,


Наш опрос
За последние 30 лет ваша жизнь в Украине
Улучшилась
Изменилась, но не особо заметно
Ухудшилась
Я покинул Украину
Я не проживал в Украине последние 30 лет


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЦЕЛИННАЯ ЭПОПЕЯ
  • 12 февраля 2021 |
  • 22:02 |
  • Tol |
  • Просмотров: 96
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Острота зерновой проблемы



Не все члены советского руководства в полной мере одобряли планы Хрущева. Среди сомневающихся был, например, влиятельный В.М. Молотов. Впоследствии он так писал о своей позиции по этому поводу: «Целину начали осваивать преждевременно. Безусловно, это была нелепость. В таком размере — авантюра. Я с самого начала был сторонником освоения целины в ограниченных масштабах… Я предлагал вложить эти деньги в наше Нечерноземье, а целину поднимать постепенно». Однако большинство поддержало линию Хрущева.

Пленум 1954 г. стал началом десятилетней «целинной эпопеи» - комплекса мер, масштаб и последствия которых могут быть сравнимы разве что со знаменитой столыпинской аграрной реформой в дореволюционной России.

Почему руководители СССР в первую очередь взялись именно за увеличение производства зерна, а не, например, мясомолочной продукции или овощей и фруктов – вполне объяснимо. Во всей российской истории, особенно для поколения, пережившего войну и послевоенную разруху, хлеб был главным продуктом, обеспечивавшим выживание людей и продовольственную безопасность страны. В структуре потребления начала 1950-х годов хлеб играл первостепенную роль - без преувеличения, он был обязательным продуктом на столе. Чтобы сделать его общедоступным, государство путем дотаций поддерживало низкие цены на хлеб.

Невозможность купить хлеба вдоволь рассматривалась как вопрос политический. Именно так сложившаяся продовольственная ситуация и воспринималась на Пленуме 1954 г. В отличие от промышленности, на восстановление которой были направлены основные средства и которую после войны сравнительно быстро удалось поднять из руин, ситуация в сельском хозяйстве все послевоенные годы оставалась критической.

В течение 1949-1953 гг. урожаи зерна в СССР не росли и ежегодно составляли в среднем около 81 млн тонн. Тревожная ситуация с продовольствием усугублялась ростом численности населения СССР вследствие послевоенного всплеска рождаемости.

В 1953 г. собранного в СССР урожая зерна не хватило на выпечку хлеба и на корм скоту. Чтобы избежать голода, правительству пришлось идти на крайнюю меру: израсходовать часть стратегического запаса зерна, который хранился на случай войны. Для изменения ситуации требовались срочные меры.
Почему именно целина?

Программа подъема сельского хозяйства, предложенная в феврале 1954 г. Пленуму ЦК, не была эмоциональным экспромтом Хрущева. Со сталинских времен отвечавший в ЦК партии за сельское хозяйство, Никита Сергеевич неплохо владел ситуацией. Встав во главе страны, он выступил инициатором и главным «мотором» «целинной эпопеи».

Программа прорабатывалась заранее. Варианты решения продовольственной проблемы обсуждались в партийных и министерских кабинетах. Накануне Пленума, в январе 1954 г., Хрущев представил в ЦК записку «Пути решения зерновой проблемы».

Для специалистов, консультировавших руководство страны, было ясно: есть только два пути подъема сельского хозяйства – интенсивный (за счет повышения урожайности зерновых и других культур на имеющихся площадях) и экстенсивный (расширение площади посевов за счет введения в оборот новых земель). Первый путь был, несомненно, хорош, но предполагал длительную перспективу. Это было связано с необходимостью технического перевооружения села, увеличения производства удобрений, внедрения более эффективной системы оплаты труда колхозников. Но поскольку зерно требовалось срочно и наименее затратным для государства способом, то в условиях 1954 г. альтернативы освоению целины не было.

К экстенсивному способу решения продовольственной проблемы подталкивало и то, что на территории СССР имелись обширные площади земель, никогда ранее не распаханных и не засеянных. Особенно – в Казахстане, в Поволжье, на Алтае, в Сибири, на Северном Кавказе, на Дальнем Востоке. Они не были освоены, главным образом, потому, что эти регионы были слабо заселены, и обрабатывать землю было просто некому. При этом агрономы утверждали, что в первые годы не тронутая плугом земля гарантированно даст богатые урожаи даже без удобрений, полива и агрономических работ.

«Мы стали искать новые возможности увеличения производства сельскохозяйственных продуктов. Наметился единственный выход - ввод дополнительных площадей в севооборот через поднятие целинных и залежных земель... Собственно, выбора способа ведения хозяйства у нас не было. Хлеб был нам нужен не завтра, а буквально сегодня».

Из воспоминаний Н.С. Хрущева.

Определение годных для земледелия целинных территорий не заняло у специалистов много времени. Основная проблема сводилась к обеспечению рабочей силой и сельхозтехникой. Что касается хозяйственного освоения территорий (строительство жилья, дорог, социальной инфраструктуры, ремонтных мастерских для техники, зернохранилищ и др.), то оно велось в авральном режиме и практически одновременно с прибытием на целину переселенцев, которых стали называть «целинниками». Все было подчинено решению главной задачи: дать стране зерно во что бы то ни стало.

Опыт первых лет освоения целины показал, однако, что, во-первых, здесь нужна была не любая рабочая сила, а именно квалифицированные кадры, и, во-вторых, что для людей требуется хотя бы элементарное жилье и минимальный уровень комфорта. Иначе энтузиазм и искреннее желание помочь стране в решении продовольственной проблемы разбивались о невыносимый быт: многомесячная жизнь в палатке, отсутствие нормального питания и др. При этом чем меньше у приехавшей молодежи было жизненного опыта и чем обширнее романтические ожидания – тем труднее было преодолевать трудности. После того, как часть молодых людей, разочаровавшись, стали уезжать с целины, государство сделало выводы и стало активнее налаживать там быт.


Методы и стимулы


Для скорейшего освоения целины и получения урожая государство использовало чрезвычайные мобилизационные методы, хорошо знакомые и проверенные в годы форсированной индустриализации, в военное время и в период послевоенного восстановления хозяйства. Как и в прежние времена, широкое распространение получили комсомольские и кадровые мобилизации, осуществлявшиеся, в основном, в «добровольно-принудительном порядке». В общей сложности на освоение целины из центральных регионов России, с Украины и из Белоруссии было направлено почти 1 млн человек.

Вокруг целинной эпопеи была развернута массовая политическая кампания, апеллирующая к патриотическому долгу, юношескому романтизму и энергии созидания. Главная ставка, как и прежде, делалась на легкую на подъем, не обремененную семьями и детьми молодежь.

Целина была объявлена ударной комсомольской стройкой. К призывам партии и комсомола ехать на целину присоединились деятели культуры, поэты и художники, воспевавшие героику труда и самоотверженность целинников. Заметная роль в романтизации целинного эпопеи принадлежала журналистам – как центральных газет, так и местных изданий. Они колесили по степным поселкам, освещая лучшие стороны жизни и труда целинников в ярких очерках, стихах, фоторепортажах, расходившихся миллионными тиражами.

Позднее о целине будет написано немало художественных произведений, снято фильмов, сочинено песен. Среди наиболее популярных произведений – фильмы «Первый эшелон» (1955), «Это начиналось так» (1956), «Иван Бровкин на целине» (1959), песни «Земля целинная», «Песня о целине» и др.

Что касается освещения проблем, с которыми государство и общество столкнулось в ходе освоения целины, то в условиях цензуры эти сюжеты доходили до населения в строго дозированном виде. Однако тем, кто возвращался с целины, невозможно было закрыть рот. Их рассказы об увиденном и пережитом зачастую контрастировали с бравурными газетными публикациями. Ныне рассекреченные документы тех лет, включая милицейские сводки, зафиксировали распространенные случаи недовольства бытовыми условиями, а также пьянства, хулиганства, конфликтов приезжих с «блатными», с местной молодежью и др.

Одной из самых серьезных проблем, которую было дозволено критиковать, являлась бесхозяйственность. На фоне самоотверженности целинников распространение бесхозяйственности, - хотя, скорее всего, это было в тех условиях объективно неизбежным явлением, - выглядело особенно нетерпимым.

«Объезжая целинные поля, я видел много такого, чего не хотел бы видеть. Когда убирали хлеб, то ссыпали зерно прямо на землю; при перевозке происходили большие потери. Токов не было, складов не было, не хватало вовсе простого брезента. Пшеницу на земле прикрывали кое-как, а чаще всего, к сожалению, вовсе не прикрывали. Рабочей силы не хватало, и поэтому потери были колоссальные».

Из воспоминаний Н.С. Хрущева

Кто и при каких обстоятельствах оказывался на целине? В первое время это были в основном комсомольцы, молодые мужчины, что порождало демографические диспропорции. 17 июля 1954 г. в «Правде» было опубликовано обращение молодых целинниц совхоза «Мариновский» к девушкам страны с призывом ехать на целину. Призыв нашел широкий отклик, и на целину активнее поехали девушки, многие из которых нашли там свою любовь и создали семьи.

Помимо комсомольских, проводились и кадровые мобилизации, осуществлявшиеся, как правило, по партийной линии. На целину направлялись опытные хозяйственники, партийные и комсомольские работники, руководители колхозов и совхозов, инженеры, агрономы, специалисты строительных профессий, мастера по обслуживанию автотехники и др. Для этих людей, как правило, среднего возраста, и членов их семей даже временный переезд из благоустроенной городской квартиры или собственного дома в места, где в первое время порой отсутствовали не только привычные бытовые удобства, но и детсады, школы, был непростым делом. Однако большинство специалистов соглашались ехать на целину - не по принуждению, а потому, что они были вчерашними фронтовиками и воспринимали призыв партии как свой долг.

Помимо мобилизованных партией и комсомолом, многие молодые люди записывались на целину сами, охваченные энтузиазмом первопроходцев, желанием испытать себя в чрезвычайных условиях, принести пользу стране. Целина была мощнейшим социальным лифтом. Она давала возможность быстро выделиться, проявить себя, сделать головокружительную карьеру. Государство поощряло особо отличившихся орденами и медалями.

Были, конечно, среди целинников и те, кто не скрывал, что их главная мотивация - хорошо заработать. Важное отличие целины от великих строек первых пятилеток заключалось в том, что теперь работа строилась не только на голом энтузиазме: государство компенсировало целинникам бытовые трудности высокой зарплатой.

«Товарищи, давайте обратимся с призывом к советской молодежи, к комсомолу. Пусть возьмутся за освоение новых земель. (...) Вспомним былые времена, когда люди вынуждены были жить не только в палатках, а и в окопах, жертвуя своей жизнью. Несмотря на тяжелые условия, в которые попала наша страна в первые годы войны, народ мобилизовался и сумел преодолеть все трудности. А освоение целинных земель - это труд, который будет оплачен, получат к тому же люди моральное удовлетворение (...) Я убежден, что найдутся энтузиасты».

Из речи Н.С. Хрущева

Стоит особо подчеркнуть, что государство с самого начала отказалось от создания на целине колхозов. Основной формой организации труда здесь были считавшиеся более эффективными и передовыми совхозы, в которых не было трудодней, а зарплата и премии сельхозработникам, как на заводах, гарантировались государством.


Целинные мифы


И все же для хозяйственного освоения и заселения гигантских целинных просторов хронически не хватало людей. Ходили слухи о широком использовании там принудительного труда заключенных ГУЛАГа. На самом деле, если он и применялся, то в весьма ограниченных масштабах. На целине действительно трудились бывшие спецпоселенцы и зэки. Дело в том, что на осваиваемых территориях было немало лагерных пунктов и поселков спецпоселенцев. И поскольку иного жилья в округе не было, то зачастую именно они превращались в центральные усадьбы создаваемых здесь зерновых совхозов, а бывшие осужденные пополняли армию целинников.

Освоение целины совпало с последними годами существования ГУЛАГа (расформирован в январе 1960 г.) и с либерализацией советского режима. В 1954 г. были сняты ограничения с бывших кулаков, сосланных в 1929–1933 гг. и оказавшихся в Сибири и Казахстане. Когда бывшим спецпоселенцам было, наконец, предоставлено право покидать поселки, многие из них предпочли остаться в той же местности и устроиться в целинные совхозы.
Целинный быт

Освоение целины началось на фоне полного отсутствия дорог, зернохранилищ, квалифицированных кадров, не говоря уже о жилье и ремонтной базе для техники. С вокзалов крупных городов на освоение целины почти ежедневно отправлялись тысячи молодых людей. Однако на месте романтический флер быстро проходил. Первоцелинникам пришлось жить в брезентовых палатках в условиях довольно сурового климата и отсутствия элементарных бытовых удобств. Питались прямо в поле. Рабочий день не был нормированным: люди зачастую трудились до тех пор, пока не падали от изнеможения. Часть добровольцев, не выдержав трудностей, вскоре вернулась обратно. Другие уехали с целины спустя годы, когда решили, что их миссия выполнена. Третьи пустили корни на целине, женились и остались там навсегда. В отличие от сталинских времен, тех, кто не выдержал проверку характера, теперь не ожидали преследования.

Будущий литератор Анатолий Стреляный, в годы освоения целины молодой комбайнер, прибыл в 1956 г. в Казахстан с Украины по комсомольской путевке. Вот что он писал в воспоминаниях: «Бригада представляла собой несколько полевых вагончиков. Пока волосы не стали примерзать, мы в них жили, потом многие вернулись на родину…Но приезжали новые романтики и новые желающие заработать. Несколько вагончиков, больших армейских палаток и все, степь кругом… Целыми неделями бывал на столе рис, и я после этого много лет не мог видеть рис в разных видах. Что мне вспоминается про бригаду? Была солидарность бригадная. Мы смотрели, как работает соседняя бригада в нескольких километрах от нас, нас огорчало, если она нас опережала. Так что социалистическое соревнование было не совсем выдумано… Поражали огромные просторы полей - сотни километров ни деревца, только сплошная пшеница… Уж не помню сколько километров, но во время ночной пахоты только три раза сделаешь поворот - и все …»


Результаты


Результаты освоения целины оказались крайне противоречивыми. «Целинная эпопея» потребовала огромных финансовых и людских ресурсов. За 1954-1961 гг. этот общенациональный проект поглотил 20% всех вложений СССР в сельское хозяйство. Из-за этого застопорилось аграрное развитие традиционных районов земледелия, включая особенно перспективные в плане повышения урожайности черноземные регионы Украины, России, а также Нечерноземье.

На целину была направлена основная часть выпущенной в СССР сельхозтехники: 120 тысяч тракторов, 10 тысяч комбайнов, множество тракторных плугов, культиваторов, сеялок и др. С одной стороны, такая концентрация новой техники принесла неплохие результаты. За первые два года освоения вместо предполагавшихся 13 млн. га удалось распахать и засеять 33 млн. га. А всего к 1960 г. сумели поднять около 42 миллионов гектаров целинной земли вместо плановых 35 млн. Но, с другой стороны, из-за освоения целины сократились возможности пополнить парк сельхозмашин в других регионах страны, что сказалось на производительности труда и урожайности культур в традиционных земледельческих регионах.

Освоение целинных земель позволило быстро и заметно пополнить зерновые запасы страны. Поначалу целинные урожаи превзошли все ожидания. Во второй половине 1950-х гг. они дали половину всего зерна, выращенного в СССР. В 1960 г. в СССР было собрано 125,5 миллиона тонн зерна, из них на целине – 58,7 миллиона тонн. В последующие годы урожайность целинных земель несколько снизилась - до 25-40% зернового сбора страны.

Другим важнейшим результатом «целинной эпопеи», который, вероятно, невозможно измерить деньгами, стало хозяйственное освоение прежде безлюдных территорий. На них возникли новые поселения, со временем было возведено жилье, построены дороги, учреждения соцкультбыта, создана иная инфраструктура. В общей сложности на целинных землях осели около 6 млн. человек.

Тем не менее, надежды Хрущева на освоение целины как на источник стабильного повышения урожаев зерновых не оправдались. Целинные урожаи сильно зависели от природных условий и были крайне низкими в засушливые годы. Не были изначально учтены частые в степях песчаные бури и суховеи. Варварская эксплуатация тонкого плодородного слоя земли ради выполнения плана вела к эрозии почвы, к падению урожайности спустя всего несколько лет после начала использования угодий. Потребовалось проведение дорогостоящих мероприятий по мелиорации почвы, созданию защитных лесополос, конструированию и внедрению особых плугов.

На практике освоение целинных земель превратилось в очередную кампанию, где процветали авралы и штурмовщина. Сняв остроту зерновой проблемы, «целинная эпопея» задержала переход сельского хозяйства на интенсивный путь развития. К концу правления Н.С. Хрущева зерна снова не стало хватать. Плохой урожай 1963 года привел к тому, что впервые в истории страны пришлось закупать хлеб за границей.

Значительная часть целинных земель располагалась в Казахстане и на административной границе РСФСР и Казахской ССР – в степях, которые к середине ХХ века уже почти не использовались для выпаса скота. С целью более эффективного руководства освоением целины часть российских районов были переданы в состав северных областей Казахской ССР, после чего там в 1960 г. была создана новая административная единица – Целинный край. Попытки его передачи в состав РСФСР после завершения «целинной эпопеи» не увенчались успехом из-за жесткой позиции руководства Казахской ССР. В рамках единого союзного государства, как это было и в случае передачи Крыма Украинской ССР, вопрос не казался принципиальным. Однако после распада СССР бывший Целинный край оказался в составе независимого Казахстана.

В период перестройки и в 1990-е годы целина попала под огонь критики. Очень часто ее стали называть «дорогостоящим экспериментом, принесшим больше вреда, чем пользы». Однако история целины достойна уважения и беспристрастного изучения.


Сергей Журавлев, доктор исторических наук


My Webpage




-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх