,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Период немецкой оккупации Севастополя
  • 22 апреля 2013 |
  • 19:04 |
  • Alive |
  • Просмотров: 2062
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
-5
«Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами», - заявил Гит­лер на совещании в ставке 19 июля 1941 года. По его предложению Крым превращался в имперскую область Готенланд (страна го­тов). Центр области Симферополь переиме­новывался в Готсбург (город готов), а Севас­тополь получал название Теодорихсхафен (гавань Теодориха, короля остготов, правив­шего в 493-526 гг.).

По проекту Гиммлера Крым присоединял­ся непосредственно к Германии. 9 июня 1942 года на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью ко­лонизован немцами, и притом только по ра­совому принципу, по принципу крови.

Исторически возвращение Крыма в состав Германии основывалось на том факте, что во второй половине IV века в Таврику вторглись пришедшие с берегов Балтийского моря гер­манские племена готов, которые жили здесь, наряду с другими народами, и в сред­ние века. В июле 1942 года Фрауенфельд ор­ганизовал археологическую экспедицию, ко­торой руководил начальник СС и полиции в Тавриде бригадефюрер СС фон Альвенсле-бе, а полковник Вернер Баумельбург выпол­нял обязанности археолога. Были обследова­ны руины Феодоро - столицы одноименно­го грекоязычного княжества, которое было разгромлено войсками турецкого султана Мехмеда II в 1475 году. Вывод: это типичный образец германской фортификации. По ито­гам экспедиции Баумельбург написал работу «Готы в Крыму», в которой утверждал, что Алустон (Алушта), Горзувитай (Гурзуф), Ка­ламита (Инкерман) построены готами. Со­бранные материалы Фрауенфельд использо­вал для своей книги «Причины и смысл нашей борьбы». Он выдвинул проект автомагистра­ли, которая связала бы Гамбург с Крымом и позволила преодолевать путь за два дня, и предлагал в качестве прислуги для отдыхающих на крымских курортах немцев использовать крымских татар. В конце 1941 - начале 1942 года были уничтожены цыгане, крымчаки, евреи. А 5 июля 1942 года на совещании командования вермахта и полиции был рассмотрен вопрос о переселении жителей Крыма. Принято решение о создании лагерей для проведения «расового обследования населения». «Расово качественных» оставляли в Крыму или переселяли на юг Украины. По приказу Гиммлера началось формирование подразделений СС для охраны концентрационных лагерей и ликвидации оставшихся «расово неполноценных».

Оккупация города немецкими войсками продолжалась с 1 июля 1942 до 9 мая 1944 года. С первого дня в городе начал устанав­ливаться новый порядок. С 9 июля 1942 года с целью выявления коммунистов, комсо­мольцев, установления людских резервов трудоспособного населения в городе была проведена перерегистрации населения.

Это помогло немцам выявить лиц, соглас­ных сотрудничать с новыми властями. В горо­де был установлен жесточайший режим про­писки. Каждый житель обязан был прописать­ся в течение 48 часов в полиции. Если во вре­мя проверки документов в доме оказывался человек без прописки - расстреливалась вся семья.

Ортскомендатура ввела комендантский час: осенью-зимой - с 17.00 до 6.00, ле­том-весной - с 20.00 до 6.00. Не имеющие ночных пропусков задерживались полицей­ским патрулем, подвергались проверке в по­лиции и отправлялись на принудительные ра­боты сроком до 10 дней.

Для поддержания «нового порядка» в горо­де были созданы карательные органы. В уг­ловом здании на ул. Красный спуск (совре­менная ул. В. Кучера) разместилась немец­кая жандармерия (глава лейтенант Шреве), насчитывающая более 20 человек.

На ул. Частника, дом 90, расположилась служба безопасности (СД) во главе с штурм-шарфюрером Майером. В СД работали семь следователей, три переводчика, отряд охраны из 20-25 человек. Основной задачей СД было выявление коммунистов, сотрудни­ков органов госбезопасности и милиции, ра­ботников госаппарата, партизан и подполь­щиков.

Ортскомендатуру (местная комендатура), которая размещалась на ул. Ленина (совре­менное здание Ленинского райсуда), до 30 июля 1942 года возглавлял майор Купершлягель, затем был назначен подполковник Ганш. В ее подчинении находились городская управа во главе с бургомистром, или город­ским головой (Н. Мадатов, а с августа 1942 года П. Супрягин), и шуцполиция (немецкая полиция). Без указания или разрешения ортс-коменданта ни горуправа, ни шуцполиция не могли проводить никаких мероприятий. Ос­новная задача всех восьми отделов горупра-вы состояла в организации обеспечения не­мецких воинских подразделений и учрежде­ний продовольствием и материальными ре­сурсами.

На улице Пушкинской в доме № 2 разме­щалось главное управление русской вспомо­гательной полиции во главе с главным полиц­мейстером Б. В. Корчминовым-Некрасовым. В составе управления в 1942 году было 120 человек, в 1944-м - около 300.

При главном управлении вспомогательной полиции была создана следственно-розыск­ная часть, или криминальная полиция. В декабре 1942 года она стала именоваться вспомо­гательной полицией безопасности и перешла в подчинение СД.

Кроме карательных органов в Севастополе действовали разведывательные органы: тай­ная полевая полиция (ГФП), отдел контрраз­ведки Абвера «Дариус-305». Все немецкие органы управления и власти были призваны насаждать «новый порядок» в Севастополе.

На территории Севастополя с первых дней оккупации было создано более 20 лагерей военнопленных: на горе Матюшенко (терри­тория современного ПО «Севастопольгаз»), в Камышовой бухте, в здании бывшей тюрь­мы на пл. Восставших, на территории школы № 16, Лазаревских казарм, в районе ГРЭС, на Северной стороне и др. В июле 1942 года в Инкерманском лагере было уничтожено 450 военнопленных, в августе 1942-го массо­вые расстрелы были произведены во всех ла­герях.

Немцы ввели практику закапывания воен­нопленных. С ноября 1942 года они ста­ли ежедневно выгонять по 20-30 человек из лагеря военнопленных в Лазаревских казар­мах и заживо закапывать их в воронках от авиабомб. После освобождения Севастопо­ля было обнаружено 190 таких воронок, в ко­торых было 2020 трупов.

В первых числах декабря 1943 года из Кер­чи в Севастополь прибыли три эшелона с во­еннопленными (около 2,5 тыс. чел.). 8 дека­бря 1943 года их погрузили на баржи и в от­крытом море баржи подожгли.

На другой день на баржу погружено около 2 тыс. военнопленных, баржа также ушла в море, откуда больше не вернулась. В начале января 1944 года на одну из барж было по­гружено 240 раненых военнопленных, баржа вышла в море, где ее подожгли. Пытавшихся спастись вплавь расстреливали из пулеметов.

Чуть позже в Севастополь прибыл эшелон с военнопленными, вагоны были под пломба­ми. Когда вагоны вскрыли, то все военно­пленные оказались мертвы.

Всего в Севастополе было уничтожено бо­лее 15 тыс. военнопленных. За годы оккупа­ции немецко-фашистские захватчики повеси­ли, расстреляли, сожгли в топках и на бар­жах, утопили в море более 27 тыс. и угнали в фашистскую неволю свыше 45 тыс. севастопольцев и военнопленных.

Гражданское население Севастопольского округа, в состав которого в августе 1943 го­да вошли Балаклавский, Ялтинский, Албат-ский (ныне Куйбышевский) и Бахчисарайский районы, согласно декабрьской перерегист­рации, составляло около 15 тыс., в том числе: мужчин - 4 тыс., женщин - 7 тыс., детей - 3 тыс.; русских - 12 тыс., татар - 1 тыс., других национальностей - 2 тысячи.

Население оккупированного Севастополя в возрасте от 15 до 60 лет должно было рабо­тать 28 дней в месяц на строительстве оборо­нительных сооружений, шоссейных и же­лезных дорог, на расчистке улиц, домов, со­бирать металлолом. Полиция насильно сгоня­ла на работу жителей, устраивала облавы в местах скопления людей. Уклонившихся от трудовой повинности подвергали репрессиям.

В соответствии с приказом под кодовым на­званием «Мрак и туман» проводился насильственный угон жителей города в Германию.

Только с сентября 1942-го по январь 1943 года из Севастополя в Германию было насильственно вывезено более 30 тыс. мир­ных жителей. Особенно драматичным был период апрель-май 1944 года, когда гитле­ровцы эвакуировали своих солдат и военную технику. В качестве прикрытия при налетах советской авиации мирных жителей (в основ­ном женщин и детей), захваченных во время облав, грузили на верхние палубы немецких и румынских судов и барж. Таким образом, за период с 1 по 5 мая 1944 года в качестве живого щита на палубах судов было вывезе­но свыше 3 тыс. мирных жителей Севастопо­ля, а всего за апрель-май 1944 года - свыше 9 тысяч.

В самом городе гражданская власть была передана в руки городской управы, которую весь период немецкой оккупации возглавлял городской голова П. Супрягин. Несмотря на трудности, жизнь города постепенно нала­живалась, во всяком случае об этом так писалась в оккупационных газетах:

«Севастополя не узнать: улицы очищены от мусора, по чистым тротуарам с книжками и тетрадями утром торопится детвора; в городе открыто 2 средних и одна начальная школы... По воскресеньям горожане с удовольствием слушают музыку и пение в театре, организо­ванном отделом просвещения. Питание улуч­шается с каждым днем: открыто 5 столовых, хлебных магазинов, 3 пекарни, хлебозавод, мельница. Рыбаки снабжают город рыбой. Уже работают водопровод, электростанция, швейные, обувные, строительные мастер­ские. Выдано 169 патентов ремесленникам» (Голос Крыма. - 1942. - 2 дек.).

«Открыта городская больница, 3 поликлини­ки, 2 амбулатории... Возрождаются из разва­лин и пепла промышленные предприятия горо­да. Уже работают мраморный завод, мыло­варенное предприятие... Комендантом г. Се­вастополя издан приказ об обязательном обу­чении детей в возрасте от 8 до 16 лет» (Голос Крыма. - 1942. - 13 дек.).

«Улица. По ней проходит тропинка среди развалин домов, скрученных двутавровых балок, трамвайных столбов. Когда-то это бы­ла главная улица Севастополя. Теперь вместо живой и говорливой южной толпы здесь буй­ные заросли диких маков, репейника, донни­ка и чертополоха... Внизу Исторического бульвара меж развалин живописно располо­жился базар, на нем полно всякой всячины» (Голос Крыма. - 1943. - 30 июня).

«На бывшем проспекте Фрунзе, выходя­щем на Приморский бульвар, большое ожив­ление. Восстанавливается одна бывшая гости­ница... На Графской пристани на лавочках си­дят люди. Они ждут катера... Во все стороны снуют люди...» (Голос Крыма. - 1943. - 12 нояб.).

В феврале 1943 года началось движение городских катеров от Графской пристани на Северную сторону. Ввиду полного разруше­ния восстановление трамвая не осуществля­лось (во время немецкой оккупации движе­ние трамвая во многих городах Украины бы­ло возобновлено).

Работали «Верфь» - судоремонтные мас­терские на базе полуразрушенных мастер­ских Главвоенморпорта, завод «Вулкан» (на месте завода № 54) по ремонту оружия. С апреля 1943 года начал работать «Мра­морный завод» горуправы, изготавливавший памятники, чернильные приборы и пепельни­цы из мраморной крошки с видами Севасто­поля, частично возобновились добыча флюсов в районе деревни Кадыковка и в Мрамор­ной балке, выпуск виноградных соков на базе госхоза «Профинтерн». Восстанавливались кустарные промыслы по добыче извести и камня для двух ремстройконтор, добыча и заготовка дельфиньего жира для варки мыла (г. Балаклава). Рыбацкая община обеспечива­ла немецкие воинские части рыбой, частично рыбная продукция выдавалась населению по карточкам, пускалась в свободную тор­говлю.

С 14 апреля 1943 года в Севастополе была разрешена свободная торговля. Имеющий патент был обязан ежедневно уплатить взнос 1 руб. (продающие продукты и домашние ве­щи на руках), 3 руб. (продающие на столах), 5 руб. (продающие на возах).

Цены на рынках были высокими (средняя зарплата работающего 250-300 руб.):

десяток яиц - 120-150 руб.,

1 кг сала или масла - около 1 тыс. руб.;

булка хлеба - 180-200 руб.

Ставка годового патента на промыслы ме­нялась несколько раз. 27 декабря 1942 года она составляла от 100 руб. (ремонт и чистка обуви, деятельность врачей, художников и других лиц свободных профессий) до 1400 руб. (рестораны, кафе и т. д.).

В городе работала больница для граждан­ского населения (в помещении школы № 14 и рядом стоящем здании) на 140 коек с отде­лениями: инфекционным, терапевтическим, гинекологическим и венерологическим. Пер­сонал - 27 врачей и других медработников, в основном из числа бывших военнопленных. Для амбулаторной помощи были открыты три поликлиники и две амбулатории (на Се­верной стороне и в Инкермане). В общей сложности в них работало около 80 медицин­ских работников.

Как уже сообщалось, 18 сентября 1942 го­да было восстановлено движение поездов на линии Бахчисарай - Севастополь, а затем и до Симферополя. Один раз в неделю (по вторникам) по железной дороге приходила почта из Симферополя.

В Севастополе с января 1943 года работали четыре школы:

№ 1 - на Петровой слободке (помещение детского сада рядом со школой № 16);

№ 2 - на ул. Пирогова;

№ 3 - на ул. Щербака;

№ 4 - на Северной стороне (ныне № 9).

Общее количество учащихся - около двух тысяч, 40 педагогов.

Культурная жизнь города была сосредоточена в театре, открытом в декабре 1942 года в помещении на ул. Ленина (рядом с Музеем КЧФ). Работали Покровский собор, кладби- щенская церковь, мусульманская мечеть.

А теперь "язык документов":

Командующему войсками оперативного тылового района группы армий «Юг»

Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь

Крепость Севастополь, 16 июля 1942 г.

Оперативная обстановка в крепости Севастополь и прилегающих районах в течение пятнадцати суток с момента взятия крепости (включая 15 июля) характеризуется следу­ющими основными факторами:

- полным подавлением организованного сопротивления русских, как на суше, так и на
море, у берегов Крыма;
- успешными наступательными действиями войск группы армий «Юг», продвинув­
шихся в направлении Кавказа до подступов к городу Ростов-на-Дону и в направлении
Волги до большой излучины Дона;
- засоренностью освобожденной территории Крыма многочисленными бандообразова-
ниями, именующими себя партизанами, скрывающимися в горах, готовыми принять во­
оруженных русских из разбитых полков и подразделений;
- наличием в прибрежной зоне, в развалинах самой крепости Севастополь, в прилега­
ющих деревнях сотен мелких разрозненных остаточных групп и отдельных вооружен­
ных матросов, солдат, командиров противника и партийных функционеров;
- засоренностью освобожденной крепости многочисленной агентурой большевиков и их
пособников, готовых дать укрытие недобитым матросам и комиссарам.
Наиболее характерные враждебные проявления за данный период (с 1 по 15 июля включительно):

- до 12 июля включительно продолжалось сопротивление фанатически настроенных
русских в районах мысов Фиолент и Херсонес; до конца 3 июля к ним пытались пробить­
ся суда противника: 4 быстроходных тральщика, 17 сторожевых катеров и, по неполным
данным, 6~ 10 подводных лодок;
- в течение второй половины дня 8 июля, в ночь на 4 июля и весь день 4 июля остаточные
группы делали попытки пробраться вдоль берега и уреза моря, чтобы выбраться из окру­
жения, но в районе лощины, левее батареи-форта «Максим Горький-2», им преграждали
путь наши прочные засады, сформированные из пулеметчиков и автоматчиков;
- в течение 3-15 июля на территории крепости преимущественно в ночное время уби­
то и пропало без вести 278 военнослужащих, что доказывает наличие значительного чис­
ла преступного проболышевистски настроенного элемента;
- во время обысков, проведенных 8-9 июля в домах, развалках, подвалах, сараях, с по­
мощью военнослужащих выявлены сотни лиц, дававших приют солдатам и матросам
противника;
- 9 июля сожжена автомашина в районе железнодорожного вокзала, преступники
скрылись;
- 12 июля убиты два полицейских;
- 14 июля взят русский врач, укрывавший под видом больных раненых.
Всего с 1 по 15 июля включительно ликвидировано (не считая военнослужащих, окру­женных вблизи вышеуказанных мысов) 178 вооруженных групп противника из числа ко­миссаров, командиров, матросов и солдат, 27 бандообразований из числа гражданских лиц, 76 одиночных бандитов. При этом реквизированы автоматы, винтовки, наганы, 7 ло­шадей, 3 радиостанции, из них 2 коротковолновые.

Стабилизирующие меры:

2 июля приступили к исполнению обязанностей:

- управление политической полиции и СД крепости Севастополь; начальник - обер-
штурмбаннфюрер СД Фрик;
- комендатура крепости Севастополь, комендант - майор Купфершлегер;
- городская управа; бургомистр Садатов;
- русская вспомогательная полиция в составе лиц, перешедших на сторону Великогер-
манского рейха, общим числом 120 человек, полицмейстер Краминов.
Специально прибывшей в крепость зондеркомандой СС в составе 800 человек, управ­лением СД, комендатурой, полицией совместно с привлеченными в помощь воинскими подразделениями проведен ряд крупномасштабных молниеносных акций с целью выяв­ления комиссаров, командиров Красной Армии, большевиков из гражданских лиц, ком­сомольцев, все выявленные оформлены (убиты). 12 июля на спортивном стадионе «Дина­мо» были собраны жиды (количество - округленно - 1500), которым предварительно, был дан приказ нашить на рукавах желтую звезду; собранные оформлены.

14 июля из прибрежной зоны крепости, разрешающей обзор бухты, слежение за дви­жением судов, в срочном порядке выселены все жители, ширина зоны - 2-4 км; выра­зившие недовольство оформлены.

Четырежды издан приказ ортскоменданта, обязывающий всех сдать излишки продо­вольствия за исключением 10 кг мучных продуктов, 10 кг крупяных, 1 кг жировых. Отсутствие продовольствия заставит всех быстро пройти перерегистрацию, укрывшие про­дукты оформлены.

15 июля издан приказ ортскоменданта об обязательной перерегистрации населения, которая поможет довыявить коммунистов, партийных функционеров, переодетых воен­ных, укрывающийся преступный элемент.

Оберштурмбаннфюрер СД Фрик

Примечание. «Оформлены» - значит расстреляны.



Приказ

Приказ утверждаю: Оберштурмбанифюрер СД Фрик

Комендатура крепости Севастополь, 16 июля 1942 г.

Всем рабочим, работницам и служащим предприятий немедленно явиться на места своих прежних работ. Лица, не явившиеся на работу, будут рассматриваться как сабо­тажники с применением к ним строжайших мер наказания: по условиям военного време­ни - расстрел.

Особо обращаю внимание лиц, работавших на предприятии, именовавшемся «Морской завод». Они обязаны немедленно явиться в полицай-управление и получить в паспорте отметку «Верфь», так как в Севастополе со дня на день начнет работу судоремонтная верфь. Те, кто не явится в течение трех дней, будут расстреляны.

Ортскомендант



Управляющему судостроительными и судоремонтными предприяти­ями Юга. Рейхскомиссариат «Украина», г. Николаев

Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь

Крепость Севастополь, 16 июля 1942 г.

Относительно состояния севастопольского судоремонтного морского завода, наличия рабочей силы, возможности возобновления режима работы.

В соответствии с директивой рейхсфюрера Великого рейха генерала СС Гиммлера до­кладываю:

Беглый осмотр предприятия произведен. Здания цехов разрушены, оборудование вы­везено. Доки южной стороны разрушены. В лучшем состоянии док северной стороны, ба-топорт подорван, но подлежит восстановлению. Стапеля горели, сохранность частичная. Мортонов эллинг подорван.

Во избежание ошибок, которые имели место при взятии Николаева, мною был произ­веден ряд молниеносных крупных и малых акций для фиксирования рабочей силы. Каж­дый выявленный работник предприятия получил квитанцию-расписку: «Скрепляю под­писью, что я получил сообщение об обязательной явке на работу. Мне известно, что за не­выполнение приказа у меня или у моей семьи будет конфискован дом, двор и все имуще­ство. Если я и после этого не явлюсь на работу, то мой дом будет сожжен, а мои родные взяты в качестве заложников».

Каждого выявленного работника завода доставляли в комендатуру, сажали в машину. В сопровождении солдат он объезжал крепость, указывая местонахождение не менее чем трех работников завода. После этого получал право возвращения к семье. Таким спо­собом удалось уже выявить более трехсот специалистов.

Допросы с применением разной степени устрашения показали, что в ноябре 1941 года пароходом «Красная Кубань», теплоходом «Грузия», транспортом «Черноморец», транс­портом «Ворошилов», пароходом «Коммунист», теплоходом «Ногин» были вывезены крупногабаритные станки предприятия, инструмент, листовая сталь и прокат; более трех тысяч специалистов с членами семей, а также малогабаритные изделия, сортовой металл, цветной металл, режущий инструмент, сварочное оборудование, штампы, про­чее. Значительная часть этого имущества завода находится в настоящее время в Туапсе. Необходимо, чтобы вместе с войсками в Туапсе вошли наши люди и специалисты Управ­ления Южных верфей. Имущество завода должно быть незамедлительно возвращено в Севастополь.

Обрисованная картина опустошения может вызвать нежелательную реакцию песси­мизма при оценке возможностей незамедлительного возобновления работ завода. Это не так. Допросы, а также захваченная документация неопровержимо доказывают: нет тако­го опустошения, при котором оперативный судоремонт исключен. Уже после вывоза большевиками оборудования на заводе неоднократно восстанавливались кузнечный и корпусный цехи, кислородная станция, литейная, медницкий участок, стапеля, малый Мортонов эллинг, что разрешало вести ремонт судов, в частности парохода «Серов», ко­торый был подвергнут сильнейшим бомбовым ударам и подводная лодка, которая ремон­тировалась на малом Мортоновом эллинге, после повреждения бомбовым ударом наших самолетов 29 мая! Ремонт был значительный: в районе пятого отсека разошлись но швам листы наружной обшивки. В результате проведенного ремонта лодка ушла из Севасто­поля своим ходом!

Кроме того, осмотр территории завода доказал с полной неопровержимостью, что на предприятии до последних дней изготовлялись противотанковые ежи, которые делались из рельсов бывших трамвайных путей, бронеколпаки для дотов. Тут до последних дней вели ремонт легких танков. Кроме того, есть неопровержимые доказательства, что зна­чительная часть работников завода, укрываясь в многокилометровых штольнях, выры­тых в горе, работала до последнего часа. Там обнаружены следы 35 станков, прессов, ком­прессорной установки, опреснительной установки, вентиляционной установки. Специа­листы определяют, что в штольнях шло производство минометов марки РМ-50, баталь­онных минометов марки БМ-82 и мин. Эти подземные коридоры - отделения морского завода.

Вывод: русские рабочие доказали свою способность эффективно работать на режим большевиков. Нет никаких оснований полагать, что они не смогут так же эффективно ра­ботать на пользу рейха.

Необходимо: ни в коем случае не допуская снижения заданного нами энергичного рит­ма, в ближайшие дни провести детальную инспекцию предприятия, для чего прислать специалистов из Управления верфей. Темп, темп, темп - условие того, что ошибки, до­пущенные в Николаеве, не расползутся язвами саботажа в Севастополе. Каждый рус­ский с первого дня установления нового порядка должен чувствовать твердую власть и направляющую руку. Должен понимать: мы, немцы, - здесь и отсюда - не уйдем!

Немедленно осмотреть крейсер русских, полузатопленный в бухте в результате ус­пешных действий нашей авиации. Имя этого крейсера - «Червона Украина», что значит «Красная Украина», «Большевистская Украина», «Коммунистическая Украина». Восста­новление крейсера усилит наш флот на Черном море и резко увеличит престиж наших судоремонтных служб.

Немедленно принять все меры к подъему и восстановлению 100-тонного плавкрана и плавдока, затопленного в бухте, для чего срочно организовать два аварийно-спасатель­ных отряда из специалистов Управления верфей и русских рабочих. Без подъемных ме­ханизмов и дока ремонт судов невозможен.

Наши действия: в соответствии с директивой рейхсфюрера завод объявлен «особым имуществом рейха», находится под охраной. Продолжая энергично выявлять работников завода среди гражданских лиц, принимаем не менее энергичные меры для выявления специалистов нужного профиля среди военнопленных.

Мы сильны, как никогда. Служба безопасности вошла в крепость Севастополь, воору­женная опытом работы с русскими колониальными рабочими за год военных действий в России. Мы полны решимости действовать целенаправленно и эффективно, опираясь на специалистов Управления верфей.

Оберштурмбаинфюрер СД Фрик



Обращение к населению г. Севастополя

Крепость Севастополь, 25 июля 1942 г.

Благодаря бдительности Германской Армии обнаружено уже немало шпионов, агентов и диверсантов, оставленных большевиками при их отходе из Севастополя только лишь для Вашего личного вреда. Те из них, которые поняли, что их задачи бесполезны и нано­сят только лишь ущерб гражданскому населению, добровольно явились к Германским частям и признались в своей виновности. Проверив их показания, мы направили их в другие населенные пункты Крыма на работу, чтобы сберечь их от мести фанатиков.

Тех же, которых мы задержали при исполнении их преступной деятельности, карали смертью. Нам известно, что среди гражданского населения находится еще много шпио­нов, агентов и диверсантов, а также сотрудников таковых, которые остались в городе по приказу бывших советских руководителей, успевших спасти свою собственную жизнь, сбежав на Большую землю. Нам еще известно, что среди этих агентов находится много мужчин, девушек и женщин, которые раньше принимали такие поручения под нажимом большевистских властей, а теперь не поставили еще в известность Германское Командо­вание о своей деятельности только лишь под страхом мести большевистских сыщиков и палачей.

Всем этим предоставлена еще возможность добиться прощения за их преступления.

Мы призываем их явиться немедленно в одно из подразделений Германской Армии и сдать свои рации, оружие и другие вспомогательные принадлежности. Мы гарантируем им жизнь и предоставление по собственному желанию места работы в другом населенном пункте Крыма. Тот, кто не явится добровольно и будет продолжать свою преступную работу или же будет иметь преступные намерения, будет беспощадно приговорен к смерт­ной казни.

Вышеуказанное касается и всех тех, которые знают таких шпионов, агентов и дивер­сантов или которым известно их местонахождение, планы и задачи.

Мы делаем каждого гражданина города Севастополя ответственным за жизнь и здоровье Германской Армии, за устранение всех диверсионных актов, как пожары, взрывы и т. д.

Настоящим приказываю:

Если в одном из домов или их предместье днем или ночью с кем-либо из Германской Армии случится что-либо вредное, безразлично каким образом, то жители данного дома будут расстреляны.

Если произойдут диверсионные акты (пожары, взрывы мин и т. д.), нападения или вы­стрелы на улицах или площадях одного участка города, то я эвакуирую этот участок го­рода, а жители будут привлечены к принудительной работе. В особо тяжелых случаях будут приняты строжайшие меры.

Мы имеем только лишь одну цель: восстановление города, защиту, спокойствие, подхо­дящую работу для каждого и, наконец, обеспечение беззаботной человеческой жизни.

Комендант крепости Севастополь

Приказ

Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.

Ввиду необходимости сохранения и усиления охраны порядка в городе-крепости Сева­стополь для пользы и процветания каждого единого жителя с 14 сентября 1942-го года приказываю выполнять следующие меры паспортного порядка.

Постоянное и кратковременное проживание в городе допускается на основании особо­го разрешения:

а) на постоянное жительство - Ортскомендатуры;

в) для жительства до 3-х дней - паспортного отдела;

с) каждый житель, который хочет принять в свою квартиру не местного жителя, дол­жен раньше помещения его в своей квартире предъявить паспортному отделу докумен­ты на получение разрешения;

с1) не местные жители, которые без разрешения находятся в городе, и ХОЗЯЕВА, кото­рые без разрешения дали им квартиру, БУДУТ РАССТРЕЛЯНЫ;

е) военным лицам, легионерам, добровольцам также запрещается давать квартиру без разрешения;

Г) прописка и выписка должна быть проведена в течение 48 часов.

Комендатура крепости Севастополь



Командующему войсками оперативного тылового района группы ар­мий «Юг»

Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь

Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.

Оперативная обстановка в крепости Севастополь и прилегающих районах в течение четырнадцати суток сентября (включая 14 сентября) характеризуется следующими ос­новными факторами:

- полным порядком в крепости. Для доказательства можно сослаться на напечатанный
в газетах доклад имперского министра по делам оккупированных территорий Альфреда
Розенберга, который среди «городов-жемчужин Черноморского побережья», где «наши
солдаты чувствуют себя спокойнее, чем дома», назвал не только город Ялту, но и кре­пость Севастополь;
- успешными наступательными действиями войск группы армий «Юг», форсировав­
ших на Кавказе реку Терек, а на Волге, вышедших на улицы Сталинграда;
- продолжающей иметь место засоренностью освобожденной территории Крыма бан-
дообразованиями русских, именующих себя партизанами, скрывающимися в горах и де­ревнях;
- остаточной засоренностью освобожденной крепости агентурой большевиков и их по­собников;
- достоверно установленным фактом отсутствия организованного подполья, оставлен­
ного русскими при отступлении (меры к организации подполья местными гауляйтерами
большевиков предпринимались еще в ноябре 1941-го года. Причины распада русского
подполья в Севастополе до конца не установлены);
- решительным подавлением со стороны служб СД любой попытки самопроизвольного
возникновения подполья, как в среде военнопленных, так и среди гражданского населе­ния. Сегодня можно с уверенностью сказать: подполья в крепости нет и уже не будет. До­
казательство - дисциплина и порядок в крепости, отсутствие сколько-нибудь значи­
тельных диверсионных актов. (Что не исключает мелких проявлений враждебности.)
Наиболее характерные враждебные проявления за данный период (с 1 по 14 сентября включительно):

- на территории крепости преимущественно в ночное время убито и пропало без вести
8 военнослужащих;
- 9 сентября убит полицейский;
- 14 сентября взяты три русских врача, укрывавших, под видом больных, комиссаров и
командиров.
Всего с 1 по 14 сентября включительно ликвидировано 18 одиночных бандитов. При этом реквизированы два автомата, 6 винтовок, три нагана, гранаты. Стабилизирующие меры:

- в целях решительного подавления саботажа на морской верфи начато широкое выяв­ление лиц, работавших на ней прежде и уклоняющихся от работ на ремонте судов, выда­
ющих себя на бирже труда за хлебопеков, грузчиков, дворников, водопроводчиков, сан­техников;
- каждому выявленному вручена квитанция-расписка: «Скрепляю подписью, что я по­
лучил сообщение об обязательной явке на работу на свое прежнее рабочее место. Мне из­
вестно, что за невыполнение приказа я буду рассматриваться как партизан и буду соот­
ветственно тому наказан. Если я и после этого не явлюсь на работу, то буду арестован я и
все мои родные в качестве пособников саботажнику»;
- 2 сентября 87 выявленных, отказавшихся подписать квитанцию-расписку, оформлены;
- 8 сентября 87 выявленных оформлены;
- 7 сентября 42 выявленных и 97 родственников оформлены;
- 9 сентября соответственно 18 и 20;
- 10 сентября 8 выявленных и подписавших квитанции-расписки, но впоследствии пы­тавшихся скрыться, оформлены;
- 11, 12, 13, 14 сентября все выявленные подписали квитанции-расписки.
В результате проявленной твердости и неуклонности в выполнении поставленной за­дачи затянувшийся саботаж на морской верфи можно считать подавленным.

Оберштумбаннфюрер СД Фрик

Управляющему судостроительными и судоремонтными предприяти­ями Юга. Рейхскомиссариат «Украина», г. Николаев

Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь

Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.

Относительно состояния севастопольских судоремонтных предприятий, наличия рабо­чей силы, возможного режима работы докладываю:

14 сентября 1942-го года в крепости Севастополь начал функционировать завод, распо­ложенный на Минной пристани и в Артиллерийской бухте (бывшие мастерские военно­го порта);

- зачислены на работу 18 инженеров и 73 рабочих, выявление специалистов продолжа­ется;
- с первых дней оккупационного режима ведутся под моим личным наблюдением рабо­ты по подъему плавучего крана и, что еще более важно, подготовка и подъему русского
крейсера; немецкий флот на Черном море может и должен получить мощный корабль;
- главная морская верфь крепости «Морской завод» в строй действующих не введена;
но успехи с открытием двух филиалов с несомненностью доказывают, что решение этой
задачи - дело ближайших недель.
Вывод: Возобновление судоремонтных работ в крепости возможно и в начальной ста­дии уже осуществлено.

Необходимо, развивая достигнутый нами успех, приложить все силы: а) к успешному подъему крейсера; в) к успешному подъему плавучего крана;

с) к подъему дока, для чего необходимо усилить тыл - это крепкие мускулы сражаю­щегося фронта.

Выражаем еще раз свое неудовольствие Управлению верфей в непонятной медлитель­ности в выполнении наших требований на присылку специалистов (желательно немцев), что снижает эффект наших усилий.

Необходимо усилить квалифицированными специалистами (желательно немцами) группу подъема, возглавляемую капитаном Хагельманом. Ни в коем случае не допуская снижения заданного нами на новой верфи темпа ремонта катеров, не далее как в конце этого месяца начать работы на главной верфи Севастополя - Морском заводе, для чего укомплектовать кадры завода, создать немецкую администрацию, выделить из числа русских, проверенных в Николаеве, рабочую группу-ядро, приступить к ремонту трех тральщиков, эсминца, др. судов.

Наши действия: в соответствии с вышеизложенным Служба безопасности вошла в кре­пость Севастополь вооруженная опытом работы в русских колониях, действовала целе­устремленно, эффективно. Наша деятельность здесь, без сомнения, надежное подкреп­ление исторической победы наших войск.

Служба полиции безопасности и СД полна нетерпения быть достойной истории, гения фюрера и шагать в ногу с победно шагающими солдатами вермахта.

Обврштурмбаинфюрер СД Фрик

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх