,


Наш опрос
Как Вы относитесь к юзеру под ником Свой?
Все правильно пишет!
Заебал ненавистными комментриями в адрес Украины-забанить!
Как-то все равно...


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кровавый след Первой конной. Как буденовцы устраивали еврейские погромы в Украине
  • 20 октября 2020 |
  • 14:10 |
  • Tol |
  • Просмотров: 318
  • |
  • Комментарии: 15
  • |
0
Прибывшая делегация была очень представительной. Кроме Калинина там были другие важные персоны советской России: главнокомандующий вооруженных сил Сергей Каменев, нарком юстиции Дмитрий Курский, нарком здравоохранения Николай Семашко, нарком просвещения Анатолий Луначарский, секретарь ЦК РКП (б) Евгений Преображенский. Их лично встречали руководители Первой конной Семен Буденный и Клим Ворошилов.

Такой представительной большевистской делегации Елисаветград больше никогда не видел. По официальной версии, представители тогдашней советской верхушки прибыли в регион с чисто лекторскими задачами. На заседании уездного исполкома они рассказывали о международном и внутреннем положении страны Советов, выступали на конференции секретарей партийных ячеек, фабзавкомов и профсоюзов. В других источниках советской истории указано, что Калинин вдохновлял речами бойцов 1-й Конной армии перед их отправкой на врангелевский фронт и агитировал крестьян дать советской власти хлеба. Буденный даже вспоминал о таких выступления в мемуарах:

«С докладами в частях выступали также нарком просвещения Луначарский и нарком здравоохранения Семашко. Каждый из них освещал вопросы международного и внутреннего положения Советской Республики, военные и политические проблемы, рассказывал о делах, касающихся тех отраслей, которыми он руководил. Луначарский посещал школы, помогал местным органам устраивать в детские дома беспризорных детей. Семашко встречался с медицинскими работниками».

Буденный в своих мемуарах скрыл, что агитация населения за коммунистическое строительство, которая сопровождалась обещанием амнистии для повстанцев, была далеко не главной целью пребывания делегации в «Елисаветградской губернии», как он ошибочно окрестил Елисаветчину. Основная задача большевистских лидеров состояла в наблюдении за расследованием преступлений буденновцев в Украине, ведь кровавый след Первой конной простирался от Волыни до Центральной Украины.

В октябре 1920-го Первая конная армия находилась на переходе на врангелевский фронт советско-польского фронта, где потерпела сокрушительное поражение. Отступление буденновцев сопровождалось массовыми грабежами крестьянства и еврейскими погромами. Доставалось и комиссарам, которые иногда пытались прекратить подобный произвол. Среди бойцов 6-й кавалерийской дивизии, сформированной в Ставропольской губернии весной 1920 года в основном из пленных деникинцев и люмпенизированного населения, был распространенным лозунг «Бей жидов и комиссаров».

Факты погромов зафиксированы в походном дневнике Исаака Бабеля, который в 1920-м под именем Семен Лютов был военкором в составе Первой конной. Один из друзей Бабеля вспоминал: «Запомнился его рассказ ... Когда Конармия откатывалась под давлением поляков в Киев, казаки устраивали еврейские погромы в городах ... Бабель мог бы рассказать и о том, как был убит комиссар 6-й кавдивизии Шепелев, который пытался успокоить погромщиков».

Одиозный командарм Семен Буденный объяснял причины такого поведения тем, что «когда 1-я Конная армия переходила с польского фронта на врангелевский, бойцы получили много писем от своих родных с Дона, Кубани, Ставрополья, Северного Кавказа. В этих письмах нередко родные сообщали своим сыновьям и родителям о том, что на местах представители Советской власти забирают у них хлеб, скот, фураж, лошадей. Естественно, это беспокоило бойцов: чем жить родным и как будет дальше? Многие факты, о которых сообщали родные Конармейцы в своих письмах, — плохая забота о семье красных бойцов, особенно погибших в боях, реквизиция хлеба, фуража и скота сверх установленных норм, закупка лошадей для армии по заниженным ценам и т. д. — подтвердились».

Комиссары перед отправкой Первой конной на польский фронт пропагандировали быструю и легкую победу над польскими панами и обещали красным конникам щедрые достижения после той победы. Вместо трофеев буденновцев ждал разгром под Варшавой и Замостьем от союзных украинско-польских сил. Поэтому обещанные «богатства» пришлось брать с населения городов и сел Украины, через которые проходили конармейцы.

Эту информацию подтверждали отчеты чекистов. В частности, на имя председателя ВЧК Дзержинского поступила телеграмма за подписью начальника Особого отдела 1-й Конной армии-уполномоченного ВЧК Роберта Зведериса:

«Новая погромная волна прокатилась по району ... Нельзя установить точное количество убитых ... Отступающие части Первой Конной армии на своем пути уничтожали еврейское население, грабили и убивали. Это новые страницы еврейских погромов на Украине. Все указанные места совсем разграблены».

Прямым виновником произвола Первой конной в Украине Зведерис считал Клима Ворошилова — влиятельного члена Реввоенсовета Первой конной:

«В Армии бандитизм НЕ БУДЕТ изжит до тех пор, пока существует такое лицо, как Ворошилов, потому что человек с такими тенденциями, ясно, является лицом, у которого находили поддержку все эти полупартизаны-полубандиты».

Даже командиры Первой Конной в приказе № 89 от 9 октября 1920 признавали: «Там, где прошли преступные полки недавно еще славной 1-й конной армии, учреждения советской власти разрушены, честные труженики бросают работу и разбегаются при одном только известии о приближении бандитских частей. Красный тыл разорен, расстроен и поэтому уничтожено правильное снабжение и руководство красных армий, сражающихся на фронте. Трудовое население, которое когда-то встречало с радостью первую конную армию, теперь шлет вслед проклятия. Имя Первой конной армии поругано. Наши славные боевые знамена залиты кровью невинных жертв. Враг радуется предательской помощи ему и от разложения частей нашей армии».

Пытаясь избежать справедливого наказания, некоторые буденовцы объясняли, что убивали и грабили местечковых евреев, потому что они в синагогах проклинали Троцкого, прося для него «херема» (анафемы), поскольку для них он был «шруцим», то есть ничтожество, о которых в Талмуде сказано «Они будут у власти в ущерб людям, только ненадолго».

После одного из таких погромов начальник 6-й кавалерийской дивизии Иосиф Апанасенко немедленно созвал общее собрание всех командиров и военкомов дивизии. Из протокола собрания видно, что все выступающие говорили не о погромах в целом, а о том, что нездоровая обстановка в дивизии была вызвана действиями врагов. Вот что сказал начальник штаба дивизии Шеко: «Агенты Петлюры и Врангеля проникают в нашу среду и разлагают дивизию. Нам, всем сознательным, необходимо объединиться, чтобы раз и навсегда добиться победы над врагами революции».

Буденный тоже считал, что его «идейные» бойцы совершали преступления под влиянием обстоятельств и плохого отношения к Конармейцам в тылу:

«Проходили эту идиотскую Украину, где везде лозунг «Бей жидов!». И, кроме того, бойцы очень недовольными всегда возвращаются с лазаретов. Плохо обращаются в лазаретах, нет помощи на станциях при возвращении. И вот, обратившись к одному коменданту-еврею, к другому и не получив помощи, или вместо помощи — брань, они видят, что оставленные без всякой заботы, поэтому, возвращаясь в строй, они вносят разлад, рассказывая об обидах, говорят, что мы здесь бьемся, жизнь отдаем, а там никто ничего не делает».

В октябре 1920-го буденовцы на две недели оказались в Елисаветграде, где были значительные запасы провианта и фуража, а другие отделы расположились в бывшей столице Григорьева Александрии и окружающих селах. А 18 октября 1920-го в Елисаветград прибыла комиссия, возглавляемая Калининым, для расследования преступлений Первой конной: еврейских погромов, грабежей, убийства комиссара Шепелева и тому подобного. «Всероссийским старостам» Буденному и Ворошилову устроили теплый прием, что повлияло на решение комиссии.

По приговору ревтрибунала, который состоялся 21-23 октября 1920 года в Елисаветграде, были расстреляны по одним данным 40, по другим — 153 Конармейцев. Командир 6-й дивизии Иосиф Апанасенко и комбриг дивизии Василий Книга также были приговорены к расстрелу, который заменили лишением свободы на пятнадцать лет. Но вместо наказания их вскоре отправили на учебу в военные академии.

Отчет комиссии Калинина содержал также негативную характеристику чекиста Зведериса, который, мол, «не обращал никакого внимания на внутреннюю политическую жизнь, не принимал необходимые меры, благодаря чему политическая жизнь в армии протекала ненормально, и всякий уголовный элемент мог свободно осуществлять свои темные дела». В решении комиссии отмечалось: «Начальника Особого отдела 1-й Конной армии, тов. Зведериса, отстранить от занимаемой должности: как такого, что не соответствует своему назначению и человека, который не хотел интересоваться той огромной работой, которая на него возложена».

Зведерис свое увольнение объяснял конфликтом с членом Реввоенсовета Первой конной Ворошиловым: «Ворошилов, самодур по натуре, решил, что дальнейшее усиление Особотдела может иметь плохие последствия персонально для многих высоких «барахольщиков ...».

Устранение Зведериса, который участвовал в расследовании преступлений Конармейцев, было одним из последствий визита комиссии Калинина в Елисаветград. Вместо Зведериса, дальнейшая судьба которого неизвестна, должность начальника Особого отдела Первой конной армии временно занял Михаил Фриновский, который в тридцатых года был правой рукой наркома НКВД СССР Николая Ежова, став вместе с этим «наркомом страха» символом репрессий. Замена неудобного Зведериса окончательно укрепила позиции Буденного и Ворошилова как руководителей Первой конной, части которой вскоре после елисаветградского трибунала (материалы которого в Отраслевом государственном архиве СБУ помог отыскать историк Василий Даценко), отправились на Крымский фронт для борьбы с Врангелем.



My Webpage

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх