,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


История по-украински
+9
История по-украински


Кто и как издаёт учебники истории на Украине?
Что ищут украинцы в некогда закрытых архивах?
Как избежать ловушек истории в поисках истины?
Наш собеседник – профессор Харьковского национального университета (ХНУ) имени В.Н. Каразина Сергей КУДЕЛКО.


– Сергей Михайлович, чем отличаются новые украинские учебники от тех, что издавались раньше?

– На мой взгляд, есть три основных отличия. В новых учебниках больше иллюстраций, они привлекательнее. Второй момент. Быстро развиваются сопредельные науки. Мы, историки, получаем новые данные от психологов, антропологов, археологов, можем использовать это в работе. А к недостаткам, которых прежде не было, я бы отнёс исчезновение таких понятий, как срез знаний и апробация научных исторических изданий. Поясню. Срез знаний – это те знания, которые остаются на долгие годы. А у нас случается, что пятикурсник уже не помнит, чему его учили на первом курсе.

– Как изменилась методика преподавания истории, допускается ли ведение занятий на русском языке?

– С принятием нового «закона о языках» сняты ограничения по использованию русского там, где он получил статус регионального, а это – большинство регионов Украины. Методика обучения изменилась в связи с принятием Болонской системы. Но есть разные мнения, как лучше преподавать историю. Некоторые коллеги полагают, что в наше чрезмерно политизированное время правильно избегать оценочных суждений, – давать лишь набор фактов. Но для школьников и студентов имеет значение эмоциональная составляющая. Исключить аналитические оценки, образность комментариев, метафоричность рассуждений – значит обеднить уроки. Да, Украина – идеологически пёстрая страна, есть разные взгляды на одни и те же события. Иногда тех, кого возвеличивают на западе страны, отнюдь не героями воспринимают на юге и востоке. Надо с этим жить, сближать, по возможности, позиции. Слушать аргументы оппонентов и цивилизованно дискутировать. Это трудно. Но иной путь – тупиковый.

– Как договориться востоку и западу Украины, где у людей разная ментальность? Как быть со всем тем, что разделяет украинский народ по региональному признаку? Может, воздержаться от публичного обсуждения тем, грозящих расколом?

– Я так не считаю. Историческую правду нельзя запретить, рано или поздно она всё равно пробьётся. Но будет ли тогда общество готово её верно воспринимать? Лучше научные споры, чем ссоры. В поисках истины рождается понимание альтернативной точки зрения, проверяются собственные взгляды. Аргументы в полемике могут быть разные, но нельзя вырывать или переписывать отдельные страницы истории, нужно хранить, изучать всё, что имеем. Письма и Петра I, и гетмана Мазепы, к примеру. Как относиться к личностям Бандеры, Шухевича, воинам УПА?

Прежде всего надо согласиться с тем, что это наша общая история и на этой основе строить диалог друг с другом. Надо быть терпимее к иному мнению, на каком бы языке оно ни высказывалось – на украинском или русском.

– Документы, как известно, хранятся в архивах, но доступ к ним на Украине ограничен, к чему такая секретность, если строится открытое демократическое общество?

– Представьте себе, что всем были бы доступны истории болезни. Что бы в них поняли люди, не имеющие медицинского образования? Ничего! Это иллюзия, что история – так уж общедоступна. В девяностые годы, когда открылись архивы и в них ринулись все, кому не лень, происходили громкие политические скандалы. И, как правило, они заканчивались фиаско для дилетантов-разоблачителей. История – в чём-то коварная наука. Она не терпит неуважительного отношения к себе. И тем более охотников за сенсациями, не имеющих специальной подготовки. В начале девяностых один уважаемый профессор (не историк) нашего университета задался целью выяснить, кто из коллег сотрудничал с КГБ и занимался доносительством. Он нашёл какие-то протоколы в архивах, обнародовал их и сам попал под шквал обвинений и справедливой критики. Оказалось, документы не были должным образом изучены, проверены на подлинность – протоколы оказались «липовыми».

– Как вы относитесь к попыткам фальсификации истории Великой Отечественной войны, реабилитации и подчас даже героизации коллаборационистов, проявлениям радикального национализма, если не нацизма?

– Моё личное отношение к радикальному национализму, а тем более – к нацизму, резко отрицательное. Что касается фальсификаций, то грань между умышленным искажением фактов и добросовестным заблуждением бывает подчас очень тонкой. Нужно разбираться в каждом конкретном случае. Как и с коллаборационистами. Я допускаю, что отдельно взятый рядовой воин УПА, к примеру, мог быть в силу юного возраста одурачен фашистской пропагандой и вполне искренно полагал, что боролся с оружием в руках за независимость Украины. Но вожди, лидеры этого формирования, воевавшие на стороне фашистских оккупантов, действовали осознанно. В любом случае я против героизации коллаборационистов, какими бы высокими целями ни мотивировалось предательство.

– Где кончается на Украине история и начинается политология?

– Там же, где и везде. Социальная, политическая острота возникает, когда обсуждаются события новейшей истории. Живы ещё их участники, свидетели и у каждого, как говорится, «своя правда». Чем дальше от нас эпоха, тем объективнее суждения о ней.

Взгляд политолога: Кому нужны «кривые зеркала»?

«Новейшая история» в некоторых украинских учебниках похожа на отражение в «кривых зеркалах». А иные фальсификации и вопиющие ошибки в период каденции президента В. Ющенко поражают цинизмом и невежеством. Комментирует политолог, профессор Харьковского регионального института Национальной академии государственного управления при президенте Украины Владимир НИКИТИН.

– Владимир Валерьевич, предлагаю начать с конкретных примеров искажений исторических фактов. Как подаётся в украинских учебниках, скажем, роль УПА в Великой Отечественной войне?

– Виктор Ющенко в своё время презентовал в качестве президента западноукраинские приоритеты. Его подход к истории был более консервативным и – одновременно – более «прозападным». Для населения украинской Галиции (есть и Галиция польская) вояки Украинской повстанческой армии – герои. Отсюда и пресловутая теория трёх сил, сражавшихся во время Второй мировой войны в немецком вермахте, Красной Армии и УПА. В учебниках, изданных в период президентства Ющенко, отмечено более 50 «битв», которые вояки УПА якобы провели против немцев. Но о «волынской резне» – массовой планомерной зачистке ими большой территории от издавна живших там этнических поляков – речи не шло.

Красные партизаны изображались в учебной литературе или как провокаторы, или как пособники НКВД. Деятельность же Бандеры и Шухевича, которым Ющенко были присвоены звания Героев Украины, подавалась исключительно в патриотическом духе. Хочу подчеркнуть, для немалой части граждан Украины они остаются героями, но большинство видит в них коллаборационистов, гитлеровских пособников, которых за ненадобностью фюрер просто «кинул». С этим дуализмом мнений нельзя не считаться.

В новейших школьных учебниках значительная часть субъективных перекосов устранена. Теперь признаётся, что Украину освободила именно Красная Армия, а не УПА.

– Как трактуются политические вопросы, вызывающие споры в разных регионах Украины?

– Политическая конкуренция альтернативных электоральных плит продолжается в школьных классах. Львовские националисты, имеющие большинство в городском совете, профинансировали издание учебного пособия для учителей по новейшей истории Украины, поскольку на официальную трактовку они теперь влияния не имеют. И всё же они издали в 2012 году свой, теперь уже скорее скандально известный альтернативный учебник. Даже среди части депутатов Львовского горсовета вызвало недоумение сверхдетализированное изложение авторами учебного пособия актов каннибализма во времена сталинского голодомора. Ультранационалисты от партии «Свобода», в ответ на замечания, цинично заявили, что дети должны знать, что сталинский режим довёл людей до людоедства в тридцатые годы, а во время Второй мировой войны в блокадном Ленинграде каннибализмом якобы и вовсе трудно было удивить…

Галицийская версия украинской истории ещё недавно доминировала. Основной лозунг националистов связан с необходимостью возвращения «титульной нации» права единолично распоряжаться ресурсами. Типа, вы, ребята, построили нам заводы, мосты, пароходы, а теперь идите с миром. На востоке Украины другой подход. Промышленную базу юга России подымали представители всех народов страны. Прежде всего русские, потому что русский рабочий класс во второй половине XIX века уже существовал, а этнически украинского пролетариата не было. Как не было никогда и украинскоцентричной буржуазии. Отсюда многие проблемы с национальной и государственной самоидентификацией экономически и социально активных групп населения Украины.

Но есть ещё проблема полонизации, о которой в школах не говорят. Между тем в XV–XVI веках старая украинская аристократия практически в полном составе добровольно окатоличилась и ополячилась.

– Что говорится в учебниках об оранжевой революции?

– В 2005 году учебники истории Украины и для пятого, и для одиннадцатого классов напоминали красочные альбомы фотографий с майдана. И снаружи, и внутри. Фотографии сопровождал текст, похожий на панегирик. Теперь многое поменялось. Даже упомянутое пособие от львовских националистов говорит о майдане как бы сквозь зубы, поскольку прямо или косвенно его авторы считают Ющенко предателем, недостойным упоминания. С официальной трактовкой событий 2004 года тоже не просто. К примеру, летом 2005 года высокопоставленный министерский чиновник, в чью служебную компетенцию входит содержательная часть украинских школьных учебников, безапелляционно заявлял: «Отныне феномен оранжевой революции навсегда ввёден в научную новейшую историю Украины». Уже после смены власти в августе 2010 года тот же чиновник пояснил исчезновение прославления оранжевой революции из школьных учебников для пятиклассников стремлением избежать излишней политизации и желанием развести историю с политологией...

Школьная, вузовская история в современной Украине служит зеркалом политики. Иногда, правда, всё ещё кривым.

Подготовил Григорий ДОЛУХАНОВ, ХАРЬКОВ, Украина



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх