,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Несостоявшийся министр национал-социалистической России
  • 12 августа 2012 |
  • 19:08 |
  • Alive |
  • Просмотров: 1396
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Дмитрий Петрович Кончаловский (1878-1952), сын литератора, переводчика и издателя Петра Петровича Кончаловского (Старшего), был младшим братом художника Петра Петровича Кончаловского (1876-1956) и медика Максима Петровича Кончаловского (1875-1942). (Заметим, что дочь Петра Петровича Кончаловского (Младшего) – писательница Наталья Петровна Кончаловская – была женой писателя Сергея Михалкова; таким образом, Дмитрий Петрович Кончаловский приходится двоюродным дедом режиссёрам Андрею Михалкову-Кончаловскому и Никите Михалкову.)

Младший из братьев Кончаловских избрал для себя стезю историка и правоведа. Окончив историко-филологический факультет Московского университета, он преподавал там же историю и право древнего Рима. Участвовал добровольцем в войне 1914-1917 гг. В 1918-1922 гг. преподавал в Московском, Минском и Смоленском университетах, в 1924-1925 гг. работал техническим редактором в Госиздате, в 1929-1941 гг. преподавал немецкий и латинский языки в московских ВУЗах.

Поступив на службу к немцам, чтобы не поставить под удар оставшихся на советской территории родных, Дмитрий Кончаловский взял себе псевдоним Сошальский. После отступления немцев из Можайска он перебрался вместе с ними в Смоленск, ставший своего рода неофициальной столицей освобождённой от большевиков России. Там он работал в отделе пропаганды местной русской гражданской администрации. Помимо этого профессор Кончаловский преподавал на курсах учителей и добился создания русской учительской семинарии. Летом 1943 г. он отчитывался в смоленской газете «Новый путь» о своей деятельности: «Смоленск, Кардымово, Красный, Починок, Монастырский, Витебск – вот места нашей работы на учительских курсах в минувших июле и августе. Сущность национал-социализма, опровержение марксизма, проблема расы, еврейский вопрос, новая Европа, путь России к включению в неё – вот основные пункты наших бесед и лекций».

В конфиденциальной записке, направленной Розенбергу в июле 1943 г. немецким сотрудником отдела пропаганды, Кончаловский описывается следующим образом: «К. в противоположность к большинству оставшихся в живых представителей старой русской интеллигенции – несломленная, производящая сильное впечатление личность вполне нордической наружности; человек, который при советском режиме, очевидно, не утратил свой гражданский пыл. Он высказывает свои мысли, очень сильно беспокоясь за окончательный итог войны. Конечно, он оценивает ситуацию с позиции русского националиста».

Весной 1944 г. Дмитрий Кончаловский возглавил смоленский отдел Национал-социалистической трудовой партии России Бронислава Каминского. После эвакуации немцев из Смоленска он некоторое время работал в Оперштабе Розенберга в Минске, потом в Ратиборе в Силезии и Берлине. После окончания войны Кончаловский оказался в лагере для перемещённых лиц, откуда сумел выбраться во Францию, где жила его сестра. В последние годы жизни он продолжал публиковать политические статьи, в которых призывал Европу к стойкости перед лицом советской угрозы.

По словам Андрея Михалкова-Кончаловского, «Дмитрий Кончаловский остался непримиримым абсолютно антибольшевиком и остался врагом советской власти, поэтому он никогда сюда не приезжал, и мы никогда не общались, вернее, никогда не встречались. Я встречался потом с моими двоюродными тётками, дочерьми Дмитрия. Они были тоже чрезвычайно настроены антисоветски и горько и говорили о том, что Пётр Петрович тоже лауреат Сталинской премии, вообще в семье Михалковых все советские и продались большевикам. Так они, собственно, в этом убеждении прожили всю свою жизнь до конца».


А вот крайне любопытный документ – служебная записка от 17 декабря 1942 г. от анонимного штурмбанфюрера СС из базировавшейся в Смоленске айнзацгруппы В (командиром которой был Эрих Науманн) в Берлин начальнику полиции безопасности и СД с жалобой на Кончаловского-Сошальского (здесь он ошибочно именуется Сучальским):


Начальник полиции безопасности и СД
Офицер связи при министерстве оккуп. вост. территорий
Берлин, 17 декабря 1942 г.
СЕКРЕТНО

1. Служебная записка.
Тема: Вызов русского профессора Сучальского [sic!], Смоленск, в восточное министерство.

Опираясь на телефонную беседу от 16 декабря 1942-го сообщаю на основании докладов командира айнзацгруппы B, Смоленск, следующее:
Профессор Сучальский ранее трудился в Москве профессором древней истории. В связи с его антибольшевистским настроем его лишили права на преподавание, после чего он проживал в Смоленске, где и состоялся его первый контакт с немецкими военными службами. Сучальский незамедлительно предоставил себя в распоряжение немецких ведомств и был задействован в группе активной пропаганды Отдела Пропаганды W. Благодаря доверию, которое Сучальский завоевал среди немецких военных ведомств, он мог составить точную картину относительно планов восстановления русской гражданской администрации.

По сообщения командира айнзацгруппы B, Смоленск, Сучальский, однако, неприемлем политически. Из различных его высказываний следут, что он мыслит абсолютно великорусски, если не панславистски. В служебной поездке, состоявшейся в середине 1942-го, в которой принимал участие референт айнзацгруппы B, Сучальский помимо прочего высказывался о фюрере и заявил, что не может понять, почему немецкая пропаганда настолько выдвигает фюрера на передний план. В конце концов он всего лишь человек и кроме того он обладает даром гипноза, с помощью которого склоняет немцев к реализации своих планов. «Миф» Розенберга Сучальский не признает, считая его утрированным и к тому же ошибочным в отношении исторических фактов.

Далее командир айнзацгруппы B оценивает Сучальского как типичного представителя дореволюционных интеллигентов, который пытается использовать текущую ситуацию для того, чтобы получить важный пост в русской гражданской администрации. Референту айнзацгруппы B он заявил, что стремится стать русским министром по вопросам религии и культуры. Сучальский – великоросс и будет любыми путями добиваться великорусской автономии. Германия чего-то стоит для него лишь до тех пор, пока с помощью немецких военных ведомств он может чего-то добиваться. Хотя он безусловно за мирное сотрудничество с немецким рейхом, но решительно против военной оккупации великорусской территории после окончания войны. По мнению командира айнзацгруппы B, то что Сучальский при неприемлемом для него развитии событий может выступить предводителем великорусского движения, лежит в рамках возможного.

В связи с этим я указываю, что айнзацгруппа B уже давно предупреждала Отдел Пропаганды W насчет Сучальского. Тем не менее он по-прежнему работает на ответственном посту. Лишь сейчас зондерфюрер Отдела Пропаганды W сообщил референту айнзацгруппы B, что и он считает Сучальского опасной личностью, причиной чему стала деятельность Сучальского в Смоленске в последнее время. С точки зрения зондерфюрера, Сучальский – панславист и стремится в государственно-полицейском отношении к русской автономии. Зондерфюрер будет решительно выступать против возвращения Сучальского в Смоленск.

2. Господину д-ру Кнюпферу с просьбой рассмотреть и изложить свою позицию.
3. Ограничение допуска – I/6.

СС-штурмбанфюрер [подпись]

BA R6/17
Т.е. во время своей работы в оккупированном немцами Смоленске Кончаловский в разгар войны открыто заявлял о себе как о русском националисте, видящем в немцах лишь средство для освобождения России от большевиков, ругал сочинения главных идеологов национал-социализма и критиковал самого фюрера. В ответ на это грозные эсэсовцы написали на него жалобу с просьбой снять его с его поста в смоленской администрации, которая, однако, была оставлена без внимания, и Кончаловский как ни в чём не бывало продолжил свою деятельность. При этом в «своей» Совдепии он за одну сотую из этого разом лишился бы головы. И это естественно побуждает задать вопрос: что же лучше – быть «своим» у совков или чужим у немцев?

И, кстати, любопытно: если бы Дмитрий Петрович Кончаловский всё-таки стал министром по вопросам религии и культуры национал-социалистической России, написал бы для неё гимн его племянник Сергей Михалков и какие бы фильмы снимал для неё его внучатый племянник Никита Михалков? :)

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх