,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как русский народ участвовал в Холокосте. Русские фашисты.
  • 13 августа 2012 |
  • 02:08 |
  • Alive |
  • Просмотров: 1910
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Обычно до создания гетто не доходило - массовые убийства евреев начинались с первых дней оккупации, как правило, силами местного населения.

Так, в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Ейске, Пятигорске, Воронеже, в Ленинградской обл. и во многих других местах, тысячи евреев были зверски замучены в первые дни оккупации.

Особо надо отметить убийства евреев в станицах и городах Северного Кавказа, куда в рамках эвакуации населения из блокадного Ленинграда были вывезены многие ленинградские предприятия, учебные заведения, среди эвакуированных было много и евреев...

При уничтожении евреев в России кажется впервые были использованы передвижные душегубки, построенные на шасси грузовых автомобилей. Людей забивали в кузов, а потом пускали газ... Этот метод убийства зафиксирован в Ейске. Экипаж душегубки-газенвагена состоял из немца-начальника и русских полицаев. Подробности убийств в Ейске есть в книге Л.Гинзбурга "Бездна".

Всего на территории РФ в годы оккупации было уничтожено около 400 000 советских евреев. На территории СССР было уничтожено до 3 миллионов евреев.

Ростов-на-Дону был оккупирован дважды. Первая оккупация была очень непродолжительная - 21-29 ноября 1941, после чего город был освобожден до конца июля 1942. Потом снова оккупирован на полгода - до середины февраля 43. В преддверии первой сдачи города большaя часть населения эвакуировалась, но после довольно быстрого освобождения многие (в том числе евреев) вернулись в город. Они-то и попали под вторую волну оккупации. Несколько десятков тысяч из них в течение короткого времени в августе 42 были свезены и уничтожены в Змиевской Балке. Акции проводились немцами поначалу довольно халатно: многим евреям удалось сбежать по дороге на Змиевку, некоторым даже прямо из ямы. Наивности и доверчивости людей нет границ - многие из таких возвращались в свои дома в надежде на помощь друзей-соседей. Я знаю из рассказов очевидцев (у меня много родни из Ростова), как многих таких "беглецов" бывшие соседи, которые к этому времени уже примерили на себя их квартиры, сдавали немцам назад. Поиском и частично расстрелами евреев в Змиевской Балке занимались ростовчане-полицаи. В первый день акции немцы не справлялись с потоком, ростовчане-полицаи помогали - 15 тысяч были уничтожены за первый только день. Детей не расстреливали, а травили, прыская из парикмахерского пульверизатора в лицо ядом - по слухам, новаторство ростовского умельца.

А одна добрая женщина, жившая по соседству с семьей моих дедов, сдала своего избежавшего уничтожения еврейского мужа, что не помешало ей дожить в одиночестве до глубокой старости, оставить себе еврейскую фамилию при том, что ее историю знала вся улица и окрестности, и общения с ней избегали даже самые отпетые антисемиты.

Вот что рассказал в своем отчете в апреле 1943 года руководитель могилевского подполья Казимир Мэттэ: "В первые месяцы оккупации немцы физически уничтожили всех евреев. Этот факт вызвал много различных рассуждений. Самая реакционная часть населения, сравнительно небольшая, полностью оправдывала это зверство и содействовала им в этом. Основная обывательская часть не соглашалась с такой жестокой расправой, но утверждала, что евреи сами виноваты в том, что их все ненавидят, однако было бы достаточно их ограничить экономически и политически, а расстрелять только некоторых, занимавших ответственные должности.

Общий же вывод у населения получился таков: как бы немец не рассчитался со всеми так, как с евреями. Это заставило многих призадуматься, внесло недоверие к немцам...

Учитывая настроение населения, невозможно было в агитационной работе открыто и прямо защищать евреев, так как это безусловно могло вызвать отрицательное отношение к нашим листовкам даже со стороны наших, советски настроенных людей или людей, близких нам. Приходилось затрагивать этот вопрос косвенно, указывая на зверскую ненависть фашизма к другим нациям и стремление к уничтожению этих наций, на натравливание фашистами одной нации на другую, на то, что под лозунгом борьбы с евреями и коммунистами хотят уничтожить нашу Родину и т. д." (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 25, л. 401-418).

Такое отношение к евреям было характерно отнюдь не только для "обывательской части населения" - его придерживались и советские руководители высокого ранга
Начальник Центрального Штаба партизанского движения, Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии П.К.Пономаренко направил осенью 1942 года командирам партизанских формирований радиограмму, запрещавшую принимать в отряды евреев, бежавших из гетто, якобы, потому, что среди них могут оказаться немецкие шпионы. Для тех командиров, которые и раньше не принимали евреев, радиограмма П.К.Пономаренко стала не только директивой, но и официальной «индульгенцией». Объективности ради нужно сказать, что среди партизанских командиров были и трезвомыслящие, порядочные люди, которые игнорировали это указание и всё-таки продолжали принимать евреев в отряды.

Герой Советского Союза подполковник госбезопасности Кирилл Орловский, командовавший партизанским отрядом имени Берия в Белоруссии, в сентябре 1943 года рассказывал сотрудникам Института истории Белорусской компартии: "Организовал я отряд имени Кирова исключительно из евреев, убежавших от гитлеровского расстрела. Я знал, что передо мной стоят невероятные трудности, но я не боялся этих трудностей, пошел на это лишь только потому, что все окружающие нас партизанские отряды и партизанские соединения Барановичской и Пинской областей отказывались от этих людей. Были случаи убийства их. Например, "партизаны"-антисемиты отряда Цыганкова убили 11 человек евреев, крестьяне деревни Раджаловичи Пинской области убили 17 человек евреев, "партизаны" отряда им. Щорса убили 7 человек евреев. Когда я впервые прибыл к этим людям, то застал их невооруженными, босыми и голодными. Они заявили мне: "Мы хотим мстить Гитлеру, но не имеем возможности".

...Эти люди, желая мстить немецким извергам за пролитую народную кровь, под моим руководством за 2,5 месяца провели не менее 15 боевых операций, повседневно уничтожали телеграфно-телефонную связь противника, убивали гитлеровцев, полицейских и предателей нашей родины. Постепенно они стали не только дисциплинированными, но и смелыми, как в проведении диверсий, так и при ночных переходах из одного района в другой" (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 22, л. 1186-1187).
Свидетельство от участника форума ВИФ2 (ник Одессит) со слов своей тещи-христианки:
http://news.vif2.ru:8080/nvk/forum/2/co/371739.htm

И снова из воспоминаний тещи:
Запомнился теще массовый расстрел евреев на горке за городом, их туда гнали со всего прилегающего региона вплоть до Одессы. Местных все это не слишком впечатлило, поскольку касалось их мало. Зато по ночам к месту расстрела снаряжались экспедиции - помародерствовать, снять одежду и т.д. Встречались и недостреленные, их не выдавали, но и не помогали.
В России продолжают скрывать правду о Холокосте
В России, также как и в СССР, осуществляется замалчивание Холокоста, информация о нем малодоступна и потому там широко распространено ревизионистское отрицание геноцида еврейского народа.

Причины замалчивания Холокоста в России вполне обьяснимы:

Скрывается факт широко участия местного населения в уничтожение евреев-советских граждан. Так, в карательных отрядах, занимавшихся геноцидом еврейского народа на оккупированной территории СССР, на 1 немца приходилось 8 местных жителей: русских, белоруссов и др. Из числа местных жителей оккупантами были организованы 170 полицейских батальонов, которые и занимались геноцидом еврейского населения. В рейхскомисариате Остланд в них служило 4428 немцев и 55 562 местных жителя. На юге России(Краснодарский край, Ростовская обл).

Кроме того, немеренное количество местных жителей доносило на своих еврейских соседей, грабило еврейское имущество, сотрудничало с оккупантами.

В советское время эти факты тщательно скрывались, поскольку
противоречили официальной идеологии, лгавшей о "братских народах СССР", и мифу о всеобщем подьеме советского народа на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. Кроме того, доктрина государственного советского антисемитизма полностью запрещала какую-либо правдивую информацию об евреях.

Сейчас в России в ходу новая теория, что, мол, коммунисты(на новорусском языке к ним причисляют всех евреев) всячески притесняли русский народ, и потом истребление евреев было воспринято русским народом с чувством глубокого удовлетворения. Все это лежит в рамках антисемитской идеологии русских националистов.

Замалчивание Холокоста в России приобретает провокативно-скандальный характер. Об этом сказал Посол Израиля в России Ф.Мильман, выступая на конференции, посвященной 60-ой годовщине освобождения узников концлагерей и гетто:
Мильман выразил свое недоумение тем, как в стране, пострадавшей от нацизма и победившей его, могут рождаться и свободно функционировать фашистские и нацистские организации. «Я говорю не как посол Израиля, а как человек, члены семьи которого воевали и пострадали во время Второй мировой войны, — подчеркнул он. — И я не понимаю, как возможно, что в российских учебниках по истории не упоминается о Катастрофе еврейского народа».http://www.jewish.ru/994203265.asp

Приложение1: ПОИМЕННАЯ МРАЗЬ-Убийцы евреев из г.Борисов
http://borisov.by.ru/history/hist12.htm

Над входом в некрополь расстрелянных в Борисове евреев висит скромная мемориальная доска с лаконичным вопросом: "ЗА ЧТО?!"
На этот вопрос ответа нет. Тогда зададимся другим вопросом: КТО ИХ УБИВАЛ?

Ответ есть, потому что убийц без имен не бывает!

Фон Швайниц, Шерер, Илек, Шонеман, Штайлер, Розберг, Розенфельд, Краффе - этих и других хозяйничавших в Борисове германских фашистов еще как-то можно понять (но не простить!), потому что от чужеземцев, пришедших с мечом, только безумный станет ждать добра и милосердия. Но на захваченной земле убивали не только оккупанты. В качестве палачей к ним нанимались местные добровольцы, одоленные жаждой истреблять коммунистов, жидов и вообще всех, кого прикажут (следовавшая за германскими войсками команда "Москва", специально занимавшаяся вербовкой коллаборационистов, затруднений не испытывала).

Для ликвидации узников борисовского гетто использовалось около 200 человек и, казалось бы, палачей хватало. Начальник полиции Эгоф на месте казни самолично орудовал нагайкой и убивал, прицельно стреляя из маузера. Не отставал от Эгофа и его заместитель Петр Ковалевский, бывший жандарм, а затем незаметный кассир в сапожной артели. Муки смертников доставляли ему наслаждение. Он заставлял их копать могилы для самих себя и стремился пресечь малейшее милосердие, даже если оно, как это иногда случалось, исходило от немцев. Известен "примечательный" эпизод: когда в день очередной расстрельной экзекуции на пиджаке Ковалевского заметили какое-то серое вещество, он отмахнулся, небрежно объяснив, что это жидовка забрызгала его своими мозгами.
Бедному Ковалевскому было уже за 60, и он, по его же признанию, так уставал во время расстрелов, что приходилось чередовать "работу" с отдыхом в сторонке. Действительно, почему бы и не отдохнуть руководству, если было кому перенять руку. Это с удовольствием делали, например, начальник городского отделения полиции Михаил Гринкевич или околоточный надзиратель Станислав Кисляк, обладавшие в отношении кровопролитий заметными организаторскими способностями.
Особую страсть к убийствам проявлял Константин Пипин, ленинградец, волею случая оказавшийся в Борисове. Всюду, где только мог, оставлял свои кровавые следы этот профессионал в области заплечного мастерства - в Борисове, Мстиже, Крупках...

Отличался своим рвением поиздеваться над людьми пьяница и мародер Михаил Морозевич. Очевидцы запомнили его в числе сопровождавших колонну евреев, которую вели в последний путь. Палка бандита устали не знала (к слову, этот отпетый подонок из-за беспробудного пьянства оказался негодным даже для профашистской полиции, и в 1942 г. его уволили).
Нельзя не вспомнить и околоточного надзирателя Василия Будника, ко-торый проявил себя умельцем в раздевании обреченных. За минуту до расстрела он с быстротой фокусника стаскивал с них одежду, оставляя совершенно нагими, и при этом успевал еще и постреливать в детей, которых швыряли в яму, как неодушевленный предмет.

Оставила гадкую память и династия полицаев Петровских - Федор Григорьевич и его сыновья Иван и Николай. Они охотились за евреями, отбирали их имущество и не давали прохода черноволосым, подозревая каждого из них в еврейском происхождении.

Множество заслуг перед своими хозяевами имел и уроженец Зембина полицай Павел Анискевич: беспричинно избивал людей плеткой, насиловал женщин, участвовал в облавах и арестах, занимался вымогательством, издевался над евреями (за все это он был удостоен клички "группенфюрер").
Сколько человек убил Анискевич, осталось неизвестным. Но некоторые вели такой счет, словно то были охотничьи трофеи. Например, полицай Иван Гончаров с грустью рассказыал друзьям-собутыльникам, что убил пять евреев. Всего пять...

Зато у полицая Петра Логвина были, видимо, лучшие показатели в этом изуверском состязании. С помощью маленькой несмышленной девочки он разыскал тайник, где скрывались три еврейских семьи, и убил всех, в том числе и девочку.

Охотились за евреями не только штатные полицаи, получавшие за это зарплату (эквивалентом 30 сребренникам для рядового были 250 обесцененных рублей в месяц). Находились и "общественники". Шустрый старичок по фамилии Кончик бегал по улицам с дробовиком и кричал:
- От меня, старой и ученой собаки, ни один жид не спасется!
Следователем в полиции работал борисовчанин Виктор Гарницкий, который редко был трезв и в пьяном угаре как только мог издевался над своими жертвами, приписывая им мыслимые и немыслимые преступления.

Стоит вспомнить и дезертира Красной Армии лейтенанта Иосифа Казакова, агента СД по кличке Барсук. В своем родном Борисове он занимался выслеживанием подпольщиков и партизан, а также евреев, носивших нехарактерные для них фамилии. В 1943 году по его доносам было расстреляно несколько евреек.

В СД был завербован и Иван Шаблин из дер. Лозино (агент под N20), который, по рассказам, тоже усердствовал в антисемитской кампании, но в 1943 году предпочел скрыться, затаившись где-то в России.

После ликвидации гетто палачи стали делить еврейское имущество. Занимались этим Станислав Станкевич и его ближайшие помощники. Многое пришлось отдать немцам, но себя, естественно, они не обделяли К примеру, подручный Эгофа уже упоминавшийся Петр Ковалевский, кроме ранее присвоенного дома еврея Шейнемана, прихватил еще и такие ценности: женскую доху, пальто, овчинную шубу, патефон, этажерку, 55 рублей золотой монетой царской чеканки и кипу советских денег.

Рядовым палачам доставались более скромные вещички. Известно, что полицаям Михаилу Тарасевичу, Григорию Верховодке, Ивану Копытку, которые вызывались для подмоги из Корсакович, пришлось довольствоваться только часами и какой-то другой пустяковой мелочью.

Часть награбленных вещей была отдана в магазин для продажи по талонам (этим делом, в частности, занималась некая Мария Петруненко).

Как же поступили с убийцами после изгнания оккупантов? Не все оказались на скамье подсудимых. Одни сбежали на Запад вместе с немцами, другие смогли расствориться на просторах своей необъятной страны, третьи предусмотрительно примазались к партизанам или очутились в действующей Советской армии, так как полевым военкоматам некогда было разбираться в биографиях призывников.

Некоторые из борисовских полицаев, принимавших участие в убийствах и прочих злодеяниях против мирного населения, по приговору суда были расстреляны. Но был период (с 26 мая 1947 по 12 января 1950), когда смертная казнь в Советском Союзе была отменена. Поэтому, в частности, далеко не все убийцы разделили судьбу своих жертв.
Ниже публикуется список предателей и убийц (по состоянию на август-ноябрь 1941), который в течение 50 лет был засекречен, и только в 1996 году его обнародовало общество "Свет меноры", выпустив специальный буклет под названием "Упоенные кровью". Рано или поздно тайное становится явным, потому что история не терпит умолчаний.
Однако не все поддается забвению. Память о палачах омерзительна, но никуда от нее не денешься (попробуй забыть Гитлера или Амана). Прикрываясь пеленой ангельской невинности, многие из них дожили до глубокой старости. Остались дети, внуки, правнуки. Какие гены достались им от пресловутых предков? Вопрос, возможно, интересный, но праздный...

Воинские формирования предателей-граждан СССР, воевавшие на стороне гитлеровской Германии
Точные цифры неизвестны,на стороне немцев воевало (или помогало) в общей сложности до 1,5 - 2 миллионов советских граждан – в Осттруппен, дивизиях войск СС, казачьих частях, как хиви и во вспомогательной полиции.в гитлеровской армии. Крме того, сотни тысяч советских граждан служили в полицейских и охранных формированиях, не за страх, а за совесть сотрудничали с оккупантами.
Предательство и пособничество нацистам в СССР носило массовый характер, и по масштабам многократно превосходило подобное явление в других странах
- Добровольческий полк СС “Варяг” (участвовал в отражении наступления югославских партизан и РККА в Словении);
- Штурмовая бригада СС “РОНА” (SS Sturm Brigade “РОНА”), впоследствии 29-я пехотнуя дивизия войск СС (29. Waffen Grenadier Division der SS, русская №1). Учавствовала в подавлении варшавского восстания. Одним из первых отдельных крупных формирований русских добровольцев была РОНА - Русская Освободительная Народная Армия, созданная зимой 1941-42

Брониславом Каминским
Основой РОНА стало "гражданское ополчение", созданное бургомистром города Локоть (на Брянщине) Иваном Воскобойниковым. В январе 1942 он был убит советскими партизанами, но до этого успел создать отряд численностью в 400-500 бойцов для защиты от них своего города и района.

После гибели Воскобойникова отряд возглавил Бронислав Владиславович Каминский. Он был инженером-химиком и отсидел 5 лет в ГУЛАГе по 58-й статье.

К середине 1943 ополчение под командованием Каминского состояло из 5 полков общей численностью 10 тысяч бойцов, у него было 24 Т-34 и 36 трофейных пушек. Тогда немцы называли эту часть "бригадой Камински". В июле 1944 она была официально включена в войска СС как "штурмовая бригада - РОНА". Одновременно Каминский получил звание бригадефюрера СС (при этом он не был членом НСДАП).

Вскоре бригада была переименована в 29-ю гренадерскую дивизию войск СС (1-ю русскую). В июле 1944 подразделения дивизии участвовали в подавлении Варшавского восстания, проявив немалую жестокость. 19 августа Каминский и его штаб были расстреляны немцами без суда и следствия. Причиной послужило то, что бойцы русской дивизии войск СС изнасиловали и затем убили двух немецких девушек. Потом немцы, опасаясь бунта русских эсэсовцев, объявили, что Каминского убили польские партизаны.

- 15-й Казачий кавалерийский корпус войск СС (15. Waffen Kosak Kavallerie Korps der SS). С осени 43-го привлекалась для антипартизанских операций. В конце 1944 г. казаки столкнулась на фронте с частями РККА.
Летом 1942 немцы заняли почти всю бывшую область Войска Донского и сразу же к ним пошли первые добровольцы-казаки. Сначала казаки сторожили пленных красноармейцев. Затем казачий эскадрон включили в состав 40-го танкового корпуса вермахта, им командовал капитан Завгородний (впоследствии получивший Железный Крест первого класса). После нескольких недель охраны пленных эскадрон был отправлен на фронт.

Однако ещё 22 августа 1941 под Смоленском на сторону немцев перешёл майор Кононов, вместе с несколькими сотнями бойцов полка, которым он командовал (436-й стрелковый полк 155-й стрелковой дивизии). Казак Кононов был ветераном финской войны, кавалером ордена Красного Знамени, выпускником Академии имени Фрунзе и членом партии большевиков с 1927.

Немецкое фронтовое командование разрешило ему сформировать казачий эскадрон из перебежчиков и добровольцев-пленных, для использования в диверсионных и разведывательных целях. Получив разрешение генерала Шенкендорфа, Кононов на восьмой день своего перехода к немцам посетил лагерь пленных в Могилеве. Там на его призыв к борьбе со сталинизмом положительно откликнулись более четырех тысяч пленных. Однако в часть было зачислено только 500 из них (80% казаки), а остальным было сказано ждать. Потом Кононов посетил лагеря в Бобруйске, Орше, Смоленске, Пропойске и Гомеле, везде с таким же успехом.
К 19 сентября 1941 казачий полк насчитывал 77 офицера и 1799 бойцов (из них 60% казаков). Полк именовался 120-м казачьим. Однако в январе 1943 полк был переименован в 600-й казачий батальон, хотя состоял из двух тысяч бойцов и ожидал прибытия ещё тысячи в следующем месяце. Из этого пополнения создали 17-й казачий танковый батальон, который в составе 3-й армии воевал на фронте.

В апреле 1942 Гитлер официально разрешил создание казачьих частей в составе вермахта. Такие части были созданы весьма скоро. Однако большинство офицеров там были не казаки, а немцы, и в большинстве случаев казачьи части придавались немецким охранным дивизиям для борьбы с партизанами.

Летом 1943 германское верховное командование сформировало 1-ю казачью дивизию под командованием полковника фон Паннвица. Она состояла из 7 полков - 2 полка донских казаков, 2 кубанских, 1 терекских, 1 сибирских и 1 смешанный резервный. Оснащены и обмундированы они были по-немецки, но отличались нарукавными нашивками.

В сентябре 1943 верховное немецкое командование отправило дивизию в Югославию на борьбу с партизанами. Там, кстати, уже сражался против югославских партизан-коммунистов Русский Охранный Корпус численностью 15 тысяч бойцов, сформированный белоэмигрантами и их сыновьями.

В декабре 1944 1-я казачья дивизия фон Паннвица была преобразована в 15-й казачий корпус в составе двух кавалерийских дивизий - примерно 25 тысяч бойцов, который был формально введен в состав войск СС. К тому времени казаки добились права ношения формы, более похожей на казачью, и при этом ни казаки, ни немецкие офицеры казачьего корпуса не носили эсэсовских знаков различий.

26 декабря 1944 в районе хорватско-венгерской границы бойцы 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС впервые с 1943 вступили в бой с советскими войсками.
К концу войны численность корпуса (две кавалерийские дивизии, пластунская бригада и корпусные части) составляла примерно 35 тысяч.

С 1943 существовали также казачьи части так называемого Казачьего Стана, в середине 1944 размещенные на севере Италии – две казачьи пешие дивизии и два конных полка. К концу войны в них было около 18 тысяч бойцов.

Помимо этого, ряд казачьих частей (от эскадронов до полков) дислоцировались в 1943-45 в Белоруссии и во Франции.

Всего на стороне немцев в различных частях воевало или служило около 250 тысяч называвших себя казаками.

- Калмыцкий кавалерийский корпус доктора Долла (Kalmuken Verband Dr. Doll). Использовался для борьбы с партизанами и охраны важных военно-хозяйственных объектов и коммуникаций германских войск.

- Кавказское соединение войск СС (Kaukasischer Waffen Verbaende der SS). Использовался для борьбы с партизанами и охраны важных объектов.

Волжско-татарский легион Вермахта. Привлекался для охраны различных гражданских и военных объектов и коммуникаций. Также легионеры участвовали в борьбе с партизанами. Однако некоторые в основном туркестанские полевые батальоны использовались и на передовой.

Восточно-тюркское соединение войск СС (Ostturkischer Waffen Verbaende der SS). Части этого соединения использовались на Восточном фронте как последняя надежда германского командования.

30-я пехотная дивизия войск СС (30. Waffen Grenadier Division der SS). Формировалась из белорусских полицейских батальонов. С сентября 44-го находилась на Западном фронте, где вела бои с войсками союзников и партизанами.

Ударная противотанковая бригада "Россия" (Panzerjager Br. "Russland"). Была подчинена противотанковой дивизии "Висла". В феврале 45-го вела тяжелые бои на Одере.

В июне 1942 года при штабах дивизий были созданы антипартизанские группы и ягд-команды - небольшие, хорошо оснащенные автоматическим оружием группы. В эти отряды набирались наиболее надёжные и хорошо подготовленные бойцы. И к концу 1942 года почти каждая из действовавших на Восточном фронте немецких дивизий имела 1-2 восточные роты, а корпус имел роту или батальон. Большая часть восточных батальонов носила стандартные номера: 601-621, 626-630, 632-650, 653, 654, 656, 661-669, 674, 675 и 681. Другие батальоны носили номера армейских (510, 516, 517, 561, 581, 582), корпусных (308, 406, 412, 427, 432, 439, 441, 446-448, 456) и дивизионных (207, 229, 263, 268, 281, 285) частей, в зависимости от того, где они формировались. Рейнхард Гелен «Служба». Русское издание 1997 года. Стр.87
« Стараниями Власова и командиров немецких фронтовых частей в начале 1943 года было сформировано 176 батальонов и 38 отдельных рот (так называемые «восточные подразделения») общей численностью от 130 до 150 тысяч человек"

РУССКИЕ, БЕЛОРУСЫ В WAFFEN SS

Напомню лишь, что в войсках СС были русская и белорусская дивизии.

Кроме того:

отдельные батальоны, роты и эскадроны, формировавшиеся из добровольцев и служившие в вермахте, поиском и перечислением которых мне лень заниматься (справедливости ради хочу заметить, что многие из таких частей позже влились в вышеупомянутые крупные соединения, но при этом воевали они намного раньше).
- многочисленные батальоны "шума" (Schutzmannschaft der Ordnungspolizei), формировавшиеся в Белоруссии.
- "Помощники Германии, ВВС и ПВО" (Luftwaffen- und Flakhelfer). Формирования молодежи в возрасте от 15 до 20 лет. В начале декабря 1944 г. эта категория восточных добровольцев была передана в ведение СС и стала именоваться «воспитанниками СС» (SS-Zoglinge). Воевали на западном фронте.
- многочисленные "помощники" в карательных частях и в охране лагерей.
Теперь что касается "хиви". Добровольные помощники в тыловых службах служили в качестве шофёров, поваров, санитаров, конюхов, освобождая немцев для службы на передовой, а в боевых подразделениях - в качестве подносчиков патронов, связных и сапёров. Hiwi имели личное оружие на случай опасности. Первоначально Hiwi продолжали носить советскую форму и знаки отличия, но постепенно их обмундировывали в немецкую форму.осенью 1941, многие немецкие командиры на Остфронте стали по собственной инициативе брать во вспомогательные части или на вспомогательные должности советских дезертиров, освобожденных пленных и добровольцев из местного населения. Их называли сначала "наши Иваны", а потом уже официально Hilfswillige или сокращенно Хиви - в переводе с немецкого "желающие помогать".
Они использовались как охранники тыловых объектов, водители, конюхи, повара, кладовщики, грузчики и проч. Этот эксперимент дал результаты, которые превзошли ожидания немцев. Весной 1942 в тыловых подразделениях германской армии служило не менее 200 тысяч хиви, а к концу 1942 года по некоторым оценкам их было до МИЛЛИОНА.
Таким образом, хиви в конце 1942 составляли почти четверть личного состава вермахта на Остфронте. Так, во время Сталинградской битвы в 6-й армии Паулюса их было почти 52 тысячи (ноябрь 1942). В трех немецких дивизиях (71-й, 76-й, 297-й пехотных) в Сталинграде русские составляли примерно половину личного состава.
Точные цифры неизвестны, но по приблизительным оценкам, 1 500 000 русских служили в Вермахте.

К примеру во Франции, куда была осенью 1944 г.отправлена 30-я гренадерская дивизия войск СС (русская № 2), два батальона в полном составе перешли на сторону партизан и до конца войны сражались в рядах французского Сопротивления. По иронии судьбы в числе этих «героев» оказались участники массовых расстрелов в Бабьем Яру под Киевом и уничтожения белорусской деревни Хатынь.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх