,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как собирали Беларусь
-8
Ситуация, когда в составе Польши оказалась Западная Беларусь, была вовсе не «нашей трагедией», а как раз нашим тогда национальным спасением. Ибо этот раздел спас Восточную Беларусь и исторически всю нашу нынешнюю Беларусь от настойчивого желания РСФСР лишить ее республиканского статуса и ввести нас в 1918-1926 годах в состав России. 23 декабря 1918 г. Беларусь и была насильно ВСЯ введена (с Западной Беларусью) в состав РСФСР решением ее ВЦИК (то есть Ленина) и потом до 1926 года с огромным трудом возвращала у нее по кусочкам свои отобранные территории – но часть их так и не вернула.


История могла сложиться так, что нынешней независимой Беларуси, как и ранее БССР, вполне могло и не существовать. Если бы не польское сопротивление агрессии Ленина и не захват Польшей Западной Беларуси, то вместо БССР существовала бы «Западная область» РСФСР. Рассказ о событиях тех лет нужно начать с рассмотрения некоторых советских мифов, которые пытались исказить то, что происходило в реальности.

СОВЕТСКИЕ МИФЫ

Начнем с оценки нападения в 1918 году РСФСР на Белорусскую Народную Республику, которую именуют как «освобождение». «Освобождение» от чего? От Белорусской Государственности и наших территорий. Ибо Москва с этим захватом БНР вначале ввела всю нашу Беларусь в состав РСФСР, потом решила создать в пределах Минской области пародию на «Белорусское Государство», затем стала понемногу возвращать захваченные в РСФСР белорусские земли, но иные не вернула до сих пор (три района Витебской области и Смоленскую область БССР).

Это, конечно, не «освобождение», а банальная оккупация одной страною – другой страны.

Подмена понятий заключается и в попытке советских историков назвать войну 1918-1920 гг. «Советско-польской войной». Это название – просто нелепо, ибо СССР был создан только в 1921 году, уже после окончания войны, и до 1921 года НЕ МОГ ВЕСТИ ВОЙН, так как его ПРОСТО НЕ БЫЛО. Так кто же тогда, вместо СССР, вел войну как «советская сторона»? Ее вела Россия – РСФСР, и поэтому война обязана научно и исторически правильно называться «российской».

Это доказывается и тем фактом, что сама Москва в те годы в официальных переговорах указывала, что в войне выступает вовсе не «советской стороной», а именно российской стороной и Россией. Например, руководитель российской делегации на переговорах в Риге А.Иоффе в разговоре с А.Червяковым в ответ на обеспокоенность последнего, что Беларусь будет разделена на части, так объяснил позицию Москвы: «Мир заключает Россия с Польшей, а не Беларусь». (Шумейко М. В Риге 70 лет тому назад: [Письма А.Г. Червякова о советско-польских переговорах] // Коммунист Белоруссии, 1991. №9, с. 18.)

Что касается «польской стороны», то войну с ней РСФСР вести не могла просто по той причине, что у России и Польши не было общей границы – между ними лежала БНР. Поэтому сама война 1918-1920 гг. является вовсе не «советско-польской», а состоит из двух войн: вначале российско-белорусской войны 1918-1919 гг. (неспровоцированная агрессия РСФСР против БНР), а затем российско-польской войны 1919-1920 гг.

Не нравится сам термин «российско-белорусская война» и хочется его заменить на «советско-польская» (что иные и делают)? Но простите: возвращения назад Смоленской области требовала потом от России именно БССР, а не Польша. Да и воевали в 1918 году с армией Троцкого за Смоленск, Витебск и Минск – вовсе не поляки, а только белорусы, регулярная армия БНР, а не Польши. Сваливать все на поляков просто – но это не соответствует историческим фактам.

Вместо этого энциклопедии размыто указывают: «В 1918 Смоленская область возвращена РСФСР». Упуская тот факт, что вместе с ней РСФСР «возвратила» себе еще Витебскую и Могилевскую губернии, которые потом пришлось отдавать, и БССР требовала у РСФСР вернуть еще и Смоленскую область – так что статус ее был спорным, и вот так запросто писать «была возвращена РСФСР» нельзя. Ибо что в таком случае писать про Витебскую и Могилевскую губернии? Что они были «ошибочно возвращены РСФСР»?..

Еще один миф – будто БНР была «эфемерным образованием» и «не имела своей армии» - служит «прикрытием» нелицеприятного факта нападения России на Беларусь (точно так и, оправдывая нападение в сентябре 1939 на Польшу, идеологии СССР говорили, что, мол, «Польша уже утратила свою государственность», хотя вполне ею обладала). На самом деле БНР (как и УНР) была признана десятком стран Европы, обладала всеми атрибутами полноценного государства, имела всенародно избранные белорусами парламент и исполнительные органы власти. Создана она была вовсе не при немецкой оккупации, а до нее – когда белорусы узнали, что по предложению Ленина в рамках «Брестского мира» Россия собирается расчленить земли белорусов и разделить их между Германией, Украиной и Россией. Дальнейшее пребывание в немецкой оккупации не является «компрометирующим фактом», ибо точно так в немецкой оккупации была создана и Польская Республика – но никто из критиков БНР не наберется смелости и Польшу из-за этого считать якобы «ублюдочным оккупационным государством». Аналогично при российской оккупации Балкан в XIX веке во время войн с Турцией были возвращены к жизни Болгария и другие страны: но их никто из-за этого не считает «ублюдочным порождением оккупантов царизма» - кроме самих турок.

Ну и самое главное: войска РСФСР напали на Беларусь уже после окончания Первой мировой войны, когда границы БНР были официально признаны в рамках пакета документов Версальского Договора. Так при чем тут «немецкая оккупация» и вообще немцы? Их здесь давно не было.

Но в этом-то и лежит истинная цель нападения РСФСР: ее не устраивали итоги Версаля с новыми границами в Европе. Ленин как ранее (в Брестском договоре) считал, что белорусы «не являются народом» и «не должны обладать государственностью», так и в конце 1918 года обосновывал нападение этим же своим соображением. Сразу после оккупации в конце 1918 года Ленин ЗАПРЕЩАЕТ наше название «Беларусь», заменяет его на «Западная область» (что повторяет шаги царизма после нашего антирусского восстания 1863-64 гг., когда царизм запретил название «Беларусь» и ввел «Северо-Западный край») и вводит всю захваченную белорусскую территорию в состав РСФСР. Этот факт открывает истинные причины нападения Советской России на БНР: отрицание Лениным права белорусов на свое национальное государство. Потом он его разрешит – но только в рамках одной Минской области. Что выглядит лишь как «уступка давлению обстоятельств», а вовсе не как осознание права белорусов на свою государственность. И этот вопрос, на мой взгляд, не следует путать с ленинской т.н. «политикой самоопределения народов», ибо она касалась тех, кто, по представлениям Ленина, и был народом – а белорусов он таковым как раз не считал (или, минимум, видел вопрос спорным).

И, наконец, миф в том, что белорусы в той войне якобы воевали на стороне РСФСР. Это не так: армия БНР, следуя белорусской присяге, героически сопротивлялась ордам Троцкого, а в дальнейшем ее остатки перешли на сторону Польши. Поэтому в той войне основная масса белорусов воевала против России, а не на ее стороне. И величайшим подвигом в защиту Государственности Беларуси является Слуцкое восстание против войск РСФСР якобы «не существовавшей армии БНР».

Кого считать патриотами Беларуси? Тех, кто примкнул к Красной Армии и шел захватывать Беларусь в состав России? Нет, таких во все времена называют «коллаборационистами». А вот истинные патриоты – именно те, кто воевали за существование Беларуси – а не за ее захват в состав России, ибо в дальнейшем уже и руководство БССР вело политику возвращения у РСФСР наших территорий.

Понятно, что с крахом СССР и с возрождением Белорусской Государственности все старые «исторические оценки» должны быть иными: ибо мы живем в ИНОЙ стране – и у нас столицей вовсе не Москва, а снова Минск. Это не «переписывание истории», а просто уже СОВСЕМ ДРУГАЯ история – история Белорусской Государственности, а не история СССР – то есть, вещи, лежащие совсем в разных плоскостях Бытия. И, например, то, что в рамках истории СССР казалось мелким и неважным, для нас сегодня в рамках истории Белорусской Государственности кажется как раз судьбоносным. Это, в том числе, настоящая и воистину героическая ЭПОПЕЯ (не побоюсь слова) попыток решения руководством БССР вопроса наших восточных территорий в споре с Москвой. Потребовались невероятное мужество и смелость, чтобы их вернуть, а главное – это великий для нас пример белорусского патриотизма. Если бы не усилия руководства БССР в те годы, то сегодня восточная граница БССР оставалась бы в пределах восточной границы Минской области.

СОВЕТСКАЯ РОССИЯ УПРАЗДНЯЕТ БЕЛАРУСЬ

К осени 1918 года (возможно, еще летом) Ленин с Троцким разрабатывают план внезапного нападения на БНР и ее оккупации (при этом отвергают все предложения белорусов о налаживании мирной соседской жизни). К концу года план реализуется: войска РСФСР вторгаются на белорусскую территорию без объявления войны, преодолевают сопротивление уступающих в численности войск БНР и захватывают половину Беларуси.

Существование никакой «Белорусской республики» Лениным не обсуждается и не предусматривается даже гипотетически. Оккупированная Россией территория БНР официально объявляется «Западной областью России», а руководство Областного Исполнительного Комитета этой марионеточной «Западной области» и фронта все попытки коммунистов-белорусов поднять этот вопрос в ходе военных действий между Россией и Беларусью рассматривало как «преступление против революции», «желание отделить трудящихся Беларуси от революционной России».

Обращаю внимание: никаких поляков тут пока и близко нет – они еще в своей Польше, в 500 километрах от театра военных действий, если таковым можно называть блицкриг мощнейшей РККА, запросто разгромившей только создававшуюся армию БНР.

Таким образом, мы видим ложь в учебниках истории СССР, которые писали, что «войска Красной Армии освободили белорусов и помогли им создать БССР». Поляков тут не было – и белорусов сии войска «освобождали» не от поляков, а от самих белорусов и Белорусской Государственности. Как и никакого БССР не было в планах оккупантов создавать: вместо этого соседи назвали нас своей «Западной областью» и включили по факту оккупации в состав России. Этот нюанс, важнейший для понимания всей нашей довоенной истории Беларуси, был потом предан забвению советскими историками: они потому в своих учебниках его не упоминали, что сами ясно осознавали тут «нечто ненормальное».

23 декабря 1918 г. произошло официальное юридическое оформление областного деления наших оккупированных Россией территорий. Как пишет минский историк С. Хомич в работе «Польша и белорусский территориальный вопрос (1918-1926 гг.)», «Постановлением ВЦИК Западная область наравне с остальными областными объединениями получила официальный статус административной единицы РСФСР. На конец 1918 г. в ее состав входили Минская, Могилевская, Витебская, неоккупированная часть Виленской и Смоленская губернии. А в будущем, как сообщил на заседании Облисполкома области его руководитель А.Мясников, планировалось Западную область расширить, включив в нее Гродненскую, Виленскую и Ковенскую губернии».

Так исчезло Белорусское Государство БНР – и вместо него появилась ВОВСЕ не БССР, а – РСФСР. Западная граница РСФСР теперь, с 23 декабря 1918 г., официально проходила по западной границе Минской области, и, согласно решениям в Москве, западная граница РСФСР в дальнейшем ДОЛЖНА БЫЛА ПРОХОДИТЬ по границе с Польшей в Виленской, Ковенской и Гродненской областях (Брестскую область признавали за Украиной).

Вот где мы и находим ответ на мучивший нас выше вопрос: а как же в «советско-польской войне» Россия вдруг оказалась пограничной с Польшей, если между ними лежит Беларусь? Все оказалось элементарно в логике того времени: сама Беларусь была просто упразднена Москвой, захвачена в состав РСФСР, и поэтому сами новые западные ГРАНИЦЫ РСФСР при этом с 23 декабря 1918 г. стали пограничными с Польшей. Так – с ликвидацией при российской оккупации Беларуси – Россия и Польша впервые в своей истории стали пограничными странами. На самом деле в Москве так видели положение дел еще с начала 1918 года, и это было только констатацией этой точки зрения Ленина и Троцкого. Замечу, что никакой КПБ еще не существует – ее члены являются членами Российской компартии: то есть, в походе Москвы против БНР участвовали вовсе не белорусские коммунисты, а российские.

СОЗДАНИЕ БССР И РАЗДЕЛ БЕЛАРУСИ

Но совсем скоро, через двое суток, взгляды Ленина кардинально меняются, и вслед за этим Постановлением ВЦИК, утверждавшим нас как административную единицу РСФСР, следует решение о создании Белорусской советской республики. Это вовсе не «прозрение» «вождя пролетариата» в отношении этнической сути белорусов, а его обычный прием в создании буферного государства – вроде выдуманной Лениным «Дальневосточной республики». ДВР, как мы знаем, позже влилась в состав РСФСР, и равно в отношении нашей территории были точно такие планы о ее будущем, что доказывают все дальнейшие события. И только существование в составе Польши Западной Беларуси остановило Москву от реализации этих планов – в чем мы вместе убедимся далее. Фактически, разделенная наша часть в виде находящейся в Польше Западной Беларуси и спасла нас от растворения в составе РСФСР.

С. Хомич пишет: «архивные изыскания последнего времени и сохранившиеся заявления большевистских руководителей того времени показывают, что, принимая решение о провозглашении Белорусского государства, большевики руководствовались отнюдь не внутриполитическими мотивами и не интересами белорусской нации. К созданию БССР их толкала внешнеполитическая ситуация и, главным образом, военная угроза, исходившая от Польши».

Этого тогда никто и не скрывал. Так, на одном из заседаний Центрального Бюро КП(б)Б в январе 1919 г. представитель ЦК РКП(б) А. Иоффе открыто изложил позицию высшего партийного органа. По его словам, ЦК КРП(б) возлагало на БССР функцию БУФЕРА, с помощью которого рассчитывало «отгородиться от польского и петлюровского империализма». (Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 4-п, оп. 1, д. 2, л. 20об.) А один из руководителей БССР В. Кнорин в феврале 1919 г. принародно, перед делегатами объединительного съезда компартии Литвы и Беларуси признался, что «после того, как мы объявили Белорусскую республику и образовали КПБ, формально совершенно самостоятельные, мы на деле остались также зависимы от ЦК РКП(б) и подчинялись всем его решениям и указаниям» (Там же. Ф. 60, оп. 3, д. 434, л.35.)

Показательный факт: 1-й съезд КП(б)Б, принявший постановление о необходимости провозглашения Белорусской республики, «строптиво» признал белорусскими следующие территории бывшей БНР: Минскую, Смоленскую, Могилевскую, Витебскую и Гродненскую губернии, а также части Ковенской (ныне Каунас), Виленской (ныне Вильнюс) и Черниговской губерний. Но Москва была категорически против и тут же, уже 16 января 1919 г., ЦК РКП(б) принял решение урезать «самоназванную» территорию республики, передав в состав РСФСР Витебскую, Могилевскую и Смоленскую губернии. Одновременно правительства ЛССР и БССР получили указание провести объединение своих республик (во многом из-за споров в том, что считать «Литвой», а что «Беларусью») и образовать Литовско-Белорусскую советскую республику.

Снова мы видим имперское отношение Москвы: решение о передаче из состава БССР в РСФСР трех белорусских губерний принимается ЦК РКП(б), а не белорусами.

Сегодня некоторые историки считают, что этим захватом трех белорусских губерний Москва пыталась ограничить возможные территориальные притязания Польши двумя губерниями — Минской и Гродненской (оставленные для БССР территории). Мол, ими, в случае необходимости и ради достижения мира с Польшей, ленинское руководство готово было пожертвовать.

Я категорически не согласен с этой трактовкой, ибо она должна означать, что Ленин в этом случае продолжал считать все-таки белорусскими все взятые в состав России губернии. На самом деле еще с декабря 1918 года власти РСФСР закрыли в захваченных Витебской, Могилевской и Смоленской губерниях все белорусские школы, все издания на белорусском языке, запретили его использование в госучреждениях и армии, на производстве и вообще везде. Это доказывает, что Москва видела эти территории вовсе не белорусскими, а теперь якобы этнически русскими. И отдавать их потом белорусам – совершенно не собиралась.

В августе 1919 г. территория Литовско-Белорусской республики была полностью занята польскими войсками. ЛитБел продолжала существовать чисто формально. Весной 1920 г. положение на Западном фронте начало меняться в пользу Красной Армии, и военные успехи РСФСР поставили на повестку дня вопрос о повторном провозглашении Белорусской советской республики, что и произошло 31 июля 1920 г. Однако дальнейшая судьба белорусской республики и, в частности, ее границ никак не просматривалась, поскольку напрямую зависела от результатов российско-польских мирных переговоров.

К переговорам в Риге представители БССР допущены не были. Польская сторона полагала, что такая московская марионетка, как БССР, в принципе не отражает тысячелетней тяги белорусского народа к польскому – и отражает только имперские устремления России. Приехавших в сентябре 1920 г. в Ригу по указанию Москвы А. Червякова и В. Клишевского (членов Белорусского Военно-революционного комитета) польская сторона называла «московскими чиновниками» и не признала их полномочия.

Россия предложила раздел Беларуси, но поляки его отвергали, предлагая провести среди белорусов референдум – чтобы те сами определили, хотят они жить в составе Польши или в составе России. Для свободного выявления воли белорусского народа польская сторона предлагала вывести российские и польские войска за пределы белорусской этнографической территории (включая Витебскую, Могилевскую и Смоленскую губернии). Польша была уверена, что белорусы предпочтут России Польшу – что, в целом, отражало мнение значительной части нашего населения. Например, на начало июня 1921 г. в антироссийских партизанских отрядах, действовавших на территории Беларуси, насчитывалось (только официально выявленными работой карательных органов РСФСР) около 3500 человек, а размах нашего партизанского антироссийского движения не уступал антинемецкому в 1939-1944 гг. (НАРБ. Ф. 4, оп. 1, д. 283, л. 146.)

(Кстати, я сознательно не использую тут термины «антисоветский» и «антифашистский», ибо наши партизаны в обоих случаях воевали не против идеологии, а против вполне конкретных оккупантов, чья идеология не оправдывала никак их оккупацию в глазах партизан. Армия Троцкого в этом плане мало чем отличалась от Армии Рейха, ибо ее солдаты были этнически далеко не белорусами: например, в действиях в Беларуси полки Троцкого состояли из таких экзотических подразделений, как китайские наемники или латышские стрелки. Уложить характер борьбы с ними в рамки «борьбы идеологий» и «социальной революции» уже потому трудно, что для наших партизан эти пришлые сюда иностранные солдаты воспринимались именно как чужаки и оккупанты; это никакая не Гражданская война – народ это воспринимал именно как оккупацию чужаками. Судя по последним историческим передачам центральных телеканалов РФ, и в России к латышским стрелкам теперь задано отношение, как к чужакам и «сущим изуверам». Тут наши мнения сходятся.)

Но этот «жест доброй воли» со стороны Польши пусть и менее «имперский», чем отношение Ленина к Беларуси, но все равно не отражал желание белорусов иметь свою национальную государственность. Это желание окрепло во время недолгого существования БНР – и теперь было уже важнейшей национальной целью. Увы, его не признавали ни польская сторона, ни российская – относясь к белорусам в призме своих представлений о «Великой Польше» и о пресловутой «Великой России», которым противоречила Белорусская Государственность.

В конечном итоге стороны пришли к предложенному Россией разделу Беларуси. 18 марта 1921 г. РСФСР и Украина (без участия Беларуси) подписали с Польшей договор, в соответствии с которым белорусско-польская граница проходила всего в нескольких десятках километров на запад от Минска. В состав польского государства включались белорусские территории Виленской, Гродненской и Минской губерний площадью 113.000 кв. км и с населением более 4 миллионов человек.

Потом историки СССР будут много мусолить тему о том, что, дескать, попав в состав Польши, Западная Беларусь подверглась полонизации. Однако демагоги сознательно упускают тот факт, что к моменту подписания Рижского договора ТОЧНО ТАКАЯ часть Беларуси (по территории и населению) УЖЕ находилась в составе РСФСР, где УЖЕ подвергалась насильственной русификации с декабря 1918 года. И если Могилевскую губернию и часть Витебской удалось потом вернуть в состав БССР, то вот ПЛОДЫ ЭТОЙ РУСИФИКАЦИИ можно сегодня вполне наглядно видеть в Смоленской области и в принадлежащих теперь России трех районах Витебской области: все белорусское было там планомерно вычищено. Помнят ли там люди, что они – этнически белорусы и некогда входили в состав БССР? Увы, давно все забыли…

Передачу Польше Западной Беларуси идеологи Москвы цинично объясняли своими российскими интересами. Комиссар иностранных дел РСФСР Г.Чичерин: «... мы отдали чисто белорусские местности Польше. Это связано тем, что верховным принципом является самосохранение Советской [Российской] республики как цитадели революции». (Лiпецкi Э.А. Адносiны палiтычнай эмiграцыi ў 20-30-я гады да беларускай дзяржаўнасцi // Беларусь. Гiстарычны лёс народа i культуры: Тэм. зб.: Беларусiстыка: Матэрыялы навук. сес., 16-17 лiстап. 1994 г. Мн., 1995, с. 172.) В. Кнорин в своей статье в газете «Звезда» от 21 октября 1920 г. также отмечал, что мир «был необходим для победы революции, для всей великой Советской Российской Федерации». Кстати, издававшаяся потом на белорусском языке газета «Звязда» имела совершенно квазибелорусское название, ибо «звезда» по-белорусски – вовсе не «звязда», а «зорка». А безобразного слова «звязда» в белорусском языке нет.

ПРОБЛЕМА ВОСТОЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ БЕЛАРУСИ

Подписание Рижского договора означало и признание уже Польшей того факта, что вся Восточная Беларусь отныне является якобы принадлежащей России – Витебская, Могилевская и Смоленская губернии. Это была огромная угроза для судеб Беларуси – и истекала она вовсе не со стороны поляков, а со стороны России.

С Польшей было как раз все вполне хорошо: поляки признавали белорусскую суть отошедших им территорий Западной Беларуси, позволили сформировать белорусские партии и работать им в сейме, содействовали работе белорусских школ и белорусских СМИ, проводили программу белорусизации в Западной Беларуси. Тут для белорусов все было благополучно. Но в захваченных РСФСР трех белорусских губерниях все выглядело совсем иначе: Россия их считала теперь «этнически русскими» и активно боролась там с белорусским этническим содержанием, насаждая свое русское.

Руководство БССР пусть и подчинялось Москве, но было в шоке от ее политики этнического геноцида. Сидеть сложа руки и признавать тот «факт», что теперь граница между Россией и Беларусью проходит в пригородах Минска, - ни один нормальный белорус не мог.

Теперь территория БССР включала всего лишь неполных шесть уездов бывшей Минской губернии (Борисовский, Бобруйский, Игуменский (ныне Червень), Мозырьский, части Минского и Слуцкого). Размеры республики составляли смехотворные 52,4 тыс. кв. км, на которых проживало всего-то чуть более полутора миллионов человек. Это карикатура на Белорусское Государство. И если судьба более 4 миллионов западных белорусов в составе Польши у руководства БССР не вызывала тревоги («в поляков» их там никто не превращал), то вот судьба такого же числа белорусов – более 4 миллионов – в составе РСФСР заставляла просто бить в набат. Ибо там «российские друзья» их открыто русифицировали, превращая «в русских» и изгоняя там все белорусское. В Минске понимали, что на их глазах происходит чудовищная ТРАГЕДИЯ Беларуси – и надо срочно что-то предпринимать. Ибо в противном случае Россия этнически запросто «переварит» наши белорусские территории в свои теперь уже якобы русские.

Потребовалась огромная изобретательность руководства БССР, смелость и мужество, истинный белорусский патриотизм, чтобы выторговать у Москвы назад хоть часть белорусских земель. Наряду с факторами экономическими, этнографическими, историческими, призванными доказать белорусский характер восточных земель, руководство БССР более всего давило на политический мотив – на ситуацию в Польше. Именно этот довод (а не другие) и оказался действенным, и само существование Западной Беларуси в составе Польши СПАСЛО Восточную Беларусь – вернуло в состав БССР из состава России исконно белорусские территории.

Белорусские коммунисты хоть и были марксистами, но все равно при этом оставались белорусами. И неоднократно обращались к Москве с просьбой решить «белорусский вопрос»: ведь Карл Маркс нигде не писал о том, что белорусские Витебск, Могилев и Смоленск почему-то должны принадлежать России. Очередной попыткой поставить вопрос о территории Беларуси стало обращение группы коммунистов-белорусов в ЦК РКП(б) в начале 1921 г. Сразу 32 члена КП(б)Б обратились в высший партийный орган с критикой проводимой в республике национальной политики и внесли ряд конкретных предложений по ее изменению с русского содержания на белорусское. Одним из главных вопросов, затронутых в документе, был вопрос о восточной границе БССР, где главным аргументом выдвигалась мысль о том, что создание сильной БССР «станет притягательным магнитом для населения Западной Беларуси в его национально-освободительной борьбе». (НАРБ. Ф. 4, оп. 1, д. 251, л. 2-15.) Как видим, Западная Беларусь стала главным аргументом для возвращения Россией захваченных территорий Восточной Беларуси и для нашей тогда белорусизации.

Эта попытка, как и все предыдущие, оказалась безрезультатной. Мало того, ее инициаторы были наказаны Москвой. Но сама увязка возврата восточных территорий с Западной Беларусью оказалась верной – она потом и сработала.

РОССИЯ ВОЗВРАЩАЕТ ЧАСТЬ БЕЛАРУСИ

Через полтора года упрямое партийное и советское руководство БССР снова ставит перед Москвой территориальный вопрос. Не боясь ее гнева и наказаний «за строптивость». За это время мизерная БССР успела войти в состав СССР (и, кстати, ныне жители Витебской, Могилевской и Гомельской областей даже не знают, что в состав СССР они входили вовсе не как белорусы, а как якобы русский этнос РСФСР, как россияне России).

В начале 1923 г. ЦБ КП(б)Б передала в ЦК РКП(б) «Докладную записку о размерах БССР», в которой известные белорусские деятели А. Червяков, В. Богуцкий, В. Игнатовский и другие, занимавшие ответственные посты в правительстве республики, изложили мотивы укрупнения республики и определили территорию, которая ДОЛЖНА была вернуться в ее состав. Речь шла о Витебской, Гомельской (с землями Могилевской) и Смоленской губерниях, которые забрала Россия. Обращаю внимание, что в этой «Докладной записке» руководство БССР называло Смоленск такой же этнической белорусской частью БССР, как сам Минск. И основания к этому были самые широкие, ибо и при переписи населения в царской России в 1913 году было констатировано, что абсолютное большинство жителей Смоленской губернии – этнические белорусы.

Главное обоснование возврата в документе подавалось как акт политического влияния на ситуацию в Польше, на Западную Беларусь. Как отмечалось в «Докладной записке», до последнего времени вся положительная работа в сфере революционной пропаганды «парализовалась» тем, что «только незначительная часть белорусского населения, находившегося на советской территории, входила в состав Белорусской республики». Эта умелая демагогия (именно демагогия, ибо белорусы для себя тут важнее всего ставили свою Беларусь, а не марксизм) себя оправдала. Предложения белорусского руководства поддержал Народный комиссариат международных дел, выступивший инициатором рассмотрения на Политбюро ЦК РКП(б) вопроса «О работе среди белорусов в Польше». Специальная комиссия в составе В. Молотова, Г. Чичерина и И. Уншлихта разработала ряд рекомендаций, которые предусматривали, в том числе, и расширение границ БССР. (Пичуков В.П., Старовойтов М.И. Гомельщина многонациональная (20-30-е годы ХХ века). Гомель, 1999. Вып. 1, с. 30.)

В другом документе, конфиденциальном документе для ЦК РКП(б), Минск уже не стеснялся в выражениях и писал открыто о настроениях в умах белорусов по поводу российской оккупации Восточной Беларуси. Это было приложение к очередному докладу, подчеркивавшее именно политический аспект урегулирования белорусского территориального вопроса. Авторы приложения открыто заявляли, что торможение процесса возвращения восточно-белорусских территорий компрометирует советскую власть и партию, создает плодотворную почву для антисоветской агитации. Руководство республики отмечало, что нахождение значительной части белорусских земель в составе РСФСР противоречит принципам национальной политики, декларированной большевиками. В частности, отмечалось, что при том положении дел, «когда Советская Беларусь существует в границах шести неполных уездов Минской губернии, создается противоречие, непонятное и вредное. Подрастающая молодежь узнает в школах, что есть три Беларуси: первая – оккупированная Польшей, вторая – Советская, которая своим существованием как бы ставит политику партии по национальному вопросу под сомнение, и третья – присоединенная по непонятным причинам к РСФСР» (НАРБ. Ф. 4, оп. 21, д. 1, л. 49.) Нахожу показательной фразу «по непонятным причинам».

Три существовавших тогда Беларуси – это определение именно руководства БССР. Обращаю на это внимание, так как у нас в СССР насаждался иной стереотип в представлениях, будто была только «Западная Беларусь» в составе Польши и «Восточная Беларусь» в виде БССР. Нет, была и огромнейшая 4-миллионная Третья Беларусь в составе РСФСР, ее и следует называть «Восточной Беларусью» (была равна по территории и населению Западной в Польше).

Упорство Минска принесло свои плоды. 23 ноября 1923 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о возвращении в состав Беларуси Витебской губернии полностью, Гомельской губернии за исключением четырех уездов бывшей Черниговской губернии, а также Горецкого и Мстиславского уездов Смоленской губернии. (НАРБ. Ф. 4, оп. 21, д. 656, л. 51-52.)

Однако Белорусская республика в таких границах не просуществовала даже дня (как таковых границ нет и сегодня). Минский историк С. Хомич пишет: «Вышеназванных размеров БССР не удалось добиться ни в результате первого, ни в результате второго этапа возвращения восточных территорий. Связано это с тем, что чуть более чем через месяц, 29 декабря 1923 г., Политбюро ЦК РКП(б) существенно изменило свое решение, урезав список территорий, возвращавшихся в состав БССР. Три уезда Витебской губернии, Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии, а также большая часть Мстиславского уезда Смоленской губернии оставлялись в составе РСФСР. Причиной такого решения стала политическая борьба, которая шла внутри ЦК РКП(б). Стремясь избежать обвинений со стороны очередной оппозиции в нарушении принципа партийной демократии, Сталин и его единомышленники уступили требованиям их лидеров, которые, возглавляя в те дни ЦВК РСФСР, выступали против возвращения в состав БССР белорусских земель».

СПАСЕНИЕ ВОСТОЧНОЙ БЕЛАРУСИ

Белорусы ликовали, когда Россия отдала им хотя бы часть захваченных ею белорусских территорий. Ликовал Минск и БССР, ликовала Западная Беларусь в Польше. Это был общебелорусский праздник действительно ВОЗВРАЩЕНИЯ к нам миллионов наших братьев, которых РСФСР записала в свой «русский этнос» и пыталась активно «переделать в русских».

Газета «Криница», которая являлась органом партии «Белорусская христианская демократия» и распространялась среди крестьян и интеллигенции Западной Беларуси в Польше, в номере от 29 марта 1924 г. писала: «И вот идеал независимости Беларуси, хоть и не во всей полноте, но уже реализуется в жизни. За последние месяцы... большинство белорусских земель на восток от границ современной Польши уже объединены в Белорусскую Советскую Республику в федерации с Россией. Беларусь – уже государство. Это факт, который оспаривать нельзя и который уже никакая сила со страниц истории не вычеркнет».

Золотые слова, учитывая, что главной такой «силой» была и остается только одна – сама Россия: больше никто на государственность Беларуси никогда покушаться не собирался и не собирается, и в мыслях нет. Это, кстати, факт: за всю тысячелетнюю историю нашей страны нас государственности лишала в 1795 и 1918 годах только одна Россия – и никто никогда из соседей, которые всегда даже в войнах с нами признавали наше право на государственность; единственное исключение в этом ряду – польская оккупация 1919-1920 гг. (О чем, правда, сегодня сожалеют как о глубочайшей ошибке польские историки в беседах на конференциях и встречах, судя по сообщениям СМИ РБ.)

Виленская газета «Слово», находившаяся всегда в оппозиции к большевикам, отмечала: «Это [укрупнение] было умелым ходом Советов в их белорусской политике, который значительно укрепил большевистскую ориентацию в Западной Беларуси, лучшей иллюстрацией чего может служить тот трагикомический факт, что даже наши ксендзы-белорусы (особенно из молодого поколения) в последнее время все чаще посматривают на Восток».

Но одновременно с тем, как эйфория от расширения границ БССР шла на убыль, критические голоса делались все сильнее и сильнее. Журнал «Кривич», издававшийся в Ковно В. Ластовским, обвинял руководство компартии в том, что оно оставило значительные белорусские территории в составе РСФСР для их окончательной русификации. Еще одно периодическое издание – белорусская газета в Латвии «Голос белоруса» – в номере от 10 мая 1926 г. писала: «... и даже самый последний, казалось бы, очень благоприятный для белорусов акт присоединения к Советской Беларуси Витебщины, Полоччины и Могилевщины, хорошо присмотревшись и взвесив, можно рассматривать как акт пятого раздела Беларуси».

Особенно негативно белорусское заграничное движение восприняло тот факт, что за пределами БССР осталась Гомельщина. Газета «Сельская нива», орган Белорусского сельского союза, выходившая в Вильно, отмечала: «Не все земли были присоединены к советской Беларуси. Несмотря на то, что Гомельщина является неразрывной частью живого организма Беларуси, до сих пор это не сделано».

Польский историк С. Сторжинский в книге «Национальный вопрос в Советской России», которая вышла в Варшаве в 1924 г., дал такую оценку расширения границ БССР: «Только политические причины повлияли на то, что в 1924 г. было принято решение часть земель с большинством белорусов отделить от РСФСР и присоединить к БССР... Прежде всего большевикам надо было поднять значение Минска как средства пропаганды в Польше. И с этой целью надо было дать этому городу возможность большего развития»

С. Хомич считает: «Нахождение Гомельщины и других территорий в РСФСР было расценено за границей как доказательство неискренности и непоследовательности большевиков в национальном вопросе».

ТРИ БЕЛАРУСИ

Факт оставался фактом: Россия хоть и вернула нам часть белорусских территорий – но только часть! По-прежнему существовали Три Беларуси: одна в Польше, другая в БССР, третья – в РСФСР.

Руководство КП(б)Б продолжало бомбардировать Москву своими многочисленными докладами и информационными записками, напоминая о не решенном до конца территориальном вопросе: в составе РСФСР продолжали оставаться огромные белорусские территории. Как пишут историки, одновременно обращалось внимание и на разочарование советской национальной политикой белорусской интеллигенции, находившейся в БССР. Так, в одном из докладов, подготовленных для ЦК РКП(б) в августе 1926 г., говорилось следующее: «Полонофильские, антисоветские настроения начинают мелькать в … части белорусской интеллигенции, работающей в СССР. Та часть этой национальной интеллигенции, которая работала с советской властью, ... начинает колебаться и видеть в политике Пилсудского путь к разрешению белорусского вопроса на основах буржуазной демократии. Одним из основных аргументов против нас является не только экономическая и социальная политика, но и «непоследовательность компартии в проведении национальной политики»». Конец цитаты.

Эти усилия достигли цели. 18 ноября 1926 г. Политбюро ЦК РКП(б) согласилось на новое расширение территории БССР за счет территории РСФСР. С. Хомич находит важным: «При этом стоит обратить внимание на то, что положительное решение было принято лишь в отношении тех белорусских земель, за присоединение которых особенно активно выступали белорусы за границей. Политбюро ЦК РКП(б) посчитало доказанным белорусский характер населения Гомельского и Речицкого уездов. Три бывших уезда Витебской губернии, за присоединение которых к БССР также выступало руководство республики, остались в составе РСФСР. Тем не менее, присоединение даже двух уездов – Гомельского и Речицкого – имело большое политическое и экономическое значение. Территория республики увеличилась почти на 16.000 км и достигла 126311 кв. км. с населением около 5 млн. человек».

Смоленская область была оставлена РСФСР в своем составе за «недоказанностью ее белорусской принадлежности». Единственный аргумент «консультантов» со стороны Москвы только в том, что Смоленск был некогда в средние века захвачен Московией у ВКЛ. Это посчитали более «весомым», чем констатация в царской России (при переписи населения в 1913 году) того факта, что жители Смоленщины являются этнически белорусами.

Общий расклад Истории для белорусов вышел таким: с помощью Гитлера, уничтожившего Польшу, в результате начала Второй мировой войны удалось вернуть Западную Беларусь, но вот Восточную Беларусь удалось вернуть далеко не всю – Россия не отдала нам половину Витебской области и Смоленскую область. Конечно, сегодня никто в здравом уме не станет требовать этого возврата – границы Европы давно считаются признанными, и пересматривать их просто абсурдно. Еще Беларусь по итогам Второй мировой войны потеряла оставшиеся в Польше Дарагичин (столица белорусских ятвягов) и Белосток, а самая болезненная утрата – наша этническая, историческая и культурная столица – белорусский Вильно, переданный Сталиным стране Жемойтии (Самогитии), принявшей в 1918 году новое самоназвание «Летува» без каких-либо исторических и этнических оснований на такое название. Ибо это княжество никогда не было Литвой (Литвой была только ныне вся Центральная и Западная Беларусь), и в Великом княжестве Литовском, Русском и Жемойтском являлось только именно и конкретно Жемойтией – и никакого отношения к Литве не имела.

На этом фоне потеря части Восточной Беларуси, может, и не кажется такой важной. Там пусть и может быть что-то спорное с Россией, но вот Вильно – абсолютно наш, как и Дарагичин, колыбель нашей нации (до 1918 года тысячу лет являлся государственно нашим), где ничего польского просто не было никогда и нет сегодня, ибо он – древняя столица государства наших ятвягов Западной Беларуси, ставших праосновой нынешнего этноса белорусов (наравне с кривичами) – а вовсе не поляков. Именно от ятвягов мы сегодня дзекаем в белорусском языке – поляки пшекают от мазуров, которые жили западнее ятвягов: явтяги дзекали, а мазуры пшекали.

Но в этой статье я хотел рассказать вовсе не о территориях – утраченных или возвращенных нашими усилиями. Что тоже само по себе важно. Я предлагаю совершенно иначе взглянуть на значение Западной Беларуси в вопросе существования нашей нынешней страны – и особенно в ее восточных границах самой белорусской нации. Тут, насколько мне удалось показать, Западная Беларусь своим нахождением в Польше сыграла огромную роль – как главный «виртуальный» аргумент в СССР для возвращения нам белорусских земель Россией и как «мотор» Белорусской Идеи.

Как в народе говорят, «несчастье помогло». В данном случае Западная Беларусь и выступила таким «несчастьем», которое спасло Восточную Беларусь. И вообще существование ныне самой нашей независимой Беларуси как Государства. Это, согласитесь, совсем иной подход к оценке Западной Беларуси в нашей истории, ведь до этого она считалась не более чем «жертвой польской оккупации» - и этой фразой ограничивалась вся ее историческая роль.

Что же касается наших территорий, то были и после 1926 года уже как более скромные попытки руководства БССР вернуть Смоленск и часть Витебской области, потом Вильно, Белосток и Дарагичин после 1945 года – но в сталинское время эти попытки уже не имели такой смелости и были заведомо обречены на провал. А почти все руководство БССР и ее научные национальные лидеры в лице В.У. Ластовского и других, добившиеся возвращения большой части наших восточных границ Беларуси в 1920-е годы, были Сталиным уничтожены к 1938 году как «сепаратисты». В конце 1980-х они были в СССР реабилитированы как жертвы незаконных репрессий.

Вечная им память и великий поклон от благодарных белорусов.



My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх