,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Бараний марш
+13
Бараний марш


В 20-е годы в Национал-социалистической партии Германии происходило постепенное размежевание между сторонниками такого хоть и национально-ориентированного, но все же социализма, и тем ее крылом, которое, сохраняя все еще социалистическую фразеологию, отказалось, по сути, от первоначальных социалистических целей. Для Гитлера, возглавлявшего это крыло, любые лозунги имели ценность лишь постольку, поскольку они работали на укрепление его лидерства в партии. Штрассеры же, напротив, понимали национал-социализм как движение против капитализма, без всякого стремления к подчинению других народов. «Левое» направление в национал-социалистической партии не отвергало мысли о сотрудничестве ни с социал-демократами, ни с коммунистами; оно во многом ориентировалось также на опыт большевиков.

Основными программными пунктами «левых» национал-социалистов являлись отмена крупного помещичьего землевладения (поскольку «земля — это собственность нации»), ускоренная кооперация крестьянства, укрупнение мелких промышленных предприятий путем их слияния, частичная их социализация. Принимая социалистические идеи, как обращенные не к индивидуальным пролетариям, а к «нациям-пролетариям», к угнетаемым нациям, Грегор Штрассер полагал, что в России, входящей в число угнетаемых наций, берут верх «националисты» во главе со Сталиным (в принципе, это была разумная мысль), и поэтому Россия будет главным союзником немецких национал-социалистов в борьбе с империалистическим Западом. В отличие от «левых» национал-социалистов, программу гитлеровцев можно было сформулировать очень кратко и просто: «Наша программа — это Адольф Гитлер».

После неудачной попытки 1923 года силой захватить власть в Баварии (в том же году попытки захватить власть в других регионах Германии предпринимали и коммунисты), пока Адольф Гитлер сидел в тюрьме и писал там «Майн Кампф», партия фактически развалилась на несколько частей. Грегор Штрассер создал несколько новых региональных партийных организаций в Пруссии, Саксонии, Ганновере, в Рейнской области. Северо-Западная Германия, таким образом, стала опорой «левого» крыла партии. Выйдя к началу 1925 года на свободу, Гитлер сразу же повел решительную борьбу за «возрождение» партии под своим руководством. Грегор Штрассер и являлся в этой борьбе его основным соперником.

Секретарем Грегора Штрассера был тогда Йозеф Геббельс (до него эти функции выполнял некто Генрих Гиммлер — как интересно, правда?). Вот какие мысли посещали Геббельса в то время:

23 октября 1925 года: В конечном счёте, уж лучше нам прекратить своё существование под властью большевизма, чем обратиться в рабов капитала…

1 января 1926 года: По-моему, ужасно, что мы и коммунисты колотим друг друга. Где и когда мы сойдемся с руководителями коммунистов?…


А в одной из статей Геббельс писал тогда так: «Россия — наш единственный союзник против дьявольских покушений и развращённости Запада». Неудивительно, что когда в ноябре 1925 года под руководством Геббельса стали выходить первые номера информационного бюллетеня «Письма национал-социалиста», читателям вполне могло бы показаться, что этому изданию больше подошло бы название «Письма тайного коммуниста». Дело дошло даже до того, что на совещании высших партийных руководителей Северо-Запада, созванном Грегором Штрассером в ноябре 1925 года, Геббельс в запальчивости воскликнул: «Вношу предложение исключить из Национал-социалистической рабочей партии Германии мелкого буржуа Адольфа Гитлера!» (цитируется по книге Курта Рисса «Кровавый романтик нацизма» — перевод с англ., Москва, Центрполиграф, 2006, с. 49; по другим сведениям, впрочем, эти слова произнес гауляйтер Ганновера Руст).

Вместо наказания Геббельса ждало повышение. Гитлер знал, какие люди были ему нужны, и он умел привлечь их к себе. В октябре 1926 года он назначил Геббельса руководителем столичной партийной организации. Отныне судьба Геббельса будет связана с Берлином.

Но это своеобразное повышение несло на себе все черты наказания.

К моменту приезда Геббельса в Берлин там насчитывалось всего около одной тысячи нацистов. Это не описка. Всего около одной тысячи на весь Берлин!

В середине февраля 1927 года на столе у Геббельса лежало уже две с половиной тысячи заявлений о приеме в партию. На выборах в рейхстаг в мае 1928 года за нацистов проголосовали уже 50 тысяч берлинских избирателей, и нацисты получили в парламенте 12 мест из пятисот.

На досрочных выборах, состоявшихся в сентябре 1930 года, нацисты получили в Берлине голоса 550 тысяч избирателей, и теперь их депутатов в рейхстаге стало 107, хотя парламентское большинство все еще сохраняли социал-демократы…



А вот слова этого гимна:

Шагают бараны в ряд,
Бьют барабаны, —
Кожу для них дают
Сами бараны.

Мясник зовёт. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно.

Это «Kaelbermarsch» Бертольда Брехта. В переводе телята трансформировались в баранов, что суть одно и то же.

Без аналогий с Киевом, если что...

Оригинал



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх