,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


СОСТЯЗАНИЕ КРУТЫХ ЛБОВ
  • 6 мая 2012 |
  • 21:05 |
  • SSK |
  • Просмотров: 577
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+5
В ГЛУБОКОЙ ЗАДУМЧИВОСТИ смотрю я порой на эти бесовские мордашки: Чубайс, Млечин, Немцов, Попов, Правдюк, Радзинский, Володарский, Жуховицкий, Розовский… У них есть нечто общее: никто не был ни на какой войне и даже, кроме одного, кажется, не служил в армии, но все ужасно любят точить лясы именно об армии и войне. Ну, просто хлебом их не корми, только дай потрепаться о том, как ужасна наша армия, как тупы военачальники, как бездарно мы победили немцев и т.п.

Тут надо бы еще назвать В.А., В.С. и И.Г., но я воздержусь, ибо два первых уже, как говорится, "присоединились к большинству", а о третьем появляются книги под заглавием "Гений". Как поднять руку на гения! Объявят новым Сальери.

Однако и умолчать невозможно. Судите сами. Первый из них в советское время искренне врал, что мы громили немцев при соотношении потерь 1:10 в нашу пользу, а в антисоветское — искренне врал, что такое именно соотношение было в пользу немцев. Ещё ужасно стыдил нас за то, что мы защищали Ленинград. Вон, говорил, французы-то сдали без единого выстрела Париж, потрепыхавшись, сдали и всю страну. Так почему бы нам не последовать примеру просвещенной нации? А мы, как дикари, цеплялись за какой-то Брест, за Одессу, Севастополь, Сталинград… Больше двадцати городов по два-три раза переходили из рук в руки. Ничего подобного не было же в цивилизованной Европе. Вот и нам надо было всё это сдать без боя. И сейчас пили бы баварское пиво, ожидая своей очереди в душегубку.

Кроме того, не смея всё-таки отрицать нашу победу, В.А. в соавторстве с В.С. твердили: "Красная Армия не умела воевать! Мы завалили немцев трупами!" Как это могло быть при тогдашней уже могучей боевой технике? Да только одна возможность: грузили наши и немецкие трупы на самолёты и сбрасывали их на вражеские позиции, крепости, города. И немцы в ужасе разбегались или сдавались в плен.

И.Г. же, благополучно здравствующий при всех властях и режимах, негодует по поводу того, что Советское правительство в обстановке начавшейся Второй мировой войны предусмотрительно — миром не удалось, пришлось силой — отодвинуло границу от Ленинграда, родного города И.Г., обрело военную базу на полуострове Ханко и приняло некоторые другие меры для безопасности второй столицы…Это он подпевает Радзинскому и Млечину, которые клянутся, что "Сталин хотел захватить всю Финляндию, но бесстрашные финны сорвали гнусные планы". Крутолобые! Если бы у Советской власти была такая цель, то мы имели полную возможность сделать это уж если не в марте 1940 года, то в сентябре 1944-го, когда бесстрашные финны второй раз за четыре года подняли руки вверх и по разумному примеру Болгарии и Румынии объявили войну Германии.

Но вернёмся к начальному перечню мордашек. Любуюсь я ими и думаю: кто из них по номинациям "за невежество" или "за тупость", "за враньё" или "за пустозвонство" получи бы гран-при на международном конкурсе сочинений о Второй мировой войне? Одно время думал, что по всем номинациям победителем мог бы стать Чубайс за одно лишь его заявление, что вот, мол, довоенные оборонительные линии Зигфрида у немцев, Мажино у французовве, Маннергейма у финнов были обращены в сторону возможного противника, а линия Сталина — внутрь страны, чтобы не удрали из России за свободой и колбасой чубайсы и чубайсята. Ведь это мог сказать, причём не за бутылкой с Новодворской, а по телевидению, всенародно только круглый олух, законченное трепло, последний негодяй. А ведь у него отец был полковником Красной Армии (личный №А-008829) и коммунистом (партбилет №03397566). Могут подумать, что это он внушил дитятке такой вздор. Хоть пожалел бы дитятко покойного батюшку.

Потом я пригляделся к Радзинскому. Какая наследственность у человека! По воспоминаниям Лидии Чуковской, во время войны его молодая матушка, ведая пайками для эвакуированных в Ташкент писателей, обкрадывала уже старую Анну Ахматову, чтобы подкармливать пятилетнего Эдика. Вот почему он вырос таким талантливым — ахматовские харчи. Но с другой стороны — материнские гены: он тоже любит при случае стянуть что-нибудь вкусненькое. Как незадолго перед смертью рассказала корреспонденту "Литгазеты" дочь генерала Деникина, Эдик уворовал у неё изрядный по объёму лакомый кусочек простодушно подаренной старушкой её книги о Распутине. Поэтому нет ничего удивительного, что и Великую Отечественную он изображает не как войну за свободу и независимость родины от фашистского нашествия, а как разборку двух воровских банд, за что и полюбили его два президента по эту и ту стороны Атлантики, за что и получил он какие-то ордена, какие-то премии, за что и держат его в роли главного трепача на телевидении. Словом, за любой приз Радзинский может поспорить с кем угодно

Но взгляните на его тёзку Эдуарда Володарского. Это явный претендент на приз не только за малограмотный роман и клеветнический фильм "Штрафбат", но и за некоторые такие же заявления о войне. Тут надо заметить, что у названных выше лиц такое устройство ума и такого пошиба сердце, что они легко и просто, порой даже с радостью, допускают в людях любую подлость и любую низость. Вот и Володарский заявил, что во время войны наше командование посылало на минные поля солдат и те своей гибелью расчищали путь к наступлению. У него хватило соображения понять, что на слово ему никто не поверит. Тогда свой гнусный вздор он решил обосновать именем генерала Эйзенхауэра. Я, говорит, сам читал в его воспоминаниях, как он сразу после взятия Потсдама, увидев там груды советских убитых солдат, сказал Маршалу Жукову: "Зачем вам нужен был этот Потсдам? Столько погибших!" А Жуков, — я, говорит, точно помню это, — ответил: "Ничего. Русские бабы ещё нарожают!"

Но вот эти воспоминания — "Крестовый поход в Европу", 525 страниц. Где, на какой странице приведенный разговор? Ответить Володарскому нечего. Будучи невеждой, он не соображает, что ведь его подлую ложь легко проверить. Так вот, Потсдам был взят 27 апреля. И Жуков с Эйзенхауэром там не встречались, еще шли бои, и они были в своих войсках. А встретились впервые лишь в начале июня, и не в Потсдаме, а в штабе 1-го Белорусского фронта, находившемся в Венденшлоссе. Жуков вспоминал: "Встретились мы по-солдатски, можно сказать дружески. Взяв меня за руки, он долго разглядывал, а затем сказал: "Так вот вы какой!" (Воспоминания и размышления. М., 1971.С.669).

Но приглядитесь, как у Володарского подлость сочетается с редкостным тупоумием! Он уверяет, что Маршалу Жукову ничего не стоило признаться в зверстве американскому генералу, да ещё с таким цинизмом по отношению к родному народу, к русской женщине. И этот литературный колбасник называет Жукова мясником, ссылаясь при этом на каких-то солдат, с которыми он портянки сушил. Да не с Радзинским ли? Или с Жуховицким?


А на страницах трехмиллионного "АиФ"а давно блистает титан мысли по имени Добрюха. Он сделал множество величайших открытий. Например, оказывается, в 1937 году Сталина убили. Кто? Неизвестно. И посадили в его кресло двойника. Что за фигура? Тайна! Он и стал Верховным главнокомандующим. Но в 1947 году почему-то кто-то укокошил и двойника. Посадили нового. Вот его и похоронили в 1953-м. А кто он был, до этого Добрюха ещё не докопался, но есть надежда. Разумеется, любой человек имеет право на персональное полоумие, но ведь здесь ополоумел весь коллектив еженедельника. Это уже знак национального бедствия.

Помянутый Леонид Жуховицкий не так давно в одной международной газете напечатал статью о разгроме немцев под Москвой. И озаглавил её укоризненно, даже гневно: "Подвиг на крови". Он, видите ли, за бескровные военные подвиги. Видимо, по его представлению, в Ледовом побоище, в Куликовской битве, в Бородинской лилась не кровь, а клюквенный сок.

И говорит голосом ветерана: "Молодые должны знать и о том, почему враг оказался под Москвой, почему за три с половиной месяца гитлеровцы прошли путь, на который нашим войскам в обратном направлении понадобилось три с половиной года".

Ему, штафирке, война представляется соревнованием по спортивной ходьбе. Но, во-первых, ближе всего к Москве немцы подошли в начале декабря, т.е. не за три с половиной месяца, а за пять с лишним. Зачем жульничать? Наполеону же с его пехтурой и конной тягой, начавшему вторжение с тех же позиций да ещё на два июньских дня позже, потребовалось не пять и даже не три с половиной, а только два месяца. К тому же такая деталька: Наполеон вошел в Москву, а немцы на подступах к ней были разгромлены и отброшены. Неужели не видишь некоторой разницы, Жуховицкий? Во-вторых, чтобы добраться до фашистского логова, Красной Армии предстояло не только освободить свою землю до Немана, Буга, и Дуная, но и вышибить из войны Румынию, Венгрию, Финляндию, помочь Югославии, очистить Польшу, Чехословакию, пройти пол-Германии, перепоясанной линиями обороны…Ведь такие задачи не стояли перед вермахтом. Путь его от Буга до Москвы был покороче нашего от Москвы до Берлина. В-третьих, знаешь ли ты, Лёня, как и почему немцы оказались под Прагой и в Праге, под Веной и в Вене, под Варшавой и в Варшаве, под Брюсселем и в Брюсселе, под Амстердамом и в Амстердаме, под Осло и в Осло, под Копенгагеном и в Копенгагене, наконец, под Парижем и в Париже…И сколько времени понадобилось им для этих экскурсий?

Вот о чём, Лёня, подумать бы тебе хоть в старости. А ты, не смущаясь мафусаиловым возрастом, всё каких-то "молодых спутниц" двадцатилетней давности в "Еврейской газете" живописуешь да свою молодую Сусанну по телевидению демонстрируешь.



НО ВОТ САМЫЙ СВЕЖЕНЬКИЙ примерчик военно-исторического усердия бесовских мордашек. 9 мая, в День Победы в "Известиях" появилась публикация "Договаривались ли генералиссимус и Гитлер о войне с союзниками?" Заголовок сразу ошарашивает: Сталин стал генералиссимусом уже после войны, когда Гитлера не было в живых. О какой договоренности между ними может идти речь? Да и лучше сказать "о войне против союзников", а не "с союзниками".

Далее говорится, что в книге одного старого писателя о Сталине (сейчас книг о нём выходит великое множество весьма разного достоинства) "впервые опубликованы сенсационные документы" о предпринятых Сталиным секретных советско-германских переговорах в феврале 1942 года с целью заключения мира с немцами и совместной войны против Англии и США.

Всякому нормальному взрослому человеку, имеющему представление об истории Советского Союза, об истории Великой Отечественной и о фигуре Сталина, с первого взгляда совершенно очевидна вся бредовость этих документов. Только нам тогда и не хватало войны с Америкой. Возьмите речь Молотова 22 июня, речи Сталина 3 июля, его приказ от 16 августа и выступления 6 и 7 ноября, его выступление в Ставке 5 января уже 1942 года, возьмите директивы и приказы Ставки за это время, переговоры по прямому проводу с командующими, — где вы там найдёте хотя бы тень намёка на возможность переговоров с немцами? Может быть, вот эти слова из доклада 6 ноября: "Если немцы хотят иметь истребительную войну, что ж, они её получат"? Или, наконец, сомнителен его приказ от 23 февраля того же года, который заканчивался здравицей в честь Родины, партии большевиков и Ленина: "Под знаменем Ленина вперёд на разгром немецко-фашистских захватчиков!" А помянутые "сенсационные документы" уверяют, что именно в эти февральские дни шли сепаратные переговоры.



ЕЩЁ 29 НОЯБРЯ, ЗА НЕДЕЛЮ до нашего контрнаступления под Москвой, министр вооружения Фриц фон Тодт воззвал к Гитлеру: "Мой фюрер! Войну необходимо немедленно прекратить, поскольку в военном и экономическом отношении она уже проиграна". Действительно, ведь план состоял в том, чтобы за несколько недель уничтожить наши войска и захватить Ленинград, Москву, Киев. Но Красная Армия продолжала сражаться, её силы росли, а захватить удалось только Киев. В те же дни ноября, командующий группой войск "Юг" фельдмаршал фон Рундштедт предложил Гитлеру прекратить наступление, отойти на границу с Польшей и закончить войну политическим путём. И 28 ноября он начал отход, но в тот же день Гитлер заменил его фельдмаршалом Рейхенау. А уже после войны К.Рейнгард писал: "Планы Гитлера рухнули, видимо, в октябре 1941 года и безусловно с началом русского контрнаступления".

И вот в такой-то ситуации, ставшей для немцев к февралю ещё более грозной, Сталин вдруг промурлыкал: "Людоед Гитлер, давай побеседуем…"

Да, говорит помянутый старый писатель: "Сложилась ситуация, похожая на ту, что наблюдалась(!) во время заключения Брестского мира. Сталин видел — немцы уже под Москвой, потери Красной Армии огромны, резервов нет, нет вооружения…" Да, потери огромны, но ведь они огромны и у немцев. В один из тех декабрьских дней начальник Генштаба генерал-полковник Гальдер записал в дневнике: "Командующий группой армий "Центр" фон Бок сообщает, что силы иссякли… Из пяти наших танков может вести огонь только один. События этого дня ужасающи и постыдны… Нам грозит опасность быть разбитыми".

Сталин видел, что немцы в 27 верстах от Москвы, 4 декабря, но на следующий день их попёрли, попёрли и попёрли. Это потрясло непобедимый вермахт, он затрещал. Какой же тебе Брестский мир?

Старому писателю что есть мочи поддакивает семидесятилетний Марк Розовский, знаменитый либреттист, лауреат "Литгазеты", а в прошлом — редактор юмористического отдела "Пылесос" в журнале "Юность", где был, пожалуй, особенно на месте. Посмотрите, как до сих пор любит пылесосить.

Оказывается, 15 апреля он участвовал в телепередаче В.Познера, посвященной пересмотру итогов Второй мировой войны. И вот он шумит в "Известиях":

— Мне было пять лет (Всем когда-то было)… Я помню голос Левитана… (Все, кому за семьдесят, помнят). Против меня за круглым столом сидел Проханов, известный националист (Судя по всему, пылесосник дрожал от страха). Я предъявил потрясшие меня свидетельства из секретных архивов. Они ещё раз демонстрируют преступную деятельность Сталина против своего народа". В телепередаче он привёл их частично, а сейчас в "Известиях" — полностью и "письмо Сталина" и "рапорт Муркулова"...

Но какая же "преступная деятельность"? Сговор-то не состоялся, и под руководством Сталина дело кончилось разгромом фашистской Германии. Неужели в ваших кругах, Розовский, это неизвестно? А ведь итоги Второй мировой КГБ давно рассекретил. Сговор же не состоялся, как свидетельствуют "секретные документы из секретных архивов", из-за расхождения по еврейскому вопросу. Немцы требовали "покончить с еврейством", а Сталин не согласился, у меня, говорит, родной внук — еврей, очень люблю карапуза, да и Марка Розовского жалко до слёз, такой шустрый мальчик, пять лет, а уже к чернильнице тянется. Скоро прибежит из Петропавловска-на-Камчатке в МГУ. Может, Островского или Станиславского заменит. Или Вышинского.

Но Розовский не может уняться: "Сталин предлагал Гитлеру не перемирие, а капитуляцию. Это ли не предательство своего народа и ещё 26-ти! Капитуляция плохо согласуется с победой!"

Марк Григорьевич, успокойтесь. Соображаете вы плохо, но всё-таки неужели вам неведомо, что в данном случае капитуляция и победа прекрасно были согласованы, это произошла в Берлине 8 мая 1945 года.



А ЧТО ЖЕ ВСЁ-ТАКИ ЗА АРХИВ? Откуда документики-то? Пылесосник молчит. А что сам писатель? Не помню, говорит, кто-то из старых сослуживцев дал. Почему не напечатать! Сейчас всё можно…

И тут пора сказать вот что. Документики эти давно ходят по московским редакциям, но до сих пор не могли найти лоха, который заинтересовался бы ими. Почему? Да потому, что сразу видно, что это фальшивка, туфта, лажа. А книга, в которой они "впервые преданы гласности", как справедливо заметил Розовскому доктор исторических наук М.Мельтюхов, "насыщена такими документами". Действительно, например, "документально" утверждается, что Сталин намерен был сам принимать Парад Победы на борзом арабском скакуне и с этой целью учился верховой езде в московском манеже. Если уж так хотел, то мог бы, держась за поручень, объехать войска в машине, как 9 мая этого года новый министр обороны Сердюков, несмотря на молодость, не рискнувший взлететь в седло. А Сталину шёл 66-й год. И вот впервые в жизни сесть на коня не для того, чтобы прогуляться по тихой лесной дорожке, а среди многолюдства, ярких знамён, грома музыки принимать грандиозный парад? Ну, несусветный же вздор! А ведь ещё нас "документально" уверяют, что Сталин, поручив принимать парад Жукову, из зависти надеялся, что конь сбросит маршала среди Красной площади и так Парад Победы станет парадом позора. Вот каков был, на радость Розовскому, наш Верховный Главнокомандующий.

Доктор Мельтюхов ещё заметил: "Комментировать всерьёз подобные "документы" с точки зрения содержания едва ли возможно". И доктор Лев Безыменский попытался просветить Розовского: "Да не существовало этих "документов" в природе!" И директор архива социально-политической истории Кирилл Андерсон подтвердит: "Исключено!" Но едва ли учёные мужи убедили народного артиста.

Редакция "Известий" высказала предположение, что "документы" эти — "хитроумная деза". Не знаю, что тут разумеется под хитроумием. Розовский несколько раз называет первую бумажку "письмом Сталина Гитлеру". Это жульничество, недостойное отца семейства. На самом деле ни в той, ни в другой бумажке Гитлер и не упоминается, а первая из них озаглавлена так: "Предложения германскому командованию". Какому командованию? Какого уровня — дивизионного? Полкового? Ротного? Раньше только бедный Ванька Жуков не понимал по малограмотности, что подобным образом письма не адресуют. Теперь видим, что не понимает и народный артист Розовский, любимец Познера.

Если на минуту согласиться с Розовским, что Сталин принял решение помириться с немцами и совместно шарахнуть по США и Англии, то должен же артист всё-таки соображать, что это важнейшее, кардинальнейшее политическое решение. И адресоваться с ним следует не к какому-то безымянному "командованию", а к государственно-политическому руководству Германии, к самому Гитлеру. Так бы Сталин и сделал. И Гитлер в августе 1939 года с важной просьбой принять министра иностранных дел Риббентропа обратился прямо к Сталину.

Розовский, конечно же, принимает за чистую монету и такие жемчужные строки, сопровождающие публикацию "сенсационных документов": "Сталин приказал разведке найти выходы(!) на гитлеровское командование, и от его, Сталина, имени внести предложение о коренном повороте в войне… Разведчики связались с немецкими коллегами…". Хоть стой, хоть падай! Разведчики в поисках "выхода", "контактов" ползут в маскхалатах по снегу через линию фронта с письмом Верховного Главнокомандующего за голенищем… Розовский, неужели у вас в Петропавловске-на-Камчатке все такие?

Уже одни эти разведчики, ищущие контактов, и адресок "командованию" изобличают липу, что пониманию Розовского, увы, едва ли доступно.

А тут ещё подпись под письмом: "Верховный Главнокомандующий Союза ССР И.Сталин". Иосиф Виссарионович в отличие от вас, Марк Григорьевич, был человеком весьма образованным. Он знал, какой пост занимает и что этот пост именуется не "Верховный Главнокомандующий Союза ССР", а "Верховный Главнокомандующий Красной Армии". Да и не писали никогда в официальных документах "Союз ССР", а — или "Советский Союз" или просто — "СССР".

Можно добавить для Розовского ещё вот что. В потрясшей его книге утверждается, что для устремления наших разведчиков искать "контакты" с немецкими разведчиками имелось веское юридическое основание. Это некое "Генеральное соглашение" о сотрудничестве между НКВД и гестапо, заключенное-де в ноябре 1938 года. Подписали его, сообщается в книге, Л.Берия и "Начальник Четвертого управления (гестапо) Главного управления безопасности национал-социалистической партии бригаденфюрер СС Г.Мюллер". Очень великолепно! Этого Мюллера прекрасно сыграл артист Броневой в фильме "Семнадцать мгновений весны". Но вот закавыка.

Во-первых, в гитлеровской Германии существовало Главное управление безопасности не нацистской партии, как в тексте, а имперской, т.е. государственной безопасности (РСХА). И это ГУ было создано 27 сентября 1939 года. Именно тогда Второй отдел гестапо, который с 1 июля 1939 года возглавил Мюллер, был объединен с Третьим отделом и вошел в РСХА как его Четвертое управление. Следовательно, во-вторых, в ноябре 1938 года, когда Берия и Мюллер будто бы миловались и клялись в вечной дружбе, этого Управления просто не существовало (Энциклопедия третьего рейха. М., 1996.С.154). Значит, названные начальники спецслужб могли посылать друг другу лишь воздушные поцелуи. Соображаете, Марк Григорьевич, что получается в итоге? Сядьте на на мягкий диван, крепко обопритесь о спинку и надёжно поставьте ноги. Сообщаю: никакого "Соглашения" между НКВД и гестапо не было и не могло быть, вы проглотили очередную туфту.

Вместо того, чтобы хоть призадуматься, Розовский вскакивает с дивана и орёт: "Сталин трус и подлец! И это теперь, после публикации секретных документов, неоспоримо!"

Марк Григорьевич, вы меня вынуждаете ответить вам на оскорбление человека, который, увы, не может залепить заслуженную вами пощечину, — на оскорбление Верховного главнокомандующего сокрушившей фашизм Красной Армии, в составе коей с его именем и мне довелось принять участие в спортивной ходьбе от Калуги до Кенигсберга. Так вот: вы злобный тупоумный провокатор, ни уха, ни рыла не смыслящий в том, что читает, преступно сеющий вражду между людьми и плодящий антисемитов. Мало чем отличаются от вас и упоминавшиеся здесь ваши собратья.



My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх