,


Наш опрос
Как поступить с Трибуном SERGANT888?
Забанить нах...
Лишить права комментировать
Пусть живёт-мне он не мешает


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как убивали "душу" Карпат
  • 10 июня 2012 |
  • 13:06 |
  • XPEHA |
  • Просмотров: 1838
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
+8
Как убивали "душу" Карпат В 1903 году на волне русинского национального возрождения в Австро-Венгерской империи, крестьяне подкарпатского села Иза пропели на литургии православный Символ Веры. Это означало их выход из унии. Село тотчас было наводнено жандармами. Правительство даже распорядилось построить в Изе казарму для последних, но на средства… селян (несмотря то, что село находилось в каких-то 5 км от губернского города Хуст). 22 крестьянина были привлечены к суду по обвинению в государственной измене.

Так началось дело, получившее название «1-й Мармарош-Сигетский процесс».

В ходе слушаний, обвинение в государственной измене было заменено маловразумительным «подстрекательством против мадьярской национальности». Крестьян Иоакима Вакарова, Василия Лазаря и Василия Каменя приговорили к 14 месяцам тюрьмы и, кроме того, к кабальному денежному штрафу. Чтобы покрыть штраф и огромные судебные издержки, с молотка были проданы земля, дома, скот, и прочее имущество заключенных. Их семьям пришлось искать кров у односельчан и жить на помощь православной общины. Выйдя из тюрьмы, Иоаким Вакаров был вновь арестован и умер под пытками. Похоронили его без священника.

Но эти похороны стали толчком к еще более массовому переходу в Православие всех окрестных сел. В поисках священника русины обратились к сербскому патриарху Бранковичу. Вот как описывал их визит Патриарх: «Я сказал, что ввиду правительственного террора не решусь дать им священника. Потупились русские крестьяне, затем, очнувшись от горя, твердо сказали мне: «Ты православный святитель, но мы вызываем тебя на Страшный суд, и ты дашь ответ Господу Иисусу Христу». Тут я уж смутился духом и решил исполнить свой долг… Но император передал мне, что он не желает назначения православного священника в село Иза… И я священника не послал, и теперь суди меня Бог на Страшном суде».

До весны 1910 года русинам приходилось тайно крестить детей на Буковине у румынских священников, пока в Изу, переодевшись в еврейского торговца, не пришел за сто с лишним километров монах Алексий Кабалюк, сын лесоруба из деревни Ясенье (известное сегодня, как горный курорт Ясиня). Под видом точильщика отец Алексий стал обходить села и совершать службы. Так в один из дней он крестил 200 детей и причастил более тысячи верующих. По данным венгерской газеты «Оз ешт», за это время в Мармароше перешло в Православие свыше 14 тыс. человек.

На отца Алексия началась настоящая облава, и он был вынужден бежать в Америку, где к тому времени сложилась многочисленная карпато-русская колония. Там он также вернул десятки тысяч эмигрантов в Православие.

Не забывал отец Алексий и о родине, ведя с ней переписку.

Тогда австрийские власти стали допрашивать всех, кто получал письма с американским штемпелем. Самым распространенным методом дознания было подвешивание к дереву за ногу. Через час висения из носа, горла, ушей текла кровь. Многие спасались от «мучилищного дерева» в горах. Так, одиннадцать девушек (Мария и Анна Вакаровы, Пелагея Смолик, Мария Мадор, Пелагея Тусть, Пелагея и Параскева Щербань, Юлианна Азай, Мария Прокун, Мария Довганич, Анна Камень) построили в лесу хижину, где стали жить по монашескому уставу. Выследившие их жандармы, перед тем как бросить в тюрьму, загнали всех в горную речку и продержали в ледяной воде два часа.

В 1913 г. двести с лишним крестьян были арестованы по подозрению в «подстрекательстве» против Габсбургской империи в интересах России. Разумеется, не безвозмездном – полиция даже «нашла» двух еврейских корчмарей, которые засвидетельствовали, что они у одного из арестованных видели русскую тысячерублевку. При этом следователи упустили из виду, что билет в тысячу рублей тогда не существовал. «Но так как в Австро-Венгрии имелись „банкноты" в тысячу крон, то, конечно, предполагали, что и в России имеются тысячерублевки», – вспоминал об этом эпизоде доктор Алексей Геровский, юрисконсульт Сербской Церкви.

Те не менее, это стало началом 2-го Мармарош-Сигетского процесса. Королевский прокурор Андор Иллеш зачитал подсудимым обвинение в том, что они «находятся в сношениях с русским графом Владимиром Бобринским, членом Государственной Думы, с … афонскими, холмскими, киевскими, почаевскими монахами и получают от них денежную поддержку… с целью обратить униатских жителей государства, живущих в Мармароше, Угоче и Переи, в православную русскую веру... для присоединения означенных территорий к русскому государству. Руководствовались они отчасти соображением материальной выгоды, отчасти же любовью к православной русской вере…».

Прибывший на процесс граф Бобринский изобличил всю нелепость обвинения: «...Указывается, что в двух корчмах православные предъявляли «копейки и рубли», это свидетельствует, что движение поддерживается из-за границы. Какая наивность! Неужели бы мы не сумели разменять рубли на кроны ранее, чем раздавать их угро-россам?.. Прокурору хорошо известно, что не материальной выгоды ищут православные, не богатеют они. Они разорены штрафами, постоем войск и тюремным заключением. Но прав, вполне прав прокурор, когда он говорит, что его жертвы «руководствовались любовью к православной русской вере».

Добровольно вернулся из США на суд и о. Алексий (Кабалюк). В своем последнем слове он заявил: «Если стадо страдает, место пастыря – среди страдающих… Какой ни будет приговор, мы его примем. Если нам придется страдать, мы будем страдать за святое дело». Отец Алексий был осужден к 4 с половиной годам, еще 34 человека – до 2 лет заключения.

Но даже во время самого процесса в Изе было создано подпольное православное сестринство. Организовала его совсем еще юная Иулиания Прокоп. Узнавшие о том жандармы ночью ворвались в село и арестовали сестер. Раздев их догола и облив на морозе водой, жандармы водили их по селу для устрашения односельчан. Но никто от Православия не отрекся. Спасла девушек 1-я Мировая война и вступление в Мармарош русских войск. Лишь в 1918 году жандармы вновь дорвались до Иулиании: окровавленную, с переломанным носом и разбитой головой ее живьем закопали прямо в подвале камеры пыток. Но на четвертый день девушка чудесным образом очнулась и выбралась наружу. Раны ее также удивительно быстро зажили.

К сожалению, фронт не дошел до Лемковщины, где за выход 60 тысяч человек из унии, были расстреляны не только все православное духовенство, но и триста униатских священников – лишь по подозрению в тайных симпатиях к России. Сотни представителей национальной интеллигенции были согнаны в 1914 году в тюрьму в Новом Санче, где заседал военно-полевой трибунал. По свидетельству историка Александра Сабова (родом из Закарпатья), первыми перед трибуналом предстали священник Петр Сандович с сыном Антонием, только что окончившим университет по курсу философии. Против него «свидетельствовала вещественная улика»: собственноручное письмо, где "русская" написано с двумя "с". Приговор: "Государственную измену считать доказанной, виновных о. Петра Сандовича и его сына расстрелять"...

После падения Австро-Венгрии Закарпатская Русь оказалась в составе Чехословакии. Но автономию края, предусмотренную Сен-Жерменским договором 1919 г., Карпатская Русь так и не получила, не стал официальным и великорусский язык, за который на референдуме проголосовало 83% местных жителей.

Архимандрит Алексий (Кабалюк) скончался в 1949 г. В 1999-м его мощи были эксгумированы. Тело сохранилось практически полостью. Из гроба также была извлечена Иверская икона, которую отец Алексий привез с Афона. На ней, полвека пролежавшей в переувлажненном грунте, даже не потускнели краски (сегодня икона и нетленные мощи святого доступны для поклонения в Свято-Николаевском монастыре с. Иза-Карпулаш Хутсткой епархии).

My Webpage

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх