,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Восстание против "Армии грабителей"
Восстание против "Армии грабителей"


"Я неоднократно слышал: русские -- свиньи!"


17 июня 1953 года в Восточном Берлине вспыхнул мятеж. По советской версии, это был "фашистский путч", организованный империалистами. По западной — "провокация Советов". В поисках истины обозреватель "Власти" Евгений Жирнов наткнулся на такое, чего сам не ожидал. Похоже, и само восстание, и его подавление, и последовавшее расследование понадобились лишь для того, чтобы уничтожить Лаврентия Берию.

Восстание против "Армии грабителей"


В июне 1953 года сотни тысяч восточных немцев вышли на демонстрации протеста против власти Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Неоценимый вклад в это внесли солдаты и офицеры Красной армии, которую немцы не без оснований называли "армией грабителей". Недовольство граждан ГДР подогревалось и тем, что рядом, рукой подать через открытую границу секторов, гораздо лучше жили их западные собратья. Но все же главную роль в нагнетании ситуации играли лидеры СЕПГ во главе с Вальтером Ульбрихтом. Социализм прусского типа педантично строился по образу и подобию русского. С точным повтором ошибок и перегибов.

Восстание против "Армии грабителей"


К примеру, за невыполнение крестьянами плана по сдаче сельхозпродукции государству можно было на долгий срок оказаться за решеткой. А рекорды, установленные местными "стахановцами", использовались для пересмотра норм выработки для остальных рабочих. Крестьяне бежали в западные зоны оккупации, и к концу 1952 года 13% пахотных земель в Восточной Германии попросту некому было обрабатывать. Пролетариат тоже голосовал против родной власти ногами. Но многие, в особенности после смерти Сталина, надеялись, что жизнь станет лучше. Терпение рабочих иссякло, когда 28 мая 1953 года правительство ГДР якобы по их же собственной инициативе повысило нормы на 10%. Ответом на фактическое урезание зарплаты стали стихийные забастовки в разных частях страны.

Под давлением снизу и сверху — реакция из Москвы последовала 9 июня — руководство СЕПГ признало, что в прошлом совершало ошибки. Но пересматривать новые нормы выработки почему-то не стало. Мало того, 16 июня 1953 года в профсоюзной газете "Трибуна" появилась статья в защиту новых норм. Словно нарочно масла в огонь подлили. В тот же день забастовали строители образцово-показательных объектов — помпезных домов на Сталин-аллее в Берлине. И количество протестующих начало расти как снежный ком.

Восстание против "Армии грабителей"

"Бандиты перевернули автомашину тов. Пронина вместе с ним..."

Корреспондент "Правды" в ГДР Павел Наумов 22 июня 1953 года отправил в редакцию закрытое информационное сообщение со следующим описанием "путча": "Во время берлинских событий 16 и 17 июня я почти постоянно находился на улицах города и наблюдал все перипетии беспорядков... Забастовщики на улице требовали: отмены повышения норм выработки, снижения цен в магазинах государственной торговли, общего повышения жизненного уровня рабочих, прекращения создания народной армии в республике, проведения свободных выборов в Германии.

Разговоры среди рабочих были такие. СЕПГ подкупает отдельных рабочих, создает им хорошие условия жизни, чтобы они предавали своих товарищей. В погоне за темпами СЕПГ идет на явные преступления. На аллее Сталина крыши отдельных домов уже разваливаются, их надо делать заново. Это произошло потому, что СЕПГ, не считаясь с условиями, добивалась, чтобы строительство блоков было закончено к 1 мая.

Во всех группах господствовала западная пропаганда. Лишь в одной группе я натолкнулся на спор между западным агитатором и, по-видимому, членом СЕПГ. Это было жалкое зрелище. 'Сеповец' беспомощно лепетал избитые фразы, на выпады по конкретным вопросам ничего сказать не мог (видимо, не знает положения), потом совсем замолчал, как бы соглашаясь с противником. Толпа его подняла на смех, и он вскоре ретировался...

Восстание против "Армии грабителей"


Советские войска появились на улицах Берлина рано утром 17 июня. Сначала они разъезжали по улицам, не препятствуя движению колонн. Демонстранты поначалу встречали их только свистом и ревом, а когда страсти разгорелись, посыпались оскорбления. Я неоднократно слышал: 'русские свиньи!', 'обезьяны!', причем эти оскорбления раздавались не только из колонн демонстрантов, но и с тротуаров, сплошь усеянных обывателями, боявшимися влиться в колонны. Рассказывают, что в отдельных случаях демонстранты набрасывались на советские грузовики с солдатами и даже на танки. В некоторых местах в советских солдат летели камни... Бандиты перевернули на Александрплатц автомашину представителя 'Совэкспортфильма тов. Пронина вместе с ним...

Примерно в то же время произошла битва между цепью народных полицейских, блокировавших здание правительства ГДР на Лейпцигштрассе, и путчистами. Полицейские отбивались дубинками. Их уже было совсем одолели, но подоспели советские танки, и от них толпа шарахнулась в стороны. Однако хулиганы успели выбить окна в первых этажах здания. Особенно много безобразий было на Александрплатц и около полицай-президиума. Там сплошь перевертывали и поджигали автомашины...

Я сам видел несколько автомашин с западноберлинскими номерами, а также с американскими и другими иностранными номерами, которые разъезжали в местах беспорядков. Демонстранты их не останавливали, а в ряде случаев бурно приветствовали. Помимо Потсдамской площади, одна звукоустановка находилась за Бранденбургскими воротами, и через нее непрерывно передавались команды.

Когда было объявлено о введении военного положения в советском секторе, толпы стали медленно редеть. Но безобразия, чинимые отдельными группами, продолжались еще несколько часов".

Восстание против "Армии грабителей"

"Кровавые столкновения начали стихать только к вечеру"

Западногерманская газета Die Welt, конечно же, освещала "события 17 июня" совсем иначе: "В среду в 13 часов Советы объявили в Восточном Берлине чрезвычайное положение для подавления открытого восстания населения против режима СЕПГ. Одновременно советские войска с танками Т-34, поддерживаемые цепями сторожевых постов размещенной в казармах Народной полиции, разбили основные демонстрационные группы перед правительственным зданием на Ляйпцигерштрассе. При этом они открывали огонь из пулеметов и карабинов по демонстрантам, число которых в общей сложности оценивается в 100 000 человек. Кровавые столкновения начали стихать только к вечеру и прекратились с наступлением темноты...

Согласно имеющимся в Западном Берлине на вечер среды сообщениям, до настоящего времени в ходе демонстраций погибли семь человек. Число раненых пока трудно оценить. Только в западноберлинские больницы до позднего вечера поступили свыше 100 жителей Восточного Берлина с огнестрельными ранениями. Некоторые из убитых берлинцев получили выстрелы в голову, один был раздавлен танком...

Ситуация, учитывая возбуждение населения и всеобщую забастовку, крайне напряжена. На всех предприятиях, включая транспорт и водоснабжение, работа остановлена. Несмотря на наступательные действия Советов и народных полицейских, очаги волнения то и дело вспыхивали вплоть до наступления комендантского часа".

Историки в последние годы подытожили все, что известно о происходившем в те дни. По их данным, бастовали минимум 110 крупных предприятий с 267 тысячами рабочих. Демонстрации проходили в 7 столицах округов, в 43 районных центрах, в 105 прочих городах и населенных пунктах, в общей сложности в 155 населенных пунктах. В 24 городах восставшие напали на тюрьмы и освободили от двух до трех тысяч заключенных. Пострадали тысячи и погибли десятки людей.

Однако руководство ГДР уверяло население в том, что демонстранты были лишь подстрекателями, но не организаторами: "фашистский мятеж" был результатом "широко задуманной провокации международного характера". В том, что события 17 июня — спланированная акция, был уверен и корреспондент "Правды" Наумов. Он докладывал в Москву, что "операция была тщательно подготовлена — и неплохо подготовлена — заранее и направлялась из одного центра". С ним трудно не согласиться. Но с одним уточнением: не исключено, что этот центр находился в Москве.

Восстание против "Армии грабителей"

Провокация против Берии

После того как маршал Жуков принял в бывшей казарме в Карлсхорсте капитуляцию Германии, здание стало штабом советских спецслужб. В июне 1953-го здесь царила полная неразбериха

В самом деле, в этом восстании много странного. Вот, например: приняв решение об увеличении норм выработки и тотчас убедившись в его непопулярности, правительство Восточной Германии категорически не желает от него отказываться. И это при том, что и ЦК партии, и МГБ не могли не знать, что все кончится бунтом (ГДР по количеству агентов госбезопасности на душу населения далеко опережала СССР). Получается, фактически Ульбрихт и компания сами провоцируют восстание. Надеялись на советские танки?

Тут еще одна странность. Эти самые танки полдня без толку ездили по Берлину, словно нарочно подогревая общее бунтарское настроение, и только когда разозленная толпа перешла к погромам и поджогам, бронетехника начала ее разгонять. Что это, если не провокация?

Напрашивается вывод: немцев спровоцировали, чтобы утопить в крови. Но тогда, наверное, к восстанию хорошо подготовились? Опять нет. Беспорядки начались именно в тот момент, когда представительство МВД в ГДР фактически утратило работоспособность. Больше того — когда советское руководство рассматривало вопрос об объединении Германии. Дело в том, что после смерти Сталина Берия внес на президиуме ЦК КПСС предложения об изменении всей советской политики в отношении Германии. Он констатировал замедление темпов строительства немецкого социализма и предлагал начать объединение двух немецких государств (лучше вместо маленькой социалистической Германии иметь большую дружественную).

Восстание против "Армии грабителей"

Пока Берия ловил агентов Запада в Германии, Маленков (справа) готовил его арест в Москве

Перестройка коснулась и МВД. Берия решил резко сократить непомерно разросшийся аппарат представительства МВД в Германии. И именно в конце мая, накануне восстания, заместитель Берии генерал Иван Серов приказал за три недели отправить на родину большую часть оперативников и их семьи. Начальство тоже менялось — были назначены новые руководители. Но и они не работали: новое руководство представительства и большая группа ведущих оперативников были в начале июня вызваны в Москву, чтобы Берия познакомился с ними лично. И все время восстания эти новые провели в Москве — из-за занятости Берия долго не мог дать им аудиенцию. Короче, как вспоминал потом парторг представительства МВД Никитин, "оперативную работу в Берлине вести было некогда и некому". Ничего себе подготовились.

Сразу после беспорядков в Берлин прибыла авторитетная комиссия: в ее состав вошли руководители контрразведки и основные специалисты по Германии — начальник военной контрразведки МВД СССР генерал-полковник Сергей Гоглидзе, начальник контрразведывательного главка генерал-лейтенант Павел Федотов, бывший резидент советской разведки в Германии, заместитель начальника контрольной инспекции МВД генерал-лейтенант Амаяк Кобулов, начальник немецкого отдела разведки полковник Зоя Рыбкина.

Расследование, которое начала комиссия, двигалось плохо — что неудивительно, учитывая, что все новоназначенные берлинские начальники МВД вернулись в Германию вместе с ней. В первые дни комиссары сидели в штаб-квартире советских спецслужб в ГДР — Карлсхорсте. Выслушивали доклады резидента советской разведки, а также уполномоченного МВД в ГДР и на их основании составляли донесения в Москву. Сплетничали, демонстрировали подчиненным знание тонкостей закулисной кремлевской политики, подолгу обедали, наносили визиты вежливости немецким товарищам.

Восстание против "Армии грабителей"

Памятник восставшим. Немцы до сих пор не знают, что в июне 1953-го, сражаясь с Советами, они помогли Кремлю

Пришлось срочно вылететь в Берлин самому Берии. Поскольку он был уверен, что восстание подняли с Запада, а МВД его проморгало, то и группу развернул искать в этом направлении. После накачки оперативная деятельность комиссии Гоглидзе активизировалась. Полковник Рыбкина принялась активно восстанавливать связи со старой агентурой на западе Берлина и Германии. Оперативники МВД с помощью немецких коллег задержали в американском секторе Берлина председателя Христианско-демократической партии Отто Нушке по подозрению в причастности к организации мятежа. По сути, выкрали его. А Амаяк Кобулов срочно выехал в Лейпциг, где, по данным спецслужб ГДР, скрывался заброшенный американцами радист. Однако многодневные поиски не дали никакого результата. Возможно потому, что никакого американского радиста-связника в природе не существовало и Кобулов "тянул пустышку".

Тут мы подходим к главному. Западных подстрекателей и организаторов "путча" обнаружить не удалось, в то время как действия руководства СЕПГ и некоторых советских спецслужбистов уж больно походят на провокацию. Вопрос: зачем Советам понадобилось устраивать массовые беспорядки в Берлине в самый неудобный для МВД момент? Уж не затем ли, чтобы выманить из Москвы Берию?

Вот факты. Для расследования в Берлин разозленный Берия направляет начальников двух контрразведывательных главков — Гоглидзе и Федотова. Как профессионал, он сделал правильный выбор. Но в Берлине оказались именно те люди, которые могли предупредить его о готовящемся против него заговоре. А пока Голидзе и Федотов сидели в Карлсхорсте, их заместителей перетянул на свою сторону преданный Хрущеву генерал Серов.

Тот же Серов, кстати, раньше был представителем НКВД в оккупированной Германии и имел агентуру в верхушке СЕПГ и МГБ ГДР. Добавим, что этой агентуре, да и всему немецкому руководству, восстание было на руку: в случае декларированного Берией мирного объединения Германии они теряли все.

И вот начинается восстание, советские танки разъезжают по немецким улицам (объединение, стало быть, откладывается), Берия летит в Берлин устраивать разнос немецким товарищам за то, что проморгали империалистическую контру. А Маленков с Хрущевым, как можно предположить, добиваются в это время от остальных членов президиума ЦК одобрения предстоящего ареста лубянского маршала.

Операция по усмирению Берлина завершилась 26 июня в Москве, где Берия был арестован. На следующий день в Берлине генерала Кобулова пригласили к советскому послу в ГДР Семенову, где тоже арестовали. Гоглидзе пробыл на свободе до 7 июля.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх