,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Русские союзники Гитлера
  • 11 июля 2012 |
  • 01:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 774
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Год назад Одессу посетила с неофициальным визитом Великая Княгиня Мария Владимировна. На сайте «Единого Отечества» до сих пор выставлена подборка фотографий, из которых явствует, что лидер этой организации при-нимал самое горячее участие в чествованиях зарубежной гости. Вплоть до того, что ходил по пятам с иконой Божьей матери и вместе с семинаристами затя-гивал «Многая лета». И в этой связи возникают некоторые недоумения…

О «неадекватности и гомерической некомпетентности» свидетельствуют именно такие провокационные заявления, которые как правило сочиняются в московском Институте стран СНГ и распространяются от имени организаций, существующих лишь на бумаге. Что до инициативы депутата Зубанова, то она, на наш взгляд, заслуживает сочувствия и всяческой поддержки.

Трагическая история десятилетней партизанской войны на Украине не имеет никакого отношения к пресловутой «нацистской идеологии» и подробности ее ни на Нюрнбергском, ни на каком-либо другом процессе никогда не рассматривались.

С другой стороны, известно, что опыт ведения партизанской войны УПА преподают курсантам военной академии США, как не имеющий аналогов. Да и легендарный революционер Че Гевара в одном из интервью утверждал, что изучал и использовал опыт украинских повстанцев.

И при оценке спорных страниц отечественной истории, конечно же, не следует в угоду зарубежным опекунам навешивать ярлыки на людей, которым ты сам в подметки не годишься, а надо всего лишь спокойно поразмышлять, почему это в 1939-м году население Галичины встречало Красную армию цвета-ми, а потом — чуть ли не до середины 1950-х — воевало с «советами».

И если СМИ русских организаций Украины обходят эту тему молчанием, то не потому, что она вызывает у нас какие-то затруднения, а лишь по той причине, что нам крайне антипатичны нынешние адвокаты УПА и те установки, которые они пытаются реализовать на практике. Поэтому к заявлению СПГУ о непримиримом отношении к «нацистским коллаборантам» мы подойдем со стороны, пока не знакомой большинству наших читателей.

Год назад проездом из Бердичева в Майями-бич Одессу посетила с неофициальным визитом Великая Княгиня Мария Владимировна. На сайте «Единого Отечества» до сих пор выставлена подборка фотографий, из которых явствует, что лидер пресловутого СПГУ принимал самое горячее участие в чествованиях зарубежной гости. Вплоть до того, что ходил по пятам с иконой Божьей матери и вместе с семинаристами затягивал «Многая лета».

Между тем, в самом начале Великой Отечественной войны 26-го июня 1941-го года отец нашей гостьи Великий князь Владимир Кириллович публично выступил с недвусмысленным призывом: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против комму-низма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырёх лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Оте-чества от страшного ига коммунизма».

Великий князь принимал непосредственное участие и в формировании русской дивизии «Руссланд», которая, в отличие от формирований незадачливого генерала Власова, принимала самое активное участие в военных действиях на Восточном фронте, а в 1945 году была преобразована в Русскую национальную армию, которая получила статус союзника Германии. И в последние дни войны Владимир Кириллович со свитой присоединился к колонне РНА и в ночь со 2-го на 3-е мая 45-го года вместе с ее подразделениями пересек границу княжества Лихтенштейн. В политическом убежище Великому князю и его свите было отказано, и они были отправлены обратно в Австрию.

Таким образом, в контексте деклараций, с которыми выступает СПГУ и другие подобные организации, Великий князь – типичный «нацистский коллаборант». И поэтому побуждения Каурова, который пел «многая лета» его дочери, несомненно, требуют разъяснения.

Впрочем, Бог с ним, с Кауровым - его дело телячье. Вернемся к Великому князю. Умер он в апреле 1992 года во Флориде. В соответствии с завещанием, его останки были доставлены в Санкт-Петербург. И в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга его отпевал сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II как главу российского императорского дома. Владимир Кириллович был похоронен в велико-княжеской усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга.

Тут мы переходим к следующему фигуранту дела о «нацистских коллаборантах». Патриарх Алексий II (в миру — Алексей Михайлович Ридигер) родился 23 февраля 1929 года в Таллине — сначала епископ Русской Православной Церкви, а с 10 июня 1990 года - Святейший Патриарх Московский и всея Руси, предстоятель Русской Православной Церкви (РПЦ).

Немецкий дворянский род фон Ридигеров — курляндского происхождения; Патриарх принадлежал к той ветви этого рода, которая в XVIII веке приняла православие. Уже в раннем отрочестве, по его собственному свидетельству, у Алёши зародилось желание стать священником.

В 1941—1944 Алексей был алтарником в храмах, в которых окормлялись бойцы 1-й Русской нацио-нальной армии (Дивизия «Руссланд»). И с точки зрения энтузиастов из СПГУ, уже этого предостаточно, чтобы объявить его «нацистским коллаборантом». Однако, в данном случае давнишними юношескими грехами дело не ограничилось. В 1994 году по благословению Патриарха Алексия в Москве у храма Всех Святых был установлен памятник Гельмуту фон Паннвицу, Андрею Шкуро, Петру Краснову, Султан-Гирею Клычу, Тимофею Доманову и другим казненным «нацистским коллаборантам». Надпись на памятнике гласит: «Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество»

Памятник был установлен на деньги товарищества 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС им.генерала фон Паннвица при содействии группы германских ветеранов Второй мировой войны и русских белоэмигрантов. И мы крайне удивлены, что Константин Затулин и Кирилл Фролов, которые без устали подбивают подопечных СПГУистов тревожить прах Бандеры и Шухевича, допустили такое святотатство у себя под боком - в самой Первопрестольной.

У нас в Одессе общественное самосознание не достигло пока еще уровня, позволяющего ставить вопрос о монументальном увековечивании людей, которых наши профессиональные «квасные патриоты», называют «нацистскими коллаборантами». На повестке дня у нас сегодня памятник Йосифу Сталину.

Тем не менее, мы позволим себе пойти против течения и представим читателям еще одного «нацистс-кого коллаборанта» - командира той самой дивизии «Руссланд», бойцов которой окормлял в молодости Патриарх Алексий II.

Граф Борис Алексеевич Смысловский родился в семье генерала гвардейской артиллерии Алексея Смысловского. Окончил 1-й Московский Императрицы Екатерины Второй Кадетский корпус вице-фельд-фебелем. Затем в чине портупей-юнкера - Михайловское артиллерийское училище и поступил на службу в лейб-гвардии 3-ю артиллерийскую бригаду. В 18 лет он оказался на фронте. Первой мировой и воевал в Русской Императорской Армии. К 1917 году дослужился до чина капитана. В 1918 году вступил в Добро-вольческую армию генерала Деникина и до конца гражданской войны оставался участником Белого Движения. В марте 1920 года его часть была интернирована в Польше, и Борис Смысловский перебрался в Берлин, где под руководством адмирала Канариса начал работать в абвере, военной разведке германской армии. С 1928 по 1932 год учился на Высших курсах при Академии Генерального штаба рейхсвера. Оставаясь убежденным монархистом-легитимистом, поддерживал контакты с русскими эмигрантами и Императорским Домом.

Начало войны против Советского Союза застало Смысловского на северном участке фронта в Польше. В чине майора вермахта он занимался прифронтовой разведкой. В начале 1943 года из бывших бело-гвардейцев и военнопленных немцами была создана дивизия особого назначения «Руссланд». Ее коман-диром стал Борис Смысловский, которому был присвоен чин полковника, что позволило ему игнорировать требования немецких командиров, желавших, чтобы дивизия оставалась только разведывательной. Вскоре дивизия получила статус строевой и приступила к непосредственным военным действиям на Восточном фронте. В бой ходила под старым российским флагом (бело-сине-красным)

«Я с Россией не воюю, - говорил Борис Смысловский, - я воюю со Сталиным» Он считал, что немцы могут способствовать восстановлению России: «Победа германских армий приведет нас в Москву и позволит постепенно забрать власть в свои руки. Немцам даже после частичного разгрома Советской России, придется долго воевать против англо-саксонского мира. Время будет рабо-тать в нашу пользу - им будет не до нас. Наше значение, как союзника, будет возрастать, и мы получим полную свободу политического действия».

С самого начала Смысловский устанавливает связи с отрядами польской Армии Краевой и формиро-ваниями Украинской повстанческой армии, предполагая в дальнейшем воевать на два фронта - и с нем-цами, и с Красной армией. Именно это привело к его аресту гестапо в декабре 1943 года и к расфор-мированию дивизии «Руссланд». Смысловскому вменялись в вину связь с врагами рейха, отказ выдать гестапо приехавшего в его штаб полковника Бульбу-Боровца, одного из руководителей Украинской повстан-ческой армии, и отказ подписать воззвание генерала Власова, призывавшего русских людей бороться на востоке против коммунистов, а на западе - против западных плутократов и капиталистов. Шесть месяцев велось следствие, во время которого Борис Смысловский находился под арестом, и лишь вмешательство адмирала Канариса привело к его освобождению. При этом, очевидно, в порядке возмещения морального ущерба бывший руководитель «Зондерштаба-Р» был награждён орденом Германского Орла.

Гелен, возглавлявший Отдел Генштаба «Иностранные армии Востока», предложил Смысловскому возглавить работу в тылу советских войск. Тот поставил перед немецким руководством ряд условий, при выполнении которых был согласен вновь занять пост командира дивизии:

1. Увеличить число русских военно-разведывательных формирований;

2. Предоставить права и средства для организации антисоветского партизанского движения на территории Советского Союза;

3. Обеспечить независимость от политического руководства Германии.

Верховное командование приняло эти условия и сформировало штаб особого назначения при ОКХ, передав Смысловскому 12 учебных батальонов. Он был произведен в чин генерал-майора вермахта. А за несколько месяцев до конца войны нацистская верхушка, никогда не доверявшая до конца Смысловскому, разрешила ему создать независимую от германского вермахта Русскую национальную армию, ходившую в бой под русским национальным флагом. Эта армия, в которой насчитывалось до 10 тысяч человек, получила статус союзной. К концу войны в результате непрерывных боев в ней оставалось не более 500 человек. Смысловский вывел их в Лихтенштейн, где сдался правительству княжества, которое оставалось независимым и нейтральным государством во время войны.

В государственном архиве княжества Лихтенштейн, самого маленького государства Центральной Европы, зажатого между Австрией и Швейцарией, сохранился рапорт начальника пограничной стражи подпол-ковника Виса: «Со стороны Австрии по горной дороге медленно двигалась колонна военных машин и пехоты. Над головной машиной развевался трехцветный бело-сине-красный флаг дореволю-ционной России. Из машины вышел человек в шинели генерала немецкого вермахта и представился начальнику лихтенштейнской пограничной стражи: «Генерал-майор Смысловский, командующий Первой русской национальной армии. Мы перешли границу, чтобы просить политического убежи-ща. С нами находится наследник российского престола великий князь Владимир Кириллович и его свита». Русские войска в немецкой форме разоружились, и им было предоставлено право времен-ного убежища».

В итоге это крошечное княжество с населением всего в 12 тысяч человек оказалось единственной стра-ной, отказавшейся выдать русских солдат, воевавших на немецкой стороне. В ответ на требования Советс-кого Союза правительство княжества отвечало, что Ялтинское соглашение не имеет юридической силы на территории Лихтенштейна.

Тем не менее в 1948 году Борис Смысловский переехал в Аргентину. В 1948—1955 годах был советником президента Перона. В 1966—1973 годах - советником Генерального штаба Вооружённых сил ФРГ. Основал Российское военно-освободительное движение имени генералиссимуса А.В.Суворова, более известное как «Суворовский союз». В 1966 году вернулся в Лихтенштейн и умер здесь 5 сентября 1988 года на 91-м году жизни.

«Он никогда не был демократом, и всю жизнь оставался убежденным сторонником абсолютной державной монархической власти», - говорила его вдова Ирина Смысловская.

В 1980 году в 35-ю годовщину интернирования армии генерала Смысловского в княжестве Лихтенштейн высоко в горах был воздвигнут простой монумент, ставший символом трагического и жестокого времени…

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх