,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Вступление Финляндии в советско-германскую войну 1941-1945 гг.
  • 28 июля 2013 |
  • 23:07 |
  • Stiff |
  • Просмотров: 1794
  • |
  • Комментарии: 26
  • |
История советско-финской войны 1939-1940 гг., известной как Зимняя война, в последнее время привлекает внимание историков и публицистов. Новые факты и документы заставляют иначе взглянуть на причины и итоги этого конфликта. Очевидно, что главной целью советского руководства, которое являлось инициатором войны, было уничтожение “буржуазного” финского государства, оккупация Финляндии и ее последующая советизация - по сценарию, позже реализованному Советами во время захвата балтийских стран. Еще до нападения в Москве было сформировано так называемое “Народное правительство Финляндской демократической республики” во главе с работником аппарата Коминтерна Отто Куусиненом, который должен быть стать первым вождем “советской Финляндии” и объявить о “добровольном присоединении” Финляндии к СССР. Одновременно под руководством офицеров НКВД были созданы части так называемой Красной армии Финляндии, которой отводилась роль массовки в задуманном спектакле.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

С трудом отстояв свою независимость, Финляндия, тем не менее, вынуждена была пойти на серьезные уступки: согласно советско-финскому мирному договору, подписанному в Москве в ночь на 12 марта 1940 г., к Советскому Союзу отошли Карельский перешеек с городом Виипури, северо-восточный берег Ладожского озера, город Сортвала, часть города Куолоярви, полуострова Рыбачий и Северный. СССР получил “в аренду” важный порт Ханко, где была создана советская военно-морская база.
Однако, Московский мир не обеспечил спокойствия. В Хельсинки опасались нового нашествия советских войск, а в Москве жаждали реванша за обидное поражение “непобедимой” Красной армии. В итоге демократическая Финляндия стала союзницей нацистской Германии в войне против Советского Союза 1941-1945 гг.
До сих пор в Финляндии продолжаются споры: могло ли финское руководство в 1941 г. уклониться от участия в войне на стороне Гитлера и сохранить нейтралитет страны, как это сделала соседняя Швеция? Сторонники концепции неизбежного и непроизвольного вступления Финляндии в войну, известной как концепция “сплавного бревна”, утверждают, что участие Финляндии в войне 1941-1945 гг. было неизбежным следствием развития ситуации на Севере Европы после Зимней войны. Другие историки полагают, что Финляндия имела выбор и что ответственность за вступление в войну лежит на тогдашнем государственном и военном руководстве страны.

Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

В первую очередь необходимо понять, в каком положении оказалась Финляндия после окончания Зимней войны. Уступив Советскому Союзу около 34 тыс. кв.км своей территории, в том числе 11% всех пахотных земель страны, Финляндия не получила даже относительной безопасности. Москва предъявляла все новые требования, а советский посол в Хельсинки И.Зотов вел себя как наместник покоренного протектората. Финское правительство было вынуждено возвратить оборудование и технику, вывезенные из переданных Советам районов, обязалось демилитаризовать Аландские острова, разрешило советский военный транзит через Ханко.
Весной-летом 1940 г. по требованию главы советского правительства (и фактически второго лица в советском руководстве) Вячеслава Молотова президент Финляндии Кюэсти Каллио несколько раз перетряхивал правительство, перемещая и удаляя неугодных Кремлю министров. В декабре 1940 г. советское правительство окрыто вмешалось в выборы президента Финляндии: на приеме в день финской независимости В.Молотов заявил послу Ю.Паасикиви, что кандидатуры маршала К.Маннергейма, бывшего президента П.Свинхувуда, лидера социал-демократов В.Таннера и посла в Берлине Т.Кивимяки являются неприемлемыми для Москвы. Если один из них будет избран президентом Финляндии, угрожал Молотов, “то мы сделаем вывод о том, что Финляндия не желает выполнять условия заключенного с Советским Союзом мирного договора”. Под давлением Москвы, “неприемлемые” кандидаты были вынуждены отказаться от борьба за пост президента. Главой финского государства был избран премьер-министр Ристо Рюти, считавший своей главной задачей сохранение нейтрального статуса страны.

В январе 1941 г. советское правительство, обвинив финнов в нарушении графика торговых поставок, прекратил экспорт в Финляндию зерна и других товаров. Вскоре Москва потребовала предоставить ей 50% акций никелевых рудников в Петсамо. Однако на этот раз маршал Маннергейм призвал президента отвергнуть советский ультиматум. Главнокомандующий полагал, что финскому руководству далее уступать было невозможно, поскольку в противном случае Финляндии угрожала не только потеря петсамских рудников, но и фактическая утрата государственной независимости. С другой стороны, посол в Москве Юхо Кусти Паасикиви по сути поддерживал требования Кремля, добиваясь согласия президента и правительства на передачу всех рудников советской стороне. Посол предупреждал: “Советский Союз не применет использовать против нас силу, если проблемы не будут решены согласием. Это нам следует постоянно помнить...” Позже в письме министру иностранных дел Финляндии Р.Виттингу Ю.Паасикиви настаивал: “Теперь наша единственная возможность - жить, строго следуя Московскому миру и пытаясь всеми средствами наладить сотрудничество и поддерживать хорошие отношения с Советским Союзом...”
Посол (с котором, как видно из текста монографии, полностью согласен М.Йокипии) полагал, что советскую агрессию можно остановить, задобрив агрессора, уступив всем его требованиям, в том числе и тем, которые фактически ставили под вопрос государственную независимость Финляндии. Эта концепция “ограниченного суверенитета” получила широкое распространение в левых правительственных кругах страны - ее в той или иной форме поддерживали министры М.Пеккала, П.Хюннинен, К.А.Фагерхольм и другие влиятельные политики, а также левая часть социал-демократической партии.
Однако, сторонники “ограниченного суверенитета” не учитывали общеизвестного факта: политика умиротворения никогда не умиротворяет агрессора, а, напротив, лишь разжигает агрессивные аппетиты. Участь трех стран Балтии, правительства которых не устояли перед советским шантажом и в результате летом 1940 г. открыли дорогу коммунистической оккупации, свидетельствует о том, что политика уступок была смертельно опасна для Финляндии и фактически ставила под угрозу ее существование в качестве независимого государства.
Тем более, Финляндии угрожала не гипотетическая опасность спровоцировать конфликт с Советским Союзом в результате невыполнения какого-либо требования Кремля, а вполне реальная угроза попытки реванша Советов за неудачу Красной армии в Зимней войне. В Москве почти не скрывали, что собираются проучить “белофиннов”. 31 марта 1940 г. Карельская АССР была переименована в Карело-Финскую АССР, а во главе автономии был поставлен несостоявшийся вождь “советской Финляндии” О.Куусинен. Все было готово для того, чтобы включить “освобожденную от буржуазно-помещичьего гнета” Финляндию в дружную семью советских республик.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

В ноябре 1940 г. Молотов во время встречи с Гитлером в Берлине дал понять, что Москва намерена захватить Финляндию. “Молотов весьма энергично потребовал свободу рук для советского правительства в Финляндии, - вспоминал рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. - ...В этом вопросе Молотов опирался на свое право (по секретному дополнительному протоколу). Но фюрер не хотел отдавать Финляндию; при этом он, вероятно, считал, что не может отказаться от финского никеля. Дело дошло до весьма упорных дискуссий, в заключении которых Гитлер просил Молотова в этом вопросе пойти ему навстечу.”2
В итоге фюрер и представитель Сталина сговорились, что Финляндия останется в сфере интересов России, но Москва воздержится от новых попыток ее захвата3.
Через неделю информация о требованиях Молотова стала известна руководителям Финляндии. 22 ноября 1940 г. маршал Маннергейм получил конфиденциальное послание рейхсмаршала Германа Геринга, который советовал: “Ф[иннам] не следует особо беспокоиться, поскольку в ходе переговоров (Гитлера с Молотовым - Т.М.) не произошло ничего такого, что бы сделало необходимым необоснованные уступки со стороны Ф[инляндии]...” Вскоре немецкий посол по особым поручениям д-р Людвиг Вайсзауэр, представлявший Бюро Риббентропа, сообщил доверенному сотруднику Маннергейма генералу Пааво Талвела о том, что Молотов настаивал на подчинение Финляндии Советскому Союзу, однако Гитлер желает сохранения независимого финского государства. 3 декабря немецкий посол в Стокгольме Эрик фон Розен по просьбе Геринга направил Маннергейму послание, в котором заверил маршала в том, что Германия будет поддерживать Финляндию. Наконец, уже в мае 1941 г. начальник восточноевропейского отдела управления восточной политики МИД Германии Карл Юлиус Шнурре по поручению самого фюрера рассказал президенту Финляндии Ристо Рюти подробности берлинских переговоров с главой советского правительства. “...Молотов объявил о готовности России присоединиться к оси трех держав при том условии, если Германия позволит России "свести счеты с Финляндией, т.е. ликвидировать Финляндию", и согласится на сотрудничество с Россией по урегулированию дел на Балканах, - записал в своем дневнике Рюти со слов германского дипломата. - Гитлер сразу же отверг эти два требования и на следующий день сделал это в еще более жесткой форме, в результате чего все переговоры в политическом плане оказались безрезультатными. Молотов в гневе отбыл на родину”.
Таким образом, финское руководство было в курсе действительных планов Москвы по отношению к Финляндии. В этой ситуации дальнейшее продолжение политики уступок по отношению к СССР, который явно стремился к уничтожению финского государства, стало невозможным.
18 февраля 1941 г. президента Р.Рюти, согласившись с мнением Маннергейма, отклонил требования о передаче Советам половины акций петсамских рудников. В Кремле расценили ответ Хельсинки как вызов. Заместитель председателя Совнаркома СССР Андрей Вышинский угрожающе заявил финским дипломатам, что “дело станет развиваться со всеми вытекающими последствиями”.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Финляндия срочно нуждалась в поддержке. Следовало найти достаточную силу, которая могла бы стать противовесом Советскому Союзу. Рюти и Маннергейм, известные своими проанглийскими симпатиями, обратились за помощью к Лондону. Однако британское правительство еще во время Зимней войны отказало Финляндии в реальной поддержке. Позиция руководства Англии, которое сочувствовало финнам, но даже пальцем ни ударило для ее защиты, сводилась к увещеваниям шварцевского короля, говорившего жене, которую душили заговорщики: “Потерпи, дорогая, может все обойдется...”
После ввода германских войск в Норвегию в апреле 1940 г. Британия объявила жесткую торговую блокаду Северной Европе, в зону которой попала и Финляндия. Англия блокировала поставку в Хельсинки марганцевой бронзы и олова из США, необходимых для строительства судов по советским заказам (срыв этих заказов стал одной из причин обострения советско-финских отношений в январе 1941 г.). На обращение английских дипломатов в марте 1941 г. о предоставлении финским судам более мягкого режима судоходства в обмен на обеспечение британских интересов “в делах пропаганды и издательской деятельности” правительство Великобритании дало отрицательный ответ. Лондон упрямо игнорировал отчаянные сигналы британского посла Г.Верекера, который предупреждал, что игнорирование интересов Финляндии руководством Англии и США неизбежно подтолкнет Хельсинки к союзу с Германией. В мае 1941 г. Г.Верекер предложил британскому правительству вместе с американской администрацией выступить посредниками в нормализации советско-финских отношений и гарантировать независимость Финляндии. На это обращение глава отдела северных стран Форин Оффиса Лоуренс Кольер ответил: “Последнее предложение следует оставить без последствий”. Столь же неудачной оказалась попытка британского посла договориться о совместных действиях с американским коллегой.
В конце мая 1941 г. маршал Маннергейм в беседе с американским послом А.Шенфельдом дал понять, что финское руководство убедилось в окончательном провале англо-американской ориентации. В Хельсинки поняли, что в случае нового (неизбежного!) конфликта с Советским Союзом Финляндия опять не получит реальной поддержки ни от Лондона, ни от Вашингтона.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Другим потенциальным союзником Финляндии могла стать соседняя Швеция. Во время Зимней войны скандинавские соседи объявили о своем нейтралитете, но втайне помогали финнам добровольцами, оружием, продовольствием. В марте 1940 г. шведское и финское правительство рассматривали вопрос о возможности заключения оборонительного союза, однако переговоры были прерваны из-за вмешательства Москвы. Советское руководство дало понять, что будет считать такой союз направленным против интересов СССР. Шведское правительство, более всего опасавшееся вовлечения в советско-финский конфликт, отказалось от идеи союза с Финляндией. В июле 1940 г. министр иностранных дел Финляндии Р.Виттинг вновь зондировал почву финско-шведского соглашения, однако в Стокгольме по прежнему опасались вызвать гнев Кремля. Примерно через месяц группа видных шведских политических деятелей, промышленников, офицеров и журналистов - так называемая “Десятка”, - выступила с инициативой заключения шведско-финской унии. В частности, “Десятка” хотели видеть во главе унии общего короля (шведского короля Густава) и общего главнокомандующего (Маннергейма).
Глава “Десятки” майор Сванте Полссон через министра обороны Финляндии Рудольфа Вальдена передал свой проект Маннергейму и членам финского правительства. Уже в сентябре 1940 г. в Стокгольме состоялись переговоры председателя социал-демократической фракции финского парламента Вяйнё Хаккила и представителя президента Финляндии д-ра Хенрика Рамзая с премьер-министром Швеции Пером Альбином Ханссоном и начальником шведского Генштаба генерал-майором Акселем Раппе. В ноябре-декабре 1940 г. шведская и финская правительственные комиссии подготовили государственно-правовые заключения по поводу возможного союза. Проекты обоих стран исходили из того, что союз сведется к заключению межгосударственных соглашений, основными задачами которых были бы военное взаимодействия и координация внешней политики.
Однако новая попытка шведско-финского союза в очередной раз натолкнулась на внешнее сопротивление. 6 декабря 1940 г. во время приема в Кремле Молотов в угрожающем тоне заявил послу Паасикиви об отрицательном отношении советского руководства к союзу Финляндии со Швецией. Уния, предупредил глава советского правительства, означала бы аннулирование Московского договора со всеми вытекающими отсюда последствиями. С другой стороны, Берлин также высказал неудовольствие по поводу сближения Финляндии и Швеции. 5 декабря Гитлер в беседе со шведским эмиссаром Свеном Хедином заявил, что скандинавская уния без толку раздражает Москву и посоветовал отложить этот план.
Под давлением Москвы и Берлина руководители Финляндии и Швеции к середине января 1941 г. были вынуждены отказаться от проекта оборонительного союза. Весной 1941 г. маршал Маннергейм и финские военные пытались активизировать финско-шведское сотрудничество в области обороны, однако шведское правительство не высказало заинтересованности в союзе с финнами.
Таким образом, к весне 1941 г. Финляндия вновь осталась в одиночестве перед лицом угрозы с Востока. Единственной силой, которая могла остановить советское вторжение, в то время являлась Германия. Кстати, сам автор упомянутой монографии признал: “Провал планов шведско-финляндского союза в январе, отсутствие гарантии относительно того, что шведское правительство окажет поддержку Финляндии.., поставили Маннергейма в безвыходное положение. Поскольку без помощи было не обойтись, особенно в Лапландии, ее следовало получить хотя бы от Германии... На германский путь встали не без колебаний; ему не было альтернативы”.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Берлин еще с весны 1940 г. оказывал Финляндии всевозможные знаки благорасположения. В июне 1940 г. Германия предоставила финнам торговые льготы, позволившее увеличить финский экспорт в 4 раза и, по сути, спасшие финскую экспортную промышленность от краха. В августе 1940 г. немецкое правительство объявило о возобновлении продажи оружия Финляндии, которое было заморожено во время Зимней войны по просьбе Москвы. Герман Геринг, руководивший военной экономикой рейха, уполномочил представителя Управления четырехлетного плана Йозефа Фельтиенса организовать поставки оружия в Финляндию. 1 октября 1940 г. было заключено первое соглашение о приобретении Финляндией крупной партии оружия, которая включала в том числе 112 орудий, 53 истребителя, 500 противотанковых ружей, артиллерийские снаряды, противотанковые мины. В мае 1941 г. Финляндия получила специальное снаряжение для своих военно-морских сил.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Германские поставки позволили финнам существенно укрепить обороноспособность страны: так, доля немецких гаубиц в финской армии составила 12%, доля германских противотанковых ружей - около 50%, доля германских зенитных орудий - около 25% и т.д.
С начала 1941 г. Берлин стал отказывать Финляндии внешнеполитическую поддержку. Во время “никелевого кризиса” в январе-феврале 1941 г. министр иностранных дел Германии фон Риббентроп и начальник немецкого Генштаба генерал Франц Гальдер заверили представителей финского правительство, что Германией не допустит нового нападения советских войск на Финляндию. В конфиденциальной информационной записке внешнеполитического отдела Главного штаба финской армии от 3 февраля 1941 г., в частности, отмечается: “Германия дала понять России, что она не желает нового конфликта на Севере и есть основания предположить, что Советский Союз прислушается к этому пожеланию”.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Таким образом, к весне 1941 г. нацистская Германия, по сути, стала гарантом независимости демократической Финляндии. Разумеется, Гитлер и его советники поддерживали финнов не из альтруистической любви к “нордическим братьям”. Германия очень нуждалась в финском никеле, а захват Финляндии Советским Союзом поставил бы немецкую военную промышленность в зависимость от Москвы.
Кроме того, с конца 1940 г., когда в Берлине пришли к выводу о неизбежности войны с СССР, Финляндия превратилась в единственного потенциального союзника немцев на северном участке фронта. План операции “Зильберфукс” (“Серебрянный песец”), разработанный германским Генштабом весной 1941 г. в ходе общей подготовки операции “Барбаросса”, предусматривал, в частности, создание объединенного немецко-финского командования и совместное наступление немецких и финских войск на скандиновском участке северного фронта. Предполагалось, что немецкие войска будут наступать с территории Северной Норвегии и Лапландии на Мурманск и в район Салло, а финская армия захватит советскую военно-морскую базу в Ханко, поддержит немцев на южном фланге в районе Лоухи (к югу от Пяозера и Топозера), а также развернет наступление к югу и северу от Ладожного озера по направлению к Ленинграду и Свири. Финская авиация, по расчетам немцев, должна были поддержать действия финской армии, а финский флот - оборонять побережье и участвовать в операциях германских ВМС против советского флота на Балтике.
Запланировав участие финских войск в войне против Советского Союза, представители германского руководства со второй половины мая 1941 г. стали прощупывать почву в Хельсинки. И здесь немцев ожидал неприятный сюрприз: финны не желали участвовать в войне. 20 мая президент Р.Рюти заявил представителю Гитлера К.Шнурре, что “хотя Московский мир и саднит”, Финляндия ни при каких обстоятельствах не будет участвовать в наступательной войне против СССР, а также “не желает вмешиваться в вооруженное выяснение отношений между великими державами”. Лишь в случае нападения советских войск на Финляндию, отметил президент, финская армия вступит в войну. “Естественно, мы будем очень рады, если получим помощь извне в этой оборонительной войне”, - подчеркнул глава финского государства.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Несмотря на уговоры Гитлера, Финны не хотели участвовать в нападении на СССР. Только бомбардировка советской авиации финских городов заставила Хельсинки вступить в войну
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Более того, в ходе переговоров немецкой и финской военных делегаций в мае-июне 1941 г. финская сторона отвергла все предложения германского Генштаба о совместном наступлении на советскую территорию и согласилась лишь на операции в области Петсамо, принадлежавшей Финляндии. Не случайно немецкая сторона оценила итоги переговоров как “неудовлетворительные”: финны отказались участвовать в войне.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

9 июня 1941 г. Р.Рюти на заседании Госсовета Финляндии сформулировал позицию, избранную финским руководством. “Германия является ныне единственной страной, способной разгромить или, по крайней мере, существенно ослабить России.., - заявил президент. - Максимально возможное ослабление России - условие нашего спасения. Если Россия выиграет войну, наше положение станет сложным, даже безнадежным... Таким образом, как бы это ужасно ни звучало, мы должны желать возникновения войны между Германией и Россией, рассчитывая при этом на то, что сами сможем остаться за ее пределами” .
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

Итак, руководство Финляндии, сознавая свою зависимость от германских гарантий, тем не менее не согласилось участвовать в нападении на Советский Союз и решило сохранить нейтралитет.
13 июня парламент Финляндии поддержал курс правительства. Не только реваншисты, мечтавшие о мести за Зимнюю войну и унижения Московского мира, но и левые фракции, в том числе социал-демократы, ненавидевшие Гитлера и категорически выступавшие против милитаризма и реваншизма, согласились с необходимостью союза с Германией при условии, что финская армия не будет участвовать в нападении на СССР. “Следует исходить из того, - заявил председатель социал-демократической партии Вяйнё Таннер 19 июня на совещании социал-демократов, представителей профсоюзов и рабочих организаций Финляндии, - что наши войска будут использованы лишь для обороны страны, но не для наступательных действий. Не следует также оказывать помощь нападающему”.
Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.

20 июня президент Р.Рюти обещал депутатам социал-демократической фракции парламента, что финские войска не будут использованы для нападения на Советский Союз.
Таким образом, общественность Финляндии была в курсе внешнеполитических планов правительства и полностью поддерживала вынужденную политику сближения с Германией, сознавая, что единственной альтернативой этому курсу является советская оккупация.
В день нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. финское правительство заявило о нейтралитете Финляндии. В тот же день посол СССР в Хельсинки Павел Орлов заверил, что советское правительство уважает нейтралитет Финляндии. 24 июня нейтральный статус Финляндии признали Германия, Британия и Швеция. А ранним утром следующего дня 18 финских городов и селений подверглись массированной бомбардировке советской авиации. По данным советских источников, в нападении участвовали 236 бомбардировщиков и 224 истребителя.
“Состоявшиеся воздушные налеты против нашей страны, бомбардировки незащищенных городов, убийства мирных жителей - все это яснее, чем какие-либо дипломатические оценки показали, каково отношение Советского Союза к Финляндии. Это - война”, - заявил депутатам парламента премьер-министр Финляндии Юкко Рангель. Вечером 25 июня финский парламент признал, что Финляндия находится в состоянии войны с Советским Союзом.

Вступление Финляндии в советско-германскую войну  1941-1945 гг.



Мауно Йокипии. Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940-1941 гг. Перевод с финского. - Петрозаводск: издательство “Карелия”, 1999. - 370 с.

фон Риббентроп И. Между Лондоном и Москвой. Воспоминания и последние записи. М., 1996. С.176

Schmidt P. Statist auf diplomatischer Buhne. 1923-1945. Bonn, 1953. S.122

















Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх