,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Начало Второй мировой войны Гитлеровской Германией и союзником Германии - Россией...
  • 6 июля 2012 |
  • 09:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 1485
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
-6
Почти одновременно – 7 апреля – итальянские войска внезапно вторглись в Албанию, оккупировали ее и объявили владением итальянской короны. 22 мая 1939 г. Германия и Италия подписали договор о политическом и военном сотрудничестве, претенциозно названный "Стальной пакт". Он содержал взаимные обязательства Италии и Германии о взаимопомощи и союзе в случае войны. На следующий день, 23 мая, Гитлер изложил руководителям вооруженных сил Германии общий замысел большой войны "не на жизнь, а на смерть" против Англии, Франции, Бельгии, Голландии, а также против восточных соседей Германии с целью расширения "жизненного пространства на Востоке". Гитлер подчеркнул, что "соблюдение прав или договоров при этом никакой роли не играет", и сообщил о своем намерении "при первом же подходящем случае напасть на Польшу".

Поскольку угроза войны быстро нарастала, Англия и Франция решили обратиться к Советскому Союзу, обладавшему самой крупной в Европе сухопутной армией, с предложением о совместных действиях. 17 апреля 1939 г. в Москве начались переговоры представителей СССР, Англии и Франции, продолжавшиеся более четырех месяцев. Все участники переговоров соглашались, что необходимо противодействовать агрессии Германии против Польши, Румынии или прибалтийских стран, но они не доверяли друг другу. Не доверяя друг другу, обе стороны вели "двойную игру": параллельно с официальными переговорами о союзе против Германии они тайно прощупывали возможности соглашения с ней. В июне, июле и августе 1939 г. английский министр по делам заморской торговли Р. Хадсон и советник Чемберлена Г. Вильсон встречались с прибывшим в Лондон немецким уполномоченным Г. Вольтатом и немецким послом Г. Дирксеном. Во время этих переговоров английские представители в обмен на обещание Германии "не вмешиваться в дела Британской империи" соглашались "полностью уважать германские сферы интересов в Восточной и Юго-Восточной Европе", отказаться "от гарантий, предоставленных ею некоторым государствам в германской сфере интересов", прекратить переговоры с СССР и "действовать в том направлении, чтобы Франция расторгла союз с Советским Союзом и отказалась бы от всех своих связей в Юго-Восточной Европе".
Геринг через шведского промышленника Б. Далеруса поддерживал тайные контакты с Чемберленом и Галифаксом, обсуждая с ними возможность "второго Мюнхена" за счет Польши. На 21-23 августа 1939 г. готовился даже приезд Геринга в Лондон, но на это не согласился Гитлер. Советское руководство подозревало, что Англия и Франция хотят втянуть СССР в войну с Германией, взвалить на него всю тяжесть военных действий, а самим остаться в стороне, в положении "третьего радующегося". В конце концов, главным камнем преткновения стал вопрос о пропуске советских войск через Польшу или Румынию в случае войны с Германией. Не имея общих границ с Германией, СССР мог вести военные действия против нее, только если его войска пройдут через территорию Польши или Румынии, но правительства этих стран боялись Советского Союза не меньше, чем Германии. Они страшились "большевизации" и не хотели допускать Красную Армию на свою территорию. Министр иностранных дел Польши Ю. Бек сказал: "С немцами мы рискуем потерять свободу, а с русскими – нашу душу".

Позицию Англии и Франции определяла, в первую очередь, Англия, которая во многом вела за собой Францию. Сначала Англия и Франция добивались от Советского Союза, чтобы он помог им и тем государствам, независимость которых они гарантировали, но не хотели гарантировать независимость прибалтийских стран, через территорию которых Германия могла бы совершить нападение на СССР. Затем они возражали против включения в перечень возможных агрессивных действий со стороны Германии положение о «косвенной агрессии», то есть военных угроз или государственных переворотов, при помощи которых Германия захватила Австрию и Чехословакию. Англия и Франция долго не соглашались дополнить договор о взаимопомощи конкретной военной конвенцией, предусматривающей совместные действия вооруженных сил. Поскольку политические переговоры с Англией и Францией затягивались, Советский Союз 23 июля 1939 г. предложил приступить к переговорам о заключении военной конвенции. Франция, а за ней и Англия согласились, однако уже 30 июля Чемберлен записал в своем дневнике: "Англо-советские переговоры обречены на провал, но прерывать их не следует, напротив, надо создавать видимость успеха, чтобы оказывать давление на Германию".

Английская и французская делегации, направленные на военные переговоры, состояли из второстепенных лиц и к тому же добирались до СССР морем более двух недель, тогда как во время Мюнхенских переговоров сам премьер-министр Чемберлен трижды летал на встречу с Гитлером. Тем временем Германия, желавшая изолировать Польшу и не допустить создания англо-франко-советской коалиции, предложила Советскому Союзу договориться о разделе "сфер интересов" в Восточной Европе. Несколько дней советское правительство одновременно вело переговоры как с Англией и Францией, так и с Германией, но, убедившись, что ни англичане, ни французы не говорят ничего конкретного о своих военных планах и о возможности прохода советских войск через Польшу и Румынию, окончательно решило принять предложение Германии.

19 августа СССР и Германия заключили хозяйственное соглашение, согласно которому Германия предоставила СССР кредит в 200 млн. марок для закупки промышленного оборудования и вооружения. Советский Союз должен был погашать кредит поставками нефти, сырья и продовольствия. На следующий день 20 августа Гитлер отправил Сталину телеграмму: "Напряженность между Германией и Польшей стала невыносимой. Поведение Польши по отношению к великой державе таково, что кризис может разразиться в любой день... Поэтому я еще раз предлагаю Вам принять моего министра иностранных дел во вторник 22 августа, а самое позднее – в среду 23 августа". Сталин ответил: "Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа".

В результате переговоров Риббентропа со Сталиным и Молотовым в ночь с 23 на 24 августа 1939 г. был подписан советско-германский пакт о ненападении сроком на 10 лет, сопровождаемый секретным "дополнительным протоколом". При этом советские историки много лет упорно отрицали само существование секретного протокола, но он был обнаружен в 1992 г. в "закрытом пакете № 34" в Архиве Президента Российской Федерации. Секретный протокол означал, что Германия и Советский Союз решили разделить Польшу, вернуть область Вильно (Вильнюс) Литве и передать Литву под контроль Германии, а Финляндию, Латвию, Эстонию и Бессарабию – под контроль СССР. После заключения пакта Сталин сказал своим соратникам: «Ну, кто кого обманет? Мы обманем Гитлера». Он ошибся. На самом деле Гитлер обманул Сталина. Подписав пакт 23 августа, СССР действительно почти два года оставался вне войны, но за это время он так и не успел полностью подготовиться к нападению Германии, а новые границы не оказали решающего влияния на ход военных действий, хотя, разумеется, все же, на несколько дней замедлили продвижение немецких армий. Расширение Советского Союза за счет территорий, ранее принадлежавших России, и насильственные методы их присоединения, особенно последующая "советизация", породили у их населения сильные антисоветские настроения, которые впоследствии стали одной из причин распада СССР. Конечно, СССР мог не заключать соглашения о разделе "сфер интересов" и просто остаться нейтральным государством, но тогда он не получил бы никаких территориальных приращений. Следовательно, пакт 23 августа 1939 г. и секретный протокол к нему, нарушавший нормы международного права и суверенитет соседних стран, с геополитической точки зрения соответствовал государственным интересам Советского Союза, как их традиционно понимали политики и дипломаты.
Затем Германия напала на Польшу. В соответствии со своей обычной тактикой, Гитлер намеревался возложить ответственность за войну на Польшу. "Я дам пропагандистский повод для развязывания войны, а будет ли он правдоподобен – значения не имеет; Победителя потом не спросят, говорил он правду или нет", – объяснял он своим генералам. От них Гитлер требовал "закрыть сердце всякой человеческой жалости" и "действовать жестоко". Государства-агрессоры стремились снять с себя ответственность за войну, изобразить себя невинной жертвой многочисленных злобных и коварных врагов, которые якобы напали на них – или собирались напасть, не оставляя другого выхода, как прибегнуть к самообороне. Немецкая пропаганда называла Польшу "агрессором", а Францию и Англию "поджигателями войны", подчеркивая, что именно они, а не Германия официально объявили войну.

Вечером 31 августа группа переодетых в польскую форму эсэсовцев захватила радиостанцию немецкого города Глейвиц и, застрелив нескольких привезенных с собой заключенных, также одетых в польскую форму, передала в эфир выступление на польском языке, где говорилось, что пришло время войны против Германии. Эта провокация была использована как предлог для войны против Польши, которая будто бы напала на Германию. Ранним утром 1 сентября 1939 г. внезапным ударом с воздуха по польским аэродромам Германия начала военные действия против Польши. Чтобы скрыть ответственность Германии за развязывание войны, в немецких официальных документах слово "война" сначала не употреблялось. В первом немецком официальном коммюнике о начале военных действий 1 сентября 1939 г. говорилось: "По приказу Фюрера и Верховного Главнокомандующего вермахт выступил на защиту рейха. В соответствии с инструкциями по контролю над польской агрессией войска германской армии сегодня рано утром провели контратаку по всей германо-польской границе". В рейхстаге Гитлер заявил, что Польша "более не хочет уважать границ Германии" и поэтому у Германии "нет другого выбора, как ответить на силу силой".

В результате вплоть до конца войны подавляющее большинство населения Германии, Японии (а в первые военные годы и Италии), лишенное доступа к другим источникам информации, верило своим правительствам, считая, что они были вынуждены обороняться и защищать родину. В условиях войны какие-либо другие взгляды считались "пораженчеством", государственной изменой и беспощадно преследовались. "Оборонческие" настроения питались и мощным национальным чувством, благодаря которому большинство населения обычно отождествляет себя со страной и поддерживает ее действия; ведь психологически очень трудно, почти невозможно представить себе, что твоя собственная страна является агрессором и ведет несправедливую захватническую войну.

Через два дня, 3 сентября 1939 г., гаранты независимости Польши – Великобритания и Франция – объявили войну Германии и, следовательно, первыми провозгласили состояние войны. В войну вступили английские доминионы: Канада, Южно-Африканский Союз, Австралия, Новая Зеландия; все английские и французские колониальные владения, в том числе огромная 500-миллионная Индия, считавшаяся "жемчужиной британской короны". Вторая мировая война началась. Фашистская Италия, не успевшая закончить подготовку к войне, заняла позицию "невоюющего союзника" Германии. Япония заявила, что не будет вмешиваться в "нынешнюю войну в Европе". Соединенные Штаты Америки объявили о своем нейтралитете. Правительство СССР, намеревавшееся разделить Польшу, не опубликовало никакого специального заявления в связи с началом войны, однако 1 сентября советские газеты поместили сделанный накануне доклад Молотова о ратификации советско-германского пакта о ненападении, где, в частности, говорилось, что англо-французские "поджигатели войны" напрасно пытались "столкнуть лбами Советский Союз и Германию"; эти страны "перестали быть врагами" и наладили "добрососедские отношения", хотя "СССР не обязан втягиваться в войну ни на стороне Англии против Германии, ни на стороне Германии против Англии".

Суть советской политики Сталин разъяснил в конфиденциальной беседе с Димитровым 7 сентября 1939 г. Он сказал: война имеет империалистический характер; "идет между двумя группами капиталистических стран (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т. п.). За передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга... Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались. Пакт о ненападении в некоторой степени помогает Германии. Следующий момент – подталкивать другую сторону". Сталин утверждал, что с началом империалистической войны "деление капиталистических государств на фашистские и демократические потеряло прежний смысл" и поэтому рабочий класс и коммунистические партии должны "выступить решительно против войны и ее виновников". Идеологически оправдывая предстоящий раздел Польши, Сталин, вопреки очевидным фактам, назвал Польшу "фашистским государством" и добавил: "Что плохого было бы, если бы в результате разгрома Польши мы распространили социалистическую систему на новые территории и население?".

Полагая, что Великобритания и Франция, продолжая мюнхенскую политику, не начнут активных военных действий, немецкое командование оставило на Западном фронте лишь слабый заслон, бросив основные силы против Польши. Под общим руководством командующего сухопутными войсками Германии генерала В. фон Браухича на Польшу с севера и с юга навстречу друг другу наступали пять немецких армий, обладавших подавляющим превосходством в силах, особенно в танках и авиации. Группой армий "Север" командовал генерал Ф. фон Бок, группой армий "Юг" – генерал Г. фон Рундштедт. Польша могла противопоставить 62 немецким дивизиям, в том числе 7 танковым и 4 моторизованным, только 30 пехотных и кавалерийских дивизий, которые еще не успели полностью завершить мобилизацию. Техническое оснащение польских вооруженных сил далеко уступало немецкому. Главным родом польских войск являлась кавалерия, которую в Польше называли "королевой армии". Танковых и моторизованных дивизий Польша не имела; противотанковых орудий у нее не было. Немецкая авиация, почти в пять раз превосходившая по численности польскую, в первый же день войны уничтожила на аэродромах основные силы польской авиации и завоевала безраздельное господство в воздухе.

Англия и Франция не оказали Польше никакой реальной помощи, хотя первое время имели большой перевес в силах на Западном фронте. Они объявили войну Германии только на третий день, когда немецкая авиация уже господствовала в воздухе, а польская оборона была прорвана. Секретный польско-французский военный протокол, согласно которому Франция обязывалась на пятнадцатый день мобилизации начать наступление на Германию главными силами, не был выполнен. Французское командование ограничилось тем, что в первые дни сентября организовало несколько локальных атак, после чего отвело свои войска на прежние позиции.

Польские солдаты и офицеры смело сражались. Порой кавалеристы с пиками и саблями бросались в атаку на немецкие танки. Упорно оборонялись защитники полуострова Вестерплятте, города Гдыни, крепости Модлин. Однако общий ход военных действий складывался в пользу Германии. Стремительно развивая наступление, немецкие войска уже через неделю вышли на подступы к Варшаве. Получив от Риббентропа сообщение об этом, Молотов отправил правительству Германии "свои поздравления и приветствия". Группы армий "Север" и "Юг" соединились, расчленив и окружив основные силы польской армии. Польское командование потеряло управление войсками. Президент, главнокомандующий и правительство 6 сентября бежали из Варшавы на юг. 18 сентября они перешли границу Румынии и были там интернированы по требованию Германии. Осажденная Варшава держалась двадцать дней, но польская армия уже не могла оказывать организованного сопротивления. 28 сентября немецкие войска овладели Варшавой, а в начале октября подавили последние очаги военного сопротивления. В немецком плену оказалось почти 700 тыс. польских солдат и офицеров.

Дождавшись разгрома основных сил польской армии, советское правительство приступило к осуществлению заранее согласованных с Германией планов. Ранним утром 17 сентября 1939 г. в соответствии с секретным "дополнительным протоколом" к советско-германскому пакту о ненападении войска двух советских фронтов – Украинского под командованием командарма С.К.Тимошенко и Белорусского под командованием командарма М.П. Ковалева – перешли советско-польскую границу с приказом "уничтожить и пленить вооруженные силы Польши" восточнее согласованной с Германией демаркационной линии. Одновременно советское правительство объявило, что будет проводить политику нейтралитета в отношении всех стран, с которыми имеет дипломатические отношения. Свои действия советское правительство мотивировало распадом польского государства, желанием «подать руку помощи» и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии, которые до 1914 г. входили в состав России, а в 1921 г., после неудачной для России советско-польской войны, перешли к Польше.

Польское командование отдало приказ не вести боевых действий против Советской Армии, если она не будет разоружать польские части, но в некоторых местах все же происходили бои между польскими и советскими войсками. К концу сентября советские и немецкие войска вышли к демаркационной линии по рекам Нарев, Висла и Буг. Военные действия в Польше прекратились. Когда польское правительство было интернировано и, следовательно, утратило правоспособность, польские политические и военные деятели, в силу разных обстоятельств находившиеся во Франции и Англии, решили образовать эмигрантское правительство, во главе которого встал генерал В. Сикорский, занимавший в 1922-1923 гг. пост премьер-министра Польши. Сначала правительство Сикорского находилось во Франции, а затем перебралось в Лондон.

В день взятия Варшавы немецкими войсками, 28 сентября 1939 г., Риббентроп вновь приехал в Москву и после переговоров со Сталиным и Молотовым подписал советско-германский договор "о дружбе и границе". Договор установил новую государственную границу между Германией и СССР, проходившую по территории Польши к востоку от демаркационной линии, приблизительно по "линии Керзона", которую министр иностранных дел Великобритании Дж. Керзон в 1920 г. предлагал в качестве наиболее справедливой этнической границы между поляками, украинцами и белорусами. Согласно договору, "необходимое государственное переустройство" на территории западнее этой линии должна была проводить Германия, восточнее – Советский Союз.
Польское государство ликвидировалось. Часть Польши гитлеровцы присоединили к Германии, а часть превратили в немецкое генерал-губернаторство. С территорий, присоединенных к Германии, немецкие власти выселили в генерал-губернаторство около 900 тыс. человек "неарийского происхождения", главным образом поляков и евреев. На их место поселили немецких колонистов. В Западной Украине и Западной Белоруссии, где значительная часть населения приветствовала советские войска как освободителей от польского гнета, советское правительство провело выборы в Народные собрания, которые высказались за вхождение в СССР. По их ходатайству в ноябре 1939 г. Западная Украина официально вошла в состав Украинской ССР, а Западная Белоруссия – в состав Белорусской ССР. Чтобы избавиться от "антисоветских элементов", советское правительство выслало из Западной Украины и Западной Белоруссии более 300 тыс. бывших польских граждан и отправило их в трудовые лагеря в северных и восточных районах СССР. Большинство польских военнопленных, оказавшихся в СССР (более 200 тыс. человек), распустили по домам, но около 15 тыс. из них – в основном офицеров, полицейских, жандармов и представителей интеллигенции – оставили в заключении. В марте 1940 г. их вместе еще с 11 тыс. арестованных в Западной Украине и Белоруссии по решению Политбюро ЦК ВКП(б) тайно расстреляли в Катыни (под Смоленском) и в других местах.

К советско-германскому договору "о дружбе и границе" прилагались несколько секретных протоколов. Они предусматривали взаимный обмен населением на территориях, отошедших к Германии и к СССР, и гарантировали, что "обе стороны не допустят на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны". Во изменение секретного протокола к пакту о ненападении 23 августа 1939 г., территория Литовского государства включалась в "сферу интересов СССР" в обмен на населенные поляками Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства (первоначально отданных Советскому Союзу) с уплатой Советским Союзом компенсации Германии в размере 7,5 млн. золотых долларов. Советский Союз продолжал поставлять Германии сырье и продовольствие (в том числе нефть и зерно), а Германия снабжала СССР промышленными товарами, станками, военной техникой. Договор "о дружбе и границе" сопровождался публичным советско-германским заявлением, в котором правительства Германии и СССР объявляли, что намерены совместно добиваться окончания войны, возлагали ответственность за ее продолжение на Англию и Францию и обещали "консультироваться друг с другом о необходимых мерах".

6 октября 1939 г. Гитлер выступил в рейхстаге с "мирными предложениями". Он сказал, что после победы над Польшей "германское правительство не видит больше никаких причин и никакого повода для какой-либо дальнейшей ревизии границ, за исключением того, чтобы нам были предоставлены достойные нас и соответствующие нашему значению колониальные области". Англия и Франция отвергли эти предложения, сохранявшие за Германией все ее захваты и содержавшие требование передела колоний, а Советский Союз поддержал их. Выступая на заседании Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г., Молотов сказал, что понятие "агрессор" неприменимо к Германии, и добавил: "Не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма", прикрываемая фальшивым флагом борьбы за "демократию". Вслед за тем Сталин заявил в интервью газете "Правда", что "не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну". Все это дезориентировало население СССР и антифашистов других стран.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх