,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


60 лет спустя: о Сталине, его делах и отношении к людям
  • 12 марта 2013 |
  • 13:03 |
  • danaros |
  • Просмотров: 714
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
+8
60 лет спустя: о Сталине, его делах и отношении к людям


Спустя 60 лет после смерти личность вождя всех народов, генералиссимуса Иосифа Сталина, все еще будоражит общество. По-прежнему народ расколот в отношении этой исторической личности: кто-то фактически боготворит Сталина, кто-то его ненавидит. И те и другие имеют для этого серьезные основания. Харьковская общественная организация «Оплот» 5 марта 2013 года посвятила памяти главнокомандующего СССР фотовыставку. А руководитель ХООО "Оплот" Евгений Жилин рассказал в интервью Владимиру Мазуру, почему считает память Сталина светлой.

- Давайте все-таки определимся, по какую вы сторону? И к какому лагерю больше принадлежите, почитателей Сталина или, скажем, его врагов?

- Мы находимся на стороне наших ветеранов, участников боевых действий, которые больше относятся к тем, кто, как вы говорите, боготворит Сталина. В первую очередь, наверное, от них и начинается, моя позиция. Когда мы помогаем ветеранам, бываем у них дома, и со временем стали замечать, что у всех висит фотография Сталина. Вот эти люди говорят: "Мы тогда шли с его именем в атаку и это было искренне и сейчас его не предадим". Вот такая позиция у них. Если посмотреть с точки зрения истории, что сделали эти люди, а именно - победили в войне, то большего для нашего народа не сделал никто. В этом проявил себя наш народ. Не отдельный полет Гагарина, где сработал, допустим, Гагарин и люди, которые сконструировали летательный аппарат. Он прославил наш народ, но больше, чем советские люди-солдаты Второй мировой войны, Великой Отечественной войны, которые победили и вынесли основную тяжесть этой войны на своих плечах, наверное, больше не сделал никто. Поэтому именно их, считаю, я должен уважать больше всех. Есть другие люди уважаемые - хорошие писатели, поэты, публицисты, хорошие строители, даже работники-стахановцы и все остальные, я их лично уважаю, но для страны, для прославления своего народа, солдаты сделали больше всего. И вот у них, ветеранов, есть один человек, которого они уважают, которого они ценят и этот человек - Иосиф Сталин.

- Но надо справедливости ради заметить, что далеко не все ветераны так относятся к Иосифу Сталину.

- Практически все. Именно участники боевых действий, те, кто непосредственно гнил в окопах, практически все, с кем мы общаемся, все имеют у себя фотографию Сталина, и все относятся к нему с глубоким уважением. Акцентирую, именно участники боевых действий, которые непосредственно лежали в окопах, их немного осталось, но они все относятся к Сталину с уважением и я не могу не уважать их мнение. Понимаете?

- Нет, я понимаю, я просто хотел сказать, что, скажем, у меня мои дедушки и бабушки тоже воевали. И, к сожалению, конечно, их нет в живых, но я помню, что отношение было не такое однозначное и радужное. Да, он хозяин, да, вот был порядок, но при этом столько безобразия творилось и это очень мягко сказано. У меня были в семье люди, которые после войны незаконно, необоснованно пострадали от того, что творилось все годы правления Сталина. Как вот с этим быть?

- Вы говорите о так называемых репрессиях?

- Да.

- В феврале 1954 года на имя Хрущева была подготовлена справка за подписью Генерального прокурора СССР Руденко, министра МВД Круглова и министра Юстиции Горшинина, в которой, было указано, что в период с 1921 года по 1 февраля 1954 года были репрессированы по статье 58 (контрреволюционная деятельность) 3 млн 700 тыс. человек. Я хочу еще раз заметить 3 млн 700 тыс. человек. Из них приговорены к смертной казне 642 тыс. человек из этих трех миллионов. К ссылке - 765 тыс. человек, к тюрьме - 2,3 млн. Это за 33 года!

- Я прошу прощения, это по одной статье?

- Эта статья, которая говорит о политических репрессиях. Мы не говорим о кражах и т.п.

- Был еще знаменитый указ 7.8, была борьба с вредительством...

- Сейчас разный подход. Мы можем поговорить и о других преступлениях. Во-первых, вредительство и все остальное, за это не давали смертную казнь и ни одного приговора к смертной казне и 10 лет "за колоски", как все утверждают, не было. Реальных приговоров никто не давал. Мы говорим сейчас о политических репрессиях, то есть за то, что человек выступал, говорил, что мы идем не тем путем, а его за это по 58 статье, как раньше говорили, всех подряд. И вот "всех подряд" за 33 года – 3,7 миллиона человек.

Теперь берем статистику населения - перепись за 1926 год – 147 миллионов человек, 1937 год – население СССР составило 162 миллиона человек, 1939 год – 170 миллионов человек, 1959 год – 208 миллионов человек. И, чтобы было понятно, на момент распада Советского Союза было 285 миллионов человек - Советский Союз. То есть численность населения увеличивалась. Вот, допустим, берем 1939 год, население СССР - 170 миллионов человек. Теперь давайте разделим на 33 года правления Сталина, то это значит, репрессировали за политические статьи 110 тысяч человек в год. Это от общего числа населения составляет 0,6 %. Если взять из количество расстрелянных - 642 тысячи человек - в год получается расстреливали 19 тысяч человек. Это 0,01% от общего населения Союза.

- Мы говорим только о политической репрессии. Начнем с того, что коснулось это всех, когда выселяли чеченцев и татар - это не политические репрессии, это, извините, геноцид практически. То, что творилось в Украине, в Поволжье или в Казахстане, когда был голод, это не 58 статья, счет на миллионы.

- За то, что расстреливали, как говорят, без суда и следствия, миллионами, 58-я статья, всех подряд, их на поверку оказалось 0,01 % в год на количество населения. Это статистика, которую, никто не хочет видеть, и никто не хочет поднимать. Мы сейчас коснемся и другого.

- Дело в том, что все познается в сравнении. В Советском Союзе в конце 80-х годов на пике численности населения расстреливали две или две с половиной тысячи человек в год за уголовные преступления, за измену Родине и так далее. Это в десять раз больше, а вы говорите о 19 тысячах человек. Мы были лидерами тогда по смертной казне, мы и Китай. Китай до сих пор остается.

- Теперь я хочу показать, что статистика не такая, 19 тысяч - это много. Теперь разберемся: 19 тысяч в год - это просто всех подряд. Мы говорим, а все ли они незаконно были репрессированы? Репрессия - это не всегда плохо. То есть применение уголовного наказания к лицам. А из этих 19 тысяч человек, все ли они были не незаконные. Мы ж говорим, что были законные, правильно, а были и незаконные репрессии, те, которые привели именно к стенке, там где расстреляли конкретно: тройки, выездные комиссии, вот эта статистика как раз 600 тысяч человек за 33 года. Ведь мы ж говорим до 21 года, тогда когда действительно была так называемая контрреволюционная деятельность, когда люди друг на друга, семья на семью, когда убили родственники семью Павлика Морозова: семь человек родственников зарубили топором Павлика и его брата в лесу. Эти люди были приговорены: из семи человек - четыре человека были признаны виновными в убийстве Павлика и его брата. Были приговорены, как раз по 58 статье.Законно приговорены. Нужно ли было их тоже расстреливать? Они убили двух своих родственников, Павлика и его брата зарубили топорами. Но их же законно расстреляли, правильно. А много ли было такого проявления в те годы?? Много. Действительно, люди противились коллективизации, они сжигали, убивали актив, убивали директоров колхозов, и это было, и их за это тоже ловили и тоже расстреливали, правильно.

- Подождите, тогда можно считать, что с точки зрения Третьего Рейха совершенно законно вешали партизан, которые поджигали посевы, пускали под откос немецкие поезда и так далее, потому что такие законы были в Третьем Рейхе. Извините, вооруженные люди, которые были против законного порядка, но для Третьего Рейха законные.

- Вот для Третьего Рейха они были законные, мы теперь даем оценку.

- Но мы же говорим о правовом государстве?

- Вот еще раз теперь посмотрите, о чем мы говорим. Это было совсем недавно. В Советском Союзе, при котором я начинал работать в милиции, была так называемая спекуляция, да? Кого-то садили в тюрьму за то, что человек пошел, купил в универсаме и перепродал на рынке, и это называлась спекуляцией. Покупка с целью наживы в государственном учреждении. Судьи, которые судили за спекуляцию еще до сих пор работают, они негодяи? Если они судили за спекуляцию, то есть раньше это считалось преступлением. Незаконный кустарный промысел считался преступлением в нашем обществе. Вот так мы тогда жили. Хорошо ли, плохо.

- В этом-то и вся проблема, кто создал это общество, в котором, простите, за такие вещи...

- Послушайте, тогда давайте сейчас разберемся. Русь крестилась Владимиром огнем и мечем. Он приходил в села и города и говорил: «Отцы, а Бог-то один!», а они отвечали: «Ну как, Володя? Ты ж подумай, ну как один? Ты ж рос вместе с нами. Вот и Сворог был и Ярило. Мы же пять или семь тысяч лет поклонялись многим богам». Он говорит: «Нет ребята, Бог один. Кто не со мной, всех под нож». Мы говорим - святой человек, он сделал добро для своей Родины, он объединил Русь, крестил и все такое. Не было суда присяжных при Владимире и при царе. Тяжело было расстреливать в 1905 году тех, кто вышел на площадь, просто так без суда и следствия расстреляли людей казаки. Вот такая была судебная система, вот такое считалось правильным, а такое неправильным. Вы понимаете? То есть неправильно сегодня давать оценку тем событиям с этой точки зрения.

- Совершенно верно.

- И за прогулы садили в тюрьму! И сейчас это признается. Это был жестокий режим!

- Но в том-то и смысл эволюции человека, в том числе и нравственный, чтобы давать оценки подобным явлениям. Потому что, простите, тогда можно оправдать и инквизицию, тогда можно оправдать геноцид армян, тогда можно оправдать холокост, потому что тогда была такая система. Такие были времена, люди были такими. Не должно так быть.

- Давайте не сравнивать.

- Но почему же??

- Геноцид, допустим армян, это когда вырезались люди по национальному признаку. Именно уничтожение…

- Крымских татар отселили по национальному признаку. Выселение в глухую степь в феврале, в Северном Казахстане, простите, удовольствие.. К законности, на мой взгляд, отношение мало имеющее. Я считаю это преступлением.

- Знаете, общаясь с ветеранами, скажу, что есть так называемая солдатская правда, которая даже сейчас звучит очень не весело. Основным человеком и освободителем тогда был солдат Советской Армии, который погибал, а они погибали до 10 тысяч в сутки, освобождая Родину и я, надеюсь, подвиг их никто не ставит под сомнение. От многих я слышал, что они негативно относятся, кто был в плену. Я всегда спрашивал, почему? Вроде бы свои. А они говорят: "Знаешь, Женя, их там немцы кормили, а некоторые заключенные работали на военных заводах, выпускали снаряды, порох. А из этого пороха и снарядов убивали моих друзей и поэтому меня с ним на одну стезю ставить не надо. Вот мы немножко разные". Вот в этом и есть именно солдатская правда, а тогда народ был за своего солдата. На оккупированных территориях люди тоже по-разному жили: кто-то вынужден был стирать немцам белье, а кто-то пытался их взорвать, убить. Кто-то говорил, что он не мог, боялся за свою жизнь, за детей. Но солдатская правда заключается в том, что они не могут уважать тех людей, которые немцам стирали. Да, они их понимают, особенно нам легко их понимать, а солдату, у которого убили товарища и который сражался, несмотря ни на что, и освобождал этих людей из под гнета немцев, трудно было сказать, что вы одинаковые и тем более трудно было ему сказать, что если тебе чеченцы или еще кто-то стреляет в спину, создаются националистические батальоны за немцев. Трудно было им сказать: "Вы знаете, они борются за свою независимость". Потому что им было все равно за кого они там боролись, главное, что они боролись вместе с немцами против солдат. И самым главным тогда был солдат, и его интересы отстаивало государство и поэтому, если чеченцы целой народностью выступили на стороне немцев за борьбу к независимости – солдат этого не понимал, и народ не понимал.

- Тут нельзя говорить о целой народности, потому что это все равно выбор каждого конкретного человека, да вот и среди чеченцев есть герои Советского Союза.

- Да, согласен. Да, тогда, как сложно было разбираться и проводить, наверное, суды по три года, и разбирать каждого, где он был в это время. Было тяжело, поэтому были приняты соответствующие меры, но люди не были убиты. Да, они были вывезены, но они выжили и сейчас про это рассказывают. Геноцид – это уничтожение людей, когда приходят и говорят: «Ты еврей – застрелить, ты поляк – застрелить».

- Это немного более сложное понятие, которое включает в себя создание или поселение в такие условия, которые не предназначены для жизни.

- Я говорю, что выжили и сейчас об этом рассказывают. А значит, можно было выжить и можно было рассказать. И всем было тяжело выживать в то время, в 1943-х годах. И людям, которые там жили, и тем, которые бежали от немцев с оккупации за Урал. Жили в степи, создавали целые города, им тоже было тяжело.

- За это мы немцев вполне справедливо не любим, фашистов.

- И людей, которые помогали немцам и фашистам тоже не любим. И солдаты их почему не любили.

- Почему мы должны за это любить того же Сталина? Да, который делал тоже самое по отношению к своим гражданам.

- 100 %. Он, я еще раз сказал, тоже самое делал в отношении своих граждан. Он отстаивал интересы советского солдата, и если кто-то стрелял в спину советскому солдату или выступал на стороне немцев – он их не любил.

- Так а как же он отстаивал интересы советского солдата, когда по вине собственного руководства, которое не подписало Женевскую Конвенцию, эти советские солдаты, попавшие в плен в 1941-м году, гибли сотнями тысяч, 2 миллиона человек погибло в плену.

- Вы думаете, что они бы там не погибли, если бы подписали Конвенцию? Да потому что, если советский – ты предатель, если сдавался в плен – ты предатель.

- Вы вспомните приказы Жукова, которые отдавались.

- Поляки подписали Конвенцию, и что? Они содержались в других концлагерях? И англичан, и американцев, и французов уничтожали не поэтому.

- Да, вопрос даже не в концлагерях, а в лагерях для военнопленных, так как обращались с советскими солдатами, не обращались больше ни с кем, а французам и американцам и прочим, через Красный Крест приходили посылки, письма и так далее.

- А почему?

- Потому, что есть воля руководства.

- Почему к англичанину, французу лучше относились, а к полякам, болгарам, русским и ко всем остальным относились плохо? Потому что основа немецкой политики была националистическая и по националистическому признаку. Немцы, французы и англичане, они как бы относятся к одной нации. А все остальные были недочеловеки, и именно поэтому поляков, русских и всех остальных уничтожали и относились к ним как к свиньям, а не из-за подписания Конвенции. Да не уважала Германия Конвенцию, это была Филькина грамота для них. Не поэтому уничтожали там военнопленных, и не надо об этом рассказывать. А англичанам и французам давали через Красный Крест помощь, поэтому и англичан в Гюнкеке не добили, потому что это были свои по крови. И немецкая политика строилась только на одном принципе: свои по крови – для них весь мир, а все остальные - это собаки, которые должны обслуживать и которых нужно уничтожить. Вот собаками были мы и поляки. И от того, что поляки подписали Женевскую Конвенцию, немцам было все равно, эту Конвенцию никто не выполнял. Как вы не поймете. И не надо за это цепляться.

- Вы организовали фотовыставку возле оперного театра?

- Да.

- Фотовыставка была посвящена к 60-летию со дня смерти Иосифа Сталина. Какую идею несет эта выставка?

- Чтобы люди остановились и задумались, посмотрели на него. Самое главное я хотел, чтобы многие руководители нашего государства задумались над одним простым вопросом. Есть хорошая фотография, где на Брестской крепости написано: «умираю за Сталина». Вот я хочу понять, чтобы каждый перед тем, как бросить камень в огород Сталина, задумался: а) уважают ли они этих людей, которые погибли? б) а кто- либо за них бы так написал? Кто-бы написал: «умираю за Кравчука», «умираю за Кучму», «умираю за Ющенко», за нынешнего президента не будем говорить, потому что он может быть еще что-то совершит такое, что за него будут умирать. И после этого справедливо было бы давать оценку этому человеку. То есть, кидая камень в огород Сталина, ты кидаешь камень в того защитника Брестской крепости, который умирал с его именем. Вот это самое главное нужно понять. Когда ты говоришь: «Сталин негодяй», не учитывая эту статистику, ни разбираясь в ней, мы судим по художественным статьям и публикациям в газетах. Нет ни одного обвинительного приговора в отношении Сталина. Ни одного. Если говорят о таких преступлениях, как преступления против человечества, то они не имеют сроков давности. Почему не привлекли? Никто же не запрещает, возбуждайте! Ни одного дела не было.

- Сложно с ядерной супердержавой такие вещи проворачивать.

- Уже нет сейчас супердержавы. Когда мы говорим про Сталина отрицательно, мы должны понять, как мы относимся тогда к тому человеку, который с его именем умирал за нас. Если мы, конечно, считаем, что он умирал за нас.

- А почему нельзя разделить, почему нельзя отнестись уважительно к подвигу человека, который действительно проявил героизм на войне и при этом понимать, что вот эта истерия, вот этот культ личности, назовем его коммунистическим термином, они сами так собственно назвали. Культ личности - это тоталитарное явление, признак тоталитарного государства. Ведь и американцы, и англичане, и французы, и немцы проявляли на войне нормальный героизм. Да, солдатский героизм, я не говорю о целях, с которыми вступали государства в войну, а о том, что делал простой солдат, то есть, все защищали своих товарищей, закрывали телами амбразуры. Я не вспомню, чтобы кто-то шел на смерть с именем Черчеля или Рузвельта, хотя политики не плохие были. А вот с именем Гитлера – да. Вспомните фразу Штирлица: «Как же быть с мальчиками из Гитлерюгенда? Они идут на смерть со словами: «Хай Гитлер!». Это признак тоталитарного государства. Давайте разделять, уважать ветеранов, которые отдавали свои жизни.

- Давайте уважать их устремления. Ведь мы тогда не жили, а каждый из них говорит о замечательном времени, о том, что нация была сильная, о том, что люди не были загнаны, как мы сейчас. Да, не были они загнаны, поэтому они и жили хорошо, и весело, и пели, и восстанавливали целые города, поэтому они человека, который руководил страной, любили действительно искренне и готовы были за него умереть. Потому что он жил скромно и это все видели, и умер он в сапогах, и поэтому его сын один из первых попал в плен и в 1943 году погиб в концлагере, и люди это видели. И он не убежал из Москвы 16 октября, когда все убежали, и люди это видели. За это любили и уважали его солдаты, как вы не поймете, что он не предал, как многие. Польское правительство на 7 день войны убежало из Варшавы, солдаты еще воюют, а правительство уже нет на 7 день войны. 7 сентября их уже не было в Польше, а солдаты воевали еще, вот за это любят руководителя. За то, что он до последнего, когда немцы стояли в 20 километрах от Москвы, был в Москве, вот за это его любят. Нам этого сейчас не понять, может быть, мы это время видим в репрессиях и в крови. Хотя подсчитайте статистику, а люди говорят: "Нет, тогда с песней города строили, в чистом поле, и поэтому мы верили ему".

oplot.info



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх