопу бухих автолюбителей. Балончег должен усрацца от лютой зависти, а Янучег уронить скупую, мужскую слезу и сказать: “Йуля, прасти падлеца, иди к нам в каалицию!”. Катька шоб покрылась красными пятнами в тон помады “Живанши”. А я вся в белом, со скромной ниткой жемчуга на молодой, упругой коже шеи, войду с телеэкрана в каждый дом, приласкаю всех обиженных и неудовлетворенных, подарю им надежду в море кризиса. Они, млять, пойдут за мной, как за путеводной звездой. Или песдой, точно не помню, как там в оригинале. Не все дойдут. Но те, кто дойдет, станут целовать песок, по которому я ходила.

– Афуеть! Дайте два! – восторженно заорал Абдулла, который все это время слушал, открыв рот и не обращая внимания на тонкую струйку слюны, капавшую на трэвел-чеки. “Млять!” – подумал Чепиногер и с силой йопнул себя по голове. – Кто же всю эту фуйню писать будет?”.

Его поддержал дружный хор:
– Аффтор, пиши исчо!
– Где такую траву брали?
– Шишечки жостко вштыривайут!
– Ржунимагу!
– Песдато сказано!
– Пасибо, падрачил!

– Нет, надо воткнуть возле Виктора Андреевича три знамени – президентский штандарт, европейский флаг со звездочками и флажок Украины!

– Та не надо флагов! Пригнать к Мариинке танки и выстроить в два ряда с включенными моторами. А Йушенко должен идти к нации под звон курантов и в клубах дыма!

– Баян! Дитей надо. В национальных шубках и веселых. Голов триста. Расставить вокруг президента, шоб они возились в снегу и попискивали.

– Млять! – подумал Балончег и с силой йопнул себя па галаве. – Хде йа ему детей столько надыбаю? Взяв себя в руки и отодвинув в сторону блокнот, где он высчитывал 33% от $4,5 млрд., хитросделанный интриган мягким голосом предложил харанту: «Виктор Андреевич, может, лучше салдатиков малоденьких пастроить в две шеренги со штыками?». Он знал, на что можно купить символа нации. На лице Йущенко отражалась непростая и крайне замысловатая работа моска. «Дети или салдатики? Салдатики или дети? Нада у Катерины спрасить…». А вслух он сказал: «Тема галадамора нираскрыта!». «Млять!» – подумал Балончег и с силой йопнул по голове Кислинчега.


Александр Зубченко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх