,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Правда о пленных советских солдатах
  • 25 июня 2013 |
  • 16:06 |
  • AlksndP |
  • Просмотров: 1423
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
+16
По телеэкранам, газетам и журналам до сих пор гуляет утверждение, будто все советские военнопленные, освобожденные из фашистских концлагерей, были прямиком отправлены в концлагеря и осуждены. Это ложь. Об этом материал читателя ресурса nstarikov.ru Владимира Миронова.

«Со школьных лет помню фразу, якобы сказанную И.В. Сталиным: «У нас нет пленных. У нас есть предатели». Поэтому, когда в «перестройку» на страну обрушился вал разоблачений всего и вся, а по телеэкранам, газетам и журналам стало гулять утверждение, будто все советские военнопленные, освобожденные из фашистских концлагерей, были прямиком отправлены в советский ГУЛАГ, не удивился – чего ж еще ждать от «кровавого диктатора», для которого все пленные – предатели? Со временем утверждение про смену фашистских лагерей на советские обрело статус очевидной истины, не требующей доказательств, поскольку «об этом все знают». А раз «все знают» так чего доказывать?

Среди этих «всех знающих» находился и автор этих строк. Находился до тех пор, пока не представилась счастливая возможность поработать в архиве нашего Ульяновского областного УВД. Послевоенное положение советских пленных не было темой моего интереса, так что на документы о них я наткнулся случайно. И «очевидная истина» тут же превратилась в очень спорную.

К концу войны в системе МВД были созданы специальные подразделения по работе с репатриантами. Репатриантами Большая Советская Энциклопедия называет лиц, подвергшихся репатриации. А репатриация (от позднелат. repatriatio — возвращение на родину), согласно БСЭ, это:

«1) возвращение эмигрантов в страну их происхождения с восстановлением в правах гражданства.
2) Возвращение на родину военнопленных и гражданского населения, оказавшегося за пределами своей страны в результате военных действий».
Ульяновская область под фашистом не была, поэтому не было и принудительно угнанных отсюда в Германию. Следовательно, репатриантами могли стать лишь пленные, волею судьбы оказавшиеся за границей. Вот с ними-то и предстояло работать вновь созданным подразделениям.

Начальнику ГУББ Министерства внутренних дел СССР
Генерал-лейтенанту тов. Леонтьеву

г. Москва

Докладная записка о работе УМВД по Ульяновской области по обслуживанию репатриантов.

По сведениям, поступившим из РО МВД на 10 мая1946 г. в районы области прибыло 1967 репатриантов. Кроме того, в г. Ульяновск прибыло 141 репатриант. Всего, таким образом, в Ульяновскую область прибыло 2108 репатриантов.

Через фильтрационные комиссии, созданные при РО МВД и в г. Ульяновске пропущено 1794 репатрианта. Еще не прошли фильтрацию 314 репатриантов.
После фильтрации репатриантов в фильтрационных комиссиях органам МВД Ульяновской области для дальнейшей оперативной разработки было передано 37 дел на репатриантов, подозреваемых в измене родине и пособничестве немецким оккупантам.
В результате последующей оперативной разработки и проверки репатриантов, разрабатываемых органами МВД, было АРЕСТОВАНО (выд. мной – В.М.) 8 человек, как изменники родины и 4 человека как дезертиры».


Подведем итог: из 2108 вернувшихся домой бывших пленных, под подозрение попали 37. Однако их не бросили в застенок, а аккуратно и незаметно проверяли. В итоге арестовали лишь восьмерых – 0,4% от общего числа прибывших!

Причем арестовали за совершенно конкретные преступления.

«Влас Ильич Четкасов1902 г.р., уроженец Филипповки Мелекесского района, малограмотный, был призван в армию и направлен на фронт 4 февраля1942 г. Находясь в боевом охранении вместе с Самсоновым Дмитрием Николаевичем из с. Мулловка того же района, 17 апреля1942 г. по обоюдному согласию покинули пост, забрали оружие – винтовки и перешли на сторону немцев».

А вот другой пример: «В январе1946 г. в Радищевском районе во время беседы с репатриантом Кротенко Павлом Матвеевичем, рождения1907 г., вызвали подозрение некоторые сообщенные им сведения из автобиографии. При последующей разработке и проверке Кротенко, оказалось, что на допросе он неправильно назвал свои фамилие, имя и год рождения. При проверке оказалось, что по учетам Всесоюзного розыска он проходит как Коротенко Пантелей Матвеевич 1907 года – как подозреваемый в переходе на сторону врага. В материале розыска указывается, что Коротенко совместно с военнослужащими с Парамзиным, Каштановым и Камушкиным, находясь в боевом охранении, сдались в плен немцам».

Такие вот «невинно пострадавшие». Материалы в отношении всех восьмерых переданы в следственные органы. Но это отнюдь не значит, что их неминуемо «поставили к стенке» — они, по крайней мере, не работали на врага, и не воевали на его стороне против своих.
«В процессе работы по обслуживанию репатриантов органами МВД Ульяновской области выявлено пока только 3 человека, подлежащих направлению для расселения на положении спецпереселенцев», — самокритично признает в своей докладной записке в МВД начальник Управления МВД по Ульяновской области полковник Граков.

Интересно, кто же эти трое, получившие столь мягкое наказание?

«Указанные 3 человека служили в немецкой армии», — уточняет полковник.
По данным на 10 мая1946 г. в оперативной разработке находились 30 репатриантов, проживавших на территории Ульяновской области. Из них 28 человек по подозрению в измене Родине, и еще двое – как агенты немецкой разведки. При этом нахождение «под колпаком» не мешало им нормально жить и работать. Так один из подозреваемых, заведовал лесопильным цехом Барышской суконной фабрики, другой трудился в колхозе и жил в Богдашкино Чердаклинского района, а еще один не только стал бригадиром тракторной бригады в с. Соловчиха Радищевского района, но и вступил в кандидаты ВКП(б)!

Я не знаю, подтвердились или нет подозрения в отношении этих людей, поэтому не называю их имен и фамилий.

«В январе на основании данных полученных из официальных источников и оперативно-осведомительной сети, выявлено прибывшими на территорию Ульяновской области 81 репатриированный», — сказано в докладной записке за январь 1947 г., направленной в Москву. Выходит, ни о каких эшелонах с бывшими пленными речь не идет? Люди приезжали, так сказать, «самотеком», каждый сам по себе? «Большинство из них вызывалось в районные органы МВД для заполнения анкет и других материалов. В результате вызовов, а также по оперативным данным установлено, что один из прибывших никакой предварительной проверки в фильтрационных пунктах и лагерях не проходил и прибыл в нашу область, минуя их, а 12 репатриантов прибыли не к избранному месту жительства. На последних затребованы фильтрационные материалы из соответствующих органов». И ни слова, ни о каких репрессивных мерах! Подозрительное поведение – повод для дополнительной проверки, но никак ни для ареста. А дальше и вовсе удивительное: «Имеются сигналы, что некоторая часть из 81 человека прибывших, после освобождения из плена служили в Советской Армии, откуда демобилизовались».

Получается, освобожденных пленных не в ГУЛАГ гнали, а выдавали им оружие и ставили в армейский строй!

«В течение января, в районных проверочно-фильтрационных комиссиях прошло фильтрацию 1951 репатриированный. По поступившим данным на 1.II-1947 г. на территории области осталось непроверенными 121 человек репатриированных. В это число входит и 81 человек прибывших в январе. Фактов разоблачения репатриантов как агентов иноразведок и другого враждебного элемента во время работ проверочно-фильтрационных комиссий в январе с.г. не отмечено».
И все же кое-кто из вернувшихся на родину, за решетку угодил.
«Сурским РО МВД арестован репатриант Терентьев Михаил Яковлевич. Последний, прибыв на родину в с. Княжуха, Сурского района, организовал воровскую группу в составе трех человек. Данная группа совершила подлом склада глубинного пункта Заготзерно и пыталась похитить хлеб. В момент совершения преступления были задержаны и арестованы. Терентьев и два других преступника осуждены.
В Тереньгульское РО МВД поступило оперативное сообщение, что в с. Языково и Ясашная Ташла проживают на нелегальном положении Чинаров Виктор Прохорович и ШевяшовАлександр Петрович… Принятыми мерами оба задержаны. Расследованием было установлено, что они действительно находились в плену у немцев и после освобождения из плена содержались в ПФЛ (предварительно фильтрационный лагерь – В.М.), откуда были направлены в рабочие батальоны. Из последних оба сбежали и без документов скрывались на территории Тереньгульского района. Привлечены к уголовной ответственности как дезертиры промышленности».

— Ага! – воскликнут оппоненты. – Значит, лагеря все-таки были! Пускай и фильтрационные!

Конечно, были, кстати, не только у нас, но и у союзников. Однако пребывание в них длилось не долго и «отфильтрованных» направляли, кого в действующую армию, кого – домой, а кого – в рабочие батальоны – военизированные формирования, которые использовались на восстановлении разрушенных промышленных объектов, железных дорог и прочей жизненно важной инфраструктуры. Однако это вовсе не означало автоматический «смертный приговор».

Из докладной записки о результатах работы среди репатриантов УМВД по Ульяновской области за 2 квартал1948 г.:

«За отчетный период на территорию Ульяновской области прибыло 10 человек репатриированных советских граждан. Проверкой вновь прибывших репатриантов установлено, что один из них находился в кадрах промышленности, куда был переведен из рабочих батальонов, другие после плена проходили службу в рядах Советской Армии и демобилизованы. Все репатрианты прошли проверку и фильтрацию по месту работы и службы. Имеют на руках паспорта. Из кадров промышленности они отпущены к прежнему месту жительства по состоянию здоровья и в некоторых случаях по семейным обстоятельствам».

Но если к этим людям у органов вопросов не было, то к некоторым другим они имелись: даже по прошествии трех лет со дня окончания войны, работа по выявлению изменников родины не прекращалась.

«Ситников Филипп Ильич, 1916 г.р., уроженец с. Домосерки Базарно-Сызганского района Ульяновской области, проживал по месту рождения. Ситников, находясь в плену у немцев, вступил добровольно на службу в немецкую армию, встав на путь измены родине...

Ожев Александр Степанович,1915 г.р., уроженец с. Крестовые Городищи Чердаклинского района Ульяновской области, образование 5 классов, по специальности шофер, проживал по месту рождения. Находясь в немецком плену в городе Умань УССР, добровольно поступил на службу в полицию в качестве полицейского, за что получал ежемесячно 150 марок и бесплатное питание.

Круглов Петр Степанович,1911 г.р., уроженец с. Кременские выселки Старомайнского района, русский, грамотный, беспартийный. В плен попал в 1942 году под Ленинградом. Будучи в плену в г. Красносельске, добровольно пошел на службу к немцам… Впоследствии на территории Германии в г. Мизенбург вступил на службу в немецкую 19 дивизию СС немецкой армии… Будучи на службе у немцев, Круглов получал немецкое обмундирование, 15 марок в месяц и пользовался другими преимуществами. 9 мая1945 г. 19 дивизия СС была взята в плен, в том числе и Круглов».

Все выше перечисленные, а также ряд других репатриантов, изобличенных в измене, были арестованы, осуждены и… нет, не расстреляны, а направлены даже не в лагеря, а на спецпоселение, как правило, в отдаленные районы СССР.

Таковы факты. Наверняка документы подобного рода хранятся во всех региональных милицейских архивах и в центральном архиве МВД. Хранятся и ждут своих исследователей. Но даже сейчас можно утверждать: сплошных репрессий против советских военнопленных, только за то, что они оказались в плену, в Советском Союзе не было. Напротив, даже изобличенные изменники получили относительно гуманное наказание. Так что эшелоны, якобы перевозившие их из фашистских концлагерей в советский ГУЛАГ – не более чем миф, не выдерживающий даже самой поверхностной проверки.

И миф, между прочим, далеко не единственный."


Владимир МИРОНОВ.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх